Реферат - Эпоха Возрождения - файл n1.doc

Реферат - Эпоха Возрождения
скачать (69.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc70kb.01.06.2012 13:56скачать

n1.doc

Возрожде́ние, или Ренесса́нс (фр. Renaissance, итал. Rinascimento) — эпоха в истории культуры Европы, пришедшая на смену культуре Средних веков и предшествующая культуре нового времени. Примерные хронологические рамки эпохи — начало XIV— последняя четверть XVI веков и в некоторых случаях — первые десятилетия XVII века (например, в Англии и, особенно, в Испании). Отличительная черта эпохи Возрождения — светский характер культуры и её антропоцентризм (то есть интерес, в первую очередь, к человеку и его деятельности).

Термин Возрождение встречается уже у итальянских гуманистов, например, у Джорджо Вазари. В современном значении термин был введён в обиход французским историком XIX века Жюлем Мишле. Название отражает обращение эпохи к наследию античности, возрождение ее культуры и свободы. Мишле считал, что с падением городских коммун в Германии и Франции, с разгромом альбигойцев в Провансе были подорваны личное достоинство и гордость, разрушены дух сопротивления и вера в себя, делавшие город XI – XII в.в. сильнее императоров и пап. Только Италия была еще жива и сильна в XIII столетии. В усилии двух веков — от Данте и Петрарки до Филиппо Брунеллески и Леонардо да Винчи — она умела поддерживать гаснущее пламя городской свободы. В начале XVI в. пали и итальянские города. Но творческая жизнь остальной Европы снова проснулась. И по итальянскому примеру восстала в том же столетии в Лютере и Кальвине, в Рабле и Шекспире.
Общая характеристика

Новая культурная парадигма возникла вследствие кардинальных изменений общественных отношений в Европе.

Рост городов-республик привёл к росту влияния сословий, не участвовавших в феодальных отношениях: мастеровых и ремесленников, торговцев, банкиров. Всем им была чужда иерархическая система ценностей, созданная средневековой, во многом церковной культурой и её аскетичный, смиренный дух. Это привело к появлению гуманизма — общественно-философского движения, рассматривавшего человека, его личность, его свободу, его активную, созидающую деятельность как высшую ценность и критерий оценки общественных институтов.

В городах стали возникать светские центры науки и искусства, деятельность которых находилась вне контроля церкви. Новое мировоззрение обратилось к античности, видя в ней пример гуманистических, неаскетичных отношений. Изобретение в середине XV века книгопечатания сыграло огромную роль в распространении античного наследия и новых взглядов по всей Европе.

Возрождение возникло в Италии, где первые его признаки были заметны ещё в XIII и XIV веках (в деятельности семейства Пизано, Джотто, Орканья и др.), но оно твёрдо установилось только с 20-х годов XV века. Во Франции, Германии и других странах это движение началось значительно позже. К концу XV века оно достигло своего наивысшего расцвета. В XVI веке назревает кризис идей Возрождения, следствием чего является возникновение маньеризма и барокко.
Итальянские городские коммуны

Высвобождение городов из-под контроля феодальных сеньоров развернулось в XIXII столетиях по всей Европе. Оно получило название городской революции.

В ходе борьбы с привилегированной верхушкой итальянские горожанепополаны все больше ощущали сплоченной общинойкоммуной. Они стремились самостоятельно управлять жизнью города. В конце XIXII в.в. ассоциации горожан почти повсюду в Северной и Центральной Италии превратились в независимые коммуны. «...Коммуна была не просто «автономной» частью государства, - замечал русский социальный мыслитель Петр Алексеевич Кропоткин(18421921), - она сама себе была государством. Она имела право вести войну и устанавливать мир, заключать прочные и временные союзы со своими соседями. Она была суверенна в своих собственных делах...».

Верховным органом коммуны являлось общее собрание горожан, а текущими делами занималась коллегия консулов. Консулы избирались от районов(«ворот») города. Такой режим установился в Пизе (1081 — 1085 г.г.), Милане (1097 г.), Генуе (1099 г.), Кремоне(1112 — 1116 г.г.), Лукке (1117 г.), Флоренции (1138 г.) и др. Однако консулами в этот период чаще всего оказывались представители городской феодальной знати. Так, в 1130 г. из 23 миланских консулов лишь 5 были рядовыми горожанами.

Города Северной и Центральной Италии нередко вступали в союзы для борьбы с общими врагами. Первые мощные лиги возникали еще в 30-50-х г.г. XII в. Когда в 1158-1162 г.г. в Северную Италию вторгся германский император Фридрих Барбаросса, на помощь Милану пришли городские общины и цеховые ополчения Пьяченцы, Брешии, Тортоны, Вероны, Падуи, Виченцы. Была образована Ломбардская лига, к ней позднее присоединились и другие города. В 1176 г. ее силы наголову разбили войско императора и отстояли независимость коммун. Возникли предпосылки для создания общеитальянской федерации городов. Но, как замечал швейцарский историк Якоб Буркхардт, «более могущественные города уже приобрели характерные черты, которые сделали федерацию невозможной: как конкуренты в торговле, они позволяли себе использование крайних средств друг против друга и принуждали слабейшие соседние города к бесправному, зависимому от них положению... подготовляя тем самым почву для любой другой диктатуры».

Особое место среди итальянских свободных городов занимала Венеция. С 697г. она управлялась пожизненным правителемдожем. С 1172 г. город стал своего рода аристократической республикой. Землевладельцы и крупнейшие оптовые торговцыкупцы составили слой патрициев. Дож вынужден был разделить власть с Большим советом, куда входили представители ведущих патрицианских родов. С конца XIII в. члены совета были несменяемыми, эта должность переходила по наследству. Правительством республики являлся избираемый Большим советом Малый совет (Совет сорока). Но даже в такой олигархической системе имелись элементы общественного самоуправления. Каждый остров Венецианской республики образовывал автономную общину со своими профессиональными ремесленными организациями, народным собранием и судопроизводством. Венеция превратилась в могущественную морскую и торговую державу, осуществлявшую контроль над Средиземным морем.

Если в одних городах аристократия прочно контролировала общественную жизнь, то в других наметилось острое противостояние между ней и рядовыми гражданами. Прежде всего городские коммуны повели борьбу с окрестными феодалами. В течении XII - XIII в.в. удалось разрушить многие из их крепостейбургов. Побежденные коммуной и признавшие ее верховенство феодалы должны были приносить присягу на верность коммуне, передавали ей свои владения (обычно 1/2 или 1/3), обещали городу помощь в случае военных действий, а от лица проживающего в их бургах зависимого населения обязывались ежегодно уплачивать коммуне установленные денежные частично и натуральные) взносы.

В период борьбы с феодальными сеньорами города поддерживали интересы соседних общин, предоставляли убежище беглым крепостным или даже освобождали их. Но, одержав победу, они нередко сами становились на место феодалов. В конце XII в. многие объединения сельских и городских жителей области Тоскана принесли вассальные клятвы Флоренции, обязавшись защищать ее, выполнять различные работы и уплачивать ей подати. В свою очередь землевладельцы, переселившиеся в города, стремились изнутри взять их под свой контроль. Они создавали собственные объединения во главе с консулами и вступали в союз с городской верхушкой. В конце XII начале XIII в. флорентийские консулы происходили из могущественного рода Уберти. А на исходе XIII столетия из 72 феодальных семей Флоренции 33 были связаны с банковскими и торгово-промышленными компаниями или сами возглавляли их. Город, в котором жили 70 тыс. человек, управлялся консулами и советом в составе 100-150 человек. Время от времени созывалось и общее собрание жителей.

Города Северной и Центральной Италии вместе с подчиненными ими окрестными деревнями (контадо) и городами (дистретто) становились независимыми. В Милане в конце XIII в. насчитывалось 100-200 тыс. жителей (500 тыс. вместе с контадо), во Флоренции в начале XIV в. - 90-100 тыс. (120 тыс. вместе с контадо).

Сопротивляясь концентрации власти в руках олигархии, рядовые жители города создавали параллельно общегородским административным органам собственные, своего рода «малую коммуну». Ее венчал совет пополанов. Глава совета в некоторых городах назывался капитаном народа.

Ремесленники и мелкие торговцы Милана в 1198 г. образовали организацию, глава которой именовался «падеста», и добились определенного места в управлении городом. А в 1201 г. они получили право на собственного консула. Подеста обязательно должен был быть рыцарем, причем из другого города. Он приходил на правление со своей «командой» - свитой, судьями, писарями и т.д.

Во Флоренции открытое противостояние аристократической верхушки и пополанов началось в 1193 г. Знать в попытке укрепить свои позиции заменила в 1207 г. Правление консулов правлением подеста. В 1250 г. пополанам удалось добиться учреждения поста капитана народа. Они создали свою организацию - «Вооруженное сообщество» и, опираясь на городское ополчение, установили контроль над общегородским правительством. Исполнительным органом народной коммуны стал Совет 12 старейшин. Этот режим пал под ударами сторонников аристократии. Но в 1266 г. Пополаны возвращают себе власть, опираясь на цехи.
Социальный строй

Основой экономики итальянских городов были цеховые объединения ремесленников и торговцев той или специальности. Крупнейшие флорентийские цехи оформились в конце XII начале XIII в.

Цехи представляли собой самоуправляющиеся профессиональные объединения. Их члены обладали преимущественным правом на производство и сбыт данного вида изделий в городе и его округе.

С 1282 г. контроль над Флорентийской республикой переходит в руки представителей цехов — приоров. Новый режим предпринял решающее наступление на знать. Конституция 1293-1295 г.г. («Установление справедливости») лишила аристократию права на участие в управлении городом, а также ограничила ее имущественные права. В 1289 г. республика объявила об освобождении крепостных крестьян от феодальных сеньоров (в обмен на выкупные платежи). Знать попыталась вернуть свое господство в 1301 г. Но уже через несколько лет ремесленники снова одержали победу.

Братство и солидарность становятся источниками права в городе-коммуне, основой ее существования. Солидарность городских жителей органично сочеталась с развитием личности. Избавленный от бремени деспотизма, свободный в реализации собственных интересов, человек мог направить свои силы на самосовершенствование. Флоренция превратилась в один из главных центров Европы. В ее школах различных ступеней обучалось почти 12 тыс. детей. В этом городе, по словам Буркхардта, «все поголовно умели читать, даже погонщики ослов распевали канцоны Данте, а лучшие из сохранившихся итальянских манускриптов принадлежали первоначально флорентийским рабочим».

Но прямая власть народа удерживалась недолго. В самой цеховой среде уже закладывались острейшие имущественные и политические противоречия, которые всего через несколько десятилетий буквально взорвали коммуну.

Между цехами и внутри них росло имущественное расслоение. Образовались богатые («старшие») и более бедные («младшие») цехи. Нередко менее обеспеченные цехи попадали в зависимость от богатых объединений ремесленников и крупных торговцев. Купцы перепродавали ремесленникам сырье, предоставляли им кредиты или одалживали инструменты, а затем скупали их изделия по льготным ценам.

Строгие цеховые правили предусматривали, что открывать мастерские может только полноправный член цеха — мастер. Он должен был проработать по специальности установленное число лет и сдать специальный экзамен: изготовить примерное высококачественное изделие - «шедевр». Любой подмастерье теоретически мог с годами выйти в мастера и создать свою мастерскую. Но разбогатевшие мастера научились обходить это правило. В реальности только их дети получали возможность ознакомиться со всеми секретами ремесла. Большинство же работников так и оставались подмастерьями на протяжении всей жизни. Они не имели права голоса в делах цеха.

При цехах стали образовываться компании — изначально как их отделения и конторы по закупке и сбыту. Флорентийские компании закупали шерсть и грубые сукна в Англии, Испании, Северной Африке и других странах. Постепенно они занялись также ростовщичеством и банковской деятельностью.

Открывали собственные мастерские по изготовлению цветных сукон, где трудились тысячи наемных рабочих. Флорентийские компании владели примерно 300 мастерскими (мануфактурами). Стоимость изготовляемых ими сукон в 3 раза превышала городской бюджет. Компании представляли собой общества на паях. Большая часть паев принадлежа при этом наиболее богатым и влиятельным семействам. Владельцев таких компаний стали называть «пополо грассо» («жирный народ»). Политические события во Флоренции XIV столетия отражали изменения, происходившие в городском обществе. Из 90 тыс. жителей города политическими правами обладали едва ли 5-6 тыс. Именно они избирали Совет приоров (Синьорию). Вместо народного ополчения совет опирался теперь на наемную армию, которой командовали кондотьеры. С ее помощью Флоренция сумела в течении XIV в. завоевать почти всю Тоскану.

Параллельно с сосредоточением экономической мощи в руках отдельных богатых родов и цеховой верхушки шло разорение массы сельского населения. Освобождаемые от крепостной зависимости остались без земли и еще должны были уплатить выкуп. Теперь, чтобы выжить, они нанимались на работу к землевладельцам в качестве батраков либо отправлялись в город на заработки.

Так рождался городской пролетариат — население, лишенное средств производства и вынужденное работать по найму. (В Средние века работа по найму в чужом доме считалась позором.) Позднее этот процесс охватит многие европейские страны, хотя будет принимать иные формы.

Бывшие крестьяне становились наемными рабочими на мануфактурах. Они не входили в цехи, не пользовались никакими гражданскими и политическими правами. Из 40 тыс. жителей, занимавшихся во Флоренции сукноделием, 30 тыс. были пролетариями. Впервые в истории возникли капиталистические общественные отношения.

Условия жизни наемных рабочих Флоренции оказались невыносимыми. Рабочий день достигал 14-16 часов. Часто эти люди не могли покидать мастерские по собственной воле и находились целиком во власти надсмотрщиков. Особой свирепостью отличались чиновники и надсмотрщики, приглашенные из других городов. Заработная плата оставалась чрезвычайно низкой, за малейшую повинность налагались огромные штрафы. По словам писателя-флорентийца Франко Саккетти (13301400), рабочий-шерстобит весь день трудился в мастерской, а его жена днем и ночью пряла шерсть дома. Дома же эти были всего лишь деревянными лачугами, куда свет и воздух проходили только через открытую дверь.

В 1345 г. флорентийский чесальщик шерсти Чуто Брандини основал первый в истории профсоюз наемных рабочих (братство). Его арест и требования повысить заработную плату вызвали стихийную забастовку. Выступление было подавлено, а Брандини повешен. В июне 1378 г. флорентийские рабочие сукнодельческих мануфактур (чомпи) и мелкие ремесленники восстали. Они добивались повышения зарплаты, удаления «чужеземного чиновника», предоставления им четверти мест в правительстве, организации народного ополчения и создания цеха чомпи. Последнее, как они надеялись сделало бы их равноправными гражданами города. Восставшие сожгли дома богачей и дворцы «старших цехов», свергли правительство приоров. Им удалось добиться образования цеха чомпи, народного ополчения из 1,5 тыс. арбалетчиков и нового правительства. В него вошли по три представителя от чомпи, ремесленников и «пополо грассо». Но чомпи не решились конфисковать мануфактуры, немедленно закрытые богатыми владельцами. Последние, к тому же, организовали блокаду доставки хлеба. В городе начался голод. В августе 1378 г. наемные войска подавили восстание, а лидеры повстанцев были казнены или бежали.

Подавление восстания рабочих в 1378 г. послужило сигналом для сворачивания городской демократии во Флоренции. При формальном сохранении республиканского правления установилась власть патрициев — наиболее обеспеченных купцов, банкиров и предпринимателей. В 1382-1434 г.г. олигархический режим возглавлял богатый род Альбицци, а с 1434 г. - банкирский род Медичи.

Политические потрясения, войны, борьба враждующих партий за власть, социальные противоречиявсе это подтачивало единство городских коммун. Чем нестабильнее была ситуация, тем больше возрастала роль военных вождей и авантюристов. В Милане избранный в 1287 г. капитаном народа Маттео Висконти ввел диктатуру и после ожесточенного противоборства с соперниками сумел не только удержать власть, но и передать ее по наследству членам своего рода. Его наследники добились в 1395 г. герцогского титула. Они уже полностью распоряжались жизнью и смертью подвластного им населения. В середине XV в. герцогский титул в Милане перешел к роду Сфорца.

Такие же или подобные им события произошли и в большинстве других итальянских городов-государств. Деспотизм и опора на военную силу привели к тому, что большая часть Северной и Центральной Италии была поделена между четырьмя крупными государствами — Милинским герцогством, владениями Медичи, Папской областью и республикой Венеция.
Городская жизнь

Середина XIII в., а еще точнее 60-е г.г. предстают временем процветания городов, достоинства и нравственной красоты граждан, здравого политического устройства, нерастраченных возможностей. У хрониста Джованни Виллани (1275-1348) в его «Флорентийской истории» живое драматичное описание начинается с 1266 г. Те годы уже через полвека кажутся золотой стариной. Дальнейшие события излагаются обычно по схеме постепенного распада.

Необычайно росло население. Джованни и Маттео Виллани сообщают, что во флорентийском баптистерии ежегодно крестили по 5800-6000 младенцев.

На каждого мальчика священник откладывал по черной фасолине, на девочку — по белой. В конце года черных оказывалось всегда на 300-500 больше.

Городские свободы поощряли стремление к самостоятельности и сотрудничеству. При изобретательности и динамизме населения постоянное политическое изменение делалось нормой. Флоренция, по выражению Данте Алигьери (1265-1321), ворочалась как больной в постели, примеряя на себя все новые конституции, иногда по нескольку раз в год. Податливость строя на целенаправленные усилия казалась очевидной; ясно ощущалась возможность повлиять на город словом, примером и делом. В 1357 г. монах Якопо Буссолари проповедью настроил граждан Павии против ее синьоров Беккариа, и те бежали.

Во Флоренции XIV в., жалуется Франко Саккетти, все поголовно стремились получить рыцарское достоинство. Это говорит не о важности сословных перегородок, а о размытости аристократического института. На праздниках итальянские аристократы бегали взапуски на приз наравне с крестьянами, что трудно представить в тогдашних Германии или Франции. Говорят о «демократизации войны» у итальянцев тех веков. Инженер, литеец, артиллерист, солдат составляли промышленное предприятие особого рода, где было не до выяснения степени родовитости.

Подвижность общества сочеталась со свободой образов жизни. Во Флоренции XIV в. не было единой моды, но изяществом и удобством итальянская одежда превосходила все, что носили тогда в остальной Европе.

Итальянские города жили напоказ, гласно, красуясь храмами и дворцами, гордясь своими рынками и своими оригиналами. Эти люди при жизни стали мифом. Публичное пространство свободного города было открытой сценой, где достоинства и пороки становились отчетливо видны. Наблюдение человеческой природы давало уникальный материал внимательному художнику. В свою очередь общее внимание к признанному мастеру поощряло его творчество.

Условия творческого подъема создавала не только свобода как таковая, но и ощущение ковкости политического тела, его отзывчивости на слово, художественный образ. Венеция вручила поэту Якопо Саннадзаро (1456-1530) 600 дукатов гонорара за прославлявшие его стихи. Флоренция оплатила первые кафедры греческой словесности и работу комментаторов Данте.

Идея справедливого согласного устроения равноправных граждан показала огромную живучесть. Семейство Медичи, утвердившееся в 1434 г. почти на три века в качестве правителей Флоренции и Тосканы, покровители искусств и наук, казалось бы приучили Флоренцию к олигархическому строю. Но после их изгнания общественное обсуждение государственных делдебаты в совещательных комиссияхв 1495-1512 г.г. снова определяла городскую политику.
Человек эпохи Возрождения

Противоречивые общественные отношения, победа цехового самоуправления над тиранией и появление новых авторитарных режимов в полной мере сказались на мироощущении человека эпохи Возрождения.

Можно было бы, вероятно, шаг за шагом проследить увеличение в XV в. числа широко образованных людей. Трудно сказать, ставили ли они перед собой как осознанную и ясно сформулированную цель достичь совершенной гармонии в духовной и фактической жизни. Однако многие из них обладали такой гармонией, насколько это вообще возможно для человека.

Флорентийский купец и государственный деятель — часто одновременно ученый в области древних языков. Самые знаменитые гуманисты знакомят его и его детей с «Политикой» и «Этикой» Аристотеля. От гуманиста, в свою очередь, требуется величайшая многосторонность. Его знания должны служить отнюдь не только объективному ознакомлению с миром классической древности, но и повседневному применению в реальной жизни. Наряду со всесторонним развитием личности вширь имеет место также и углубленное самопознание.

Образование женщин из высших сословий ничем не отличалось от образования мужчин. У итальянцев во времена Возрождения не возникало ни тени сомнения в том, что дочерям и сыновьям следует давать одинаковое воспитание в области литературы или филологии. Индивидуализм у женщин получает развитие совершенно аналогичным образом с тем, как это происходит у мужчин. Среди выдающихся людей той эпохи поэтессы Кассандра Феделе и Виттория Колонна. Сюда же присоединяется целая когорта приобретших разнообразную известность женщин, пускай даже их выделяло лишь то, что их способности, красота, воспитанность, высокая нравственность и благочестие образовывали в некотором роде гармоническое целое. Здесь нет и помина о какой-либо сознательной «эмансипации», поскольку все было ясно и так... Женщина, принадлежащая к верхнему общественному слою, должна была, как и мужчина, стремиться к достижению состояния законченной, во всех отношениях совершенной личности.

Но было бы ошибкой думать, что развитие индивидуальности в эпоху Возрождения везде и всегда принимало прекрасные и гармоничные формы. В условиях деспотизма, борьбы политических партий и безудержной экономической конкуренции ренессансный индивидуализм зачастую становится разрушительным явлением. Хорошо известна сила слабости, которая не способна владеть собой, замечает Буркхардт, в данном же случае, напротив, речь идет о вырождении силы. Преступление приобретает своеобразную индивидуальную окраску. Всякий человек ощущает себя вышедшим из-под сферы действия нелегитимного, основывающегося на насилии государства с его полицией. В справедливость же правосудия никто больше не верит. В городах большие вооруженные банды начали орудовать по ночам. В обращении были дерзкие шутки и угрожающие письма, направленные против властей.

Развитие женской индивидуальности также не обходится без теневой стороны. «Ныне, — отмечает ренессансный автор Банделло, — приходится видеть, как одна женщина с тем, чтобы исполнить свои прихоти, отравляет своего мужа, поскольку, овдовев, она сможет делать что ей заблагорассудится...»

Итак, ренессансный индивидуализм способен принимать и возвышенные, и ужасающие формы. Критерии добра и зла не являются для него определяющими. Главными достоинствами человека признаются теперь свободная воля, сила характера, неотступное упорство в достижении поставленной цели, какова бы она ни была.
Северный Ренессанс

Различие Европейского Севера (теология, логика, теоретическая философия природы, пейзажная живопись и натюрморт, музыка) и Юга (поэзия, риторика, художественное изобретательство, сюжетная и портретная живопись, устройство народных игр и представлений) сохранялось в целом неизменным на протяжении XIVXVI в.в. Одно из главных отождествляемых с Ренессансом изобретенийкнигопечатание родилось в Германии. И подобно другому немецкому новшествуиндивидуальному огнестрельному оружию, было встречено итальянцами неприязненно. Федерико, герцог Урбино (1444-1482), гуманист и меценат, брезговал иметь в своей библиотеке печатные книги.

Флорентийский каллиграф, один из создателей ренессансного рукописного почерка Веспасиано Бистиччи (1421-1498) ушел в 1482 г. от дел, растроенный успехами книгопечатания. Некоторые итальянские кондотьеры, мирившиеся с таким изобретением дьявола, как полевая артиллерия, от ненависти к ружьям ослепляли взятых в плен немецких стрелков.

В целом на взгляд Севера итальянцы слишком спешили к преображению мира в искусстве. Они больше полагались на игру, мечту и магия, чем на тщательную критическую проработку реальных проблем. Едва развернувшись, северный Ренессанс принял благодаря широкой постановке печатного дела и публицистике Эразма Роттердамского, Томаса Мора, Хуана Луиса Вивеса, Этьена д'Этапля, Гильома Бюде размах культурной промышленности. Рядом с ней итальянский гуманизм выглядел кустарным предприятием. Прямое влияние итальянцев на философию и современные науки оборвалось с Галилео Галилеем (1564-1642). Философская наука, начиная с Рене Декарта (1596-1650), больше наследует Северу и Средним векам, чем Югу и Ренессансу.

Северный Ренессанс сознательно противопоставил трезвую практичность южным фантазиям и фразерству, этический интерес эстетическому, а социальную действительность — художественному блеску. Северное Возрождение настойчиво стремится упорядочить жизнь общины, города, государства. Для итальянского Ренессанса типичен уход в «республику словесности», блестящая изоляция в мире своих созданий. Для Севера более характерен терпеливый воспитатель, знаменосец широких движений, идейный борец.

Но, как и на Юге, Ренессанс на Севере начинался с культа добродетели-силы (Virtus) и противостояния косной судьбе. Спор с Югом был вызван ревнивой заботой о том, чтобы добродетель не поступилась своей действенностью, не ушла в мир снов, не вернулась в область надмирных идей.

Достижения мысли и искусства на ренессансном Севере кажутся вначале менее яркими, нежели на Юге. В век страшных религиозных и идеологических войн в Нидерландах, Англии, Германии, Франции с тяжеловесной, осмотрительной основательностью развертывалась критика всех общепринятых воззрений. С позиций истинной веры, общего блага, естества закладывались такие основы знания и поведения, на которых можно было бы впредь надежно строить теорию и практику. Но на Севере в эту медленную работу чувства и разума, точно так же как в Италии, вкладывалась собранная сила человеческого существа, действующего наперекор судьбе.

Прямым следствием небывалого коллективного усилия в XVII в. возникла новоевропейская наука — самообосновывающаяся, саморазвивающийся метод решения любых задач. Служение новой науке требовало не только «упорной строгости» Леонардо, но и прозаического труда. Старательная работа Севера казалась вначале непохожей на стиль итальянского Ренессанса, чья художественная фантазия в своих далеких замыслах перескакивала через технические и практические трудности. Зато сама европейская наука стала со временем фантастической.
Наука

Развитие знаний в XIV—XVI веках существенно повлияло на представления людей о мире и месте человека в нем. Великие географические открытия, гелиоцентрическая система мира Николая Коперника изменили представления о размерах Земли и её месте во Вселенной, а работы Парацельса и Везалия, в которых впервые после античности были предприняты попытки изучить строение человека и процессы, происходящие в нем, положили начало научной медицине и анатомии.

Крупные изменения произошли и в общественных науках. В работах Жана Бодена и Никколо Макиавелли исторические и политические процессы впервые стали рассматриваться как результат взаимодействия различных групп людей и их интересов. Тогда же были предприняты попытки разработки «идеального» общественного устройства: «Утопия» Томаса Мора, «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы. Благодаря интересу к античности были восстановлены, выверены и напечатаны многие античные тексты. Почти все гуманисты так или иначе занимались изучением классической латыни и древнегреческого языка.

В целом, преобладающая в данную эпоху пантеистическая мистика Возрождения создавала неблагоприятный идейный фон для развития научных знаний. Окончательное становление научного метода и последовавшая за ней Научная революция XVII ст. связаны с оппозиционным Возрождению движением Реформации.



Возрожде́ние
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации