Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность - файл n1.doc

приобрести
Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность
скачать (1046.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1047kb.08.07.2012 21:28скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8
§ 2. Современные представления о сущности категории «система»

Осознание того факта, что любой объект исследования представляет собой нечто, внутренне расчлененное, изме­няющееся по определенным законам взаимодействия со­ставляющих его элементов, выдвинуло перед учеными за­дачу дальнейшего уточнения системы как понятия. Что, собственно, отражает понятие «система», какую реаль­ность? Думается, нет смысла анализировать громадное количество определений понятия «система», разрабаты­ваемых как советскими, так и зарубежными авторами '. Остановимся лишь на наиболее спорных общих моментах, имеющих мировоззренческое значение.

1 Подробный анализ определений «системы» дается А. И. Уемо-вым в статье «Системы и системные исследования» («Проблемы ме­тодологии системного исследования». М., 1970); 3. М. Оруджевым в книге «Диалектика как система» (М., 1973); Иваном Ганевым в статье «Опит за определение на понятието система» («Философска мисъл», 1975, кн. 8) и многими другими авторами.

20

Большие затруднений, обязанные с определением по­нятия «система», обусловили весьма пессимистический вывод В. Н. Садовского и Э. Г. Юдина: «Мир систем,— пишут они, — настолько многообразен м разнороден, что любая попытка его единообразного истолкования, по-ви­димому, вряд ли сможет привести к научно значимым ре­зультатам» '. Действительно, если сопоставить все опре­деления системы, то обнаруживается, что под системой подразумевается: 1) куча камней; 2) атом; 3) толпа; 4) организм; 5) машина; 6) общество; 7) Вселенная; 8) мышление и т. д.

Системы классифицируются на целостные, в которых связи между составляющими элементами прочнее, чем связи этих же элементов со средой, и суммативные, у ко­торых связи между элементами якобы одного и того же порядка, что и связи элементов со средой; органические и механические; динамические, как «нечто такое, что мо-же_т изменяться с течением времени»^~й стати"стйчё*скйё; «открытыё»рГ^7Х^бШёШьающяёся "с окружающей средой веществом, информацией и энергией, и «закрытые»; «са­моорганизующиеся», если их изменение «происходит ав­томатически»3, и «неорганизованные»; управляемые и не­управляемые и т. д.

Вроде бы и в самом деле невозможно подвести под одно исчерпывающее определение великое разнообразие систем. Однако с этим вряд ли можно согласиться. Уже то, что мы определяем различные совокупности одним понятием «система», свидетельствует о наличии в них общих черт, дающих основание для их выделения в еди­ном обобщающем определении.

Начнем с того, что все совокупности являются систе­мами. Этой точки зрения придерживаются многие авторы: В. Г. Афанасьев, В. С. Тюхтин, Е. Ф. Солопов, Н. Ф. Ов­чинников, А. Е. Фурман.

Однако другой ряд исследователей считают, что не все совокупности являются системами. Так, например, И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин пишут: «Все

1 В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин. Задачи, методы и приложения
общей теории систем. Вступительная статья. — «Исследования по
общей теории систем», стр. 16.

2 См. У. Росс Эшби. Конструкция мозга. Происхождение адап­
тивного поведения. М., 1964, стр. 38.

3 См. Л. фон Берталанфи. Общая теория систем — критический
обзор. — «Исследования по общей теории систем», стр. 35.

21

существующие в действительности совокупности объектов (а всякая система представляет собой такую совокуп­ность, хотя не всякая совокупность есть система) можно разбить на три больших класса: неорганизованные сово­купности, неорганичные системы, органичные системы. Неорганизованная совокупность (примером ее может служить куча камней, случайное скопление людей на ули­це и т. д.) лишена каких-либо существенных черт внут­ренней организации. Связи между ее составляющими но­сят внешний, случайный, несущественный характер. Вхо­дя в состав такого объединения или покидая его, состав­ляющие не претерпевают каких-либо изменений, что го­ворит об отсутствии у подобной совокупности целостных, интегративных свойств. Свойства совокупности в целом по существу совпадают с суммой свойств частей (состав­ляющих), взятых изолированно. Следовательно, такая совокупность лишена системного характера» '.

Что такие совокупности не являются целостными си­стемами, это верно, и авторы в данном случае правы2. Но подобные совокупности не являются целыми не пото­му, что «свойства совокупности в целом по существу со­впадают с суммой свойств частей (составляющих), взя­тых изолированно». Свойства любой совокупности никог­да не совпадут с суммой свойств составляющих ее эле­ментов, взятых изолированно, в силу структурного различия совокупности и ее элементов.

Утверждая же, что неорганизованные совокупности (воспользуемся терминологией И. В. Блауберга, В. Н. Са­довского, Э. Г. Юдина) являются системами, хотя и не целостными, мы исходим из следующих соображений:

  1. неорганизованная совокупность состоит из элементов;

  2. элементы данной совокупности определенным образом связаны между собой, неважно, что эта связь носит внеш­ний или случайный характер; 3) важно, что она объеди­няет элементы в совокупность определенной формы3,

1 И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин. Системный под­
ход в современной науке. ■— «Проблемы методологии системного ис­
следования», стр. 37.

2 Хотя существует и другое мнение, когда любая система объяв­
ляется целостной (см'., например, А. Г. Спиркин. Курс марксистской
философии. М., 1966, стр. 162).

3 Встречаются возражения против определения кучи камней,
толпы и прочих случайных скоплений как «чего-то оформленного».
Думается, что это ошибочные возражения. Еще Гегель говорил:
«...мы нигде в опыте... не встречаем существование бесформенной

22

которую мы называем кучей, грудой, толпой и т. д. в за­висимости от качества входящих в нее элементов и тех связей между элементами, которые отличают данную совокупность от окружающей ее среды; 4) раз в такой совокупности существует связь между элементами, зна­чит, неизбежно проявление определенных закономерно­стей и, следовательно, наличие временного или простран­ственного порядка.

Таким образом, неорганизованные совокупности отве­чают общим требованиям, предъявляемым к характери­стике систем. Из всего вышеизложенного наибольшие возражения вызывает положение, утверждающее опре­деленную упорядоченность неорганизованных систем. Это не удивительно, ведь понятие порядка у нас ассоции­руется прежде всего с гармонией, симметрией, очеред­ностью и пр. Что, безусловно, так. Но порядок имеет ха­рактер процесса. Существуют низшие и высшие формы порядка. Мы, как правило, понятие «порядок» относим только к высшим его формам. Хотя уже само слово «упо­рядочивание» свидетельствует о процессе, о переходе от низших форм порядка к высшим.

Наличие любой формы связи между элементами сово­купности дает нам первую, элементарную, низшую форму порядка. Связь является объективным содержанием по­рядка. Мы же в процессе исследования или из практи­ческих соображений выделяем определенные, повторяю­щиеся связи и отношения и можем рассматривать сово­купность, упорядоченную в различных аспектах. Так, в куче камней мы можем определить временной порядок, т. е. последовательность вхождения отдельных элементов или группы элементов в данную совокупность. Мы можем рассматривать также кучу камней как упорядоченную с точки зрения повторения определенных связей между элементами, скажем, связей сцепления, отвлекаясь от всего остального, и т. д. Мы еще вернемся к этому вопро­су, когда будем раскрывать понятие хаоса.

Итак, все совокупности являются системами. Больше того, материя вообще проявляется в форме систем. Си­стемность — это атрибутивное свойство материи. И мож-

материи». И в качестве примера приводил мраморную глыбу, кото­рая «лишь относительно (по отношению к скульптору) равнодушна к форме, но отнюдь не бесформенна вообще» (см. Гегель. Соч., т. I. М—Л., 1929, стр. 219, 218—219).

23

но согласиться с определением системы как формы суще­ствования материи, даваемым А. Е. Фурманом и В. К. Прохоренко'.

Естественно возникает вопрос о сущности системы как формы существования материи. Известно, что формами существования материи являются пространство, время, движение. Что же принципиально особое содержит поня­тие «система», определяемая как форма существования материи? Почему требуется введение категории «систе­ма» в то время, когда, казалось бы, можно было продол­жать пользоваться такими понятиями, как вещь и объект, которые в сущности также являются отражениями офор­мленной материи?

Материя как объективная реальность не имеет конеч­ного числа форм и способов существования. По мере по­знания материи перед человеческим разумом раскры­вается неисчерпаемое богатство ее содержания, которое проявляется в той или иной форме. В настоящее время изучение объективного мира и законов его отражения в сознании людей достигло такого уровня, что уже недо­статочно в процессе познания оперировать только такими понятиями, как объект, вещь, знание, так как они выра­жают нечто отдельное, нерасчлененное, единичное. Как заметил И. Клир, «понятие «объект» всегда является до некоторой степени туманным, а относящиеся к нему про­блемы — недостаточно ясными»2. Система, являясь объ­ектом, вещью, знанием, в то же время выступает как не­что такое, что характеризуется как сложное, взаимосвя­занное, находящееся в самодвижении, поэтому и кате­гория «система», будучи философской категорией, в отличие от понятий «объект» и «вещь» отражает не от­дельное и нерасчлененное, а противоречивое единство многого и единого.

Система, являясь конкретным видом реальности, на­ходится в постоянном движении. В каждой системе про­исходят многообразные изменения. Однако всегда есть такое изменение, которое характеризует систему как от­граниченное материальное единство, что выражается определенной формой движения. От того, в какой форме

1 См. А. Е. Фурман: Материалистическая диалектика, стр. 10;
В. К. Прохоренко. Методологические принципы общей динамики си­
стем, стр. 58—64.

2 И. Клир. Абстрактное понятие системы как методологическое
средство. — «Исследования по общей теории систем», стр. 290.

24

противоречивого взаимодействия находятся элементы си­стемы, зависит ее место в иерархии систем. По формам движения элементов, системы подразделяются на механи­ческие, физические, химические, биологические, социаль­ные. Как говорит Ф. Энгельс, «природа движущихся тел вытекает из форм движения»'. А так как высшая форма движения включает в себя низшие, то все системы поми­мо специфических свойств имеют общие свойства, не за­висящие от их природы. Эта общность свойств и позво­ляет выделить понятием «система» крайне разнородные совокупности.

Ф. Энгельс также неоднократно подчеркивал, что нет материи как таковой, ибо это понятие, абстракция 2. Есть только определенные, конкретные, существующие мате­рии. «Поэтому материю и движение можно познать лишь путем изучения отдельных веществ и отдельных форм движения...»3 Также нет систем вообще, есть конкретные тела и группы тел, выступающие как реальные, объектив­но существующие системы.

Итак, исходя из вышеизложенного, примем за рабочее определение понятия «система» то, которое приводилось в первом параграфе: система есть отграниченное4 мно­жество взаимодействующих элементов. Это определение, вытекающее из высказываний Ф. Энгельса, на наш взгляд, шире и глубже, чем определения системы, данные Кон-дильяком, Кантом, Гольбахом. Оно несколько отличает­ся и от широко известного определения системы как «комплекса взаимодействующих компонентов»6 Л. фон Берталанфи. Дело в том, что «комплекс» в переводе с ла­тинского означает «связь», «сочетание». Определяя систе­му как комплекс, мы тем самым растворяем ее понятие

1 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.- 20, стр. 563.

2 См. там же, стр. 570.

3 Там же, стр. 550.

4 Некоторые отождестзляют понятия «отграниченный» и «це­
лостный». Так, например, М. И. Сетров пишет: «...внешняя отгра-
ниченность предмета и есть выражение его внутренней целостности»
(М. И. Сетров. Основы функциональной теории организации. Фило­
софский очерк. Л., 1972, стр. 16). Однако с этим вряд ли можно со­
гласиться. «Отграниченность» есть внешнее свойство системы, в то
время как «целостность»—ее внутреннее свойство, приобретаемое в
процессе развития системы. Система может быть отграниченной, но
не целостной, скажем, недостроенный дом, ион как нецелый атом
и т. д.

5 См. «Исследования по общей теории систем», стр. 29.

25

в общем понятии всеобщей связи и взаимодействии. Дей­ствительно, все в мире взаимосвязано, но понятие «си­стема» должно отражать некоторые конкретные, особые связи между взаимодействующими элементами. Говоря о «системе» как об отграниченном взаимодействующем множестве, мы и выделяем словом «отграниченный» кон­кретность определенной совокупности. Это определение системы наиболее общо. Оно отражает объективно суще­ствующие в мире отграниченные, отдельные, конкретные взаимосвязанные совокупности тел. Здесь нет специфи­ческих ограничений, которые присущи отдельным опре­делениям системы. Оно выгодно отличается от всех опре­делений систем и тем, что характеризует систему как са­модвижущуюся совокупность, так как взаимодействие и есть движение1.

Исходя из двойственного содержания системы как противоречивого единства многого и единого, мы опреде­ляем две ее противоположности: хаос и элемент.

Понятие первой противоположности — хаоса относи­тельно, как, скажем, относителен покой в отличие от дви­жения, которое абсолютно. Сошлемся в качестве примера на удачную иллюстрацию Г. Клауса: «Разрушенный землетрясением дом, какие-то развалины с точки зрения архитектурных и строительных отношений и операций представляют собою только хаос, а не систему. Это, есте­ственно, не означает, что подобное нагромождение более или менее разрушенных и развалившихся вещей больше вообще не имеет никаких связей или никакой системати­зации. Если эту груду рассматривать, например, с точки зрения механики, то окажется, что она представляет сло­жную систему с обильным множеством отношений между давлением, сцеплением и т. д.»2.

Понятие хаоса в последние годы получило распрост­ранение в естественных науках, в частности в кибернети­ке, как понятие «шум». У. Росс Эшби так, например, по­пулярно разъясняет природу шума: «...предположим, что по проводу одновременно передается разговор и какие-то эффекты, обусловленные нерегулярной эмиссией катода. Для того, кто хочет услышать разговор, изменения на ка­тоде являются «шумом»; но для инженера, старающегося

1 См. подробнее об этом: Е. Ф. Солопов. Движение и развитие.
Л., 1974.

2 Георг Клаус. Кибернетика и философия. М., 1963, стр. 118.

26

точно измерить то, что происходит на катоде, «шумом» является разговор. Таким образом, «шум» определяется только относительно данного получателя, который дол­жен сказать, какую информацию он намерен игнориро­вать»1. Итак, система в определенном смысле может рас­сматриваться как хаос по отношению к другой системе2.

Критикуя субъективный идеализм, В. И. Ленин писал: «Идея, будто познание может «создавать» всеобщие фор­мы, заменять первичный хаос порядком и т. п., есть идея идеалистической философии. Мир есть закономерное дви­жение материи, и наше познание, будучи высшим про­дуктом природы, в состоянии только отражать эту зако­номерность»3. Тем самым В. И. Ленин подчеркивал объ­ективность и абсолютность закономерного движения ма­терии, а следовательно, и систем, ибо только в системах проявляется закономерность движения материи. Таким образом, можно сделать 'вывод, что хаос отражает не­познанные закономерности движения материи.

Мы уже говорили, что нет материи вне систем. А раз так, то нет материи в состоянии хаоса. Ф. Энгельс неод­нократно подчеркивал, что там, где есть связь, значит, есть и порядок. Так, раскрывая картину состояния есте­ствознания своего времени, он пишет: «Собрана была не­бывалая до сих пор масса нового материала для позна­ния, но лишь в самое последнее время стало возможно установить связь, а стало быть, и порядок в этом хаосе стремительно нагромождавшихся открытий»4.

То же самое Ф. Энгельс говорит и об истории челове­чества, которая с раскрытием внутренних связей своего движения и развития «перестала казаться диким хаосом бессмысленных насилий... она, напротив, предстала как процесс развития самого человечества, и задача мышле­ния свелась теперь к тому, чтобы проследить последова­тельные ступени этого процесса среди всех его блужда­ний и доказать внутреннюю его закономерность среди всех кажущихся случайностей»6.

1 У. Росс Эшби. Введение в кибернетику. М., 1959, стр. 267.

2 Любопытно в этом плане замечание Канта: «...природа даже в
состоянии хаоса может действовать только правильно и слаженно»

(И. Кант. Соч., т. 1. М., 1963, стр. 124).

3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 18, стр. 174.

4 'К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 288 (курсив мой. —
А. А.).

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 23 (курсив мой, —
А. А.).

П

Можно и дальше цитировать Ф. Энгельса в этом пла­не, но мы думаем, что приведенных высказываний доста­точно для понимания того, что хаос представляет собой непознанные закономерности, т. е. имеет относительный характер. Все в мире взаимосвязано, а раз существует взаимосвязь, то существуют определенный порядок, опре­деленные закономерности, раскрываемые в процессе по­знания.

Признание абсолютности хаоса неизбежно ведет к идеализму и метафизике, так как хаос подразумевает от­сутствие всяких связей между элементами, а следователь­но, и отсутствие движения. Материя в состоянии абсо­лютного хаоса — мертвая материя, и, чтобы привести ее в движение, требуется нечто нематериальное. «Диалекти­ческий характер окружающей нас действительности,— справедливо отмечает Д. П. Горский, — не означает того, что она хаотична и неопределенна. Подобно тому, как при абсолютности движения имеет место относительный покой, так и диалектическая изменчивость, текучесть дей­ствительности необходимо включает в себя относитель­ную определенность своих конкретных состояний»1.

Так называемые классические примеры хаоса, как, например, толпа, броуновское движение частиц, какофо­ния звуков и пр., при ближайшем рассмотрении оказы­ваются суммативными системами, само образование кото­рых и связь между составляющими их элементами носят случайный характер. Но, как известно, случайные явле­ния подчиняются вероятностным и статистическим зако­номерностям. Подобные системы называют еще и стати­стическими системами, и они, как правильно отмечает Ю. В. Сачков, «являются простейшими материальными системами...»2.

Таким образом, .понятие «хаос» отражает:

  1. Системы с непознанными закономерностями связей составляющих .их элементов.

  2. Системы с низшими формами связи составляющих их элементов, если рассматривать их относительно си­стем с высшими формами связи.

1 Д. П. Горский. Проблема формально-логического и диалекти­
ческого тождества. — «Вопросы философии», 1960, № 8, стр. 54.

2 См. Ю. В. Сачков. Динамические и статистические закономер­
ности. — «Диалектика в науках о неживой природе». Физико-мате­
матические науки). М., 1964, стр. 406.

28

3. Одну или группу систем, являющихся «фоном» от­носительно исследуемой системы.

Другая противоположность системы — элемент. В фи­лософской литературе достаточно подробно проанализи­ровано объективное содержание понятия «элемент» (см., например, работы В. И. Свидерского, Н. Ф. Овчинникова и др.). Поэтому нет необходимости детально останавли­ваться на этом вопросе. Рассмотрим лишь некоторые принципиальные моменты, имеющие отношение к данной теме исследования.

Аристотель"определяет элемент как «то основное в составе вещи, из чего вещь слагается, причем <само> оно не делится <дальше> по виду...»1. В основном это определение не потеряло смысла и сегодня. Но недели­мость элемента относительна. Иначе говоря, элемент, как таковой, в абсолютном смысле вне системы не сущест­вует. Элементы в процессе развития системы, если она достаточно сложна, образуют определенные группировки, связь внутри которых между элементами отличается от характера связи между самими группировками. Иначе говоря, внутри системы образуются подсистемы. Так, в неорганических системах, скажем планетах, подсистема­ми будут атмосфера, литосфера, ядро. Подсистемами жи­вого организма являются его органы, кровеносная, лим­фатическая, нервная система и т. д. В общественных си­стемах подсистемами являются всевозможные производ­ственные объединения, союзы, системы управления и т. д.

Подсистемы системы являются ее частями. Понятия «часть» и «элемент» нередко отождествляются, хотя они отражают разные сущности. Часть — более общее, более абстрактное понятие, чем элемент. По существу оно яв­ляется промежуточным, или особенным, .между понятия­ми «система» и «элемент». Научное, философское пони­мание категории «часть» отличается от обыденного тем, что отражает не произвольно выбранные фрагменты си­стемы, а естественно выделенные, относительно самостоя­тельные группы элементов. Категории «часть» и «эле­мент» могут совпадать по смыслу, если рассматривать простую систему, скажем, Земля — Луна. В этом случае и Земля и Луна выступают и как «части», и как «эле­менты» образуемой ими системы. Но при рассмотрении сложных систем каждое из этих понятий должно строго

1 См. Аристотель. Метафизика, стр. 81.

29

соответствовать выделяемой ими реальности. Нельзя, на­пример, в сложном организме клетки называть его частя­ми, а органы элементами. Здесь каждое понятие отра­жает определенную сущность, и смешение их не способ­ствует процессу познания.

Но в то же время было бы ошибочно разделять поня­тия «часть» и «элемент» непроходимой стеной. Как гово­рилось выше, элементы в простых системах могут быть названы частями, но и части в сложных системах можно определять как элементы, если рассматривать образуе­мую ими систему как систему другого уровня.

Элементы, образующие систему, могут быть однород­ными и неоднородными. Однородными назовем качест­венно-тождественные элементы системы. Соответственно неоднородными будут качественно-различные элементы.

Качественная тождественность однородных элементов весьма условна, приблизительна. В природе не существу­ет двух совершенно одинаковых объектов.

Но с другой стороны, говорит Ф. Энгельс, «у двух различных вещей всегда имеются известные общие каче­ства...» '. Чем меньше этих общих качеств, тем более раз­личны вещи. Поэтому когда говорится о качественно-тож­дественных элементах, то имеются в виду такие элементы, у которых общие качества преобладают.

Системы, состоящие из качественно-тождественных элементов, будем считать первичными, а системы, состоя­щие «з качественно-различных элементов,—вторичными. Первичные системы являются исходными для развития определенного многообразия и лежат в основе вторич­ных систем. Они — наиболее простые, элементарные си­стемы. Их простота обусловлена минимумом внутренней дифференциации, а развитие, как известно, идет перво­начально в направлении увеличения внутреннего разно­образия системы.

При классификации систем большинство авторов бе­рет ряд частных признаков, свойств, особенностей, при­сущих разнокачественным системам. Причем, и это ка­сается в первую очередь естествоиспытателей, классифи­кация проводится в соответствии со специализацией ис­следователя, т. е. физик при классификации учитывает то, что является существенным для физика, биолог — то, что является определяющим на его взгляд, и т. д.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 547. 30

В данном случае неважно, на каком уровне развитии находится система, открытая она или закрытая и пр. Из всего многообразия признаков и свойств систем выбира­ются главный, основной, общий и присущий всем систе­мам без исключения, т. е. качественные характеристики элементов системы. Нет ни одной системы, которая выхо­дила бы за рамки этой классификации. Безусловно, она наиболее общая, однако и цель наша — отыскание всеобщего, а не исследование специфики одной или груп­пы систем.

§ 3. Соотношение

категории «система» с другими

категориями диалектики

Вопрос о соотношении категорий материалистической диалектики достаточно сложен. Попытки многих филосо­фов систематизировать философские категории, выявить их координацию и субординацию пока не привели к удов­летворительным результатам. Нынешнее состояние с си­стематизацией философских категорий напоминает по­ложение, сложившееся в физике элементарных частиц. И здесь и там удалось пока выявить лишь групповую взаимозависимость, но общая картина остается неясной. Одной из причин, мешающих систематизации катего­рий, является, на взгляд автора, некоторая расплывча­тость, аморфность их объективного содержания, не по­зволяющая достаточно точно определить их место в об­щей системе. Учитывая сложность данной проблемы, ду­мается, целесообразно будет рассмотреть соотношение категории «система» лишь с «родственными» понятиями, такими, как «организация», «структура», «целое», кото­рые, как справедливо отмечает А. Д. Урсул, «употребля­ются иногда как совпадающие по смыслу»'. Так, напри­мер, М. И. Сетров пишет: «...понятия целого, системы, структуры, организации отражают субстанциональность явления и обладают при этом одинаковой степенью общ­ности (целое всегда является и организацией, а органи­зация есть система, обладающая структурой), но различ-

1 См. А. Д. Урсул. Природа информации. Философский очерк. М, 1968, стр. 94.

31

ной степенью конкретности»1. На наш взгляд, указание на различную степень конкретности неопределенно и, ви­димо, не совсем ясно и самому автору, потому что в даль­нейшем он продолжает пользоваться всеми четырьмя понятиями для обозначения одного и того же явления.

История развития науки свидетельствует о том, что возникновение новых понятий всегда вызывается потреб­ностью выразить нечто новое, что заметил человек в про­цессе познания действительности. Если же имеется целый набор понятий, выражающих одну и ту же сущность, то мы ни на гран не увеличиваем и не углубляем наше зна­ние этой сущности. Более того, начинается движение по кругу, когда одно понятие определяется через другое, отражающее ту же самую сущность, что.и определяемое. Именно поэтому особенно важно точно разграничить, раз­делить познавательные функции родственных понятий.

Целое отражает определенный, особый класс си­стем, достигших в своем развитии зрелости, завершенно­сти. Понятием «целое» подчеркивается завершенность, конечность восходящего этапа развития данной системы, пребывание ее в относительной стационарности, т. е. по­нятие «целое» отражает тот момент развития, когда про­цессы, характеризующие восходящую и нисходящую ста­дии развития, находятся в относительном равновесии.

К- Маркс, рассматривая процесс становления капита­листической системы, пишет: «Сама эта органическая система как совокупное целое имеет свои предпосылки, и ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы. Таким путем система в ходе исторического развития превращается в целостность. Становление системы такой целостностью образует момент ее, системы, процесса, ее 'развития»2.

1 М. И. Сетров. Принцип системности и его основные понятия.—
«Проблемы методологии системного исследования», стр. 53—54. По­
пытка М. И. Сетрова в дальнейшем как-то разграничить понятия
«система» и «организация» оказалась неудачной. В своей книге «Ос­
новы функциональной теории организации» он определяет органи­
зацию как «развивающуюся систему» и как «совокупность явлений,
свойства которых проявляются как функции сохранения и развития
этой совокупности»,
т. е. по существу вновь отождествляет систему
и организацию, ибо совокупность есть прежде всего система, а не
организация (см. М. И. Сетров. Основы функциональной теории ор
ганизации, стр. 36, 37).

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 46, ч. I, стр. 229 (курсив мой. —
А. А.).

32

В. И. Ленин, ведя упорную борьбу за создание партии нового типа, разъяснял своим 'противникам, что есть пар­тия как целое. «Наивные люди! — пишет он. — Они уже забыли, что прежде наша партия не была организован­ным формально целым, а лишь суммой частных групп, и потому иных отношений между этими группами, кроме идейного воздействия, и быть не могло. Теперь мы стали организованной партией, а это и означает создание вла­сти, превращение авторитета идей в авторитет власти, подчинение партийным высшим инстанциям со стороны низших. Право, даже как-то неловко разжевывать ста­рым своим товарищам такую азбуку...»1

Как видим, В. И. Ленин отмечает историчность ста­новления партии как целого, подчеркивая при этом ве­дущую роль процесса организации. Организованная пар­тия или, если брать шире, организованная система — вот что такое «целое».

Понятие «целое» имеет смысл только по отношению к системе. Они совпадают по смыслу только тогда, когда система приобретает такие черты, которые вынуждают выделить это новое состояние системы особым понятием «целое». Правда, понятие «целое» может относиться и к системе, вырванной «з процесса и представленной в не­подвижном виде. В этом случае система предстает перед нами как завершенная и, следовательно, целостная.

Несколько сложнее обстоит дело с понятием «органи­зация», так как его применяют к широкому и разнообраз­ному кругу явлений. Организация употребляется в смыс­ле системы. Например, говорят: общественная организа­ция — «добровольное спортивное общество» или государ­ственная организация — «контора», «учреждение» и пр., которые в общем-то представляют собой системы. Орга­низацию отождествляют и со структурой. Так, еще Шел­линг писал: «Организованность — это всего лишь измен­чивость, заключенная в границы и представленная в не­подвижном виде». А «покой является выражением орга­нического образования (структуры)...»2.

Но кроме того, организация отражает и определенный процесс упорядочивания элементов. Вообще высокая сте­пень упорядоченности подразумевается в любом варианте

1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 8, стр. 354—355.

2 Ф: В. И. Шеллинг. Система трансцендентального идеализма.
Л., 1936, стр. 209.

2 Зак. 553

33

употребления понятия «организация». Некоторые авторы, например Л. А. Петрушенко, считают, что «понятие «ор­ганизация» шире понятий «система» и «структура» и по отношению к ним является чем-то внешним, подобно от­ношению понятия «количество» к понятию «качество»»'. Подобного мнения придерживается и А. Д. Урсул, отме­чая, что «всякая реальная система обладает организаци­ей, но не всякая организация выступает как система»2. А. Д. Урсул определяет организацию как «разнообразие любых отношений и взаимосвязей элементов в множест­ве...» 3. При этом он считает, что «степень организации может быть определена как нулевая, если элементы сово­купности не находятся между собой ни в каких связях и отношениях. Нетрудно видеть, что таких объектов вне­шнего мира, элементы которых не находились бы в связи и отношениях, не существует. В любом объекте действи­тельности любые два элемента каким-то образом всегда взаимосвязаны. Однако они могут не находиться в каких-либо данных связях и отношениях (скажем, механиче­ских или электромагнитных). С этой точки зрения любые объекты во вселенной имеют организацию, однако в том или ином конкретном отношении организация может от­сутствовать или количественно измеряться различной степенью»4.

Действительно, если связь элементов является опре­деляющей чертой организации, а система только целое, тогда «организация» как понятие будет шире понятия «система».

Однако с этим согласиться нельзя. Во-первых, как мы уже говорили, не всякая система есть целое. Во-вторых, наличие связи вообще есть определяющая черта системы, а не только организации. И в-третьих, организация (если мы отвлечемся от обыденного употребления этого поня­тия в смысле государственного объединения, учреждения и т. д.) есть прежде всего процесс упорядочивания поло­жения элементов, их взаимосвязи в системе.

Организация есть особая форма связи. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал это, критикуя меньшевистские взгляды на партию как на объединение людей, основан-

1 Л. А. Петрушенко. Принцип обратной связи. (Некоторые фило­
софские и методологические проблемы управления). М., 1967, стр. 71.

2 А. Д. Урсул. Природа информации, стр. 94.

3 См. там же, стр. 86.

4 Там же, стр. 87—88.

34

ное «на приятельстве или на безотчетном, немотивиро­ванном «доверии»» '. Такая «партия состояла из отдель­ных кружков, не связанных вместе никакой организаци­онной связью» 2. И далее В. И. Ленин раскрывает основ­ные черты организационной связи: иерархия низших и высших партийных коллегий и инстанций, подчинение части целому3.

Организация есть процесс, движение. В. И. Ленин вы­смеял бундовца М. И. Либера, который говорил: «Наша задача не только организовать организацию (!!), мы мо­жем и должны организовать партию» 4. «Да, конечно, —■ пишет Ленин, — мы можем и должны сделать это, но для этого нужны не лишенные смысла слова об «организации организаций», а прямое требование от членов партии, чтобы они работали над организацией на деле»6.

Организация представляет собой всегда направлен­ный процесс, она указывает на восходящую стадию раз­вития системы. Вне системы не может быть никакой организации, ибо материя существует только в форме систем. Поэтому понятие «организация» не может быть шире понятия «система».

Конкретная система может находиться только в ста­дии организации или дезорганизации, в организованном или неорганизованном состоянии.

А. Богданов считал, что один и тот же объект может в одном отношении рассматриваться как организованный, в другом — как неорганизованный. Он иллюстрировал это положение примером: «Комплекс, образуемый сово­купностью работников какой-нибудь фабрики, есть высо­коорганизованная система по отношению к техническому процессу. Но если они придерживаются различных на­правлений в вопросах о защите своих интересов и прав, то эта же система окажется весьма дезорганизованной в экономической и политической практике»6.

На первый взгляд, казалось бы, тут нет противоречия. Но все дело в том, что совокупность работников есть ка­чественно определенная система по отношению к техни-

1 См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 8, стр. 381.

2 Там же, стр. 380 (курсив мой.— Л. А.).-

3 См. там же, стр. 382.

4 Цит. по: В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 8, стр. 256.

5 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 8, стр. 256.

6 А. Богданов. Всеобщая организационная наука (Тектология),
ч. I. Л.—М., 1925, стр. 98.


35
2*

ческому процессу. По отношению же к политической практике эта совокупность будет выступать уже как ка­чественно иная система. То есть одни и те же элементы, в данном случае работники, могут образовывать разно­качественные системы, одни из которых будут высоко­организованные, другие менее организованные. Качест­венные различия систем обусловливаются различием связи между работниками в той или иной системе. Кон­кретная же система, скажем, та же совокупность работ­ников, связанных техническим процессом, не может быть одновременно высокоорганизованной и дезорганизован­ной.

Значит, организация отражает процесс только опре­деленного этапа развития системы. Организация предпо­лагает не любую связь, а прежде всего такую, которая подчиняет элементы, их движение единой цели. Обычно понятие «цель» ассоциируется с наличием разума. Но оно применимо и к развитию любых систем органической и неорганической природы. Ибо уже само понятие «раз­витие» предполагает определенную направленность дви­жения от одного качественного состояния к другому. Ко­нечный результат развития мы можем назвать условно целью, к которой идет система, согласно объективным, естественным законам своего движения. Таким образом, понятия «организация» и «система» отражают разные сущности.

Организация характеризует состояние системы. Фак­тически процесс организации является одной из разно­видностей движения, причем очень сложной, так как от­ражает не только целенаправленное изменение элементов и связей между ними, но и переход низших форм движе­ния в высшие. Поэтому можно говорить о степени орга­низованности не только в пределах одной системы, но и разных систем.

Система, несомненно, будет более организованной, если ее элементы находятся в высшей форме движения. Естественно, что вести речь о степени организованности, как и применять понятие «организованная система», мож­но только в случае целостных систем, т. е. систем, достиг­ших зрелости, упрочения связей между элементами, их полного самопроявления в рамках данной формы движе­ния. В связи с этим следует заметить, что элементы, вхо­дящие в развивающуюся систему, могут быть более вы­сокоорганизованными системами, чем сама эта система.

36

Высокая организованность входящих в систему эле­ментов служит своеобразной матрицей, на основе которой происходит становление системы. Но, достигнув зрелости, целостности, система становится более организованной, чем входящие в нее элементы. Скажем, клетка — более организованная система, чем зародыш, элементом кото­рого она является. Но степень организации сформировав­шегося сложного организма будет выше, чем клетки.

Система в свою очередь воздействует на элементы, поднимая степень их организации на более высокий уро­вень. Это постоянный диалектический процесс развития материальных систем.

Понятие «система» теснейшим образом связано с по­нятием «структура». Но отождествлять их нельзя. Рас­смотрим подробнее содержание понятия «структура».

Как нет единого определения понятия «система», так нет и единого определения понятия «структура». Под структурой понимается либо закон связи между элемен­тами 1, либо инвариант системы2, либо «относительная выделенность в теле отдельных его частей и соответству­ющая ей система, порядок материальных взаимосвязей данных частей, их отношений, посредством которых они соединяются в то единство и цельность, которым является данное тело»3.

Некоторые авторы, как, например, К. К. Платонов, предлагают «понимать под структурой явление объектив­ной диалектики», а систему считать понятием субъектив­ной диалектики4.

Попытаемся дать определение понятия «структура» и выяснить его соотношение с категорией «система», не претендуя при этом на то, что оно будет исчерпывающим.

Прежде всего следует подчеркнуть, что «структура» является понятием как объективной, так и субъективной диалектики, так как она в прямом смысле этого слова есть строение системы и вне систем не существует.

Когда мы говорим о строении какого-либо объекта, то

1 См. В. И. Свидерский. О диалектике элементов и структуры в
объективном мире и в познании, стр. 11.

2 См. Н. Ф; Овчинников. Принципы сохранения. М., 1966, стр. 267.
5 См. И. В. Кузнецов. Принцип причинности и его роль в познании

природы. — «Проблема причинности в современной физике». М., 1960, стр. 62.

4 См К. К. Платонов. О системе психологии. М., 1972, стр. 26 — 27.

37

выделяем в первую очередь количество элементов, из ко­торых оно состоит, их пространственное расположение и способ, характер их связи. Можно вообще отвлечься от качества элементов, характера их связей и представить себе пространственную конфигурацию, где узловыми точ­ками будут элементы системы. Таким путем моделируют­ся структуры различных систем, скажем, атома или кри­сталла. На определенном этапе познания такое представ­ление о структуре систем вполне может удовлетворить. Но при более глубоком исследовании формальная схема структуры исчерпывает свои познавательные возможно­сти.

В действительности элементы системы не абстракт­ные точки, а тоже сложные системы. Взаимодействие элементов в системе осуществляется строго избиратель­но. Иначе говоря, элемент, входя в систему, взаимодей­ствует с другими элементами не целиком, а одной или несколькими сторонами. Следовательно, характер и ка­чество связи зависят от особенностей той или иной сторо­ны элементов, находящихся во взаимодействии. Скажем, кирпичи в простой кладке взаимодействуют между собой лишь соприкосновением поверхностей, не претерпевая ни­каких внутренних изменений. Взаимодействие это чисто механическое. Поэтому структура данной системы вполне может быть отражена той формальной схемой, о которой говорилось вначале. Но в кристалле картина уже совер­шенно другая.

Во взаимодействии элементов кристалла — атомов проявляются их внутренние свойства. Атомы, входящие в кристалл, претерпевают определенные качественные изменения. Кристаллическая решетка в силу этого лишь весьма приблизительно передает структуру кристалла.

А если рассматривать структуру живых систем, ска­жем организма, то простой схемой пространственного расположения клеток ее не отразишь. Взаимосвязь кле­ток настолько сложна и многообразна, что для ее отра­жения было введено понятие «биологическая форма дви­жения». Во взаимодействии клеток участвуют непосред­ственно многие их элементы, непосредственная и опосредо­ванная взаимозависимость клеток настолько возрастает, что они уже не могут существовать изолированно.

Таким образом, чем больше сторон и свойств элемен­тов участвуют во взаимодействии, тем сложнее струк­тура.

38

Одни и те же элементы, взаимодействуя различными сторонами, могут образовывать различные системы. Ска­жем, коллектив какого-либо цеха представляет собой определенную производственную систему с особым типом связей и взаимоотношений. Но эти же люди могут участ­вовать в цеховой художественной самодеятельности; в этом случае связь между членами коллектива будет носить качественно иной характер, чем на производстве, и, таким образом, коллектив художественной самодеятель­ности как система будет качественно отличаться от про­изводственного коллектива как системы.

Но и пространственное расположение элементов вли­яет на качество системы. Так, например, углерод суще­ствует в двух модификациях: графита и алмаза, качест­венное различие которых обусловлено различным строе­нием их кристаллической решетки. Так как элементы участвуют во взаимодействии не всеми своими сторонами целиком, то структура в определенном смысле от них не­зависима, т. е. возможна замена элементов системы на качественно иные, но обладающие одним или нескольки­ми свойствами, сходными с взаимодействующими свой­ствами заменяемых элементов. Подобные процессы, из­вестные под названием изоморфизма, постоянно протека­ют в природе и обществе. В природе, как отмечает Брайан Мейсон, в геохимических процессах «замещение одного элемента другим скорее является правилом, чем исключением» '. Сталкиваемся мы с ними и в повседнев­ной жизни. Так, можно заменить металлическую шесте­ренку в машине на пластмассовую, обладающую такой же прочностью, как и металлическая.

В производственном процессе в последнее время мы все чаще встречаемся с таким явлением, как замена в той или иной структуре производства человека (как элемен­та этой структуры) автоматом. Структура процесса про­изводства от таких замещаний не претерпевает измене­ний. Однако при большом числе замещений одних эле­ментов структуры качественно другими, хотя и обладаю­щими некоторыми свойствами заменяемых, качество системы меняется. Так, если в производственном цикле заменить рабочих, выполняющих ту или иную операцию, автоматами, то вместе с ними исчезает такая система, как данный производственный коллектив, хотя структура,

Брайан Мейсон. Основы геохимии. М., 1970, стр. 96.

39

т. е. взаимосвязь определенных свойств элементов, и характер операций, производимых человеком, а затем автоматом,сохраняется.

В этом случае говорят об устойчивости структуры, о ее постоянстве, неизменности. Однако постоянство, устой­чивость структуры относительны. В саморазвивающихся системах структура непрерывно меняется. В период орга­низации системы происходит усложнение структуры, упо­рядочиваются связи между элементами, меняется их пространственное расположение, в связь включаются все новые свойства элементов, развиваются специфические связи между группами элементов и т. д.

При дезорганизации, наоборот, происходит ослабле­ние связей между взаимодействующими сторонами, свой­ствами элементов и даже исчезновение некоторых из них. Иначе говоря, происходит структурная перестройка.

Понятие «структура» отражает форму расположения элементов и характер взаимодействия их сторон и свойств.

Если в определении системы как отграниченного вза­имосвязанного множества мы отвлекаемся от характера связей между элементами, то понятие «структура» позво­ляет вскрыть более глубокое содержание материи. По­нятие «структура» помогает уяснить, почему качество системы в целом отличается от суммы качеств составля­ющих ее элементов. Как уже было показано, это проис­ходит потому, что элементы системы взаимодействуют друг с другом только определенными сторонами, свой­ствами, а не в целом. Кроме того, качество системы за­висит и от формы расположения элементов.

Возникновение столь устойчивого представления об идентичности понятий «система», «целое», «организация» и «структура», очевидно, было обусловлено тем, что все эти понятия рассматривались в основном статически, вне развития. Если брать систему в развитии, то каждое из этих понятий начинает играть в процессе познания впол­не определенную роль.

ГЛАВА II

МИР КАК СИСТЕМА

Положение, высказанное Ф. Энгельсом в работах «Анти-Дюринг» и «Людвиг Фейербах и конец классической не­мецкой философии», о том, что мир представляет собой систему, подтверждается ныне успехами естествознания. Можно сколько угодно спорить о несовместимости поня­тий «бесконечность» и «системность», однако обозримая в настоящее время Вселенная предстает перед нами не иначе как система систем. Да, «системность» подчерки­вает отграниченность, конечность, и, мысля метафизи­чески, можно прийти к выводу, что если Вселенная — си­стема, то, следовательно, и она имеет границу, т. е. ко­нечна. Но диалектика учит, что бесконечное проявляется через конечное. Как бы мысленно ни представлять себе самую большую систему, она всегда будет элементом, и только, другой, еще более обширной системы. В прост­ранственно-временной бесконечности понятия «система» ■и «вселенная» отождествляются.

Вселенная бесконечна не только вширь, но и вглубь. Это означает, что системность не имеет предела в любом направлении. Но любой исследователь, канонизируя ка­кую-либо истину, всегда должен знать и помнить исто­рию развития человеческого познания, которая свиде­тельствует о его неисчерпаемых возможностях. Так и в этом случае истинность системности мира подтверждает­ся данными современного естествознания.

Будет-найдена иная форма организации материи, есте­ственно, подвергнется пересмотру и общая картина мира. А пока факты свидетельствуют о системной организации материи. Любое исследование, игнорирующее в настоя­щее время системность мира, окажется неполным, при­близительным, ограниченным, в конечном счете просто односторонним.

Прежде чем перейти непосредственно к описанию си-

41

стем различного уровня, предложим еще одно вводное рассуждение- Начнем с того, что материя тождественна себе самой, ибо нет материи противоположной и даже просто «другой». Некоторые философы пишут о неправо­мочности говорить о тождественности материи, так как материя — это такое абстрактное понятие, которое отра­жает бесконечное разнообразие реальности. Действитель­но, формы проявления материи неисчислимы. Но речь идет о материи как понятии, отражающем одно из суще­ственнейших свойств реальности. Значит, материальность есть признак, черта, присущие любому объекту реально­сти. Именно в этом смысле любое материальное образо­вание тождественно любому другому. Материальность есть субстанциональное качество.

Здесь обычно ссылаются на Ф. Энгельса, критиковав­шего Е. Дюринга за представление об изначальном со­стоянии мира как равного самому себе. Да, Ф. Энгельс совершенно справедливо высмеял эти нелепые домыслы Дюринга. Материя никогда не пребывала в равном себе состоянии, т. е. без изменения, движения, развития и про­чих ее конкретных проявлений. Но в то же время нельзя говорить о разной материи. Материя едина, различны формы ее проявления. Материальность есть то общее, что присуще всему разнообразию материальных образова­ний. Материальная тождественность элементов мира как системы предполагает их различие по другим признакам: уровню организации, форме, структуре, качеству, содер­жанию и пр-

Элементы материального мира, тождественные в силу своей материальности, образуют мировую систему — мир как систему.

Однако существуют классы систем, которые тождест­венны не только по своей материальной природе, но и по другим признакам. Например, вещественные системы. Они тождественны в силу своей материальности и веще­ственного содержания. Так, вещественность есть общий признак вещественных систем, которым они отличаются от систем полей. Таким образом, системы полей и систе­мы вещества тождественны по своей материальной основе и противоположны по другим признакам.

Вещественные системы образуют различные обшир­ные группы, тождественность которых определяется уже не только субстанциональным качеством и веществен­ностью, но и другими признаками. Так, например, разли-

42

чаются системы неорганической природы и системы жи­вой природы. Живая природа образует систему, элемен­ты которой обладают таким существенным признаком, как биологическая форма движения, отличающая их от элементов системы неорганической природы, и т. д.

Идя, таким образом, от общего к частному, от абст­рактного к конкретному, обнаруживаем, что любая, даже самая конкретная, система состоит из элементов, тожде­ственных по какому-то определяющему признаку, что и позволяет им составлять систему.

Иначе говоря, материя организована в системы уров­ней, качественно различных, взаимосвязанных и взаимо­переходящих друг в друга. Краткому рассмотрению ос­новных системных уровней материи и будут посвящены последующие параграфы.

1   2   3   4   5   6   7   8


§ 2. Современные представления о сущности категории «система»
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации