Шпаргалки - Ответы к экзамену по геополитике - файл n1.doc

приобрести
Шпаргалки - Ответы к экзамену по геополитике
скачать (227 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc227kb.08.07.2012 01:05скачать

n1.doc

  1   2   3

  1. Предмет и функции геополитики.

Геополитика — это географический разум государства. Геополитика рассматривает государство не в статике, как постоянное, неизменное образование, а в динамике — как живое существо. Такой подход предложил немецкий теоретик Фридрих Ратцель (1844—1904). По мнению Ф.Ратцеля, в отличие от политической географии геополитику не интересуют такие вопросы, как положение, форма, размеры или границы государства, его экономика, торговля, культура.

Геополитика изучает политические явления в их пространственном взаимоотношении, в их влиянии на Землю, на культурные факторы. Это географически интерпретированная политика, промежуточная наука, не имеющая независимого поля исследования.

Итак, можно сформулировать краткое определение: геополитика — наука, система знаний о контроле над пространством.

Предмет геополитики

Как и всякая наука, геополитика имеет и предмет исследования, который постоянно меняется, втягивая в свой круг новые проблемы развития природы и человечества. С середины XX в. в результате бурно протекающей научно-технической революции к новым элементам предмета геополитики добавились экономические процессы. Их влияние на политическую ситуацию в мире в конце XX столетия резко возросло. Поэтому сегодня любой анализ геополитической ситуации без анализа экономических факторов не позволит сделать научно обоснованных выводов и дать разумные рекомендации политическим лидерам.Экономические интересы выступают на первый план при установлении всех форм международных отношений. А так как глобальные экономические процессы, протекающие на планете, отличаются высокой динамичностью, то они предопределяют нестабильность современной геополитической ситуации.

На второе место в геополитике отошли собственно географические условия жизнедеятельности стран. Кроме того, существует еще ряд обстоятельств, оказывающих большое влияние на геополитику и служащих предметом ее исследования:

• вызванные научно-технической революцией военно-технические средства: оружие массового поражения

• научно-техническая революция внесла существенный вклад в развитие электронных средств связи. Они сформировали “коммуникативное” мировое сообщество, в частности сеть Интернет.

• темпы развития науки, занимающейся разработкой новой техники и технологии, а также общественно-политических наук, обеспечивающих стратегию и тактику геополитической линии в международных отношениях;

• уровень образования и культуры населения.

• уровень культуры влияет на состояние мировых религий

• эффективность деятельности политического режима государства, уровень мышления, компетентности правящей элиты, уважение к законам и указам населения страны, общества.

Результатом научно-технического прогресса явилось снижение роли отдельных географических элементов: больших пространств, океанов, морей, гор, рек, лесов, степей. Вместе с ними понизился ранг многих видов коммуникаций: железных дорог, водных коммуникаций. Возросла роль трубопроводов, автотранспорта и воздушных перевозок. Увеличилось значение относительно малых стран, обладающих научным потенциалом, технологиями и финансами. При решении геополитических и региональных проблем сейчас все чаще применяется военная сила, так называемые “локальные войны” (Ирак, Югославия, Чечня, Карабах, Абхазия и т.д.).

Функции геополитики

Геополитика отражает объективные связи и закономерности реальной жизни, что позволяет ей выполнять определенные функции. Наиболее важные из них познавательная, или гносеологическая, прогностическая, управленческая, идеологическая. Некоторые ученые называют в качестве самостоятельных функций аксиологическую, или оценочную, воспитательную, или функцию политической социализации, формирования гражданственности, политической культуры населения.

Познавательная функция связана прежде всего с изучением тенденций геополитического развития стран и народов, изменением различных явлений, процессов, событий

Представляют интерес для познания и прогноза данные об участниках политических событий, подробности их социально-нравственных ориентации, данные об их потребностях и интересах, уровне культуры, мотивах, фактах реального и вербального поведения и даже их пристрастиях (хобби). Прогностическая функция геополитики вытекает из познавательной, тесно смыкается с ней .Собственно, любые исследования — теоретические, эмпирические — проводятся во многом для того, чтобы дать более или менее верный прогноз развития геополитических сил, полей, обозначить конфигурацию стран или союзов, их влияние на развитие международных, этнических отношений, уладить возможные локальные конфликты и выработать рекомендации для их предотвращения или погашения.

Управленческая функция геополитики проявляется прежде всего в сборе и анализе эмпирической информации, выработке конкретных управленческих решений и рекомендаций.
2. Теоретические источники Г. Геополитика, как и большинство дисциплин, появившихся на стыке веков, возникла на базе трех научных подходов: цивилизационного, военно-стратегического и теорий географического детерминизма. Основоположником цивилизационного подхода к историческому процессу считается русский ученый Николай Яковлевич Данилевский — биолог, историк, социолог, автор книги «Россия и Европа». По его мнению, главными действующими субъектами на подмостках театра истории являлся не государства или отдельные нации, а огромные культурно-религиозные общности. Их он назвал «культурно-историческими шипами». Впоследствии эти общности, а книга Данилевского вышла в 1868 г., стали называть «цивилизациями». Первым среди русских исследователей Данилевский сформулировал и научно обосновал тезис отчужденности Европы от России. Причина этой отчужденности, по его мнению, кроется в принципиальном  цивилизационном различии двух мировых сил: «Европа не признает нас своими. Европейцы видят в  России и славянах не только чуждое, но и враждебное начало». Он сформулировал самое важное требование приведения внешней политики России в соответствие с объективными задачами развития и укрепления «славянского культурно-исторического типа». Гораздо позже этот принцип — зона влияния одной цивилизации — получил название «большого пространства». В конце XIX — начале XX в. концепция Данилевского получила развитие в работах К Н. Леонтьева, О. Шпенглера, П.Н. Савицкого, Л.Н. Гумилева. Наиболее же обстоятельно рассмотрел и развил эту концепцию крупнейший английский ученый-историк и социолог Арнольд Тойнби. В своей многотомной работе «Постижение истории» он дал подробную классификацию цивилизаций. В особый тип цивилизации он выделил «православно-русскую». Сэмуэль  Хантингтон «Столкновение цивилизаций?» (1993). Автор утверждает, что в XXI в. основным источником конфликтов будут не экономика или идеология, а цивилизационные различия. Он считает, что «столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями — это и есть линии будущих фронтов». Картина мира в XXI в. видится ему как результат взаимодействия и соперничества «семи-восьми крупных цивилизаций», среди которых будет и «православно-славянская», противостоящая насильственной  вестернизации».

Вторым источником геополитики, как считают многие ученые, были военно-стратегические теории. Признанными авторами таких теорий считаются Н. Макиавелли, K. фон Клаузевиц, Д. А. Милютин. Но наиболее сильное влияние на разработку и углубление этих теорий оказал американский военно-морской теоретик, историк Альфред Мэхен «Влияние морской мощи на историю». Этот автор ввел в научный оборот термин «прибрежные нации». На территории мирового пространства Мэхен выделил особую сферу между 30-й и 40-й параллелями — «зону конфликта», в которой, по его мнению, неизбежно и вне зависимости от воли конкретных политиков сталкиваются интересы «морской империи», контролирующей океанские просторы, и «сухопутной державы», опирающейся на континентальное ядро Евразии. Третьим теоретическим источником геополитики являются концепции географического детерминизма. Французский ученый Жан  Боден (1530 — 1596) в работе «Шесть книг о государстве» поднял интерес к проблеме географического детерминизма. Различия и изменения в государственном устройстве он объяснял тремя причинами: Божественной Волей, человеческим произволом и влиянием природы. На первое место по силе влияния природы он ставил географические причины, а наибольшее значение среди всех географических факторов придавал климату. Земной шар Боден делил на три части: жаркую — экваториальную, холодную — полярную и умеренную — среднюю. Идеи географического детерминизма нашли широкое распространение в XVIII — XIX вв. Особенно популярны они были во Франции. В своей работе «О духе законов» Шарль Монтескье главную причину в законодательном устройстве государств  вслед за Боденом видел в особенностях климата. В холодном климате, полагал Монтескье, люди более нравственны. В умеренном климате люди нравственно более неустойчивы, потому что недостаточно определенные свойства этого климата не в состоянии дать им устойчивость. А жаркий климат ослабляет характер людей, что, по мысли Монтескье, привело к развитию рабства. Александр фон  Гумбольдт. Его главная мысль — география должна давать полную картину окружающего мира и служить целям человека.
3. Немецкая школа геополитики и ее представители. Крупный немецкий ученый-геополитик К. Хаусхофер. Он глубоко изучил идеи своих предшественников и хорошо усвоил положения закона планетарного дуализма: “морские силы” против “суши”, власть моря против власти посредством земли. Ученый создает свою доктрину, суть которой сводится к необходимости создания континентального блока, или оси: Берлин — Москва — Токио. По сути, он развил идеи “железного канцлера” — объединителя всех германских земель Отто фон Бисмарка, ратовавшего за русско-германский союз и предупреждавшего Запад об опасностях любых действий (включая и военные) против России. Хаусхофер, вслед за Бисмарком, видел в союзе с Россией и Японией достойный ответ на стратегию морских держав. Итак, для противостояния морским державам, стремящимся задушить континентальные страны, как душит анаконда свои жертвы, Хаусхофер и его школа разработали концепцию “большого Пространства”. Сам термин “большое пространство” возник еще в античном мире и в него включали умеренные тропические и субтропические зоны по линии Восток—Запад. По мере накопления знаний об окружающем мире (португальские, испанские и другие великие географические открытия и колониальные войны) категория “большое пространство” изменялась. И охватывала уже не одно Средиземноморье, Малую Азию, но и Иран, Китай, Индию “Большое пространство” раздвинуло свои границы как в меридиональном, так и в широтном направлениях. В 40-х годах XX в сформировалось два больших геополитических образования панамериканский и восточно-азиатский блоки. Это геополитическое событие имело большое значение, так как предопределило полное изменение “силового поля” земной поверхности. Это обстоятельство объясняет попытки Советского Союза перейти от “широтной стратегии” к “стратегии теплых морей”: Евро-Африканский проект, проекты в отношении Индии и тихоокеанских островов. Это новое геополитическое поле резко отличается от того, которое в 1904 г было определено X. Макиндером как “географическая ось истории” — центр Старого Света. Хаусхофер гениально предугадал ориентацию геополитических устремлений США по линии Запад — Восток, и он считал, что эта геополитическая экспансия при ее завершении: создает основу для самой серьезной угрозы для мира, так как она несет в себе возможность порабощения Соединенными Штатами всей планеты. Восточная Азия, по его мнению, вынуждена укреплять собственную политическую и культурную форму, чтобы отстоять свою геополитическую независимость. На периферии своего влияния Восточная Азия создает буферные зоны безопасности К. Хаусхофер делает вывод, что геополитическое будущее планеты зависит от результата борьбы двух тенденций сможет ли англо-американская экспансия вдоль параллелей побороть сопротивление восточно-азиатской экспансии вдоль меридианов. Но при любом исходе США будут защищены остатками бывшей английской колониальной империи и всегда смогут опереться на тропическую Америку, находящуюся под их контролем.

Карл Шмит. «Космос земли». Представитель консерваторской революции. Мистицизм. Связь между политической культурой и пространством. Космос – взятое, упорядоченное пространство. «Земля и море». Гроссраум – большое пространство. Рассматривает процесс развития государств, как завоевание новых пространственных территорий. Развитие космоса должно привести к континентальному господству. «Пространство и большое пространство..» Большое – сфера организации, коренящаяся в актуальных и объемных тенденциях развития. + Ретцель
4. Англоамериканская школа г/п и ее представители.

Английская школа: Хэлфорд Макиндер. “Географическая ось истории”. Главный тезис: самым выгодным географическим положением является срединное, центральное положение. Понятие “центральное” — относительно. Поэтому английский ученый говорит о центральном с планетарной точки зрения. Нельзя не согласиться с логикой рассуждений Макиндера, что в центре мира находится Евразийский континент, а в центре последнего — “сердце мира”, или “Неаrtland” — континентальные массы Евразии, наиболее удачная территория для контроля над всем миром. Причины непобедимости “Хартленда” в том, что морской флот не может вторгнуться в эту зону, а попытки войск морских стран покорить огромные пространства Евразии всегда кончались крахом (Карл XII, Наполеон). Итак, Макиндер дает понятие Неаrtlend'а, который находится в границах Мирового острова. В Мировой остров он включает Азию, Африку и Европу. Планетарное пространство структурируется системой концентрических кругов. В центре системы находится “географическая ось истории”, или “осевой ареал”. Они тождественны понятию Россия, или “земля сердцевины”. Затем идет “внутренний”, или “окраинный полумесяц”, совпадающий с береговыми пространствами евразийского континента “Внутренний полумесяц”, по мнению ученого, — зона наиболее интенсивного развития цивилизации. Затем у него следует внешний круг, который он назвал “внешний, или островной, полумесяц”. Это зона, внешняя относительно материков Мирового острова не только географически, но и культурно. Зона “внутреннего полумесяца”, как полагает Макиндер, испытывает на себе постоянное давление “разбойников суши” — Неаrtlend'а и “разбойников моря”, или островных жителей. Ученого очень беспокоило географическое положение, как он называл, “континентальность” двух государств: России и Германии. Они, по его мнению, по логике геополитических устремлений, в перспективе могут создать российско-германский союз, в котором Россия будет ведущей, а Германия — ведомой страной. Не исключал он и другого варианта: Россия сначала добьется полного господства в Евразии, потом — в более общинном регионе “Мирового острова” (под ним Макиндер понимал пространство Евразии и Африки) и тем самым поставит все природные и людские ресурсы “острова” на службу своим интересам. А эти интересы Россия распространит на весь оставшийся мир, утвердит в нем свое господство. Другая слабая сторона держав “внешнего полумесяца” — уязвимость морских коммуникаций. Страны Евразии могут блокировать морские пути перевозок грузов войск, их снабжения, доставку техники, товаров, сырья из метрополии в колонии и обратно. Таким образом, мы видим, что на заре XX в. Макиндер опасался сильной России, владеющей мощным флотом и развитой сетью железных и автомобильных дорог, прогнозировал конфликт между ней и Британской империей. В его прогноз входила версия развития внешней политики России в индийском направлении, на котором и должно было произойти крупное столкновение интересов России и Британии. Главной идеей работ Макиндера было стремление помешать Германии в союзе с Россией контролировать “Хартленд”. Этот союз располагал бы огромными природными ресурсами, рабочей силой, передовой технологией, был бы в состоянии разрушить Британскую империю. Эту идею, как мы отмечали, Макиндер сформулировал кратко и точно “Кто управляет Восточной Европой, тот управляет “Хартлендом”. Кто управляет “Хартлендом”, тот командует “миром-островом”. Кто управляет “миром-островом”, тот командует всем Миром”. Позже Макиндер вносит серьезные коррективы в свою модель, он не мог не учитывать новые реалии — союз СССР, Великобритании, США. “Хартленд” теперь включал в себя и Северную Атлантику, сюда входила Западная Европа, включая Англию, Америку со странами Карибского бассейна. Концепция: 1) географические факторы оказывают непосредственное воздействие на ход исторического процесса; 2) географическое положение во многом определяет потенциальную силу или слабость государства, 3) технический прогресс изменяет географическую “среду обитания” государств и положительно или отрицательно влияет на их потенциальное могущество, 4) Евразия — центр глобальных политических процессов Геополитическая карта мира, по мнению Макиндера, состоит из трех основных частей • “осевой зоны”. Она включает в себя бассейны рек Северного Ледовитого океана, а также два моря — Каспийское и Аральское; • “внешнего полумесяца”. В него входят территории США, Англии и Японии, • “внутреннего полумесяца”, который зажат двумя предыдущими частями Он включает Китай, Юго-Восточную Азию, Индию и т.д.

Американская школа: Альфред Т. Мэхен в 1890 г опубликовал свою первую книгу “Влияние морской силы на историю 1660—1783 гг”. Обладание морем или контроль над ним и пользование им теперь и всегда были великими факторами в истории мира. Морская цивилизация у Мэхена выступает как торговая цивилизация. По этому поводу он замечает: нация, которая стремилась обеспечить за собою несоразмерную долю благ морской торговли, прилагала все старания для исключения из участия в них других наций. Колонизация, захват морских коммуникации и другие действия держав, стремящихся к монополизации торговли, — все это вело к войнам. Автор отмечает, что путешествие и перевозка товаров водою всегда были легче и дешевле, чем сушею. Это главное преимущество моря. Но торговля по морю нуждается в покровительстве военным флотам, особенно во время войны. Отсюда он видит прямую связь в оживлении торговли и военного флота. Ключ к пониманию политики приморских наций, по мнению Мэхена, следует искать в трех данных • в производстве продуктов, с необходимостью их обмена, • в судоходстве для совершения этого обмена, • в колониях, которые расширяют и облегчают операции судоходства, покровительствуя ему также умножением безопасных для судов станций. Главные условия, влияющие на морскую силу наций следующие: географическое положение, физическое строение, включая сюда естественную производительность и климат, размеры территории, численность народонаселения, характер народа; характер правительства, включая в эту рубрику и национальные учреждения. В условии “географическое положение” Мэхен в качестве главного называет морские береговые линии, отсутствие сухопутных границ, необходимость континентального расширения страны, особенно путем войн. Географическое положение страны может не только благоприятствовать сосредоточению ее сил, но дать и другое стратегическое преимущество — центральную позицию и хорошую базу для враждебных операции против ее вероятных врагов. Характер правительства, по мнению ученого, — это влияние интеллигентной воли в жизни человека. Развитие морской силы зависит от мудрости, энергии и настойчивости правительства, которое должно учитывать естественные наклонности своего народа, содействовать его росту во всех отношениях. Правительство тем более надежно, чем более широкое участие принимает в нем воля народа. Николас Спайкмен видел геополитику не как науку, изучающую влияние почвы на жизнь государства, а рельефа на национальный характер, а как аналитический метод, позволяющий выработать эффективную международную политику. Основной тезис Спайкмена можно свести к тому, что Маккиндер переоценил геополитическое значение Неаrtlаnd'а. Спайкмен полагал, что географическая история “внутреннего полумесяца”, Rimland, “береговых зон” формировалась и протекала сама по себе, а не под давлением “кочевников суши”, как утверждал Макиндер. Hertland, по Спайкмену, пространство, получающее импульсы из береговых зон, а не наоборот. Следовательно, Rimland — ключ к мировому господству, поэтому тот, кто доминирует над ним, доминирует над Евразией, держит судьбу мира в своих руках. Он выделил десять критериев геополитического могущества государства: поверхность территории, природа границ, объем населения, наличие или отсутствие полезных ископаемых, экономическое и технологическое развитие, финансовая мощь, этническая однородность, уровень социальной интеграции, политическая стабильность, национальный дух. Если сумма оценки геополитических возможностей государства по этим критериям оказывается небольшой, то данное государство вынуждено поступаться частью своего суверенитета. Кроме этого, Спайкмен ввел новую категорию — “Срединный океан”, который выступает у него как «внутреннее море». Он выделяет особую геополитическую реальность — “атлантический контингент”, связанный общностью культуры западноевропейского происхождения, идеологией либерал-капитализма, демократии, единством политической, этической судьбы своего рода. Мозгом нового атлантического сообщества становятся Западная Европа и пояс Восточного побережья США, главным силовым механизмом континента — США, располагающие мощным военно-промышленным и торговым потенциалом. Европа — придаток США экономический, военный, интеллектуальный. Ее роль, политическая суверенность европейских государств должны сокращаться. Власть на континенте постепенно перейдет к особой структуре, объединяющей лидеров всех “атлантических” пространств. Главную роль в этой структуре будет играть США. Спайкмен предельно развил идею “анаконды” — контроля и удушения береговых территорий Афро-азиатских, арабских стран, Индии и Китая, что можно сделать только опираясь на силу. Он был сторонником применения силы в международных отношениях.
6. Г/п-ая программа Бжезинского.

Классический атлантизм: Бжезинский. 1997 – «Великая шахматная доска». Центр идея– использование США своего военного, экон и культур превосходства для удержания контроля над Евразией. З.Бжезинский рассм её как «великую шахматную доску», на которой в ближайшие десятилетия и будет утверждаться и оспариваться господство США. И задача Америки состоит в том, чтобы не допустить возникновения соперничающей сверхдержавы, которая угрожала бы интересам США, их «глобальному благополучию». Рассм геостратег роли крупнейших европ держав и Японии + заинтересованность Америки в «судьбе» Азербайджана и Украины. «Россия… остаётся крупным геостратегич действующим лицом, несмотря на ослабленную государственность и, возможно, затяжное нездоровье… всё более и более открыто провозглашает геополитические цели. Как только она восстан свою мощь, то начнёт также оказ значе влияние на своих вост и зап соседей…» : «Украина, новое и важное гос-тво на евразийской шахматной доске, является геополит центром…Без Украины Россия перестаёт быть евразийской империей. Без Украины Россия всё ещё может бороться за имперский статус, но она стала бы в основным азиатским имперским гос-вом…» Называет Рос «черной дырой». Но Россия теряет части своего «тела». Говоря о России, формулирует двойственную проблему американской политики: каким образом оказать поддержку демократическим преобразованиям в России и её экономическому восстановлению и в то же время «не допустить вновь возрождения евразийской империи, способной помешать американской геостратег цели формирования более крупной евроатлантической системы, с которой в будущем Россия могла бы быть прочно и надёжно связана». России надо повернуться лицом к Европе. «Потеря Украины явилась «центральным геополит событием» и «геополит катализатором» в процессе распада СССР и последующего ослабления России». Заявляет, что Америка никогда не собирается делиться властью с Россией… США – первая и последняя глобальная сверхдержава. Что наступит время, когда «мировой политике станет всё больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства». Конец «холодной войны» значительно осложнил позицию США как лидера «свободного мира». В конце 20 века США стали первой и единственной мировой державой, господствующей в военно-стратег, эконом, технолог, информац и культур пространстве планеты. Мощь мировой державы опирается на способность быстро мобилизовать огромные эконе и технологич ресурсы в военных целях и культурную притягательность американского образа жизни. Основные положения америк геополитики в отношении Евразии. Это гуманизированная геополитика с позиции силы. То есть США не планируют военную колонизацию, они предлагают внедрять демократич ценности и «права человека» на Евраз континенте, а те, кто откажется от такого бескорыстного подарка, могут его получить с помощью самых «справедливых» бомб и ракет. На великой евразийской «шахматной доске» продалжается борьба за мировое господство. среди этих фигур активными (то есть белыми?) оказываются Франция, Герм, Россия, Китай и Индия, а, например, Великобритания и Япония не попадают в эту группу. «Активные» - это те страны, которые имеют собственную геостратегию, и их интересы могут столкнуться с интересами США. На Западной периферии Евразии в качестве главного игрока выступает Запад во главе с США, на востоке – Китай, на юге – Индия, представляющие соответственно три цивилизации. В Срединной Евразии, или, по образному выражению Бжезинского – «чёрной дыре», лежит «политически анархический, но богатый энергетическими ресурсами регион», потенциально представляющий большую важность для Запада и Востока. Здесь расположена Россия, претендующая на региональную гегемонию.

Бжезинский формулирует евразийскую геостратегию США. Целенапр руководство, или «управление», суперконтинентом, чтобы сохранить свою исключительную глобальную власть и не допустить появл соперничающей сверхдержавы. Это означает, напр, геостратег задачу недопущения тесного сотрудничества России и Украины, сохранения в Вост Европе расколотого геопространства и элементов конфронтации между «братьями славянами».
7. Г/п-ая концепция Хантингтона (неоатлантизм)

Неоатлантизм и его представители: В 90-х годах геополитическая мысль на Западе разделилась на два течения “неоатлантизм” Самуила Хантингтона (р.1927) и вконец истории” Фрэнсиса Фукуямы. О концепции Фукуямы мы поговорим ниже, а сейчас речь пойдет о неоатлантизме Хантингтона, который, будучи директором Института стратегических исследований при Гарвардском университете, изложил в статье “Столкновение цивилизаций” свои взгляды на проблему дальнейших отношений Моря и Суши, Запада и Востока. Он утверждал, что стратегическая победа атлантистов над евразийцами не есть победа цивилизационная. Запад и Восток по-прежнему цивилизационно стоят далеко друг от друга. Западные ценности — это рынок, либерал-демократия, индивидуализм, права человека и т.д., восточные ценности — коллективизм, традиционализм, соборность, патернализм и т.д. Хантингтон утверждал, что западная идеология восторжествовала временно, что ее торжество поднимет на поверхность глубинные культурные слои Востока, усилится влияние религиозных факторов, в частности, ислама и православия, синтоизма и буддизма, конфуцианства и индуизма. В недалеком будущем, по его мнению, заявят о себе славяно-православная, конфуцианская (китайская), японская, исламская, индуистская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. Этот фактор вновь создает условия для противостояния Запада и Востока. Значит, делает вывод Хантингтон, надо готовиться к нему, заранее регулировать, если не сдерживать антиатлантистские настроения и тенденции, не допустить соединения геополитических центров противостояния Западу в единый союз. Для этого Западу следует: • более тесно сотрудничать, обеспечить единство между США и Европой; • интегрировать в Западную цивилизацию те общества в Восточной Европе и Латинской Америке, чьи культуры близки к западной; • предотвратить перерастание локальных конфликтов между цивилизациями в глобальные войны; • ограничить военную экспансию конфуцианских и исламских государств; • приостановить свертывание западной военной мощи и обеспечить военное превосходство на Дальнем Востоке и в Юго-Западной Азии; • использовать трудности и конфликты во взаимоотношениях исламских и конфуцианских стран; • поддерживать группы, ориентирующиеся на западные ценности и интересы в других цивилизациях; • усилить международные институты, отражающие западные интересы и ценности и узаконивающие их, и обеспечить вовлечение незападных государств в эти институты. Как видно из этих рекомендаций, в числе наиболее вероятных противников Запада Хантингтон считает Китай и исламские государства, прежде всего Иран, Ирак, Ливию, а не Россию или какие-либо другие евразийские страны. Но другие неоатлантисты, например Пол Вольфовиц, по-прежнему полагают, что Россия является потенциально наиболее сильным соперником для США и их партнеров по НАТО. В этой связи он призывает создать против России “санитарный кордон”, куда вошли бы страны Восточной Европы и Прибалтики. Идеи атлантизма развивал идеолог “нового мирового порядка” 3. Бжезинский. Еще в 1986 г. в книге “План игры” он впервые совершенно ясно характеризовал соперничество СССР и США как геополитическую борьбу за контроль над Евразией. Он стал одним из теоретиков течения “мондиализма”.
8. Мондиализм и г/п. Задолго до победы Запада над Востоком возникла геополитическая концепция “мондиализма”. Ее сущностью является утверждение полной планетарной интеграции, создание единого мира. Подобные идеи высказывал еще О.Конт, он утверждал: человечество — это всемирная родина, призванная объединить по крайней мере в будущем всех обитателей планеты. Эти идеи в 1945 г. были положены в основу государственной внешней политики США. Идея о предназначении Америки руководить миром, спасти “больное человечество” от грозящих ему опасностей была “идеей фикс” Рональда Рейгана и его администрации. В XX в. мондиалистские идеи высказывали и многие политические деятели Западной Европы, но они в отличие от американцев не вынашивали эгоцентристские мысли об абсолютном мировом господстве. США стали главным идеологическим и политическим центром мондиализма. Там был создан своего рода штаб по реализации этой концепции. В нем работали сотни различных советников, аналитиков, на него замыкались центры стратегических исследований, были созданы параллельные властные структуры. По замыслу американских геостратегов для реализации идей мондиализма создавались такие надправительственные структуры, как ООН, ЮНЕСКО, их комитеты и комиссии. Под руководством США работали и продолжают функционировать такие мондиалистские организации, как “Совет по Международным отношениям” и “Бильдербергский клуб”, или он же “Бильдербергская группа”. Ее лидеры в 1973 г. сформирован “Трехстороннюю комиссию”, которую возглавил семейный клан мультимиллиардеров Рокфеллеров. Эта комиссия насчитывала ориентировочно около 200 членов. Ее рядовыми функционерами были многие ведущие политики США, Европы и Японии. Например, будущий президент США Дж. Картер возглавлял когда-то в “Трехсторонней комиссии” один из подкомитетов. По мысли П.Сорокина, эта новая цивилизация должна вобрать лучшие черты от капитализма и социализма, атлантизма и континентализма. В Мировое Правительство могли войти Вашингтон и Москва. Мондиалистский центр имел филиалы в Западной Европе, Китае, в СССР, через которые реализовывал свои проекты. Но результаты этих устремлений мондиалистов в Европе, СССР и Китае — разные Восточно-европейские страны, СССР пошли на уступки США по всем принципиальным вопросам — сокращение вооружений, роспуск Варшавского договора, развал политической и экономической системы СССР, т.е. самоликвидировались, а Запад не пошел ни на политические, ни на идеологические, ни на геополитические уступки СССР. Китай также ни на какие принципиальные уступки Западу не пошел. Таким образом, мондиализм был весьма эффективно использован атлантистами-политиками в “холодной войне” против СССР и стран Восточной Европы. Новой версией мондиализма после развала блока стран Восточной Европы и СССР стала концепция политолога
  1   2   3


Предмет и функции геополитики
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации