Реферат - Зигмунд Фрейд - файл n1.doc

Реферат - Зигмунд Фрейд
скачать (159 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc159kb.08.07.2012 00:39скачать

n1.doc

Введение.

ХХ век – это век удивительных открытий, научных достижений, стремительного развития научных знаний, век грандиозных перемен в жизни и умах миллионах людей. На рубеже XIX и XX веков человеческая мысль шагнула далеко вперед, раскрыв многие тайны мира и человеческой души. В это время амбициозные, сильный, смелые и оригинальные люди с нестандартным мировоззрением совершали свои открытия, прославившие их на весь мир. К таким людям, бесспорно, относится Зигмунд Фрейд, основатель одного из самых известных направлений в психологии – психоанализ. Зигмунда Фрейда можно считать самым известным психотерапевтом в мире, чья слава гремит по сей день. Ни одно направление не приобрело столь громкую известность за пределами психологии, как психоанализ. Идеи Фрейда повлияли на искусство, литературу, медицину и другие области наук, связанные с человеком. Но еще более сильное влияние работы Фрейда имели и до сих пор оказывают на умы миллионов людей. Как говорил знаменитый русский ученый Павлов: «Фрейд может только с большей или меньшим блеском и интуицией гадать о внутреннем состоянии человека. Он может, пожалуй, сам стать основателем новой религии».

До сих пор не утихают яростные споры между противниками и сторонниками научных идей, взглядов и теорий Фрейда. Это, несомненно, свидетельствует о важности его научных работ для развития не только психологии, но я мировоззрения человека в целом. Вот уже около века Фрейда критикуют за его психологические приемы и методы работы с пациентами, его взгляды на психологическое и сексуальное развитие человека и чрезмерное увлечение сексуальной стороной жизни людей. Многие бывшие сторонники его идей со временем превратились в непримиримых противников, стараясь доказать научную необоснованность фрейдизма. Однако не стоит забывать, что первым был Фрейд, а все остальные ученые и исследователи в этой область уже базировались на его открытиях, находках и откровениях.

В данной работе я ставлю перед собой цель познакомиться с жизнью и творчеством этого знаменитого психолога и ученого, обращая внимание на его наиболее интересные, яркие и революционные предположения, идеи и теории. Прежде всего, я хотела бы сформировать свое отношение к Фрейду и его взгляда и выработать свою позицию в споре между сторонниками и противниками фрейдизма, детально рассмотрев основные работы этого австрийского ученого. Без сомнения, я только первый шаг на пути долго изучения психоанализа и его противоречивого и неоднозначного основателя, о котором написаны сотни книг и в будущем будет написано еще больше.

Глава 1. Биография Зигмунда Фрейда.

Зигмунд Фрейд - создатель направления, которое приобрело известность под именем глубинной психологии и психоанализа, родился 6 мая 1856 г. в небольшом моравском городе Фрейбурге (ныне Пршибор) в семье небогатого торговца шерстью. В 1860 г. семья переехала в Вену, где будущий знаменитый ученый прожил около 80 лет. В большой семье было 8 детей, но только Зигмунд выделялся своими исключительными способностями, удивительно острым умом и страстью к чтению. Поэтому родители стремились создать для него лучшие условия. Если другие дети учили уроки при свечах, то Зигмунду выделили керосиновую лампу. Чтобы дети ему не мешали, им не позволяли при нем музицировать. Он окончил гимназию с отличием в 17 лет и поступил в знаменитый Венский университет на медицинский факультет.

Вена тогда была столицей Австро-Венгерской империи, ее культурным и интеллектуальным центром. В университете преподавали выдающиеся профессора. Обучаясь в университете, Фрейд вошел в студенческий союз по изучению истории, политики, философии (это в дальнейшем сказалось на его концепциях развития культуры). Но особый интерес для него представляли естественные науки, достижения которых произвели в середине прошлого века настоящую революцию в умах, заложив фундамент современного знания об организме, о живой природе. В великих открытиях этой эпохи - законе сохранения энергии и установленном Дарвином законе эволюции органического мира - черпал Фрейд убеждение в том, что научное знание есть знание причин явлений под строгим контролем опыта. На оба закона опирался Фрейд, когда перешел впоследствии к изучению человеческого поведения. Организм он представлял как своего рода аппарат, заряженный энергией, которая разряжается либо в нормальных, либо в патологических реакциях. В отличие от физических аппаратов, организм является продуктом эволюции всего человеческого рода и жизни отдельного индивида. Эти принципы распространялись на психику. Она также рассматривалась, во-первых, под углом зрения энергетических ресурсов личности, служащих "горючим" ее действий и переживаний, во-вторых, под углом зрения развития этой личности, несущей память и о детстве всего человечества, и о собственном детстве. Фрейд, таким образом, воспитывался на принципах и идеалах точного, опытного естествознания - физики и биологии. Он не ограничивался описанием явлений, а искал их причины и законы (такой подход известен под именем детерминизма, и во всем последующем творчестве Фрейд является детерминистом). Этим идеалам он следовал и тогда, когда перешел в область психологии. Его учителем был выдающийся европейский физиолог Эрнст Брюкке. Под его руководством студент Фрейд работал в венском физиологическом институте, просиживая по много часов за микроскопом. Под старость, будучи всемирно признанным психологом, он писал одному из своих друзей, что никогда не был так счастлив, как в годы, потраченные в лаборатории на изучение устройства нервных клеток спинного мозга животных. Умение сосредоточенно работать, всецело отдавая себя научным занятиям, выработанное в этот период, Фрейд сохранил на последующие десятилетия. Он намеревался стать профессиональным научным работником. Но вакантного места в физиологическом институте у Брюкке не было. Тем временем ухудшилось материальное положение Фрейда. Трудности обострились в связи с предстоящей женитьбой на такой же бедной, как и он, Марте Верней. Науку пришлось оставить и искать средства к существованию. Имелся один выход - стать практикующим врачом, хотя к этой профессии он никакого тяготения не испытывал. Он принял решение заняться частной практикой в качестве невропатолога. Для этого пришлось пойти работать в клинику, так как медицинского опыта у него не было. В клинике Фрейд основательно осваивает методы диагностики и лечения детей с пораженным мозгом (больных детским параличом), а также различных нарушений речи (афазий). Его публикации об этом становятся известны в научных и медицинских кругах. Фрейд приобретает репутацию высококвалифицированного врача-невропатолога. Своих больных он лечил принятыми в то время методами физиотерапии. Считалось, что поскольку нервная система представляет собой материальный орган, то и болезненные изменения, которые в ней происходят, должны иметь материальные причины. Поэтому устранять их следует посредством физических процедур, воздействуя на больного теплом, водой, электричеством и др. Очень скоро, однако, Фрейд стал испытывать неудовлетворенность этими физиотерапевтическими процедурами. Эффективность лечения оставляла желать лучшего, и он задумался над возможностью применить другие методы, в частности гипноз, используя который некоторые врачи добивались хороших результатов. Одним из таких успешно практикующих врачей был Иосиф Брейер, который стал во всем покровительствовать молодому Фрейду (1884). Они совместно обсуждали причины заболеваний своих пациентов и перспективы лечения. Больными, которые к ним обращались, были главным образом женщины, страдавшие истерией. Болезнь проявлялась в различных симптомах - страхах (фобиях), потере чувствительности, отвращении к пище, раздвоении личности, галлюцинациях, спазмах и др.

Применяя легкий гипноз (внушенное состояние, подобное сну), Брейер и Фрейд просили своих пациенток рассказывать о событиях, которые некогда сопровождали появление симптомов болезни. Выяснялось, что, когда больным удавалось вспомнить об этом и "выговориться", симптомы хотя бы на время исчезали. Такой эффект Брейер назвал древнегреческим словом "катарсис" (очищение). Древние философы использовали это слово, чтобы обозначить переживания, вызываемые у человека восприятием произведений искусства (музыки, трагедии). Предполагалось, что эти произведения очищают душу от омрачающих ее аффектов, принося тем самым "безвредную радость". Брейером этот термин был перенесен из эстетики в психотерапию. За понятием о катарсисе крылась гипотеза, согласно которой симптомы болезни возникают вследствие того, что больной прежде испытал напряженное, аффективно окрашенное влечение к какому-либо действию. Симптомы (страхи, спазмы и т. д.) символически замещают это нереализованное, но желаемое действие. Энергия влечения разряжается в извращенной форме, как бы "застревая" в органах, которые начинают работать ненормально. Поэтому предполагалось, что главная задача врача - заставить больного вновь пережить подавленное влечение и тем самым придать энергии (нервно-психической энергии) другое направление, а именно - перевести ее в русло катарсиса, разрядить подавленное влечение в рассказе врачу о нем. В этой версии о травмировавших больного и потому вытесненных из сознания, аффективно окрашенных воспоминаниях, избавление от которых дает лечебный эффект (исчезают расстройства движений, восстанавливается чувствительность и т. д.), содержался зародыш будущего психоанализа Фрейда. Прежде всего, в этих клинических исследованиях "прорезалась" идея, к которой неизменно возвращался Фрейд. На передний план отчетливо выступили конфликтные отношения между сознанием и неосознаваемыми, но нарушающими нормальный ход поведения психическими состояниями. О том, что за порогом сознания теснятся былые впечатления, воспоминания, представления, способные влиять на его работу, давно было известно философам и психологам. Новые моменты, на которых задержалась мысль Брейера и Фрейда, касались, во-первых, сопротивления, которое сознание оказывает неосознаваемому, в результате чего и возникают заболевания органов чувств и движений (вплоть до временного паралича), во-вторых, обращения к средствам, позволяющим снять это сопротивление, сначала - к гипнозу, а затем - к так называемым "свободным ассоциациям", о которых речь пойдет дальше. Гипноз ослаблял контроль сознания, а порой и совсем снимал его. Это облегчало загипнотизированному пациенту решение задачи, которую Брейер и Фрейд ставили,- "излить душу" в рассказе о вытесненных из сознания переживаниях.

Особенно успешно использовали гипноз французские врачи, для изучения опыта которых Фрейд на несколько месяцев съездил в Париж к знаменитому неврологу Шарко (ныне его имя сохранилось в связи с одной из физиотерапевтических процедур - так называемым душем Шарко). Это был замечательный врач, прозванный "Наполеоном неврозов". У него лечилось большинство королевских семей Европы. Фрейд - молодой венский доктор - присоединился к большой толпе практикантов, которая постоянно сопровождала знаменитость во время обходов больных и при сеансах их лечения гипнозом. Случай помог Фрейду сблизиться с Шарко, к которому он обратился с предложением перевести его лекции на немецкий язык. В этих лекциях утверждалось, что причину истерии, как и любых других заболеваний, следует искать только в физиологии, в нарушении нормальной работы организма, нервной системы. В одной из бесед с Фрейдом Шарко заметил, что источник странностей в поведении невротика таится в особенностях его половой жизни. Это наблюдение запало в голову Фрейда, тем более что и он сам, да и другие врачи сталкивались с зависимостью нервных заболеваний от сексуальных факторов. Через несколько лет, под впечатлением этих наблюдений и предположений, Фрейд выдвинул постулат, придавший всем его последующим концепциям, каких бы психологических проблем они ни касались, особую окраску и навсегда соединивший его имя с идеей всесилия сексуальности во всех человеческих делах. Эта идея о роли сексуального влечения как главного двигателя поведения людей, их истории и культуры придала фрейдизму специфическую окраску, прочно ассоциировала его с представлениями, сводящими все бессчетное многообразие проявлений жизнедеятельности к прямому или замаскированному вмешательству сексуальных сил. Такой подход, обозначаемый термином "пансексуализм", стяжал Фрейду во многих странах Запада огромную популярность - притом далеко за пределами психологии. В этом принципе стали усматривать своего рода универсальный ключ ко всем человеческим проблемам.

Как уже говорилось, Брейер и Фрейд пришли в клинику после нескольких лет работы в физиологической лаборатории. Оба были естествоиспытателями до мозга костей и, прежде чем занялись медициной, уже приобрели известность своими открытиями в области физиологии нервной системы. Поэтому и в своей медицинской практике они, в отличие от обычных врачей-эмпириков, руководствовались теоретическими идеями передовой физиологии. В то время нервная система рассматривалась как энергетическая машина. Брейер и Фрейд мыслили в терминах нервной энергии. Они предполагали, что ее баланс в организме нарушается при неврозе (истерии), возвращаясь к нормальному уровню благодаря разряду этой энергии, каким является катарсис. Будучи блестящим знатоком строения нервной системы, ее клеток и волокон, которые годами изучал с помощью скальпеля и микроскопа, Фрейд предпринял отважную попытку набросать теоретическую схему процессов, происходящих в нервной системе, когда ее энергия не находит нормального выхода, а разряжается на путях, ведущих к нарушению работы органов зрения, слуха, мышечного аппарата и другим симптомам болезни. Сохранились записи с изложением этой схемы, получившей уже в наше время высокую оценку физиологов. Но Фрейд испытывал крайнюю неудовлетворенность своим проектом (он известен как "Проект научной психологии"). Фрейд вскоре расстался и с ним, и с физиологией, которой отдал годы напряженного труда. Это вовсе не означало, что он с тех пор считал обращение к физиологии бессмысленным. Напротив, Фрейд полагал, что со временем знания о нервной системе шагнут столь далеко, что для его психоаналитических представлений будет найден достойный физиологический эквивалент. Но на современную ему физиологию, как показали его мучительные раздумья над "Проектом научной психологии", рассчитывать не приходилось.

Продолжая практику психотерапевта, Фрейд обратился от индивидуального поведения к социальному. В памятниках культуры (мифах, обычаях, искусстве, литературе и т. д.) он искал выражение все тех же комплексов, все тех же сексуальных инстинктов и извращенных способов их удовлетворения. Следуя тенденциям биологизации человеческой психики, Фрейд распространил на объяснение ее развития так называемый биогенетический закон. Согласно этому закону, индивидуальное развитие организма (онтогенез) в краткой и сжатой форме повторяет основные стадии развития всего вида (филогенез). Применительно к ребенку это означало, что, переходя от одного возраста к другому, он следует за теми основными этапами, которые прошел человеческий род в своей истории. Руководствуясь этой версией, Фрейд утверждал, что ядро бессознательной психики современного ребенка образовано из древнего наследия человечества. В фантазиях ребенка и его влечениях воспроизводятся необузданные инстинкты наших диких предков. Никакими объективными данными, говорящими в пользу этой схемы, Фрейд не располагал. Она носила чисто умозрительный, спекулятивный характер. Современная детская психология, располагая огромным экспериментально проверенным материалом об эволюции поведения ребенка, полностью отвергает эту схему. Против нее однозначно говорит и тщательно проведенное сравнение культур многих народов. Оно не обнаружило тех комплексов, которые, согласно Фрейду, как проклятие висят над всем человеческим родом и обрекают на невроз каждого смертного. Фрейд надеялся, что, черпая сведения о сексуальных комплексах не в реакциях своих пациентов, а в памятниках культуры, он придаст своим схемам универсальность и вящую убедительность. В действительности же его экскурсы в область истории лишь укрепили в научных кругах недоверие к притязаниям психоанализа. Его обращение к данным, касающимся психики "первобытных людей", "дикарей" (Фрейд опирался на литературу по антропологии), ставило целью доказать сходство между их мышлением и поведением и симптомами неврозов. Об этом говорилось в его работе "Тотем и табу" (1913 г.).

С тех пор Фрейд стал на путь приложения понятий своего психоанализа к коренным вопросам религии, морали, истории общества. Это был путь, оказавшийся тупиковым. Не от сексуальных комплексов, не от либидо и его превращений зависят социальные отношения людей, а именно характер и строй этих отношений определяют, в конечном счете, психическую жизнь личности, в том числе и мотивы ее поведения.

Идеи Фрейда, касающиеся роли неосознаваемых влечений как при неврозах, так и в обыденной жизни, его ориентация на глубинную психотерапию стали центром объединения вокруг него большого сообщества врачей, психиатров, психотерапевтов. Прошло то время, когда его книги не вызывали никакого интереса. К Фрейду приходит международная слава. В 1909 г. он приглашен в США, его лекции прослушали многие ученые, в том числе патриарх американской психологии Вильям Джемс. Обняв Фрейда, он сказал: "За вами будущее".

В 1910 г. в Нюрнберге собрался Первый международный конгресс по психоанализу. Правда, вскоре среди этого сообщества, которое объявило психоанализ особой наукой, отличной от психологии, начались распри, приведшие к его распаду. Многие вчерашние ближайшие сподвижники Фрейда порвали с ним и создали собственные школы и направления. Среди них были такие, в частности, ставшие крупными психологами исследователи, как Альфред Адлер и Карл Юнг. Большинство рассталось с Фрейдом из-за его приверженности принципу всемогущества сексуального инстинкта. Против этого догмата говорили как факты психотерапии, так и их теоретическое осмысление.

Вскоре и самому Фрейду пришлось вносить коррективы в свою схему, что было связано с Первой мировой войной и её влиянием на психику людей. В это время пациентами Фрейда становятся люди, прошедшие через ад войны. Они страдали от неврозов, сопряженных не с сексуальными переживаниями, а с травмировавшими их испытаниями военного времени. Прежняя концепция сновидений Фрейда, возникшая под впечатлением лечения венских буржуа в конце XIX века, оказалась непригодной, чтобы истолковать психические травмы, возникшие в боевых условиях у вчерашних солдат и офицеров. Фиксация новых пациентов Фрейда на этих травмах, вызванных встречей со смертью, дала ему повод выдвинуть версию об особом влечении, столь же могучем, как сексуальное, и потому провоцирующем болезненную фиксацию на событиях, сопряженных со страхом, вызывающих тревогу и т. п. Этот особый инстинкт, лежащий, наряду с сексуальным, в фундаменте любых форм поведения, Фрейд обозначил древнегреческим термином Танатос, как антипод Эросу - силе, обозначающей, согласно философии Платона, любовь в широком смысле слова, стало быть, не только половую любовь. Под именем Танатоса имелось в виду особое тяготение к смерти, к уничтожению либо других, либо себя. Тем самым агрессивность возводилась в ранг извечного, заложенного в самой природе человека биологического побуждения. Представление об исконной агрессивности человека еще раз обнажило антиисторизм концепции Фрейда, пронизанной неверием в возможность устранить причины, порождающие насилие.

Наряду с социальными обстоятельствами (военные неврозы) у Фрейда имелись и личные мотивы обращения к этой проблеме. В начале 20-х годов на него обрушилась тяжелая болезнь, вызванная тем, что он был злостным курильщиком сигар. Терпеливо перенося одну мучительную операцию за другой, он продолжал напряженно работать. В 1915-1917 гг. он выступил в Венском университете с большим курсом, опубликованным под названием "Вводные лекции в психоанализ". Курс требовал дополнений, их он опубликовал в виде 8 лекций в 1933 г. В 1933 г. в Германии к власти пришел фашизм. Среди сожженных идеологами "нового порядка" книг оказались и книги Фрейда. Узнав об этом, Фрейд воскликнул: "Какого прогресса мы достигли! В средние века они сожгли бы меня, в наши дни они удовлетворились тем, что сожгли мои книги". Он не подозревал, что пройдет несколько лет, и в печах Освенцима и Майданека погибнут миллионы евреев и других жертв нацизма, и среди них - четыре сестры Фрейда. Его самого, всемирно известного ученого, ждала бы после захвата Австрии нацистами та же участь, если бы при посредничестве американского посла во Франции не удалось добиться разрешения на его эмиграцию в Англию. Перед отъездом он должен был дать расписку в том, что гестапо обращалось с ним вежливо и заботливо и что у него нет оснований жаловаться. Ставя свою подпись, Фрейд спросил: «Нельзя ли к этому добавить, что он может каждому сердечно рекомендовать гестапо?» В Англии Фрейда встретили восторженно, но дни его были сочтены. Он мучился от болей, и по его просьбе его лечащий врач сделал 21 сентября 1939 г два укола, положившие конец страданиям.

Основные труды Фрейда


"Исследования истерии", 1895 г.

"Толкование сновидений", 1900 г.

"Психопатология обыденной жизни", 1901 г.

"Остроумие и его отношение к бессознательному", 1905 г.

"Три очерка по теории сексуальности", 1905 г.

"Тотем и табу", 1913 г.

"Лекции по введению в психоанализ", 1916-1917 гг.

"По ту сторону принципа удовольствия", 1920 г.

"Психология масс и анализ Я", 1921 г.

"Я и Оно", 1923 г.

"Будущее одной иллюзии", 1927 г.

"Цивилизация и недовольные ею", 1930 г.

"Моисей и монотеизм", 1939 г.

"Очерк психологии", 1940 г. - незакончен

"Анализ фобии пятилетнего мальчика"

"О сновидении"

"О психоанализе"

"Ребенка бьют: к вопросу о происхождении сексуальных извращений"

Глава 2. Психоанализ.


Известно, что главным регулятором человеческого поведения служит сознание. Фрейд открыл, что за покровом сознания скрыт глубинный, "кипящий" пласт не осознаваемых личностью могущественных стремлений, влечений, желаний. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно-психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих пациентов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными слепыми, бессознательными побуждениями.

Не ограничившись изучением и лечением невропатов, упорной работой по восстановлению их психического здоровья, Фрейд создал теорию, объяснявшую переживания и поведение не только больного, но и здорового человека. Эта теория приобрела в странах Запада столь великую популярность, что многие там и в наши дни убеждены, что "психология - это и есть Фрейд". Теория этого австрийского ученого во многих зарубежных странах прочно вошла в учебники по психологии, психотерапии, психиатрии. Она оказала воздействие на другие науки о человеке - социологию, педагогику, антропологию, этнографию, а также на искусство и литературу.

Нетрудно понять, что упор на сексуальный фактор (по поводу которого во времена Фрейда уже существовала огромная литература) сам по себе не мог произвести революцию в психологии, радикально изменить систему понятий этой науки. Ведь действие этого фактора легко объяснимо чисто физиологическими причинами - функционированием половых желез, работой центров вегетативной нервной системы и т. п. На почве физиологии стоял первоначально и Фрейд, прежде чем перешел в зыбкую, не имеющую прочных опорных точек область психологии. На отважный шаг в эту темную область его направила, как отмечалось, практика лечения истерии. Но решился он на него не сразу. Даже гипноз, применение которого, казалось бы, не оставляло сомнений в том, что воздействие врача на пациента носит психологический характер, объяснялся многими врачами как чисто физиологическое явление. Именно так думал Шарко, которым восхищался Фрейд. Однако дальнейшие раздумья Фрейда поколебали его убеждения в правильности принятого школой Шарко мнения. Он становится участником споров между французскими врачами по поводу того, считать ли гипноз эффектом внушения, которому подвержены все люди, или же загипнотизировать, как учил Шарко, можно только нервнобольных (истериков). На Фрейда большое впечатление произвело так называемое постгипнотическое внушение. При нем человеку в состоянии гипноза внушалась команда совершить после пробуждения какое-либо действие, например, раскрыть зонтик. Проснувшись, он выполнял команду, хотя дождя не было, и поэтому его действие оказывалось бессмысленным. На вопрос же о том, почему он это сделал, человек, не зная истинной причины, подыскивал ответ, который был призван каким-то образом придать его нелепому поведению разумность: "Я хотел проверить, не испорчен ли мой зонтик". Подобные факты указывали не только на то, что человек может совершать поступки, мотивы которых он не осознает, но и на его стремление придумать эти мотивы, подыскать рациональные основания своим поступкам. Впоследствии Фрейд назвал подобное оправдание человеком своих действий рационализацией. Все это заставляло задуматься над проблемой неосознаваемых побуждений, которые реально движут людьми, однако в их сознании адекватной проекции не получают. Перед глазами невропатологов выступила весьма странная с точки зрения тогдашних взглядов картина. Люди, воспитанные в духе своего времени, на идеалах точного естествознания, главная формула которого гласила "нет действия без причины", считали, что причиной является расстройство нервной системы. Однако расстройства, с которыми они повседневно имели дело, оказывались необычными. Пациент говорил одно, а двигало им, побуждало действовать совсем другое. Опыты же с гипнозом убедительно свидетельствовали, что человек способен неумышленно придумывать мотивы своего поведения. Какой же был механизм этих странных реакций - физиологический или психологический? Ни физиология, ни психология ответить на этот вопрос не могли. Физиология говорила о рефлексах, нервных функциях, мышечных реакциях и т. п. По ни одно из ее понятий не могло объяснить причины болезненных состояний. Психология говорила о сознании, способности мыслить, подчинять действие заранее принятой цели и т. д. И с этой - психологической - стороны поиск причин поведения невротика также ничего не давал. А без знания причин оставалось действовать вслепую. Фрейда это не устраивало - не только как врача, желающего действовать рационально, но и как натуралиста, непреклонно верившего в то, что все происходящее в организме включено в "железную" цель причин и следствий, стоит под необратимыми законами природы. Ведь он был учеником Гельмгольца и Дарвина. От них воспринял идеалы естественнонаучного познания, и, прежде всего, принцип детерминизма - зависимости явлений от производящих их факторов. Фрейд ощущал бессилие этого принципа перед тем, что требовала клиника неврозов. Его наблюдения за случаями, когда длительное лечение истерии благодаря применению гипноза давало положительный эффект, указывали, что источник страдания скрыт в сфере, неведомой ни физиологии, ни психологии. Практика требовала отказаться от прежних подходов и продвигаться либо к новой физиологии, либо к новой психологии.

Не сразу молодые невропатологи Брейер и Фрейд произвели выбор. Совместно они подготовили книгу "Исследования истерии". Она вышла в 1895 г. Иногда ее оценивают как первую главу в истории созданного Фрейдом психоанализа. Для этого имеются известные основания, поскольку в указанной книге можно различить намеки на многие представления будущего психоанализа: и о динамике вытесненных из сознания влечений, из-за которых возникают расстройства движений, восприятия и т. п., и об очистительной роли погружения в прошлое с целью восстановить события и обстоятельства, нанесшие душевную травму. Это были достоверные клинические факты, установленные Брейером и Фрейдом. Но из фактов как таковых теория не возникает. Работа в клинике требовала применения методических средств, позволяющих проникнуть в скрытые от сознания психические пласты. На первых порах главным и единственным орудием, как мы знаем, был гипноз. Фрейд не владел им столь мастерски, как Брейер. Неудовлетворенность гипнозом побудила его искать другие средства.

На одно из них Фрейда натолкнул феномен, приобретший в дальнейшем в психоанализе особое значение под именем "трансфера" (перенесения). Общение врача с пациентом приобретало особую эмоциональную окраску, когда этот пациент переносил свои неизжитые бессознательные желания, сохранявшиеся с детских лет, на личность самого врача. Фрейд установил этот факт, наблюдая за одной из пациенток доктора Брейера, которая стала выражать по отношению к последнему чувства страха, любви и другие, некогда испытываемые по отношению к родителям. Брейера это привело в смятение, и он отказался от дальнейшей терапии. Фрейд же, подвергнув это явление изучению, увидел в нем способ разъяснить больному истинные причины его невроза. Установив перенос бессознательных детских влечений с тех лиц, которые некогда их вызывали, на терапевта, последний мог обнажить смысл этих переживаний, довести их до сознания больного, помочь тем самым их изжить, освободиться от них (благодаря тому, что стал понимать, что же его мучает).

Трансфер, вслед за гипнозом, выступил как еще один способ проникновения в область подавленных, вытесненных влечений. Но главным терапевтическим средством, изобретенным Фрейдом и ставшим на многие годы "основой основ" его психоанализа, стали так называемые "свободные ассоциации". Понятие "ассоциация" - одно из древнейших в психологии. Его можно встретить (как и понятие о катарсисе) у Платона и Аристотеля. Подобно тому, как ствол дерева, развиваясь, обрастает новыми кольцами, эти понятия, передавая от эпохи к эпохе мудрость веков, обогащались новым содержанием. Закон образования ассоциаций веками считался главным законом психологии. Он гласил, что если какие-либо объекты воспринимаются одновременно или в непосредственной близости, то впоследствии появление одного из них влечет за собой осознание другого. Так, взглянув на какую-либо вещь, человек вспоминает ее отсутствующего владельца, поскольку прежде эти два объекта воспринимались одновременно, в силу чего между их следами в мозгу упрочилась связь-ассоциация. Различным видам ассоциаций было посвящено множество психологических трактатов. Когда психология превратилась в науку, ассоциации стали изучать экспериментально, чтобы определить законы памяти, воображения и других умственных процессов. Выяснялось, с какими представлениями ассоциируются у испытуемых различные слова, сколько раз нужно повторить список слов, чтобы между ними возникли связи, позволяющие его целиком либо частично запомнить и т. п. Во всех случаях ставилась задача изучить работу сознания. Фрейд же использовал материал ассоциаций в других целях. Он искал в этом материале путь в область неосознаваемых побуждений, намеки на то, что происходит в "кипящем котле" аффектов, влечений. Для этого, полагал он, ассоциации следует вывести из-под контроля сознания. Они должны стать свободными. Так родилась главная процедура психоанализа, его основной технический прием. Пациенту предлагалось, находясь в расслабленном состоянии (обычно лежа на кушетке), непринужденно говорить обо всем, что ему приходит в голову, "выплескивать" свои ассоциации, какими бы странными возникающие мысли ни казались. В тех случаях, когда пациент испытывал замешательство, начинал запинаться, повторял несколько раз одно и то же слово, жаловался на то, что не в состоянии припомнить что-либо, Фрейд останавливал на этих реакциях свое внимание, предполагая, что в данном случае его больной, сам того не подозревая, сопротивляется некоторым своим тайным мыслям, притом сопротивляется не умышленно, как бывает в тех случаях, когда человек стремится намеренно что-либо утаить, а неосознанно. Для этого, конечно, должны быть какие-то причины особой, "тормозящей" активности психики. Такая особая, обладающая большой энергией сопротивляемость, открытая Фрейдом в его медицинском опыте, в кропотливом анализе реакций его пациентов, явилась принципиально важным новым словом в понимании устройства человеческой психики. Выявилась удивительная сложность этого устройства, присутствие в его работе особого внутреннего "цензора", о котором самому человеку не известно. И тем не менее этот незримый, неосознаваемый самим субъектом цензор бдительно следит за тем, что происходит в сознании, пропуская в него или не пропуская 'различные мысли и представления. Необычность такого подхода, утвердившегося в психологической науке после Фрейда, очевидна. Вера в то, что поведение человека находится под надежным контролем сознания, веками считалась неоспоримой. "Находиться под контролем сознания" значило не что иное, как отдавать, себе ясный отчет о своих желаниях, побуждениях, стимулах к действию. Осознание целей, наличие придуманного плана, который регулирует действия, направленные на достижение этой цели, действительно является той решающей особенностью человеческих поступков, которая отличает их от действий остальных живых существ. Из этого, однако, не следует прямолинейный взгляд на человеческую личность как свободную от противоречий между желаемым и должным, между порой несовместимыми влечениями к объектам, имеющим различную привлекательность, и т. п. Обыденная человеческая жизнь полна конфликтов различной степени напряженности, достигающей порой истинного драматизма. Наше сознание - не простой созерцатель этой драмы, безучастный к ее исходу. Оно ее активное "действующее" лицо, которое вынуждено выбирать и накладывать вето, защищать от влечений и мыслей, способных (как, например, при тяжелом заболевании или душевном конфликте) сделать жизнь несносной и даже погубить личность. Именно личность как особую психическую целостность, даже при сохранении ее физического существования. Это дает право прийти к важному для понимания учения Фрейда заключению.

Открыв роль глубинных, неосознаваемых мотивов в регуляции человеческого поведения, утвердив тем самым новую ориентацию в психотерапии неврозов, Фрейд представил свое открытие ученому миру в категориях и схемах, легко уязвимых для критики. Из этих идей ученого впоследствии выросли в ряд продуктивных гипотез и представлений. Но твердая убежденность Фрейда (до 20-х годов) в том, что главным объяснительным принципом всех побуждений, страстей и бед человеческих следует считать либидо, восстановила против него подавляющее большинство тех, с кем он вел исследования бессознательной психики, начиная от Брейера, решительно рассорившегося со своим вчерашним соавтором. Порвав с Брейером, Фрейд, наряду с тремя испытанными им методами лечения истерии (гипнозом, анализом трансфера и свободных ассоциаций), решил испытать психоанализ с целью выявить причины собственных душевных конфликтов и невротических состояний. Конечно, ни один из прежних методов для этого не был пригоден. И тогда он обратился к изучению собственных сновидений, результаты которого изложил в уже упоминавшейся книге "Толкование сновидений" (1900 г.). Ее он неизменно считал своим главным трудом, хотя того пансексуализма, с которым обычно связывается имя Фрейда, в ней нет.

Впрочем, уже до этого труда Фрейду пришла мысль о том, что "сценарий" сновидений при его кажущейся нелепости - не что иное, как код потаенных желаний, которые удовлетворяются в образах-символах этой формы ночной жизни. Это предположение настолько поразило Фрейда, что он запомнил, при каких обстоятельствах оно пришло ему на ум. Это было в четверг вечером 24 июля 1895 г. в северо-восточном углу террасы одного из венских ресторанов. По этому поводу Фрейд иронически заметил, что на этом месте следовало бы прибить табличку: "Здесь доктором Фрейдом была открыта тайна сновидений". Естественно поэтому, что и собственные сны Фрейд рассматривал после пробуждения, исходя из сложившейся уже у него гипотезы о символике образов. В книге описывались приемы построения этих образов: их сгущение в некий причудливый комплекс, замена целого частью, олицетворение и т. п. При этом полагалось, что существуют символы (полета, падения, видения воды, острых предметов, выпавшего зуба и т. п.), имеющие универсальный смысл для всех людей. Проверка данного положения независимыми авторами не подтвердила этот вывод. Фрейд объяснял образы сновидений как разряды аффектов. По его мнению, говоря словами одного советского психолога, "сновидение, подобно луне, светит отраженным светом". Источник энергии скрыт в бессознательном, в аффектах страха, влечениях и других переживаниях, вытесненных из дневной жизни. Они говорят о себе на особом символическом языке, словарь и способ построения которого Фрейд попытался восстановить. Он предполагал, что сновидения относятся к тому же разряду явлений, с которыми приходится иметь дело врачу, лечащему симптомы истерии. Поскольку образы сновидений посещают здоровых людей, то обращение к механизму порождения этих образов (тщательно разобранному Фрейдом) представилось "царством бессознательного", как древний, архаический слой психической жизни, скрытый за сеткой сознания современного индивида.

На новом этапе эволюции психоанализа Фрейд объяснял чувство вины у неврастеников влиянием Сверх-Я. С помощью такого подхода объяснялся феномен тревожности, занимавший теперь большое место в психоанализе. Различались три вида тревожности: вызванная реальностью, обусловленная давлением со стороны бессознательного Оно (Ид) и со стороны Сверх-Я (Супер-Эго). Соответственно задача психоанализа усматривалась в том, чтобы освободить Я (эго) от различных форм давления на него и увеличить его силу (отсюда понятие о "силе Я"). От напряжений, испытываемых под давлением различных сил, Я (Эго) спасается с помощью специальных "защитных механизмов" - вытеснения, рационализации, регрессии, сублимации и др., о которых я расскажу в следующей главе.

Трехкомпонентная модель личности позволяла разграничить понятие о Я и о сознании, истолковать Я как самобытную психическую реальность и тем самым как фактор, играющий собственную роль в организации поведения. Правда, вводя этот фактор и ориентируясь на него как на главную опору в психотерапевтической процедуре избавления субъекта от невроза, Фрейд не отступал от своего давнего сравнения отношения Я к Оно с отношением всадника к своей лошади. Наездник определяет цель и направление движения, но энергия последнему придается лошадью, т. е. исходит из того же самого котла влечений и аффектов, который заложен в организме как биологической системе. Принцип антагонизма биологического и социального (сведенного к воображаемому типу связей между людьми различного пола, возникшему в праисторические времена и перешедшему через поколения в структуру современной семьи) препятствовал пониманию того, что, говоря словами А. А. Ухтомского, "природа наша делаема и возделываема". Предвзятое положение о том, что мотивационные ресурсы личности начисто исчерпываются энергией нескольких квазибиологических влечений, которые Я как ядро личности вынуждено подчинять тирании навязанного ему с детства квазисоциального Сверх-Я, лишило Фрейда возможности объяснить динамику развития Я, пути наращивания его собственных сил, его преобразований в континууме жизненных встреч с социальным миром. Проведя демаркационную линию между Я и сознанием, показав, что Я как психическая (а не гносеологическая) реальность - это особая подсистема в системе личности, решающая свои задачи благодаря тому, что оперирует собственными психологическими (а не физиологическими) "снарядами", указав на драматизм ее отношений с другими подсистемами личности, Фрейд столкнул психологию с областью, которая хотя к имеет жизненно важное значение для бытия человека в мире, однако оставалась для науки неизведанной.

В своих завершающих "Лекциях по введению в психоанализ" Фрейд сосредоточился на проблеме отношения психоанализа к религии, науке и, наконец, к мировоззрению, понятому как обобщающая интеллектуальная конструкция, исходя из единообразных принципов которой решаются основные проблемы бытия и познания. Он утверждал, что психоанализ в качестве специальной науки не способен образовать особое мировоззрение, что он заимствует свои мировоззренческие принципы у науки. Между тем в действительности как ряд общих положений самого Фрейда, так и многие концепции его учеников имели определенную мировоззренческую направленность, что отчетливо выражено как в их притязаниях на решение общих проблем, касающихся поведения человека, его отношения к природе и социальной среде, так и в объяснении генезиса и закономерностей развития культуры.

Глава 3. Структура личности по Фрейду.

В результате своей многолетней научно-исследовательской деятельности и работы практикующим врачом Фрейд пришел к выводу о существовании бессознательных импульсов, стремящхся прорваться в сознание и часто неосознанно направляющих поведение. На основании этих выводов он конструирует топографическую модель структуры личности, согласно которой в психической жизни можно выделить тир уровня: сознание, предсознание (или подсознание), бессознательное.

Уровень сознания состоит из ощущений и переживаний, которые человек осознает в данный момент времени. Сознание охватывает только малый процент всей информации, хранящейся в мозге, причем определенная информация осознается лишь в течение короткого периода времени, а затем быстро погружается на уровень предсознательного или бессознательного, по мере того, как внимание человека перемещается на другие сигналы.

Область предсознательного, иногда называемая «доступной памятью», включает в себя весь опыт, который не осознается в данный момент, но может легко вернуться в сознание спонтанно или в результате минимального усилия.

Фрейд считал, что самая глубокая и значимая область человеческой психики – это бессознательное. Бессознательное представляет собой хранилище инстинктивных побуждений и эмоции, воспоминания, которые настолько угрожают сознанию, что были подавлены и вытеснены в область бессознательного, но именно этот неосознаваемый материал во много определяет повседневное функционирование человека, хотя он этого не осознает. Бессознательные переживания полностью недоступны сознанию человека, но в значительной степени определяю поведение и действия людей.

В своих работах "Психология масс и анализ Я" (1921), "Я и Оно" (1923) Фрейд окончательно сформировал свою психологическую концепцию, согласно которой психика, личность человека состоит из трех структур, уровней: «Оно» или «Ид»; «Я» или «Эго», «СВЕРХ-Я» или «СУПЕР-Эго» (структурная модель психологической жизни).

«Оно» или «Ид» - бессознательная часть психики, наиболее примитивная инстанция, которая охватывает все прирожденное, генетически первичное, подчиненное принципу удовольствия и ничего не знающее ни о реальности, ни об обществе. Она изначально иррациональна и аморальна. Ид - бурлящий котел биологических врожденных инстинктивных влечений: агрессивных и сексуальных. Фрейд писал: «Инстинкты, в которые мы верим, разделяются на две группы эротические, которые всегда стремятся объединить живое вещество во все большие и большие единицы, и инстинкты смерти, которые действуют против этой тенденции и стремятся вернуть живую материю в неорганическое состояние». Сексуальные инстинкты, инстинкты жизни, или Эрос, включают в себя все силы, служащие цели поддержания жизни и продолжения рода. Наиболее важные из них – это сексуальные инстинкты и сексуальная энергия – либидо. Инстинкты смерти, названные Фрейдом Танатос, лежат в основе всех проявлений жестокости, агрессии, убийств и самоубийств, всех вредных форм поведения, разрушающие здоровье и жизнь человека (пьянство, наркомания). Инстинкты смерти подчинятся принципу энтропии, стремятся к сохранению динамического равновесия, в результате все живым существам присуще стремление вернуться в неопределенное состояние, из которого они вышли, и людям неосознанно присуще стремление к смерти. Данные инстинкты жизни и смерти (Эрос и Танатос) функционируют в основном на бессознательном уровне и являются частью Ид. Будучи бессознательным и иррациональным, «Оно» подчиняется принципу удовольствия, т.е. удовольствия и счастье есть главные цели в жизни человека. Для реализации этого принципа необходима энергия, которая позволила бы импульсам из бессознательного прорваться в сознание. Фрейд называл такую энергию «либидо». Либидо – это энергия сексуального влечения, влечения к жизни. Фрейд полагал, что человек – это замкнутая энергетическая система, количество энергии у каждого человека – постоянная величина. Таким образом, «Оно» или Ид – это нечто темное, хаотическое, примитивное, не подчиняющееся законам морали и нравственности, требующее немедленной энергетической разрядки и стоящее между соматическими и психическими процессами в организме. Также Фрейд открыл два механизма Ид, позволяющих разрядить энергетическое напряжение вовне благодаря внешним и внутренним раздражителям и восстановить определенное психическое равновесие: рефлекторные действия и первичные процессы. Рефлекторные действия – это автоматический ответ на воздействие (кашель, слезы, смех и т.д.). Первичные процессы – это иррациональная, фантастическая форма представлений, галлюцинаторное исполнение желаний (в мечтах, сновидениях)

Уровень «Я» (Эго) – это личность человека, которая находится в состоянии постоянного конфликта с «Оно», подавляет сексуальные влечения. «Я», уровень сознания формируется под влиянием трех сил: «ОНО», «СВЕРХ-Я» и общество, которое предъявляет свои требования к человеку. «Я» старается установить гармонию между этими силами, подчинятся не принципу удовольствия, а принципу реальности. Следуя данному принципу, Эго действует посредством вторичного процесса. Вторичный процесс – это логическое реалистическое мышление, связанное с когнитивными и интеллектуальными функциями. Именно «Я» ответственно за принятие решений. Оно стремится выразить и удовлетворить желания «ОНО» в соответствии с ограничениями, налагаемыми правилами общества, внешним миром. «Эго» следует принципу реальности, вырабатывая ряд механизмов, позволяющих адаптироваться к среде, справляться с ее требованиями. Эго - посредник между стимулами, идущими как из этой среды, так и из глубин организма, с одной стороны, и ответными двигательными реакциями - с другой. К функциям эго относится самосохранение организма, запечатление опыта внешних воздействий в памяти, избежание угрожающих влияний, контроль над требованиями инстинктов (исходящих от ид). «Я» помогает обеспечивать безопасность и самосохранения организма, именно оно рассуждает, анализирует и принимает решение. Таким образом, Эго обязано интегрировать часто противоречивые команды, поступающие от Ид, Супер-Эго и внешнего мира, отстраивать рефлекторные действия и направлять поведения человека таким образом, чтобы инстинктивные потребности удовлетворялись, не причиняя вред ни самому индивиду, ни другим людям.

«СВЕРХ-Я» служит носителем моральных стандартов, эта та часть личности, которая выполняет роль критика, цензора, совести. Если «Я» примет решение или совершит действие в угоду «Оно», но в противовес «СВЕРХ-Я», то оно испытывает наказание в виде чувства вины, стыда, укоров совести. СВЕРХ-Я» содержит систему ценностей и норм, совместимых с теми, которые приняты в окружении человека, которые позволяют ему отличать, что хорошо и что плохо, что нравственно и безнравственно. Фрейд разделил Супер-Эго на две подсистемы: совесть и Эго-идеал. Совесть включает способность к критической самооценке, наличие моральных запретов и возникновение чувства вины у человека, когда он не сделал того, что должен был сделать. Эго-идеал формируется из того, что ободряют и высоко ценят родители и сам человек, он ведет человека к установлению для себя высоких стандартов. «СВЕРХ-Я» считается полностью сформировавшимся, когда родительский контроль заменяется самоконтролем. Однако этот принцип самоконтроля не служит целям принципа реальности. Супер-Эго пытается полностью подавить желания и влечения со стороны Ид, пытается направить человека к совершенству в мыслях, словах и поступках, наказывает человека духовно и даже физически, если человек нарушает моральные нормы, нормы совести.

Как считал Фрейд, становление психики, особенно «СВЕРХ-Я» у ребенка, происходит через преодоление Эдипова комплекса. В греческом мифе о царе Эдипе, убившем своего отца и женившемся на своей матери, скрыт, по мнению Фрейда, ключ к извечно тяготеющему над каждым мужчиной сексуальному комплексу: мальчик испытывает влечение к матери, воспринимая отца как соперника, вызывающего одновременно и ненависть и страх, и восхищение; мальчик хочет походит на отца, но в то же время он желает ему смерти, и потому испытывает чувство вины, боится отца. Боясь кастрации, ребенок преодолевает сексуальное влечение к матери, преодолевает Эдипов комплекс и у него возникает «СВЕРХ-Я», совесть.

«СВЕРХ-Я» не пускает инстинкты в «Я» и тогда энергия этих инстинктов сублимируется, трансформируется, воплощается в иных формах деятельности (творчество, искусство, общественная активность, трудовая активность, в формах поведения: снах, описках, обмолвках, шутках, каламбурах, в свободных ассоциациях, в особенностях забывания). Таким образом, сублимация – это преобразование энергии подавленных запретов, желаний в другие виды деятельности, которые разрешены в обществе. Если энергия либидо не находит выхода, то у человека будут серьезные психические болезни, неврозы, истерики, тоска.

Рассматривая структуру личности по Фрейду, можно понимать Ид как биологическую составляющую личности, Эго – психическую составляющую, Супер-Эго – как социальную составляющую.

Соотношение структурной и топографической модели психической жизни можно изобразить следующим образом: сфера «Оно» полностью неосознаваемая, в то время как «Я» и «СВЕРХ-Я» действуют на всех трех уровнях.

При исследовании невротических симптомов Фрейд обращает особое внимание на тревогу, которая по его представлениям, бывает трех типов:

  1. Реалистическая тревога – адекватная ситуации и позволяем человеку обеспечить самосохранение. Она возникает в ответ на угрожающие сигналы из внешней среды и прекращается с их исчезновением.

  2. Невропатическая тревога – проявляется в виде страха, что импульсы Ид проникнут в сознание и проявятся в поведении недостойным образом, за что последует наказание от Сверх-Эго и общества.

  3. Моральная тревога – это страх не соответствоват требованиям Супер-Эго, страх нарушить моральные запреты.

В ответ на тревогу Эго, как считает Зигмунд Фрейд, вырабатывает защитные механизмы. Защитные механизмы помогают человеку на время оградится от проблем, которые он пока не может решит, позволяет снять тревогу, уйти от угрожающей реальности и иногда преобразовать эту угрозу. На какое-то время защитные механизмы психики просто необходимы, но если человек не смог решит вставшую перед ним проблему, то в будущем эти защитные механизмы могут являться препятствиями личностного роста. Поведения человека становится мало предсказуемым, он может вредить себе или окружающим, уходит от реальности и нерешенных проблем. Сами защитные механизмы часто порождают все новые и новые проблемы, причем настоящую проблему человек прячет, подменяя её новыми «псевдопроблемами». Фрейд выделял следующие защитные механизмы:

  1. Вытеснение желаний – непроизвольное удаление неприятных или недозволенных желаний, мыслей, чувств, переживаний в тех или иных ситуациях из сознания в область бессознательного. Подавление никогда не бывает окончательным, вытесненные мысли не теряют свою активность в бессознательном и для предотвращения их прорыва в сознание требуется постоянная трата психической энергии. В результате энергии может не хватать для поддержания деятельности и здоровья человека. Вытеснения часто являются источником телесных заболеваний психогенной природы (головные боли, артриты, язвы, астма, гипертония и т.д.). Результатом подавления также является демонстративное безразличие к данной сфере, реальности. Выделяют полное подавление, когда болезненные переживания настолько подавлены, что человек полностью их забывает, не знает об их существовании, но они косвенно влияют на его здоровье и поведение.

  2. Отрицание – это уход в фантазию, отрицание какого-либо события как «неправды». Человек проявляет яркое безразличие к логике, не замещает противоречий в своих суждениях

  3. Рационализация – бессознательная попытка оправдать, объяснить свое неправильное или абсурдное поведение, построение приемлемых моральных, логических обоснований, аргументов для объяснения неприемлемых форм поведения, мыслей, поступков, желаний и т.д. Как правило, эти оправдания не соответствуют истинной причине совершенного поступка, которая может человеком не осознаваться

  4. Инверсия или противодействие – подмена действия, мысли, чувств, отвечающих подлинному желанию, на диаметрально противоположные поведения, мысли и чувства

  5. Проекция – бессознательная попытка избавится от навязчивого желания, идеи, приписав её другому лицу. Когда человек что-то осуждает в других - это означает, что именно это не принимает человек в себе, но не может признать.

  6. Замещение – проявление эмоционального импульса переадресовывается от более угрожающего объекта или личности к менее угрожающему.

  7. Изоляция – отделение угрожающей части ситуации об остальной психической сферы, что может приводить к разделенности, раздвоению личности, к неполному «Я».

  8. Регрессия – возвращение на более ранний, примитивный способ реагирования. Устойчивые регрессии проявляются в том, что человек оправдывает свои поступки с позиции мышления ребенка, не признает логику, отстаивает свою точку зрения, не смотря на правоту собеседника.

  9. Сублимация - один из механизмов, посредством которого запретная сексуальная энергия, перемещаясь на несексуальные объекты, разряжается в виде деятельности, приемлемой для индивида и общества. Разновидностью сублимации является творчество.

Глава 4. Теория сексуального развития Фрейда

Особенности сексуального развития в детском возрасте определяют характер, личность взрослого человека, его патологии, неврозы, жизненные проблемы и трудности. Фрейд сформулировал теорию сексуального развития. По его мнению, психосексуальная деятельность начинается в период кормления грудью, когда рот младенца становится эрогенной зоной – зоной удовольствия. Это так называемая оральная стадия сексуального развития. Рот остается важной эрогенной зоной в течение всей жизни человека, даже в зрелости наблюдается остаточное проявление орального поведения в виде употребления жевательной резинки, обкусывания ногтей, курения, поцелуев, переедания, употребления алкоголя, орального секса и т.д. Все младенцы испытывают определенные трудности, связанные с отлучением от материнской груди, соски, рожка, потому что это лишает их соответствующего удовольствия, и чем больше эти трудности, тем сильнее концентрация либидо на оральной стадии. Если у ребенка, который получал чрезмерную или недостаточную стимуляцию в младенчестве, произошла фиксация на оральной стадии, то, по мнению Фрейда, у него сформируется орально-пассивный тип личности – ожидает от окружающего мира «материнского отношения» к себе, постоянно ищет поддержки и одобрения, чрезмерно зависим и доверчив. В течение второй половины первого года жизни начинается вторая фаза оральной стадии – орально-агрессивная или орально-садисткая фаза, когда у ребенка появляются зубы и кусание становится средством выражения состояния недовольства и фрустрации (фрустрация — негативное психическое состояние, обусловленное невозможностью удовлетворения тех или иных потребностей, которое проявляется в переживаниях разочарования, тревоги, раздражительности, наконец, отчаянии), вызванной отсутствием матери или отсрочкой удовлетворения. Фиксация на орально-садистической стадии выражается у взрослых в таких чертах личности как любовь к ссорам, пессимизм, критические «покусывания», цинизм, склонность эксплуатировать других и доминировать над ними с целью удовлетворения собственных нужд.

С приучением к туалету, основное внимание перемещается вначале на ощущения, связанные с дефекацией (анальная стадия), а позднее на ощущения, связанные с мочеиспусканием. В течение этого периода дети получают удовольствия от этих биологических процессов. Фрейд показал, что способ, которым родители приучают ребенка к туалету, оказывает влияние на его позднее личностное развитие. Если родители ведут себя негибко, настаивая «сейчас же сходи на горшок», у ребенка возникает протест, тенденция «удержания», начинаются запоры, может сформироваться анально-удерживающий тип личности, которому присуще упрямство, скупость, пунктуальность, методичность, не возможность переносить беспорядок и неопределенность. Второй результат анальной фиксации, обусловленный родительской строгостью в отношении туалета, это анально-выталкивающий тип, которому присущи склонность к разрушению, беспокойство, импульсивность, даже садистическая жестокость. Если родители поощряют своих детей к регулярному опорожнению кишечника и хвалят их за это, то это, по мнению Фрейда, способствует развитию способности ребенка к самоконтролю, воспитывает позитивную самооценку и даже развивает творческие способности ребенка.

Наконец, примерно в возрасте четырех лет, эти частные влечения объединяются, начинает преобладать интерес к половым органам (фаллический период). Дети могут рассматривать свои половые органы, проявлять заинтересованность в вопросах рождения и половых отношениях, подсматривать за сексуальными отношениями родителей, испытывать сексуальные побуждения. Тогда же начинает развиваться комплекс Эдипа у мальчиков и комплекс Электры у девочек, суть которого заключается в преимущественно положительном отношении к родителю противоположного пола и агрессивное отношение к родителю своего пола. Эдипов комплекс был назван по имени героя древнегреческой легенды царя Эдипа, который, не зная того, убил собственного отца и женился на собственной матери. Для мальчика обычно характерен позитивный Эдипов комплекс (любовь к матери и желание инцеста с ней и одновременно ревность и ненависть отношению к отцу с желанием устранить его как соперника). Может развиться, однако, и негативный (обратный) Эдипов комплекс - любовь к отцу и ненависть к матери. Зачастую обе формы сочетаются и возникает амбивалентная установка по отношению к родителям (амбивалентность (чувств)- это наличие "нежных" и враждебных чувств, одновременно испытываемых человеком по отношению к одному и тому же лицу). По мнению Фрейда, дети расстаются с эдиповыми тенденциями позднее из-за страха кастрации, возникающего у мальчиков под влиянием мнимых или реальных угроз со стороны взрослых потерять свой половой орган в качестве наказания за детский онанизм (у девочек такие своеобразные страхи появляются после открытия различия полов в зависти к мужскому половому органу, определенных сексуальных фантазий и т. п.). В возрасте 5-7 лет мальчик подавляет, вытесняет из сознания свои сексуальные желания в отношении матери и начинает идентифицировать себя с отцом (перенимать его черты): осваивает нормы и модели мужского полоролевого поведения, усваивает основные моральные нормы, т.е. формируется СВЕРХ-Я как следствие преодоления Эдипова комплекса. Девочки преодолевают комплекс Электры (по древнегреческому мифу Электра уговаривает своего брата убить их мать и её любовника и отомстить за смерть отца), подавляют тяготение к отцу и идентифицируют себя с матерью.

Взрослые мужчины с фиксацией на фаллической стадии ведут себя дерзко, хвастливо, опрометчиво, стремятся добиваться успеха, доказывать свою мужественность, что «они настоящие мужчины», через завоевание женщин по типу Дон Жуана. У женщин фаллическая фиксация приводит к склонности флиртовать, обольщать, к беспорядочным половым связям, к стремлению главенствовать над мужчиной, проявлять напористость и самоуверенность. Неразрешенные проблемы Эдипова комплекса расценивались Фрейдом как основной источник последующих невротических моделей поведения, особенно имеющих отношение к импотенции, фригидности и гомосексуальности.

Затем в сексуальном развитии ребенка следует так называемый латентный период (до 10-11 лет), когда интересы ребенка направлены на обучение, общение. Но с наступлением периода полового созревания начинается генитальный период сексуального развития, когда сексуальные влечения и интересы усиливаются и концентрируются на определенных представителях противоположного пола. Фрейд считал, что все подростки в раннем подростковом возрасте проходят через «гомосексуальный период», предпочитают общество сверстников одного с ними пола, и даже эпизодические гомосексуальные игры. Однако постепенно объектом энергии либидо становится партнер противоположного пола и начинается ухаживание. Увлечения в юности в норме ведут к выбору брачного партнера и созданию семьи. При благоприятных обстоятельствах развитие завершается наступлением «психологической зрелости», главными параметрами которой являются: способность человека любить другого человека как такового, а не ради удовлетворения собственных сексуальных потребностей; стремление человека проявлять себя в продуктивном труде, в создании чего-то нового и полезного для людей. Но стадии «психологической зрелости» достигает далеко не каждый человек, многие люди по различным причинам как бы «застревают», фиксируются на предыдущих стадиях развития. Фиксация представляет собой не способность продвижения от одной психосексуальной стадии к другой. Она приводит к чрезмерному выражению потребностей, характерных для той стадии, на которой произошла фиксация, к специфическому формированию характера и типа личности, к специфическим проблемам взрослой жизни, т.е. переживания раннего детства играют критическую роль в формировании взрослой личности. Фиксация может происходить в результате фрустрации (когда психосексуальные потребности ребенка пресекаются родителями и не находят оптимального удовлетворения), так и в результате сверхзаботливости со стороны родителей, когда родители не дают ребенку самому управлять собой. В любом случае, как писал Фрейд, в результате происходит чрезмерное скопление либидо, что впоследствии, в зрелые годы, может выразиться в виде «остаточного поведения», специфического характера и специфических отклонениях. Чрезмерное увлечение эротической активностью или, наоборот, мешающие её конфликты, запреты или травмы могут вызвать задержку развития либидо на какой-то стадии. Такая задержка при неспособности разрешить Эдипов комплекс становится причиной психоневрозов, сексуальных извращений и других форм психопатии.

Заключение.

Фрейд – один из самых ярких, неоднозначных, смелых, революционных ученых в области естествознания и понимания человека и его сущность. Его идеи, взгляды и представления резко отличаются общепризнанных положений в психологии, его методы роботы с психическими больными шокируют своей оригинальностью и эффективность. Я считаю, что этот человек внес неоценимый вклад в развитие психологии и психотерапии, сильно повлиял на изменения в миропонимании людей и отношения науки к человека. Хотя предположения и теории Фрейда порой противоречивы и не всегда достаточно научно-обоснованные, но не стоит забывать, что он был первооткрывателем в области психологии и психиатрии. Он первый вступил на зыбкий путь изучения бессознательного в психики человека, первый обратил внимания на влияния сексуальной стороны жизни людей на их поведение и психическое состояние, а Фрейд первый заявил, что большинство проблем человека родом из детства. Уже после Фрейд его ученики, последователи и носители его идей путем опытов и дальнейших научных изысканий доказали и развили основные положения фрейдизма. Многие ученые в своих работах сумели научно опровергнуть некоторые положения теории Фрейд. Не смотря на это, Фрейд продолжает оставаться одним из самых популярных ученых в мире, чьи идеи нашли отклик во многих научных концепциях и теориях, искусстве, культуре и в жизни миллионов людей. Работа это австрийского ученого прямо или косвенно помогла многим людям избавиться от неврозов и иных психических заболеваний, зажить полной и интересной жизнью в гармонии с собой.


Список использованной литературы.

  1. Алейникова Т.В. Психоанализ: Учеб. Пособие. – Ростов н/Д: «Феникс», 2000.

  2. Зигмунд Фрейд. Введение в психоанализ: Лекции. – СПб.: «Азбука-классика», 2003

  3. Зигмунд Фрейд. Психоаналитические этюды. – Мн.: ООО «Попурри», 1997.

  4. Зигмунд Фрейд. «Я» и «Оно» - Тбилиси: «Мерани», 1991.

  5. Джованни Реале и Дарио Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. Том 4. От романтизма до наших дней. – СПб.: ТЩЩ ТК «Петрополис», 1997.

  6. Паскаль Марсон. 25 ключевых книг по психоанализу: Пер. с фр. – Челябинск: «Урал LTD», 1999.

  7. Столяренко Л.Д. Основы психологии. - Ростов н/Д: «Феникс», 2000.





Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации