Лекция - Теории молодежи: историко-социологический анализ - файл n1.docx

Лекция - Теории молодежи: историко-социологический анализ
скачать (51.6 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx52kb.01.06.2012 14:07скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.docx

Тема 1.2. Теории молодежи: историко-социологический анализ.
1. Предпосылки теоретического осмысления молодежи.

2. Молодежь как носитель психофизических качеств.

3. Молодежь как феномен культуры.

4. Молодежь как объект и субъект процесса преемственности поколений.
1. Предпосылки теоретического осмысления молодежи.

К предпосылкам теоретического осмысления молодежи относят:

1.Труды Г.Спенсера. 2.Марксистская теория. 3.Влияние Ж-Ж Руссо.

Одним из первых, кто рассматривал значение и роль молодежи, был О.Конт - Молодежь - это важный фактор развития общества, и чем быстрее сменяются поколения, тем более молодежь интегрирована в общественные процессы, тем быстрее и активнее происходят процессы в обществе.

Его последователь, Спенсер, был первым, кто использовал термин «дети» и проанализировал их положение в контексте развития общества. Он написал главу «Положение детей» в книге «Основание социологии». Показал:

1. Отношение к детям было жестоким и оно уменьшается с развитием общества.

2. Сравнил положение девушек и парней, пришел к выводу, что становление девушек было хуже.

3.Доказал, постепенно отношение к ребятам улучшалось, а к девушкам не менялось.

Развитие детей в Спенсором зависит от права родителей руководить их деятельностью и право это заканчивается, когда молодежь способна к самоподдержке.

Марксистская теория. Карл Маркс очень обстоятельно подошел к роли и значению молодежи в жизни общества, но рассматривал ее с т.з классовых позиций.

Т.е. = Основной методологический способ – классовый подход. Классовый подход к молодежи сочетается с пониманием того, что ей присущи общие соц.-психол. черты (юношеский энтузиазм, энергия, отсутствие прочных убеждений и т.д.)

Маркс впервые сделал дифференциацию молодежи, т.е. выделил из общего понятия молодежи первого слоя. Критерий дифференциации - принадлежность к классам и соответственно отслеживания активности молодежи в плане участия в революционном движении. И предложил рассматривать различные группы молодежи, а не молодежь как целостное и неделимое образование.

К. Маркс сделал выводы:

1. Молодежь не является ресурсом, резервом, а молодежь - современность.

2. Молодежь связана не с обществом, а с социально-экономической формацией. Маркс рассматривал молодежь не изолированной общности, а носителем смены поколений и воспроизводителям социально-классовой структуры.

Маркс вводит в научный оборот термин «социальная практика». Он считал, что это деятельность молодежи революционном преобразовании общества.

Маркс считал, что, несмотря на четкие классовые признаки, молодежь и общие признаки: возрастные. Обуславливающих социально-психологические качества молодежи. Именно эта неустойчивая позиция молодежи предполагает манипулирование.

Ленин также развивал вопрос субъективности молодежи; считал, что в современных соц.-экономических условиях эта субъективность проявляется в специально созданных для этого движениях, объединений, организаций.

Антропологический подход. (Ж-Ж Руссо). Делал акцент на соц.-психол. особенностях, одним из первых поставил вопрос о периодизации молодежного возраста.

В работе «Эмиль, или о воспитании» Руссо выделил 5 этапов становления молодежи:

1.рождение - 1год. 2.2-12. 3.12-15. 4.15-20. 5.20-25.

Утверждал, что молодость заканчивается вступлением в брак и рождением детей.
2. Молодежь как носитель психофизических качеств.

1 группа теорий развивает частично психологический подход и антропологический подход. И основана на физических и психических особенностях молодежного поколения (когорты).

Родоначальник этого направления — американский психолог Стэнли Холл (1884—1923) —главным законом психологии развития считал биогенетический «закон рекапитуляции», согласно которому индивидуальное развитие — онтогенез — повторяет главные стадии филогенеза.

Младенчество воспроизводит животную фазу развития.

Детство соответствует эпохе, когда главными занятиями древнего человека были охота и рыболовство.

Период от 8 до 12 лет, который иногда называют предподростковым, соответствует концу дикости и началу цивилизации,

а юность, охватывающая период от начала полового созревания (12—13 лет) до наступления взрослости (22—25 лет), эквивалентна эпохе романтизма. Это период «бури и натиска», внутренних и внешних конфликтов, в ходе которых у человека появляется «чувство индивидуальности».

Холл свел воедино большой фактический материал, что способствовало дальнейшей разработке психологии юношества. Но его теория сразу же подверглась критике со стороны психологов, указывавших, что внешнее сходство детской игры с поведением животных или первобытных людей не означает психологической тождественности их поведения.

Поверхностные аналогии, на которых основан «закон рекапитуляции», мешают понять конкретные закономерности психического развития.
Шарлотта Бюлер (1893-1974) – австрийский психолог, эмигрировала в США. Раскрывает более сложное соотношение психических и биологических факторов становления личности в период молодости. Работа «Душевная жизнь юных» (1922) – попытка обобщить эмпирические данные для объяснения специфики юношеского возраста. Она подчеркивала биологическую ориентацию своей концепции.

Впервые дала многостороннюю характеристику периода созревания (пубертации). Время пубертации – это «период, когда происходит становление первичных и вторичных половых признаков. С наступлением их созревания заканчивается детство и наступает юность».

Последовательно проводит идею, что генеральной потребностью юношеского возраста является «потребность в дополнении», которая вытекает из полового инстинкта. Потребность в дополнении осуществляется в двух формах: примитивной и культурной. Примитивная форма психологических реакций зависит от биологической первоосновы: повышенная чувствительность, возбудимость, усиление всех способностей и интересов, обостренное чувство красоты, «стремление к прихорашиванию, выставлению себя на передний план», желание странствовать, томление. Культурная форма психического созревания проявляется как душевное созревание (возвышается над примитивной).

Предприняла попытку разграничить этапы психологического развития молодого человека: отрочество (10-12 лет – 17 лет) и юность (17 лет – 24 года).

Эпигенетический принцип Э. Эриксона позволил представить развитие индивида как последовательное прохождение им ряда этапов, каждый из которых означает успешное преодоление предыдущего:

• доверие — недоверие (грудной возраст);

• автономия — стыд и сомнения (1-2 года);

• инициатива — чувство вины (3-5 лет);

• трудолюбие — неполноценность (младший школьный возраст);

• становление индивидуальности (идентификация) — ролевая

(юность);

• интимность — одиночество (начало взрослого периода);

• творческая активность — застой (средний возраст);

• умиротворение — отчаяние (старость).

В период юности, согласно Эриксону, происходит два основных события. По своему физическому развитию молодые люди становятся взрослыми и испытывают активное сексуальное влечение; одновременно им приходится выбирать свое место в жизни, самоидентифицироваться.

Развивая концепцию Э. Эриксона, Р. Бенедикт доказывала, что на любом этапе развития индивид испытывает целенаправленное общественное воздействие, формирующее у него определенный тип социально-психологической зрелости, т. е. «социальный характер», соответствующий конкретному обществу.

Идеи Бенедикт о социальном характере в рамках психоаналитической концепции дополнил Д. Рисмен, связавший существование различных социальных характеров с различными типами общества. По мнению Рисмена, детские годы представляют огромную важность для формирования характера. Детские годы нельзя рассматривать в отрыве от структуры общества, которое оказывает влияние как на родителей, воспитывающих детей, так и непосредственно на детей. Рисмен доказывал, что каждое общество воспитывает в своих членах конформизм, который закладывается в ребенка, а затем поддерживается или разрушается взрослой жизнью человека.

Д. Рисмен рассматривает три типа социального характера, соответствующего трем этапам развития общества. Традиционным обществам присущ тип социального характера «ориентация-на-тради-цию». В обществах данного типа число рождений приблизительно равно числу смертей, поэтому значительная часть населения составляет молодежь, жизненные ожидания молодежи здесь низки, а оборот поколений — чрезвычайно быстрый. Мотивация поведения у «ориентированного-на-традицию» человека — это страх быть опозоренным в случае несоответствия принятым в обществе нормам, выполнения которых от него ждут.

В процессе модернизации общество порождает новый тип социального характера — «ориентация-на-себя». Для нового общества характерны резко возрастающая социальная мобильность, быстрое накопление капитала, экспансия и колонизация. Такому обществу нужен новый тип характера — предприимчивый, инициативный, любящий риск и все новое. «Ориентация-на-себя» означает внутренний, а не внешний источник мотивации, большую свободу выбора целей, разнообразие средств их достижения, меньший контроль семьи, клана и прочих авторитетов.

Основной характеристикой общения в молодежной среде является выделяемый Рисменом социальный характер, обусловленный «ориентацией-на-другого». Главным источником иодобной ориентации оказывается «группа равных» (Peer group) — категория, активно разрабатываемая в западной социологии молодежи. Социальный характер «ориентация-на-другого» получил свое развитие в США и других развитых странах во второй половине XX века. В данных обществах образование, досуг, сфера обслуживания сочетаются с возрастающим потреблением информации и образов, в избытке предоставляемых новыми средствами массовой коммуникации. Потребность в получении одобрения со стороны группы равных становится главным источником достижения целей для «ориентированного-на-других» индивида.

История человечества, по Рисмену, представляет собой постепенный переход от «ориентированного-на-традицию» к «ориентированному-на-других» социальному характеру.
3. Молодежь как феномен культуры.

Эта группа теорий рассматривает молодежь через совокупность присущих ей культурных свойств и функций.

Первым, кто так стал рассматривать молодежь был Юзеф Халасинский. Для него молодежь - это не природное биологическое образование, а социокультурный феномен, который в различных обществах трактуется по разному. Позже культурологический подход стали рассматривать не как возрастную стадию, а как феномен субкультуры, общественный продукт.

Функционалистский подход к молодежной культуре впервые реализовал Т. Парсонс во время второй мировой войны в ходе дискуссии о роли возрастных групп в обществе. Полную разработку ей дал Ш. Айзенштадт в . в книге «От поколения к поколению».

Главные проблемы, которые он затрагивал в своем исследовании, таковы: как именно происходит передача ценностей от одного поколения к другому, благодаря чему поддерживается процесс трансляции ценностей, как затем эти ценности реализуются в новых социально-культурных и экономических условиях.

В соответствии с этим молодежная культура понимается как институт, который регулирует процесс отделения ребенка от семьи, подготовку молодежи к занятию своей статусной позиции во взрослой социальной системе.

Айзенштадт подчеркивает в этом процессе три аспекта:

  1. Молодежь обретает в этом процессе маргинальный статус, поскольку она не можетбыть полностью интегрирована в социальную систему. Социальный статус молодых людей все еще покоится в равной степени на зависимости и на стремлении к независимости, и даже их свободное время продолжает регулироваться обществом взрослых.

  2. Индустриальные общества развили систему формальных обучающих институтов контроля за переходным возрастом: среди них не только школы и колледжи, но и другие социальные институты — клубы, медиа-продукты, через которые взрослые стремятся обучать молодежь правилам «нормальной частной» взрослой жизни, готовят детей к тому, чтобы они стали правильными семьянинами и родителями, законопослушными гражданами и домовладельцами, собственниками и работниками.

  3. В этом продвижении к взрослому статусу молодые люди должны научиться разделять чувство субординации. Существующие молодежные институты самими молодыми людьми не контролируются, ими «движут» взрослые люди. Следовательно, молодежь занимает центральное место в молодежных культурах с точки зрения целей развития «взрослого общества», но остается маргинальной с точки зрения власти и властных отношений. По мнению Айзенштадта, само по себе социальное состояние молодежи не вызывает особого интереса ни у взрослых, ни у исследователей, все их внимание направляется на социальные институты, обслуживающие период взросления.

Функция молодежной культуры — управление переходом

Айзенштадт писал, что молодые люди по-своему стремятся к обретению чувства стабильности, чтобы как-то компенсировать социальный опыт изменений, к чувству собственного достоинства, чтобы как-то компенсировать социальный опыт безвластия. Молодежная культура — это некий результат этих стремлений, поскольку она обеспечивает ясный набор ценностей, позиций и поведенческих норм, которым нужно следовать, что бы ни происходило вокруг них. При помощи своих действий молодежная культура помогает молодому человеку почувствовать себя хорошо (комфортно, стабильно), как бы ни оценивали его действия окружающие. Панки, например, могут выглядеть забавно, смешно на фотографиях в журнале «Мировые новости», но совсем другой смысл это имеет для молодого человека, который стал панком. Для него (нее) это значит достигнуть определенной меры успеха и статуса внутри данной субкультуры.

Функционалисты объясняют социальные институты в терминах социальных проблем и их культурных решений. Эти проблемы рассматриваются и описываются со ссылками на напряжение, существующее внутри социальной структуры: молодежное решение этих проблем описывается в терминах облегчения подобного напряжения. Молодежная проблема заключается, таким образом, в маргинальном статусе молодых людей, и именно молодежная культура призвана ослабить их беспокойство, опасения и сомнения.

Для социологов, придерживающихся функционалистских традиций, самым важным в молодежной культуре были «коды» поведения и одевания. Значение, важность панков, например, не столько в их содержании, сути и сущности, сколько в их униформе — в том, что они носят и делают.

Конечно же, у панков существует и своя униформа и свое представление об успехе и престиже. С этих позиций все формы молодежной культуры действительно имеют схожие функции. Для функционалистов в принципе существует определенная иерархия между молодежными группами, есть более или менее маргинальные, более или менее успешные.

Важность равных групп (Peer Groups)

Молодежная активность — это практически всегда групповая активность. Существует социологическое допущение о том, что молодежь развивает свой вкус в одежде и музыке, находясь в группе, отдыхая и развлекаясь вместе.

«Равными группами» Айзенштадт называл те группы молодежи, отношения внутри которых характеризуются дружбой и верностью (преданностью) и обязательствами молодых людей друг перед другом. В социально-психологических терминах равные группы лежат где-то между семьей (с абсолютностью ее эмоциональных связей и обязательств) и экономической системой (с ее формальными контрактами, строгой организацией ролей, ссылками на достигнутые мастерство и квалификацию). Используя язык Айзенштадта, можно сказать, что равные группы управляют движением от частных ценностей к общим, из социального мира, в котором решения принимаются со ссылкой на родительский авторитет и семейные традиции, к миру, в котором решения должны быть отнесены к рационально понятым и согласованным с рациональными принципами. Равные группы (группы сверстников) поддерживают первые шаги молодых людей из семей, знакомят их с другими возможными путями в жизни. Сначала это может принимать значение сравнения, которое ребенок использует в споре со взрослыми: «А вот тот-томожет, тому-то купили». Равные группы — не источник ценностей, а способ нахождения своего места в мире, способ социальной идентификации. Молодежная культура только тогда становится источником проблемы, когда молодые отказываются расти, а этот феномен нуждается уже в психологическом объяснении. Можно сослаться на талантливый фильм «Жестяной барабан» (реж. А. Шлендорф). Мальчик времен второй мировой войны (действие происходит в Германии) однажды принимает самостоятельное решение — отказывается расти, своеобразно протестуя против взрослого мира.

Самая существенная критика функционализма заключается в вопросе: неужели все молодые одинаковы? Можно ли вообще использовать термин «молодежная культура» по отношению к институту, где каждый субъект включен в него по возрастному принципу? Шейла Аллен (Sheila Allen) в статье «Некоторые теоретические проблемы в изучении молодежи» пишет о том, что

Социологи, вцелом, показывают, что существуют системные различия в молодежном поведении между студентами и молодыми рабочими, профессионалами и непрофессионалами, работающими и безработными, черными, белыми и азиатами. Обращаться ко всем этим группам как к частям одинаковой молодежной культуры — значит, спорить на высоком уровне абстракции о том, что у молодежи общие психосоциальные проблемы в переходе от детства во взрослое состояние в индустриальном обществе (как, например, считал Айзенштадт). Но разница в том, как подобные проблемы переживаются и решаются (или не решаются), причем, как они решаются в зависимости от конкретного времени и культурно-исторического места.

В качестве альтернативы структурно-функционального подхода в рассмотрении молодежи в 60-х-70-х гг. XX века активно разрабатывался субкультурный подход. С точки зрения приверженцев данного подхода, главная ошибка структурных функционалистов заключалась в том, что молодежь рассматривалась как однородная масса, не имеющая классовых измерений, предполагалась одинаковость жизненного опыта и проблем, переживаемых молодежью.

Представители субкультурного подхода обратили внимание на девиантное поведение различных групп молодежи. Они исходили из положения, что классовая принадлежность играет ключевую роль в социализации молодого поколения, будучи связанной с социальной стратификацией и степенью доступа к материальным благам.

В работе «Делинквентные парни: культура банды» (1955) А. Коэн подчеркивал компенсаторную функцию подростковой группировки применительно к социальному происхождению учеников: например, подростки рабочего класса уходили в «антишкольные» группировки — преступные субкультуры, чтобы развить альтернативные формы самоутверждения. Подростки же из среднего класса чаще объединялись в «прошкольные» — законопослушные группы. Подобное поведение вызвано неравностыо жизненных шансов выходцев из рабочего и среднего классов, по Коэну.

В 1960-х гг. П. Уиллмот (P. Willmot) заключил, что идея бесклассовой молодежной культуры, на существовании которой настаивали структурные функционалисты, была преждевременной и необоснованной. П. Уиллмот проанализировал стили свободного времяпрепровождения, доступные молодежи различных социальных слоев общества, и пришел к выводу, что данные стили отражают противоречия и разногласия классового общества.

Опираясь на накопленную теоретико-методологическую базу, Ф. Коэн (Kohen Ph.) интерпретировал различные молодежные стили как «групповую адаптацию», компромисс между двумя противоположными потребностями: потребность воспроизводить и выражать автономность от родителей и потребность в поддержании родительского образа жизни. По Ф. Коэну, «скрытая функция» молодежных субкультур заключается в выражении и разрешении, хотя и «на магическом уровне», противоречий, которые сохраняются в скрытом виде в родительской культуре.

Идеи Ф. Коэна развил, опираясь на теорию «наклеивания ярлыков» к молодежной девиации, С. Коэн (Cohen, S.) в работе «Народные бесы и моральные паники» (1972). Средства массовой информации, по С. Коэну, преувеличивают опасность различных молодежных группировок и провоцируют возникновение в обществе моральных паник. В результате моральной паники на молодежные субкультуры «наклеивается ярлык» преступников и все их последующие действия воспринимаются сквозь призму ярлыка. Волны «моральной паники», по С. Коэну, неизменно заканчиваются диффузией и «обеззараживанием» субкультурного стиля.

Средства массовой информации, тиражируя субкультурные образцы, делают их все более узнаваемыми, постепенно включая их в систему ценностей различных групп населения. При этом субкультурные ценности оказывают подрывное влияние на доминирующие системы, вызывая расширение и трансформацию последних. Так, в результате моральной паники по поводу движения хиппи в обыденную жизнь вошли такие образцы этой культуры, как длинные волосы у мужчин, джинсы, «фенечки» и т. п. В настоящее время все эти атрибуты являются достаточно распространенными в молодежной (и не только молодежной) среде и уже не вызывают паники в обществе.

Обобщающей работой субкультурного подхода в социологии молодежи является коллективная монография Бирмингемского центра современных культурных исследований «Сопротивление через ритуалы. Молодежные субкультуры в поствоенной Англии» (1976). При всей различности, субкультурные движения, по мнению бирмингемских социологов, одинаковы в своем ритуальном сопротивлении господствующей культуре. Если для молодежи рабочего класса — это классово чуждая культура, то для молоделси среднего класса — это изживающая себя, «обуржуазившаяся» массовая культура, ведущая к упадку общества в целом. Иначе говоря, все, определяемое как угроза общественным ценностям, берет свое начало как из честолюбивой молодежи рабочего класса, так и из в основном мужской, не социализировавшейся молодежи среднего класса.

Субкультурная теория практически не использовалась отечественными социологами применительно к отечественной молодежи. Большинство исследователей ограничивалось анализом западных молодежных движений, отрицая возможность распространения при социализме субкультур и контркультур в формах, традиционных для западных стран. Одними из первых исследователей, применивших данный подход в анализе российской молоделси, стали казанские социологи А. Салагаев, Н. Фаткуллин, Р. Булатов, А. Шеслер, Л. Агеева, проанализировавшие получивший активное развитие в середине 1980-х гг. «казанский феномен» — преступные группировки подростков.

Субкультурный подход, господствовавший в западной социологии молодежи до начала 80-х гг., по мнению критиков, драматизирует моменты субкультурного сопротивления, так как в поле зрения исследователей попадают лишь зрелищные аспекты молодежной культуры. Рассмотрение «обычной» молодежи, составляющей большинство в любом обществе, в более ординарном контексте работы, досуга, школы, семьи подрывает большинство основных положений данного подхода. Существующие аспекты «сопротивления» во многом уравновешиваются «инкорпорированностью» в доминирующие системы ценностей, традиционных образцов потребления, этнических и сексуальных стереотипов.

Таким образом, трактовки молодежи в терминах культуры уже непосредственно основываются на социологическом осмыслении молодежи, выявлении ее свойств как известного группового образования. Концептуально обосновываются изменения в характере социальных статусов и ролей, которыми овладевает молодежь в ходе интеграции в общество.

Процесс интеграции молодежи показан в его противоречивости и в активном влиянии молодежи на общественные перемены. Значительное место уделяется объяснению связанности молодежи с обществом, конфликтов, которые возникают из-за стремления преодолеть общественное давление.

4. Молодежь как объект и субъект процесса преемственности поколений.

В этой группе теорий на первый план выходит социальная функция молодежи.

М. Мид в социологическом анализе проблем молодежи также исходит из категории «поколение». Она рассматривает человеческую историю как смену трех типов культур с точки зрения характера трансляции опыта между поколениями: постфигуративные, где дети учатся прежде всего у своих предшественников; конфигуративные, где дети и взрослые учатся у своих сверстников; префигуративные, в которых взрослые учатся также у своих детей.

В первых, постфигуративных культурах, существует принятие абсолютных и необратимых обязательств в отношении традиций, переданных дедами внукам. При этом прошлое взрослых оказывается будущим каждого нового поколения. Понимание своей личности, своей судьбы беспроблемно, так как господствуют чувства преемственности, верности традициям и обычаям.

В конфигуративных культурах господствующей моделью для поведения людей оказывается поведение их современников: старшие по-прежнему господствуют в том смысле, что именно они определяют стиль конфигурации, устанавливают пределы ее проявления в поведении молодых. Однако в этой культуре уже открыта возможность неповторимого, так как поколеблена незыблемость традиции.

Префигуративные культуры, возникающие с середины XX века, определяют новый тип социальной связи между поколениями, когда образ и стиль жизни старшего поколения не тяготеет над младшим. Во всех частях мира, где все народы объединены электронной коммуникативной сетью, у молодых людей возникла общность опыта, которого никогда не было и не будет у старших. И наоборот, старшее поколение никогда не увидит в жизни молодых людей повторения своего беспрецедентного опыта перемен, сменяющих друг друга. Этот разрыв между поколениями совершенно нов, он глобален и всеобщ.

Карл Манхейм (1893-1947) - концепция молодежи как поколения в соответствующем историко-социальном пространстве.

В своей работе «Диагноз нашего времени» (1943) развивает положение о том, что у каждого поколения есть свое пространственно-временное измерение, рассмотрение поколения способно дать действительный результат, если оно учитывает его «историко-культурное пространство».

Жизненный опыт каждого нового поколения отличается от опыта других поколений в силу изменения социальных условий, в которых этот опыт был приобретен.

Поколение – это интегрированная группа современников, существующая как результат общего социального опыта, переживания определенного периода жизненного цикла цивилизации.

В центре внимания Манхейма оказалась проблема установления социологической функции молодежи в обществе. На вопрос «стабильно ли значение молодежи в обществе?» он дает отрицательный ответ: «...всегда есть новое поколение и молодежные возрастные группы, тем не менее, вопрос их использования зависит каждый раз от характера и социальной структуры данного общества. Молодежь – это один из скрытых ресурсов, которые имеются в каждом обществе и от мобилизации которых зависит его жизнеспособность».

Выводы, к которым приходит Манхейм:

1. Динамичные общества опираются на связь с молодежью. Функция молодежи: она – «оживляющий посредник, своего рода резерв, выступающий на передний план, когда такое оживление становится необходимым для приспособления к быстро меняющимся или качественно новым обстоятельствам». Динамичные общества «рано или поздно должны активизировать и даже организовывать их» (ресурсы, которые в традиционном обществе не мобилизуются и не интегрируются, а часто подавляются).

2. Молодежь выполняет функцию оживляющего посредника социальной жизни; эта функция имеет своим важным элементом («помимо духа авантюризма, которым молодежь обладает в большей степени») неполную включенность в status quo общества. «Ключ к пониманию молодежи надо искать не только в развитии». Этот параметр универсален и не ограничен ни местом, ни временем. Решающим фактором, который определяет возраст половой зрелости, является то, что «в этом возрасте молодежь вступает в общественную жизнь и в современном обществе впервые сталкивается с хаосом антагонистических оценок».

3. «Молодежь ни прогрессивна, ни консервативна по своей природе, она потенция, готовая к любому начинанию».

Значение концепции Манхейма: его идеи стали источником для целого ряда новых концепций молодежи. Специалисты, изучающие историю социологии молодежи (в частности, В.А. Луков), сравнивают его вклад в развитие социологии немарксистской ориентации с вкладом Маркса, Энгельса, Ленина, Грамши в марксистскую социологию. Хотя различие позиций Маркса и Манхейма при анализе молодежных проблем обнаруживается «в узкой зоне некоторых исходных философских принципов».

Однако Манхейм более широко ставил вопросы о соотношении поколений, функциональности молодежи в общественной системе. Положение о качествах молодежи как социального ресурса и возможностях его реализации приобрело концептуальный характер.

Современные исследователи выделяют различные типы поколений:

Демографическое поколение – реальные возрастные когорты, группы сверстников, родившиеся в одно и то же время.

Генеалогическое – охватывает генеалогическое дерево родственников, происходящих от общего предка.

Символическое – поколение современников, живущих в определенное историческое время, связанное общими историческими событиями, объединенные общностью судьбы, схожими переживаниями.

Историческое поколение – выделяется на основе шага поколения (среднего возраста между родителями и детьми).

Хронологическое поколение – возрастная группа, живущая и активно действующая в конкретный период времени.

Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации