Ответы к экзамену - Институциональная экономика - файл n1.doc

приобрести
Ответы к экзамену - Институциональная экономика
скачать (947.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc948kb.08.07.2012 19:41скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

3. Инст. Структура общества. Формальные и неформальные институты. Сравнение механизмов принуждения.


Петр не совершает незаконных действий не потому, что он хороший, а потому, что ему известно: если он выйдет из сектора законных действий, то будет наказан (ведь он - не вор-профессионал, воровать не умеет, поэтому его скорее всего поймают, осудят и посадят в тюрьму). Закон всегда основан не на самом насилии, а на угрозе его применения. Это жесткий институт.

Наряду с жесткими институтами есть институты мягкие. Мягкий институт - это обычай, т.е. традиционно зафиксированный стереотип поведения, который разделяется многими или большинством в группе. Обычай не всегда совпадает с законом. Можно выделить зоны, где

- обычай совпадает с законом;

- обычай нейтрален по отношению к закону;

- обычай не совпадает с законом;

1) Обычай совпадает с законом. Общеизвестно, что у цивилизованных народов нет ни одного обычая, согласно которому убийство считалось бы хорошим поступком (в данном случае горцы - исключение).

2) Обычай нейтрален по отношению к закону (т.е. он не противоречит закону, но охватывает такой круг поведения, о котором закон ничего не говорит). Это относится, скажем, к обычаю гостеприимства. Нет ни одного закона, который бы гласил: если ты попал к кому-то в гости, тебя обязаны напоить, накормить, а ты обязан все это съесть и выпить, иначе смертельно обидишь хозяина. Однако закон и не запрещает этого делать.

3) Обычай не совпадает с законом (т.е. он покрывает сферу деятельности, которую закон не разрешает).

Обычай что-то “нести” с производства: некоторые производства с этим обычаем даже особенно не борются или борются специфическим образом. Например, все понимают, что отучить работника мясного комбината от того, чтобы он мясо домой носил, очень трудно. Поэтому ему выдают мясо, но в ограниченном количестве. К закону это никакого отношения не имеет. Ясно, что брать чужое законом запрещено. Однако руководство поневоле смиряется с этим обычаем и лишь стремится минимизировать потери. Другой обычай - умыкание невест. Законом запрещено учинять насилие. Тем не менее, в некоторых местностях без соблюдения данного обычая нельзя жениться (иначе молодые будут опозорены). Еще обычай: если белый американец-южанин в своей лавке на Миссисипи обслужит негра, его за это не убьют, но другие белые к нему в лавку уже не пойдут.

Существует также зона, где действуют только жесткие институты (законы), а мягкие (обычаи) не действуют. Например, очевидно, что налоги платить нужно, и все же многие стараются избежать этого. Однако сложившегося обычая, который осуждал бы тех, кто налоги платит, нет. Уплата или неуплата налогов воспринимается, как личное дело каждого. Не существует никаких мягких институтов, которые поддерживали бы неплательщиков налогов и наказывали бы плательщиков оных. Просто не все еще осознали необходимость уплаты налогов, у них нет соответствующей культуры, они не освоили пока этот институт.

Т.е. сфера экономической жизни и деятельности оказывается только на 1/10 зоной свободного выбора, а на 9/10 зоной следования определенным наборам инструкций. И это вполне естественно, ибо, расширь мы зону свободного выбора хотя бы вдвое (до 20 %), наша психика этого бы не выдержала. Именно сумасшедшим присуще задумываться над тем, над чем нормальные люди не задумываются, но, к сожалению, лишь в 1-3 % случаев сумасшедшие оказываются гениями.
ЖЕСТКИЕ И МЯГКИЕ ИНСТИТУТЫ.

И жесткий, и (особенно) мягкий институты достаточно успешно обеспечивают определенный уровень прогнозируемости поведения контрагентов, гарантируют, что те будут действовать известным образом. Это прекрасно иллюстрирует следующий анекдот.

Возвращается Василий Иванович из Англии. Встречает его Петька. И вот подъезжает один лимузин, следом другой, выходит Василий Иванович во фраке, в цилиндре, сигару курит, весь в перстнях. Петька подскакивает к нему:

- Василий Иваныч, откуда ты такой? Как это у тебя получилось?

- Да я, Петька, неожиданно разбогател. Как приехали мы в Англию, повели меня в клуб. Ну, сел я в карты играть. Мой партнер говорит: “Три короля”. Я ему: “Покажи”! А он: “Джентльмены, Василий Иванович, верят друг другу на слово”. Тут, Петька, у меня как карта поперла!..

Обратимся к другому примеру. Благотворительный фонд - неприбыльная организация, которая имеет определенную цель и только ради нее существует. Например, это может быть Фонд поддержки Высшей Школы Экономики или Национальный фонд спорта. Поскольку такой фонд преследует исключительно цели некоммерческие, он освобождается от некоторых налогов, чтобы люди вкладывали в него деньги.

Однако в США существует примерно 200 довольно крупных благотворительных фондов (foundation), которые не имеют никаких особых преимуществ. Своим основанием они обязаны тому, что избыточно богатые американцы решили увековечить свои имена в истории. Так были учреждены фонды Карнеги, Рокфеллера, Форда и других. В эти фонды деньги вкладываются обычным образом и приносят прибыль, но прибыль (за исключением некоторой нормы капитализации) идет на финансирование благотворительных проектов.

А в Нидерландах при населении 15 млн. человек таких фондов (stichting) около 600000. Их там больше, чем предприятий. Любят голландцы основывать фонды, это их национальная черта. Например, какой-нибудь господин основывает фонд поддержки своих внуков, в котором накапливается определенная сумма на радость наследникам. Эти фонды в Нидерландах пользуются режимом налогового благоприятствования - они освобождены примерно от 60 % налогов.

Казалось бы, любой может зарегистрировать свое предприятие, как фонд, и не платить налогов. Тем не менее, голландцы не считают это для себя возможным. По их представлениям, фонд и предприятие - совсем разные вещи. Кстати, в Нидерландах и самая высокая доля неоформляемых сделок, когда люди встречаются, ударяют по рукам и расходятся, не подписывая никакого формального договора, что естественно только между своими. А вообще в Северной Европе доля неоформляемых сделок - 60-70 %.

Такой высокий уровень доверия в экономике, главным образом, связан с тем, что Нидерланды - маленькая страна (ее можно из конца в конец проехать на машине за 3 часа) с компактно проживающим относительно однородным населением. Обмани голландец, и он не сможет больше жить на родине. Ему негде будет спрятаться, и он вынужден будет эмигрировать. Степень информационной насыщенности голландского общества очень высока, хотя, разумеется, 15 млн. человек не могут все быть знакомы друг с другом. Что-то подобное представить себе в США или даже во Франции невозможно.

Но давайте сравним две экономические модели - англосаксонскую (Северная Европа и США) и азиатскую (Япония, Южная Корея и прочие “азиатские тигры”), которые почти одновременно добились успеха. Технологии и там, и там единые (они интернациональны), институты же абсолютно разные, хотя и дают одинаковый эффект: высокий уровень доверия в экономике в рамках больших корпораций, в рамках отношений между фирмами, существенных для экономики.

Конечно, кто-то из американцев обмануть может (в США много иммигрантов), но американская фирма уже не может. Есть исчерпывающая статистика по всем фирмам, и эта информация легко доступна, уровень информационной насыщенности очень высок. У людей, возглавляющих американские фирмы, протестантская этика (о чем писал еще Макс Вебер). Они знают, что воровать плохо. То же характерно и для голландских фирм. А у японцев жесткая корпоративная этика. Японец не может обмануть, ибо этим он дискредитирует свою фирму.

Таким образом, совершенно разные культуры приходят к одному и тому же - к очень высокому уровню доверия в экономике, обеспечивающему большое число сделок с минимальным оформлением. Понятно, что любое развернутое оформление сделки связано с необходимостью оценить риски при том или ином ходе дела, с наймом адвокатов, которые будут защищать права собственности в суде, и т.д. Тот, кто от этого избавлен, уже может списать 20-30 % себестоимости.

В конечном счете в этом и заключается задача институтов - создать такие зоны доверия, действуя в которых, человек может сэкономить на трансакционных затратах (затратах на обеспечение своих сделок, на получение информации) и использовать сэкономленные средства для инвестиций в производство. Максимизация экономии является проблемой эффективности институтов. Но повторяю, менять менее эффективные институты на более эффективные очень тяжело. За каждым институтом есть и традиция, и некая группа поддержки, которая от этого института кормится.
Формальные и неформальные институты.

Норт: Институт – это набор формальных правил, неформальных ограничений и механизмов их принудительного осуществления.

Институты различаются по механизму применяемых санкций. Если санкции носят организационный характер, то соответствующие институты обычно называют формальными. Если санкции не являются формально организованными, они соответствуют неформальным институтам.

Как правило, организованные санкции обеспечиваются государством, у которого есть сравнительные преимущества в применении силы, каковым и является наказание за отступление от формального института.

Формальным институтам обычно соответствуют такие правила, которые можно записать и которые не допускают различных толкований. Неформальные институты содержат в своей основе такие правила, которые не записаны и во многих случаях не могут быть записаны, т.е. неформальные. Альтернативное определение формальных (неформальных) институтов как институтов, в основе которых лежат формальные (неформальные) правила.

Шоттер: институт – регулярность социального поведения, разделяемую всеми членами общества, специфицирующую поведение в повторяющихся взаимодействиях, являющуюся самоподдерживающейся или обеспечиваемую внешними механизмами принуждения.

Неформальные правила могут дополнять формальные, а могут вступать с ними в противоречие. Обычно источником подобного конфликта является то, что формальные правила можно ввести извне, директивно, а неформальные правила эволюционируют очень медленно и не могут быть приняты обществом в приказном порядке. В случае такого противоречия издержки принуждения к соблюдению формального института становятся очень большими, что приводит к низкому уровню принуждения и к низкому уровню следования. Это обуславливает проблему внешнего (гетерогенного) изменения институтов, т.н. импорта институтов.
Альтернативные институты.

Альтернативные жесткие институты (криминальные системы юрисдикции и приведения в действие контрактов) – в теневой экономике в не отражающихся на балансах предприятий наличных денежных расчетах и псевдобартере. Характеризуются очень высокой локальной эффективностью в сочетании с повышенными рисками для использующих их экономических субъектов. Долгосрочная эффективность этих институтов сомнительна, так как: они носят эксклюзивный характер; могут неожиданно исчезнуть или оказаться не в состоянии выполнять свои функции; уплачиваемые «внешние» трансакционные издержки накладываются друг на друга и нерационально возрастают.

Альтернативные мягкие институты (не закрепленные государством нормы поведения, неформальные организации и контракты) также характеризуются рядом черт, универсальных для переходных экономик: отставание норм поведения и неформальных контрактов от состояния государственных институтов; в силу отсутствия у индивидов необходимых знаний и навыков функция институтов как проводников информации не реализуется. В результате, поведение экономических агентов становится нерациональным в данной институциональной системе координат.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


3. Инст. Структура общества. Формальные и неформальные институты. Сравнение механизмов принуждения
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации