Авксентьев В.А., Ляшенко О.В., Майборода Э.Т., Соловьева Л.Н. Этнология Юга России - файл n1.doc

приобрести
Авксентьев В.А., Ляшенко О.В., Майборода Э.Т., Соловьева Л.Н. Этнология Юга России
скачать (9353 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc9353kb.08.07.2012 20:42скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
Авксентьев В.А.,

Ляшенко О.В.,

Майборода Э.Т.,

Соловьева Л.Н.

ЭТНОЛОГИЯ

ЮГА

РОССИИ


УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ


Рецензенты:

Авксентьев В.А., Ляшенко О.В., Майборода Э.Т., Соловьева Л.Н. Этнология Юга России: учебное пособие. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2010. – с.

Учебное пособие написано в соответствии с программой инновационного курса «Этнология Юга России» и является комплексно-систематизированным курсом лекций к нему. Каждая тема имеет четкую проблемную направленность и дополнена справочным материалом, что позволит студентам более глубоко изучить и проанализировать основные понятия и категории предлагаемого курса.

Авторский коллектив:

доктор философских наук, профессор В.А. Авксентьев (раздел 1: главы 1, 3; раздел 3: глава 3); кандидат философских наук О.В. Ляшенко (раздел 1: главы 2, 3; раздел 3: главы 2, 3); кандидат философских наук, доцент Э.Т. Майборода (предисловие; раздел 1: главы 1, 2; раздел 2: глава 1; раздел 3: главы 1, 2); кандидат философских наук Л.Н. Соловьева (раздел 2: главы 2, 3, 4).


Содержание
Предисловие………….……………………………………………...3
РАЗДЕЛ I. КУРС «ЭТНОЛОГИЯ ЮГА РОССИИ» В СИСТЕМЕ СОЦИОГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ…………………………………7

Глава 1. Этнология в контексте кавказоведения...………………...7

Глава 2. Понятийно-теоретический инструментарий курса «Этнология Юга России»……………...………………………………………….27

Глава 3. Этапы этнической истории Юга России. Вхождение Кавказа в цивилизационное пространство России……………..…………………..47
РАЗДЕЛ II. ЭТНИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА НАСЕЛЕНИЯ ЮЖНОРОССИЙСКОГО МАКРОРЕГИОНА: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА………………………………………………………………………70

Глава 1. Этнополитическое и социокультурное пространство Юга России……………………………………………………………………....70

Глава 2. Индоевропейские народы Юга России…….………….......97

Глава 3. Народы северокавказской этнолингвистической семьи……108

Глава 4. Тюркские народы на Юге России………………………...132
РАЗДЕЛ III. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА ЮГЕ РОССИИ………………………………...146

Глава 1. Региональная безопасность и возможности дальнейшей интеграции Северного Кавказа в российское цивилизационное пространство.146

Глава 2. Роль этнической идентичности на Северном Кавказе..... 162

Глава 3. Ставрополье в этнической картине Юга России………….171
ЛИТЕРАТУРА………………………………………………...198

Предисловие


Юг России во второй половине первого десятилетия XXI века – это формирующийся макрорегион, имеющий ключевое значение для сохранения целостности Российской Федерации и успешной реализации стратегии развития России до 2020 года. Территориально Юг России охватывает 3,5% всей площади страны и 16% ее населения, включая субъекты, расположенные в пределах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов: Ростовскую, Астраханскую, Волгоградскую области, Краснодарский и Ставропольский края, Республики Адыгею, Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Калмыкию, Северную Осетию-Аланию, Чеченскую.

После завершения постсоветского периода на Юге России начался качественно новый этап развития. Для обеспечения стабильности и безопасного развития макрорегиона требуется новое понимание специфики этнокультурных и этнополитических процессов и создание инновационной стратегии регионального развития.

В настоящее время за Югом России закрепился образ самой проблемной части страны, поскольку данный регион включает в себя часть кавказского геополитического ареала, представляющего собой арену соперничества интересов крупнейших геополитических центров – блоков, союзов и отдельных держав. По своей геополитической значимости Северный Кавказ можно сравнить с такими регионами, как Балканы или Ближний Восток.

Северный Кавказ в этническом аспекте является одним из наиболее сложных и интересных регионов России. Здесь на протяжении десятков тысяч лет пересекались многочисленные миграционные потоки, проходили торговые и военные пути, взаимодействовали цивилизации и культуры разного типа. Одна эпоха сменяла другую, уходили в прошлое некогда крупные народы, на их место приходили новые, местные племена взаимодействовали с пришельцами, менялась этническая и религиозная картина региона. Этнические процессы и проблемы стали частью жизни каждого человека, живущего на Юге России. Юг России – это регион межэтнического и межкультурного взаимодействия, крупнейший ареал казачьей культуры, многочисленных археологических памятников. В условиях модернизации XXI века важное значение приобретает сохранение уникального этнокультурного наследия Юга России.

Северный Кавказ, Дон, Причерноморье никогда не были замкнутой территорией, наоборот, все этнические стихии, проносившиеся по Евразии, редко миновали данные историко-культурные пространства. Потоки скифов и сарматов, «Великое переселение народов», монголо-татарское нашествие, колониальный передел мира – во все эти крупнейшие этнические сдвиги был в полной мере вовлечен Северный Кавказ. Народы, оставившие заметный след в истории этого региона, стали известными и далеко за его пределами, этнические «осколки» древних северокавказских народов участвовали в этногенезе многих современных этносов не только Северного Кавказа, но и других частей Евразии. Этнические диаспоры современных северокавказских этносов существуют во многих странах мира.

Духовная сфера стала одной из ключевых, в которой обеспечиваются интересы национальной безопасности. Идеологическая работа, скроенная по шаблонам советской пропаганды, на практике не дает желаемых результатов, а нередко имеет и обратный эффект. Представляется опасным отсутствие упреждающих действий в условиях информационных конфликтов и войн. В данном контексте необходим поиск новых эффективных форм информационной политики, формирования общественных концептов и образов.

Понять природу и сущность этнических процессов и проблем на Юге России невозможно, не уяснив структуру этнического взаимодействия в регионе, не располагая минимальным уровнем знаний о его народах. Именно формированию такого исходного уровня знаний и служит данное учебное издание. Этнокультурные и политические процессы на Юге России рассматриваются в предлагаемой книге в широком контексте, как часть мировых этнических процессов.

Учебное пособие состоит из трех разделов, расположенных в логической последовательности. В первом разделе предлагаемого издания представлена общая этнологическая проблематика, введены в учебный оборот исходные этнологические понятия и рассмотрены основные исторические этапы формирования этнокультурного пространства Юга России. В течение длительного периода развития человеческие сообщества на этой территории объединяла и объединяет общность исторических судеб, которая вовсе не исчерпывается парой столетий жизни в пределах одной империи, уходя корнями в глубокую древность. Во втором разделе рассмотрена этническая структура населения и этнические проблемы южнороссийского макрорегиона и детально проанализированы этническая культура, этнолингвистическая и этноконфессиональная структура субрегионов, составляющих целостное пространство Юга России. В третьем разделе освещены проблемы обеспечения региональной безопасности и возможные стратегии и сценарии дальнейшего развития региона, а также показана роль этничности и этнической идентичности как одних из самых значимых компонентов современной общественной жизни.

Данное учебное пособие предназначено для студентов различных направлений и специальностей и ориентировано на формирование у них набора компетенций для реализации стратегий и механизмов обеспечения личностной, групповой, региональной и национальной безопасности путем объединения различных вариантов этнокультурного, социально-политического, духовно-нравственного регионального наследия вокруг принципов и приоритетов сохранения единства федерального культурного, образовательного и духовного пространства, консолидации народов Юга России и в единую общероссийскую нацию, формирование в сочетании с региональной общероссийской гражданской идентичности.

Предлагаемый курс имеет своей базовой целью формирование общепрофессиональной социально-политической компетенции: способность и готовность работать в условиях полиэтничного и поликонфессионального социума, умение правильно определять соотношение собственных, групповых, этнокультурных и общенациональных интересов, выработка навыков самоанализа, самокорректировки поведения и соблюдения принятых этикетных норм, функциональной социально-политической грамотности, устойчивой самоидентификации личности в межкультурной среде; интеграция полученных знаний, умений и навыков в виде социально-политического и культурного проектирования.

РАЗДЕЛ I. КУРС «ЭТНОЛОГИЯ ЮГА РОССИИ» В СИСТЕМЕ

СОЦИОГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ
Глава 1. Этнология в контексте кавказоведения
Многочисленные исторические исследования ученых из разных стран показывают, что на протяжении всей человеческой истории у людей существовала потребность в знаниях не только о своей жизни, традициях и обычаях, но и о культуре окружающих народов. Несколько тысячелетий продолжалось накопление сведений различного рода о многих народах мира. Все эти сведения носили описательный характер и легли в основу науки этнографии, на базе которой и сформировалась этнология как самостоятельная наука к середине XIX в.

В


Жан-Жак Ампер

(1800-1864)

Французский писатель, сын знаменитого физика, первый из историков литературы, признавший романтизм.
http://ru.wikipedia.org
озникновение этнологии связано со многими практическими потребностями того времени: со стремлением объяснить различия в культурном развитии народов, понять механизмы формирования и особенности этнической психологии, выяснить причины расовых различий народов, установить взаимосвязь этнических особенностей и общественного устройства. В связи с этим стали возникать теории и концепции, складываться научные направления и школы, которые постепенно трансформировались в единую науку о народах – этнологию.

Термин «этнология» образован двумя греческими словами: «etnos» (народ) и «logos» (наука). Использовать это понятие в качестве наименования новой науки о народах и культурах впервые предложил французский ученый Ж.Ж. Ампер. Изначально этнология развивалась как наука об отсталых народах, не создавших собственной государственности. В этом качестве она существовала вплоть до первых десятилетий XX в., когда появляются представления об этносах как о своеобразных общностях людей, не зависящих от уровня их социально-экономического развития.

В России интерес к этническим проблемам появился во второй половине XVIII в., когда впервые в русской общественной мысли были поставлены вопросы о месте и роли России среди других народов, об особенностях русской культуры.

Началом русской этнологии можно считать учреждение в 1845 г. Русского географического общества, в программу которого входило всестороннее изучение России: ее географии, природных богатств и народов.

На рубеже XIX – XX в. значительный вклад в развитие отечественной этнологии внесли труды Г.Г. Шпета по этнической психологии. Он высказал мысль, что национальную психологию народа нужно исследовать через постижение смысла объективных культурных явлений, в которых запечатлеваются типические субъективные чувства народа.

В 40-50 гг. XIX в. К.М. Бэр, Н.И. Надеждин, К.Д. Кавелин сформировали основные принципы этнологической науки, которые стали проводиться в жизнь Русским географическим обществом. Сюда входило описание умственных и нравственных способностей, семейных отношений и особенностей воспитания детей.

О


Миклухо-Маклай

Николай Николаевич

(1846-1888)

Русский этнограф, путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании.
http://ru.wikipedia.org
собое место в развитии этнологии занимает научная деятельность Н.Н. Миклухо-Маклая, который стремился доказать единство человеческого рода, физическую и психическую равноценность всех рас и народов, обосновать идею о том, что все различия между народами вызваны природными и социальными условиями.

В советский период развития отечественной этнологии особой сферой исследований были межнациональные отношения. Как правило, они изучались на основе статистических данных повседневного поведения и конкретных поступков людей. Вне поля зрения ученых оставались такие проблемы как этническая идентичность, этническое сознание, межэтнические конфликты.

На рубеже 70-80-х гг. XX в. заметным явлением в развитии отечественной этнологии стала теория этногенеза Л.Н. Гумилева, в которой автор дает объяснение механизма появления и развития этносов.

На современном этапе этнологическая наука значительно обогатилась по сравнению с прошлым. В сферу ее профессиональных интересов теперь входят не только «отсталые» этнические группы, но и народы современных индустриальных обществ. Возникло много смежных дисциплин на пересечении этнологии с д


Гумилёв Лев Николаевич

(1912-1992)

Советский и российский учёный, историк-этнолог, доктор исторических и географических наук, поэт, переводчик с персидского языка. Основоположник пассионарной теории этногенеза.
http://ru.wikipedia.org
ругими науками: этносоциология, этнопсихология, этнолингвистика, этнодемография, этнополитология. В этнологии все явственнее вырисовываются черты новой социальной науки, синтезирующей разнообразные знания о человеке и его культуре.

Своеобразие каждой науки определяется ее собственным предметом изучения. С начала становления этнологии как науки и по настоящее время сквозной темой ее исследований является генезис этнических культур и межэтнических отношений. Новые исторические обстоятельства и общественные проблемы значительно расширили предметную область этнологии. В связи с этим ученые выделяют внутри этнологии самостоятельные сферы и направления. Так, в западноевропейской этнологии четко оформились и развиваются экономическая этнология, религиозная, социальная, правовая, политическая.

Таким образом, предмет этнологии постоянно расширяется, что не дает возможности дать четкое определение этой науки. Поэтому в отечественной и зарубежной этнологии нет какого-то общепринятого определения этнологии, а существует большое количество определений, основанных на различных методологических подходах.

На современном этапе развития общества этнология сохраняет свою связь с реальными общественными процессами, что прямо свидетельствует об особой важности этнических процессов в современной истории России. Более того, даже поверхностный анализ основных событий XX в. позволяет сделать вывод о возрастании роли этнического фактора в культурно-историческом процессе. Этнические процессы являются основой национальных движений в политике, и XX в. по праву считается веком национальных идеологий, национальных движений, веком национализма.

Центробежные тенденции, появившиеся в 90-е гг. XX в. в России, привели к образованию группы национальных государств. Трения и конфликты на этнической, этнически-политической почве то затухают, то периодически обостряются в республиках Северного Кавказа.

Возрастание роли этничности в обществе обусловило необходимость поиска этнологами ответов на многие важные вопросы, причем актуальность этнологических исследований определяется не академическими интересами ученых, а требованиями реальной политики. В настоящее время существует потребность в изучении не только традиционных, но и модернизированных обществ, которые в своем большинстве являются полиэтничными, а решение этнических проблем – одна из важнейших проблем современности.

Необходимо отметить, что если в первой половине XX в. этнологические исследования носили в основном академический характер и определялись стремлением сохранить информацию об уходящих в прошлое культурах, то со второй половины XX в. ситуация изменилась. Стала очевидной прагматическая ценность этнологических знаний. Сегодня рекомендации и знания этнологов по самым разным сферам общественной жизни необходимы для решения политических, этнических и социальных проблем. При этом в последние десятилетия XX в. этнологические исследования стали лучше финансироваться, что поспособствовало активизации полевых, теоретических и методологических исследований. В настоящее время активно работают известные научно-исследовательские центры отечественной этнологии. Кратко охарактеризуем некоторые из них.

Ордена Дружбы народов Институт этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая Российской Академии наук – старейшее гуманитарное научное учреждение страны, берущее начало от Петровской Кунсткамеры. Сегодня – это ведущий исследовательский центр в области социально-культурной и физической антропологии с высоким международным статусом.

Целью исследований является изучение этносоциального и этнокультурного развития народов мира во взаимодействии с социально-политическими и экономическими процессами. Институт ведет полевые исследования на территории бывшего Советского Союза и других государств, публикует около 50 книг в год и периодические издания: журнал «Этнографическое обозрение», ежегодник «Расы и народы», альманах-ежегодник «Вестник антропологии», «Библиотека российского этнографа», «Этнографическая библиотека». Институт издает «Исследования по прикладной и неотложной этнологии», осуществляет мониторинг этноконфессиональной ситуации в регионах России и в других странах СНГ и Балтии с целью содействия более эффективной внутренней и внешней политике государства.

Направления научно-исследовательской работы.

I. Эволюция человека и происхождение культур.

Биолого-антропологическая характеристика древних популяций в связи с проблемами этногенеза, происхождение и эволюция человека, эволюционные аспекты антропологии и исторической генетики, палеоантропология.

II. Этнические культуры и социальные структуры.

Культурно-бытовые, языковые, социально-экономические особенности народов мира, формирование и функционирование народной культуры, этнокультурные процессы, трансформация традиционных культур и их адаптация к современным условиям, бытовые традиции в исторической ретроспективе, роль государства в этнических процессах, культура социальных групп и слоев, локальные и конфессиональные группы, меньшинства и диаспоры. Особая тема – этнология русского народа, включая этническую историю русских, традиции православия, миграционную подвижность и адаптацию русских в зонах позднего расселения, социально-культурный статус русских нового зарубежья, формирование русской идентичности.

III. Этническая экология, демография и картографирование.

Взаимодействие этнических общностей с природой и социальной средой, адаптация и жизнеобеспечение, проблемы сохранения этнокультурной среды, этническая экология переселенческих групп, социокультурная экология сельского населения, демографические процессы и их влияние на традиционную культуру и идентичность.

IV. Национализм, конфликты, миграции.

Анализ теоретических проблем этничности и ее роли в политических процессах, природа этнических конфликтов, соотношения прав человека и прав этнических меньшинств, этнонационализм и экстремизм, этнополитическая ситуация в постсоветских обществах, этнокультурные проблемы миграций.

V. Исследования религий.

Взаимодействие этнических традиций с различными конфессиями, первобытные и традиционные формы религиозных верований, история религиозных образований, взаимосвязь этнических и конфессиональных проблем в обществе, религиозный экстремизм.

VI. Гендерные исследования.

Этносоциальные и этнокультурные проблемы семьи, этнические особенности функционирования семьи и семейных отношений, межличностные отношения в семье, роль гендерного фактора в политике, экономике.

VII. Этносоциология и этнопсихология.

Методология и методика этносоциологических исследований, этносоциальные процессы в странах мира, этническое самосознание и стереотипы, социально-психологические аспекты межэтнических отношений.

VIII. Физическая антропология.

Формирование антропологического состава населения мира, реконструкция ранних этапов развития человеческого общества, методология антропологической реконструкции для сопоставления древнего и современного населения, палеоантропология и социальные стратегии ранних гоминид, археолого-генетические исследования древнего населения, закономерности морфогенеза, расогенетические процессы.

Структура института организована по региональному и дисциплинарному принципам с отделами, центрами и исследовательскими группами, по специальным программам и проектам.

Институт социологии РАН образован в 1968 г. как ведущее социологическое учреждение страны, где разрабатываются фундаментальные проблемы социологической теории, проводятся масштабные эмпирические исследования, предоставляющие возможности не только для дальнейшего развития социологических теорий, но и для разработки практических рекомендаций, касающихся современных социальных и политических практик.

Основными направлениями деятельности Института являются:

– социальный ресурс конкурентоспособности российского общества в условиях глобализации;

– динамика массового сознания и формирование толерантности;

– межэтнические отношения и перспективы развития российской государственности;

– социологические проблемы образования, здравоохранения и социального обеспечения;

– социальные проблемы управления;

– экосоциология, изучение рисков и катастроф.

Основной целью Института является выполнение фундаментальных научных исследований и прикладных разработок в области социологии. Научно-исследовательские задачи:

– история социологии и общей социологической теории; методология и методы социологических и политологических исследований;

– трансформация социальной структуры российского общества и социальная мобильность;

– трансформация социальных институтов и формирование гражданского общества; динамика ценностей российского общества;

– политическая и социокультурная модернизация российского общества;

– сравнительные исследования социальных и политических систем;

– социология политических отношений и электоральных процессов;

– формирование новых идентичностей и процессы интеграции и дифференциации российского общества;

– социология конфликтов;

– трансформация семьи и гендерных отношений;

– социокультурные функции религии в современной России.

Повышенный интерес к региональной истории в современной России обусловлен процессами регионализации, которые развернулись на постсоветском пространстве. Появление региональных границ означает утверждение того факта, что человечеству свойственно многообразие форм жизнедеятельности, которые не могут и не должны быть стандартизированы. Попытка добраться «до исторических корней» – это еще и реакция на происходящие в мире процессы глобализации.
Категория «кавказоведение» широко используется в научной литературе, но смысловая нагрузка его многозначна. Одни понимают кавказоведение как историю народов, проживающих на Кавказе, и в этом смысле оно синонимично краеведению или регионоведению. Вторые видят в кавказоведении совокупность исторических дисциплин (этнологию, археологию, источниковедение, историю и др.), занимающихся исследованием различных сторон жизни северокавказского социума. Третьи считают, что это научная литература, анализирующая историю изучения народов Кавказа, и в этом смысле кавказоведение – это история исторической мысли, концепций, науки.

Как самостоятельное комплексное научное направление кавказоведение оформляется в XVIII – первой пол. XIX вв. В этот период кавказский вопрос наряду с восточным вопросом становится важнейшей проблемой международных отношении, острейшим узлом противоречий между ведущими державами мира – Англией, Францией, Османской империей, Персией и Российской империей. Драматично развивающиеся события переросли в кровопролитные кавказские войны. Противоречивый, неоднозначный процесс присоединения Кавказа к России, становление российской администрации, проблемы включения кавказских народов в российскую социокультурную систему стали дополнительным стимулом для активизации кавказоведческих исследований во многих странах и особенно в России.

Противоречивый характер Кавказской войны, незнание и непонимание традиций народов Кавказа царской администрацией, а народами Кавказа – российской государственно-правовой системы, потребовали масштабного изучения естественных ресурсов и производительных сил Кавказа, истории, языков, культуры, быта, хозяйства, традиционных форм общественной жизни, права и других сторон жизни Кавказских народов.

Основы кавказоведения нового времени были заложены в трудах Вахушти Багратиони, С.Г. Гмелина, И.А. Гюльденштедта, П.С. Палласа, М. Чамчана и др.

В XIX в. кавказоведение становится важнейшим направлением российской науки. Во второй половине XIX в. один из ведущих кавказоведов академик Н.Ф. Дубровин с полным основанием отмечал, «что ни один уголок нашего отечества не имеет столь обширной литературы по всем отраслям знаний, какую имеет Кавказ». Российское кавказоведение XIX в. представлено такими выдающимися именами, как Н.Я. Данилевский, А.П. Берже, С.М. Броневский, М. Броссе, П.К. Услар, М.М. Ковалевский, азербайджанскими учеными А. Бакихановым и М. Казембеком, грузинами Д. Бакрадзе и С. Эсадзе, армянами В. Бастомяном и С. Егиазаровым, адыгами Хан-Гиреем и Шорой Ногмовым, осетинами К Хетагуровым и А. Гассиевым, чеченцем У. Лаудаевым и многими другими историками, лингвистами, этнологами и географами. С Кавказом связано творчество многих русских писателей и поэтов, художников, композиторов и других деятелей культуры. Дореволюционные библиографии, в том числе составлявшиеся по заданию властей (что свидетельствует о значении кавказоведения в то время), насчитывали более 8 тысяч наименований книг и статей.

В дореволюционный период продолжалась деятельность известных кавказоведов Н.Я. Мара, В.В. Струве, И.А. Джавахишвили, К.С. Кекелидзе, Я.А. Манандяна, Лео (А. Бабаханян) и других, сыгравших большую роль в становлении советского кавказоведения. Несмотря на известную антиномичность социалистического строительства на Кавказе, оно дало мощный толчок естественнонаучному изучению Кавказа. Были созданы национальные академии наук в Азербайджане, Армении, Грузии, а в их составе – институты по всестороннему изучению проблем народов Кавказа. Были также созданы Северо-Кавказский горский НИИ краеведения, гуманитарные национальные НИИ в автономных республиках и областях Северного Кавказа, Северо-Кавказский научный центр высшей школы. Постоянно расширялась сеть высших учебных заведений на Кавказе, научные кадры коренных народов Кавказа готовились в ведущих научных центрах СССР. Это обеспечивало комплексное изучение Кавказа, несмотря на издержки идеологизации этого процесса, его заорганизованность и недостаточное финансирование.

В советском кавказоведении сложились научные школы во главе с целым созвездием крупных ученых, представляющих практически все народы Кавказа: А.В. Авксентьев, С.Н. Джанашиа, Н.Г. Айдемиров, А.Ю. Шадже, Г.А. Меликашвили, Э.С. Маркарян, А.И. Робакидзе, С.Т. Еремян, Г.Х. Саркисян, З.М. Буниятов, В.И. Абаев, М.М. Блиев, Г.А. Дзидзария, З.В. Анчабадзе, Р.М. Магомедов, Г.Г. Гамзатов, В.Г. Гаджиев, М.Р. Гасанов, Т.Х. Кумыков, Г.Х. Мамбетов, А. Гадагатль, А.Р. Шихсаидов, Я.З. Ахмадов и др. Не менее значительным являлось русское советское кавказоведение – Б.Б. Пиотровский, Е.И. Крупнов, Л.И. Лавров, А.М. Ладыженский, Н.И. Покровский, А.П. Новосельцев и многие другие.

К недостаткам развития кавказоведения этого периода следует отнести оторванность от зарубежного кавказоведения. В последние десятилетия советской власти изучение гуманитарных проблем Кавказа в основном сосредоточивается в руках местных ученых, а собственно русское кавказоведение утрачивает свою энергию. Думается, в этом одна из причин, порождающих трудности для российской политики в Закавказье и Северном Кавказе.

Бытие народов, их менталитет, материальная и духовная культура неотделима от бытия определенных территорий, регионов. Все этнические общности Северного Кавказа вне зависимости от численности, положения, возможности влиять на региональные процессы хотят быть услышанными. Чрезмерная любовь к своей истории, оправданная в идейном и моральном плане, в исследовательском, как правило, приводит к субъективизму, представлению своего народа как избранного, противопоставлению другим народам, что влечет негативные последствия как для этноса, так и для общества. Подобный «патриотизм» историков нередко приобретает форму национализма, характерного для стран, ведущих борьбу за независимость, утверждающих свое право на самоопределение, но явно не отвечает принципу «историзма» и современному политическому положению народов Северного Кавказа.

Под рубрикой «Переосмысление истории» на страницах газет и журналов десятками, если не сотнями, стали публиковаться статьи, очерки, зарисовки, извращающие многие события и явления прошлого. Манипуляция, «передергивание» известных исторических фактов и манкирование достижениями историографии, как бы тягостны не были для научного сообщества, все же затрагивали частные проблемы исторического прошлого. Главным же был кризис методологических основ исторической науки, кризис мировоззренческий. В результате образовался огромный и трудно восполнимый пробел, в особенности, если говорить не о «белых» и «черных пятнах» в истории, а о чем-то, куда более сложном и важном – о методологии и гносеологии исторического исследования, которые отвечали бы современной духовной и научной ситуации и картине мира».1

Сложившаяся ситуация обусловлена рядом моментов:

Дезинтеграция научных связей между республиками и областями Северного Кавказа, почти полное прекращение финансирования региональных программ, «навал» новых методологических схем и методов познания окружающего мира в совокупности с острыми социально-экономическими проблемами привели науку на грань развала. Правительство РФ и научное содружество кавказоведов нашли внутренние ресурсы для выхода из кризиса.

В соответствии с приказом № 836 от 15.08.1994 г. Госкомитета РФ по высшему образованию при Северокавказском центре высшей школы был открыт Научно-исследовательский институт Кавказа. Решение центральной задачи, поставленной перед коллективом института, должно было обеспечить развитие фундаментальных и прикладных исследований с целью укрепления традиционных культурно-исторических, социально-экономических и научных связей на территории Северного Кавказа и даже Закавказья. В программу первоочередных направлений института Кавказа вошли: комплексная оценка социальной и демографической ситуации, анализ этнических процессов в регионе, прогнозирование путей и перспектив его экономического развития, а также «Взаимодействие цивилизаций и культур на Кавказе и его социальные последствия», «Анализ межнациональных отношений на Кавказе», «Исследование социальной обстановки на Кавказе как общественное явление», «Кавказ и проблемы национальной безопасности России», «Казачье движение на Северном Кавказе».

В октябре 1999 г. в Ростове-на-Дону создан «Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ и ИСПИ РАН». Основными направлениями деятельности центра являются научные исследования по следующим проблемам: цивилизационно-культурные взаимодействия на Северном Кавказе; этноконфессиональная ситуация на юге России; этнополитология на юге России.

Крупными научными центрами кавказоведения являются редакционные коллегии СКНЦ ВШ – «Научная мысль Кавказа» и «Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион». Постановка и обсуждение острых проблем истории народов Кавказа, дискуссии, организация «круглых столов» – все это служит выяснению научной истины, поискам взаимопонимания и толерантности.

В декабре 2002 г. был создан Южный научный центр РАН, который объединил исследователей из разных городов Южного федерального округа для совместного решения фундаментальных задач, приоритетных для мирового сообщества и развития Российского государства: его обороноспособности, политической стабильности, социально-экономического прогресса.

Южный научный центр сосредоточивает свои силы на ключевых направлениях научного обеспечения проблем национальной безопасности, улучшении экономических, социальных и экологических условий жизни в регионе. Приоритетной задачей ЮНЦ РАН является интеграция создаваемых подразделений научной части Президиума в научно-исследовательскую деятельность РАН посредством участия в Программах Президиума и Отделений РАН.

У ЮНЦ РАН сложились тесные связи с Ростовским, Кубанским, Ставропольским, Волгоградским государственными университетами, техническими вузами в Таганроге, Астрахани, Ростове-на-Дону, Волгограде, Ставрополе и Новочеркасске, на базе которых создаются лаборатории, базовые кафедры и магистратуры, проводятся научные конференции и семинары, созданы условия для формирования научно-образовательных центров.

Одним из крупнейших научных центров кавказоведения в последние годы стал Ставропольский край. Данная проблематика является приоритетной в области научных исследований Ставропольского государственного университета и включена в план развития Ставропольского госуниверситета как учебного заведения классического типа. Исследования по этническим проблемам современности ведутся в университете с 1970-х гг., сформировалась научная школа, которой руководил известный кавказовед, доктор философских наук, профессор А.В. Авксентьев (1924-2000). С начала 1990-х гг. в рамках этой школы сформировалось научное направление «Этническая и региональная конфликтология». Основным направлением деятельности лаборатории региональной конфликтологии является изучение регионального конфликтного процесса, прогнозирование его динамики, разработка способов профилактики и конструктивной деэскалации региональных конфликтов. В июне 1997 г. была создана кафедра социальной философии и этнологии СГУ. Ученые кафедры одними из первых в стране начали преподавание курса «Этнические проблемы современности и культура межнационального общения».

В 1999 г. в Ставропольском госуниверситете открыто «Ставропольское Межрегиональное отделение» Российского общества интеллектуальной истории, которое подготовило и выпустило пять выпусков альманаха «РОИИ». В них на основе методологической схемы «новой локальной истории» анализируются теоретические вопросы историографии, реконструкции как понимания глубинного смысла исторического знания, господствующих стереотипов в «рациональном письме» историка и социально-психологических установок, определяющих движение социальной жизни.

В 2004 г. в СГУ на базе кафедры экономической, социальной и политической географии была создана лаборатория «Демографических и миграционных проблем» Отдела социально-политических исследований Кавказа Южно-российского Научного Центра РАН. Главным направлением исследований является динамика этнодемографических и миграционных процессов на Юге России.

Особенностью проведения научных исследований в СГУ является их глубокая интеграция с работами, проводимыми в научных учреждениях Российской академии наук, и прежде всего Южного научного центра РАН. На базе университета создан Отдел социально-политических проблем Кавказа ЮНЦ РАН, организован совместный с ЮНЦ РАН научно-образовательный центр «Социально-политическая безопасность Южного макрорегиона», задачами которых являются фундаментальные и прикладные исследования в области социальной и политической безопасности Северо-Кавказского и Южного федеральных округов.

Активная просветительская работа проводится в Ставропольской государственной краевой универсальной научной библиотеке им. М.Ю. Лермонтова, в которой совместно с научной общественностью города издается краеведческий сборник «Ставропольский хронограф». Это уникальное издание, не имеющее аналогов в других регионах Северного Кавказа, целиком посвящено людям, которые оставили заметный след в истории Кавказа. Библиотека является центром региональной краеведческой библиографии. Здесь за последние годы подготовлены и опубликованы фундаментальные издания «История культуры и быта народов Северного Кавказа», «Казачество на Ставрополье», «А.С. Пушкин и Северный Кавказ».

В середине 90-х гг. XX в. сформировался серьезный центр кавказоведения в Пятигорске: Международный конгресс «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру».

За последние десятилетия в Краснодаре сложилось несколько новых центров кавказоведения. Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д. Фелицина – одно из крупнейших региональных научно-просветительских учреждений страны, в фондах которого хранятся более 330 тыс. экспонатов. Много сделано в деле изучения истории Кубани в Краснодарском государственном университете культуры и искусств. Выпуск журнала «Кубань: проблемы культуры и информатизации» (с 1995 года), сборников региональных исследований, анализ развития кубановедения.

В 1998 г. организационно оформилось Кабардино-Балкарское историко-родословное общество как подразделение Северо-Кавказского генеалогического общества. Общество занимается сбором архивных материалов о выдающихся деятелях Кабарды, Балкарии, Черкессии, Карачая, Адыгеи, организацией конференций, симпозиумов, «круглых столов» генеалогов Северного Кавказа. Общество издает ежеквартальный журнал «Генеалогия Северного Кавказа».

В 1992 г. создан Региональный центр этнополитических исследо­ваний Дагестанского научного центра РАН, приоритетными направле­ниями научной деятельности которого являются обобщение исторического опыта совместной жизнедеятельности народов Северного Кавказа и Даге­стана; изучение и прогнозирование современных эт­нополитических, геостратегических процессов в Северо-Кавказском регионе; разработка проблем развития малочисленных народов, национальных и эт­нических групп, их специфических потребностей и интересов; исследование причин социальных и межнациональных конфликтов, средств их предупреж­дения и разрешения.

Карачаево-Черкесский ордена «Знак Почёта» институт гуманитарных исследований при Правительстве КЧР имеет почти 80-летнюю историю, был создан в 1932 году. Это единственное научное учреждение гуманитарного профиля в республике, занимающееся изучением истории, культуры, языка, быта народов, проживающих на её территории. Учёные института издали цикл историко-этнографических очерков, опубликовали фундаментальные лексикографические работы мирового уровня: национально-русские и русско-национальные словари переводного типа по всем народам КЧР, диалектологические справочники, двуязычные разговорники для школ. Учеными института осуществляется сбор, публикация произведений устного народного творчества, народного искусства, проводятся социально- политические исследования. Научные сотрудники института привлекаются в качестве экспертов при решении Правительством разного рода общественно значимых проблем.

Знаковым событием в научной жизни Владикавказа было открытие Института цивилизации. Блестящие по стилю, глубокие по содержанию статьи Ф. Гутнова, В. Дегоева, Л. Гатаговой, Г. Дерлугьяна, А. Цуциева, Г. Чочиева внесли весомый вклад в кавказоведение.

Поступательное движение науки, в том числе и кавказоведения, невозможно без активного использования опыта, накопленного предшествующими поколениями исследователей, без осмысления глубинных процессов, происходящих в обществе и науке. Обобщение накопленных результатов дает возможность определить перспективы и те исследовательские направления, которые остро требуют приложения творческих сил. Особенно важна эта внутренняя, невидимая для других групп общества работа сегодня, в условиях перманентной реструктуризации центров этнологических исследований и формирования новых методологических парадигм и исторических концепций прошлого.

Одним из проблемных полей изучения этнологии Юга России является исследование современного регионогенеза. Под понятием «регион» понимается целостный участок территории, отличающийся некоторой однородностью в своей основе, но не обладающий четкими границами. Более того, это слово часто употребляют для обозначения весьма больших территорий, образующих главные подразделения континентов.

В политических науках под понятием «регион» понимают часть территории одной или нескольких соседних стран с более или менее однородными природными, экономичес­кими, социально-политичес­кими и культурными условиями. В политологической литературе регион часто рассматривается как группа стран, которые по многим очевидным параметрам больше взаимозависимы друг с другом, чем с иными странами. При этом государства, объединенные в регион, должны иметь некий интегрирующий географический фактор, например, общий выход к морю или систему естественных транспортных коммуникаций (например, Ближний или Средний Восток, Центральная или Восточная Европа).

Со временем в научной литературе и средствах массовой информации термин «район» стал постепенно вытесняться термином «регион» как более строгим в науч­ном отношении.

В рамках доктрины европейского интегрального федерализма оп­ределение термина «регион» включает в себя наличие таких признаков, как общая территория; определенное население; общность истории, природных условий и решаемых проблем.

В отечественной политической науке под регионом понимается часть территории Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта Российской Федерации либо объединять территории нескольких субъектов Российской Федерации.

Понятие «регион» употребляется в узком смысле для обозначения территориального сообщества в администра­тивных границах субъекта Российской Федерации, которое харак­теризуется таким чертами, как целостность и управляемость.

Целостность как характерная черта региона реализуется в первую очередь в социально-политическом и экономическом отношениях. В первом случае речь идет о наличии в регионе особого территориального сообщества людей, объединенного определенными историческими традициями, образом жизни, менталитетом и выступающего объектом управления со стороны органов государственной власти, осуществляющих свою деятельность в рамках Российской Федерации.

С экономической точки зрения целостность региона означает наличие устой­чивых внутрирегиональных и межрегиональных производственных связей, пропор­циональное сочетание в нем различных отраслей народного хозяйства, рациональное использование регионального природно-ресурсного потенциала. Экономическая целостность региона проявляется прежде всего в комплексности регионального хозяйства, которая означает сбалансированность и согласованное развитие его производительных сил, отсутствие значительных внутри-региональных хозяйственных диспропорций, наличие спо­собности в условиях социальной и политической стабиль­ности осуществлять в региональных пределах расширенное воспроизводство на основе имеющихся ресурсов.

Характерной чертой региона является также управляемость, которая самым непосредственным образом связана с административно-территориальным делением Российской Федерации. В значительной степени управляемость обусловлена целостностью региона, так как органы государственной власти должны обеспечивать управление территориальными социумами во всех сферах их жизнедеятельности в пределах своей компетенции.

О
http://ru.wikipedia.org

бъективным процессом, набравшим силу в 1990-х гг., явилась регионализация политического и экономического пространства страны. Регионализация в России во многом явилась следствием ее природно-климатического, социально-экономи­чес­кого этнокультурного и политико-административного многообразия, политичес­ких амбиций элиты и анклавной ментальности тех или иных социальных, в том числе и этнических, групп на местах. Этому способствовало и то, что в российских реги­онах характер и уровень развития, качество жизни, ментальность населения, глубина и сила кризиса, направление и темпы экономи­ческой и политической трансформации были различными, поэтому способы выхода из кризиса, модели и сроки преоб­разования во многом зависели от практических шагов мест­ных властей. В целом с учетом обширности территории Российской Федерации и этнического её многообразия именно «снизу» открывается больше пер­спектив для выхода из экономического и политического кризиса, в котором оказалась Россия. Поэтому в таких условиях неизмеримо должна возрастать роль региональной политики, на основе которой и будет происходить становление новой российской государственности.

Кроме того, регионализация в России была следствием появления новых свойств ее общественной системы в целом, которая меняла свою социально-политическую и геополитическую организацию, пытаясь выйти из кризисного состояния. Регионализация была также реакцией на кризис той системы командно-административного управления, которая строилась на жестком централизме и уни­фикации управленческих целей и средств применительно к регионам.

Регионализация в России сопровождалась обострением противоречий между центральной и местной властью. Ситуация осложнялась тем, что региональные властные структуры оказались более способными, как, кстати, и центральная власть, к воспроизводству старых традиций командно-административной системы, чем к инновационным методам и формам государственного управления. Конфликтная ситуация в России во многом определялась противоречием между новым состоянием российского общества и старым набором политических институтов и идей как на уровне центральной, так и региональной власти.

Актуализация региональной тематики (все заметнее выступающая в качестве доминантной тенденции эволюции российского научного сознания конца ХХ в.) диктует необходимость углубленной теоретической интерпретации территориальных феноменов, осмысления их реального многообразия и взаимозависимости, отслеживания траекторий, а на данной основе и конструирования концептуальных основ региональной организации общества, разработки теории регионогенеза.

Исследование регионогенеза, приобретающее особое звучание в трансформационные, кризисные для социума периоды, может быть обращено как на предельно общие (познание пространственных реалий), так и на специфические, частные задачи, включая обособление вполне конкретных региональных феноменов, их делимитацию, внутреннее структурирование, выявление доминирующих тенденций, фиксацию системной целостности и ролевых функций в межрегиональных взаимодействиях.

Становление любого региона изначально приурочено к определенной территории, характеризуемой в этой связи как пространственный ареал регионогенеза.

Фиксируя внимание на причинах и обстоятельствах зарождения южно-российской региональной целостности (фактически на ее предыстории), необходимо подчеркнуть, что на начальных стадиях регионогенеза в основном превалируют внешние по отношению к региону факторы. Поскольку последних в рассматриваемой ситуации множество (геополитические, экономические, демографические и т. д.), акцентируем внимание на наиболее значимых, фундаментальных, изначально предопределяемых имманентностью нашего региона российской государственности и русской культуре.

Интегрированность Юга России в территориальную структуру высшего таксономического ранга РФ позволяет полагать, что ситуация в регионе, его траектория и даже сама возможность появления подобного пространственного образования в значительной мере предопределены именно алгоритмами русской цивилизации. Отслеживание южно-российской ретроспективы конкретизирует общий взгляд на регионогенез как на полифакторный, вариативный и, в этой связи, многостадийный пространственно-временной процесс.

Интеграция кавказских этносов в систему российской цивилизации – сложный по целому ряду аспектов драматичный процесс, напрямую детерминирующий ситуацию на Юге России и во многом территориально приуроченный именно к данной структуре. В итоге ее регионогенез не только оказался в сильной степени скорректированным, но и приобрел мощный дополнительный импульс в рамках особого кавказского периода южно-российской региональной истории.

Соразвитие России и Кавказа – проблема столь традиционная, сколь и архисложная, сохраняющая свою актуальность уже более двух столетий. Обострение социально-экономической и этнополитической ситуации в северокавказских республиках вызывает повышенное к ним внимание федеральных властных структур, инициирует осознание приоритетности проблематики Юга в общероссийском масштабе. Под воздействием этнодемографических и этнокультурных сдвигов трансформируются важнейшие региональные рынки (продовольственный, образовательный и др.), активизируются цементирующие экономическое пространство товаропотоки, трудовые миграции и т.п.

Характерно, что кавказизация стала наиболее выраженной именно в последнее (фактически, постсоветское) десятилетие. С позиций регионогенеза данный промежуток времени весьма специфичен, поскольку, наряду с интеграционными тенденциями (соответствующими всей предшествующей логике региональной траектории), в нем заметно проявляются инициируемые социально-экономическим кризисом и общим процессом регионализации дезинтеграционные черты. Приобретя новый статус (не административных, как ранее, а политико-территориальных образований), регионы впервые за последние пять столетий национальной истории выступили в роли субъектов геополитического и геоэкономического процессов. На фоне развернувшейся борьбы за перераспределение собственности, властных функций, полномочий; территориальных споров и межэтнических конфликтов обозначилась растущая дистанцированность региональных структур, проявились тенденции их экономического, политического и этнокультурного обособления, «замыкания» воспроизводственных циклов. Все это дает основание полагать, что с начала 90-х гг. в развитии южно-российского региона наметился новый самостоятельный этап – региональная самоорганизация. Последняя проявляется пока главным образом на мезоуровне (в масштабах отдельных субъектов Федерации), ведя к нарастанию субрегиональной и локальной специфики в регионогенезе, усиливая межрегиональные диспропорции и противоречия. Следует вместе с тем подчеркнуть, что и региональная самоорганизация, и в целом регионогенез, по своей природе не только объективны, но и универсальны, характерны для разномасштабных территориальных объектов, включая и предельно интегративные структуры макроуровня. Обретший контуры территориальной целостности в многостадийном синтезе культур, полиэтничный, сложноструктурированный и поляризованный Юг России призван выступить в этой связи реальным фактором инициирования столь значимых ныне центростремительных тенденций.

Специфичность южно-российского региона и его очевидная «проблемность» требуют адекватной региональной идеологии. В последней, с учетом выявленной траектории регионогенеза, полагаем, особо значим кавказоведческий акцент, понимание роли Кавказа в социокультурном и экономическом развитии юга страны.

В этой связи мощным концептуальным потенциалом обладает идея Ю. А. Жданова о «кавказском векторе» как базисе современного бытия народов различных культур и конфессий1. Представляется, что этот вектор может быть востребован именно в структуре Юга России, чья история и сам факт современного бытия – пример соразвития цивилизаций, этносов и культур.
В «Стратегии национальной безопасности Российской федерации до 2020 года», принятой весной 2009 г., определенное внимание уделено региональным аспектам национальной безопасности, что, безусловно, является сильной стороной документа. Выделены четыре макрорегиона, имеющих важнейшее значение для обеспечения национальной безопасности: Арктическая зона, Восточная Сибирь, Дальний Восток, Юг России. Концепт «Юг России» присутствует в Стратегии в следующих текстовых вариантах: «бассейн Каспийского моря», «границы с Республикой Казахстан, Грузией, Азербайджанской Республикой», «Каспийское направление», «Южные регионы и Поволжье». При этом собственно «Южные регионы и Поволжье» упоминаются в контексте купирования угроз, порожденных диспропорцией экономического развития регионов, и поставлена задача сокращения уровня межрегиональной дифференциации. Таким образом, резкие субрегиональные различия в уровне экономического развития признаются одной и важнейших угроз безопасности и стабильности регионального социума и, как следствие, национальной безопасности.

Умеренно-негативный (инерционный) конфликтологический сценарий Южного макрорегиона оказался к 2009 г. исчерпанным вследствие накопления негативных изменений и отсутствия упреждающего воздействия на конфликтные процессы. Именно это и является глубинной причиной эскалации регионального конфликтного процесса на Юге. Нынешний всплеск напряженности на Кавказе имеет не ситуационный характер, а является выражением нерешенных и накапливавшихся системных проблем современного российского общества и государства. Состоялся переход, по крайней мере, на Восточном Предкавказье, от умеренно-негативного конфликтологического сценария к негативному. Из предложенных в 2005 г. элементов негативного сценария в этой части Российского Кавказа в той или иной степени реализуются следующие: рост недовольства как региональной, так и федеральной властью, возникновение протестных движений, кризис региональных властных институтов, перерастание локальных конфликтных ситуаций в затяжные конфликты (в настоящее время мы фиксируем не столько затяжные, сколько блоковые конфликты), возникновение и разрастание альтернативных органов власти, активизация политической деятельности в регионе международных, в том числе неправительственных, организаций.

Примечательно, что в настоящее время в регионе не манифестируется, по крайней мере, в больших масштабах такой признак, как рост сепаратистских настроений. Важной составляющей перехода к негативному сценарию является активизация террористического бандподполья и связанный с этим распад системы общественной и личной безопасности на той части региона, на которой уже осуществился переход к негативному конфликтологическому сценарию.

Переход к этому конфликтологическому сценарию в регионе означает необходимость нового поиска путей стабилизации общественно-политических процессов, так все наработки, которые были сделаны властными органами, научно-экспертным сообществом, совместными усилиями власти и экспертов, отвечали формату умеренно-негативного сценария. Также необходимы новые среднесрочные и долгосрочные прогнозы развития конфликтного процесса в регионе до конца второго десятилетия XXI века. Эта работа предполагает два предусловия. Во-первых, принятие и властями, и научно-экспертным сообществом новых реалий – перехода северокавказского региона на негативный конфликтологический сценарий региона и, во-вторых, признание Северного Кавказа как ключевой территории для обеспечения национальной безопасности всей страны на современном этапе.
Задания для контроля владения компетенциями
1. Проанализируйте социальные функции этнологии Юга России. В чем практическое значение данной науки?

2.В какой мере необходимы знания этнологии Юга России для Вашей будущей профессии?

3. Придумайте и сформулируйте вопросы, на которые Вы хотите получить ответы, изучая этнологию Юга России.

4. Охарактеризуйте основные научно-исследовательские центры отечественной этнологии.

5. Ознакомьтесь и дайте краткую характеристику представленным Интернет-ресурсам:


История, религия и культура народов Северного Кавказа

http://www.iea.ras.ru/ Институт этнологии и антропологии РАН

http://www.peoples.org.ru/ Языки народов России в Интернете

http://journal.iea.ras.ru/ журнал «Этнографическое обозрение»

http://subscribe.ru/catalog/science.humanity.ethnoinfo «Этно-Журнал: события науки и культуры»

http://etno.clow.ru/ Этнография России

http://www.ethnomuseum.ru/ Российский этнографический музей

http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/ История Дона и Северного Кавказа с древнейших времен до 1917 года

http://ippk.edu.mhost.ru/component/option,com_frontpage/Itemid,26/ Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК РГУ и ИСПИ РАН

http://www.cpcs.kubsu.ru/pki_pont/ Центр понтийско-кавказских исследований

http://www.stavsu.ru/page.aspx?path=departments&idpage=282 НОЦ «Новая локальная история» Ставропольского государственного университета

http://www.stavsu.ru/ Музей региональной литературы и литературного краеведения Ставропольского государственного университета

Геополитические особенности северокавказского региона

http://kavkazweb.net/ Кавказский интернет-портал


Концепции и программы формирования культуры межнационального общения, принятые и реализуемые на различных уровнях


Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html
Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24). (http://socialsciences.narod.ru/library/00002)



Использованная литература
1. Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки // Вопросы истории. – 1991. – № 2-3.

2. Жданов Ю. А. Кавказский вектор развития Ростова // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 1998. – № 3.

3. Кузьминов П.А. Кавказоведение на грани веков // Материалы Интернет-конференции. – http://www.newlocalhistory.com.

4. Матишов Г.Г., Батиев Л.В., Пащенко И.В. Атлас социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России. – Т. IV. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2009.

5. Основы этнологии / под ред. В.В. Пименова. – М.: Изд-во МГУ, 2007.

6. Тавадов Г.Т. Этнология: современный словарь справочник. – М.: АНО «Диалог культур», 2007.

7. http://www.market-journal.com/problemieco/2.html.

8. http://templateart.ru/graphic/vector/42/7.

9. http://www.webzabor.ru/adv/235.

10. http://www.investinginrussia.ru/upload/mipim/zones/ymr_sub.gif.

11. http://kavkaz-uzel.ru.

12. http://www.kommersant.ru.

13. http://www.finmarket.ru/default.asp.


  1   2   3   4   5   6   7   8


Авксентьев В.А
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации