Мантаев А.А. Ваххабизм и политическая ситуация в Дагестане - файл n1.doc

приобрести
Мантаев А.А. Ваххабизм и политическая ситуация в Дагестане
скачать (965 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc965kb.07.07.2012 23:43скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7
§2. Религиозно-политическое содержание ваххабизма, роль джихада в ваххабитской идеологии

2.1. Ибн Абд аль-Ваххаб и начало призыва

Муххамад ибн Абд аль-Ваххаб ат-Тамими родился в 1115/1703 г. в г. Аяйна в семье богослова47. Его отец Сулейман, мусульманский судья (кади), был первым учителем своего сына. Еще в детстве у мальчика появились признаки таланта и сообразительности. Он выучил наизусть Коран в неполные 10 лет. Он изучал у отца мусульманское право ханбалидского мазхаба, толкование Корана (тафсир) и хадисы (Сунна). С детства он погрузился в книги толкования Корана, хадисов и различных вероубеждений, изучал труды Ибн Таймийи и его ученика Ибн аль-Кайима. Он много путешествовал по соседним странам, побывал несколько раз в Хиджазе и Басре, затем жил в аль-Хасе. Во время своих долгих путешествий шейх увидел в Неджде и в других арабских городах ложные вероубеждения и порочные обычаи. Когда он был в Медине, он услышал языческую мольбу о помощи, обращенную к посланнику Аллаха и взывания к нему наряду с Аллахом. Везде, где путешествовал будущий вероучитель - в Иране, аш-Шаме, Египте, Йемене, он видел все эти проявления многобожия и язычества, увидел, что народ далек от истинных законов религии и ее духа, что мусульмане изменили Исламу и исказили как основы религии, так и ее второстепенные положения, кроме лишь некоторых из них.

Имам ат-Тамими начинает обращаться с призывом вернуться к нормам истинного единобожия. Он проповедует знати и простым людям, но поначалу его везде встречают в штыки. Будучи в Басре, он обратился с призывом, но был изгнан и лишь чудом не погиб от жажды в пустыне48. В Хураймале, где он стал судьей вместо умершего отца, его чуть не убили известные своим развратом жители оазиса, когда он захотел обратить их в истинную религию. Проповедник случайно спасся и вынужден был бежать в Аяйну49.

Таким образом, Ибн Абд аль-Ваххаб предстает перед нами как талантливый ученый и искренний мусульманин. Что касается его политических взглядов и целей, то мы можем сказать, что на первом этапе своей деятельности они были чужды ему. Во всяком случае, первоначально его призыв был направлен лишь на исправление вероубеждений арабов и возврат их в “лоно чистого ислама”. Представляется очень важным рассмотреть убеждения Ибн Абд аль-Ваххаба в свете соответствия их основным исламским источникам: Корану и Сунне.

2.2. Вероубеждения Ибн Абд аль-Ваххаба

Важнейшая идея, которую вынашивал вероучитель во время своих путешествий и занятий богословием, и основное, к чему он призывал и что старался объяснить людям, - это единобожие, суть Ислама. Именно так и называется главная работа его жизни: Китаб ат-Тавхид (Книга единобожия), в которой Ибн Абд аль-Ваххаб освещает все существовавшие на то время отклонения от истинного ислама, а также вопросы, вызывавшие споры в богословских кругах, и дает им трактовку с точки зрения Корана, Сунны и мнений крупнейших ученых, в первую очередь, конечно, Ибн Таймийи и Ибн аль-Кайима.

Единобожие - это убеждение в том, что один Аллах - творец всего сущего, его господин, дающий ему законы. Из сотворенного им нет ничего и никого равного ему, способного творить50. Аллах не нуждается ни в чьей помощи, как бы кто-либо и не был близок к Нему. Лишь в руках Аллаха способность совершать добро и зло. Никто, кроме Аллаха, не достоин возвеличивания и поклонения". Однако исламский мир, по мнению Ибн Абд аль-Ваххаба, отошел от этих принципов единобожия. Люди предаются "новшествам" (бид'а) – одному из самых страшных грехов51. Они наделяют творения Аллаха его способностями и атрибутами: совершают паломничества к мавзолеям святых, дают им обеты, приносят жертвы, просят о помощи, убежденные, что святые могут сделать добро или причинить зло. Атрибуты Аллаха придаются даже растениям и камням, что не может совмещаться с истинным единобожием.52

Вообще, ширк (многобожие) является самым тяжким грехом в Исламе и тому существует множество подтверждений в Коране и Сунне. Вот что приводит Имам ат-Тамими в главе своей книги Китаб ат-Тавхид, посвященной ширку (многобожию): «Аллах, Всемогущ Он и Велик, сказал: «Поистине, Аллах не прощает приобщения к нему сотоварищей, но прощает все, что меньше этого, кому пожелает...»»(сура 4, аят 48)53 Также он приводит хадисы Пророка : "Тот, кто умер, не приобщая к Аллаху ничего, попадет в Рай; а кто предстал перед Ним, приобщая к Нему что-нибудь, попадает в Огонь"54. И наконец, говоря о самых больших грехах, Пророк первым назвал многобожие, затем непослушание родителям, затем лжесвидетельство55.

Несмотря на растущее противодействие призыву со стороны как правителей оазисов, так и простых людей, подстрекаемых местными улемами, недовольными популярностью нового учения, подрывающего их позиции, число последовавших за вероучителем Ибн Абд аль-Ваххабом быстро увеличивалось и он стал представлять реальную силу.

Итак, какова же была доктрина Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба и на чем она основывалась? Что касается вероубеждений Шейха, то Абдуррахман ибн Хасан характеризует их в предисловии к Китаб ат-Таухид как: "...убеждения правоверных салафов56, основанные на том, что завещал нам посланник Аллаха , как этого придерживались его сподвижники, их последователи и праведные имамы, такие как "основатели четырех правоверных толков (мазхабов), крупнейшие сборщики хадисов (Бухари, Муслим и др.), а также крупнейшие ученые в области мусульманского права, такие как Така ад-Дин ибн Таймийа, Ибн аль-Кайим и др.”57 Действительно, все догматы учения, которые будут сейчас представлены, находят себе подтверждение в Коране и Сунне. И это – основа ортодоксального ислама.

2.3. Основные постулаты ваххабизма

Нельзя поклоняться и взывать о помощи ни к кому, кроме Аллаха. Нельзя просить заступничества ни у кого, кроме Аллаха. Нельзя приносить жертвы никому, кроме Аллаха. Ангелы, пророки, святые ничем не могут помочь мусульманам в этой жизни и запрещается обращаться к ним в молитве. Нельзя давать обет никому, кроме Аллаха. Нельзя чрезмерно почитать праведников, сподвижников Пророка и святых. Нельзя строить мечети, мавзолеи над их могилами. Святым нужно оказывать уважение и почет, но не поклоняться им. Все эти действия приравниваются к ширку (многобожию). Является неверием (куфр) отвергать предопределение судьбы (кадар) во всех его проявлениях (тоже очень острый вопрос в Исламе, существовавший уже во время Ибн Ханбала и породивший несколько течений в исламе). Является неверием (куфр) давать свое толкование Корану (та'вил) (против чего также выступали ибн Ханбал и ибн Таймийа).58

Примечательно, на наш взгляд, отметить некоторые добавления к доктрине ибн Ханбала, такие как: введение наказания палками за пропуск обязательной молитвы в мечети (на сегодняшний день практикуется в Саудовской Аравии); наказание плетьми за курение табака (отменено в Саудовской Аравии в 1962 г); наказание за бритье бороды и непристойные выражения по усмотрению судьи; распространение заката (мусульманского налога) на торговую прибыль, жесткий контроль за мясниками: одного словесного признания веры недостаточно, чтобы считать человека мусульманином и чтобы животное, зарезанное им, годилось в пищу - необходимо было расспрашивание его о вероубеждении (акыда). Были так же отвергнуты четки для того чтобы считать имена Аллаха в молитвах (всего 99), так как это тоже являлось новшеством и Пророк вел им подсчет с помощью пальцев правой руки.59 Также являлось новшеством украшение мечетей и многое другое, что было приведено в строгое соответствие с Кораном и Сунной.

В действительности, ваххабиты совершенно ни в чем не вышли за рамки вероучения Ибн Таймийи в области вероубеждения (акыда), но проявили необычайную суровость в борьбе против противоречащих единобожию явлений, в том числе тех, которые появились только в их время:

- был введен строжайший запрет на курение, и многие ваххабиты даже ставили курящего на один уровень с многобожником (в этом они уподобились хариджитам, обвинявшим в неверии совершающих большие грехи);

- первое время ваххабиты запрещали себе кофе и подобные напитки;

- не ограничившись словесным призывом, они подняли меч под лозунгом борьбы с бид’а (нововведениями), которую возглавил Мухаммад Ибн Сауд - зять Ибн Абд аль-Ваххаба;

- в каждой деревне или городе, захваченном ими, ваххабиты разрушали все гробницы и построенные возле них молитвенные дома и не ограничились этим: когда к ним перешла власть в Хиджазе, они разрушили надгробия могил всех сподвижников и сравняли их с землей, оставив лишь камень величиной с локоть, указывающий наличие могилы;60

- известна так же непримиримость ваххабитских улемов относительно нововведений, не имеющих отношения к ширку (язычеству), в частности, их запрет на фотографии, (что, однако, впоследствие игнорировалось ваххабитскими амирами), а так же их жесткость и грубость в деле призыва, что отвратило от них многих людей.61

Ваххабитское движение упрекали в ограниченности мысли и чрезмерном фанатизме, которые пугали не только ортодоксальных и набожных мусульман, но и приверженцев Ислама с широкими и открытыми прогрессу взглядами. Противники Ислама надеются найти здесь подтверждение известному тезису, в сути которого Ислам рассматривается “реакционным и неспособным к развитию”. Лотроп Стоддард верно замечает: “Эта критика необоснованна. Первая фаза всякой религиозной реформы предполагает чистый и простой возврат к первоначальному культу. Для религиозного реформатора единственным шансом спасения является отказ от всех последующих нововведений, каким бы ни был их характер. Сама протестантская реформа началась таким образом и гуманисты, как, например, Эразм, отвергающие узость протестантской мысли, отказались видеть что-то положительное в движении, заявили, что оно угрожает всякой истинной культуре и желает только заменить непогрешимость папы непогрешимостью Библии. В действительности, мусульманское возрождение, будучи с самого начала пуританским, пошло по более конструктивному пути и продемонстрировало неоспоримый либерализм.62

Ислам, по мнению ваххабитов, имел своим источником только Коран и Сунну. Они признавали четырех имамов, основателей правоверных школ суннизма, а также Така ад-Дина ибн Таймийю и Ибн аль-Кайима, но фактически отвергали теорию и практику всех предшествующих поколений. Свою систему доводов, яростную атаку на культ святых, на новшества ваххабиты заимствовали у Ибн Таймийи. Правда, ваххабиты не углублялись в сложные религиозно-философские проблемы, как это делал Ибн Таймийа, они признавали, что по некоторым мелким ритуальным и бытовым вопросам они расходятся с этим богословом.63 Однако его труды, а также сочинения Ибн аль-Кайима, Аль-захаби и других салафитов были для них фактически "настольными книгами".

2.4. Социально-политическое значение ваххабизма

Из причин, привлекавших людей к этому учению, на наш взгляд, стоит выделить две: 1) призыв к очищению ислама от язычества и приведения всей жизни в строгое соответствие с Кораном и Сунной, что заставило мусульман вспомнить о первых веках ислама; 2) наряду с этим Ибн Абд аль-Ваххаб проповедовал идеи социальной гармонии, чистоты и братства – качества, присущие исламу и забытые людьми. "Арабы равны арабам, - утверждал он, - и противоположная практика, которая распространена в ряде стран, просто свидетельство гордыни... и является верной причиной большого распутства"64. Он запретил целование рук, распространенное во многих городах как внешнее раболепие одних и высокомерие других. Ваххабизм учил людей быть добрыми и осмотрительными, не лгать, не клеветать, не сплетничать, не быть болтливыми, помогать слепым. Он осуждал скупость, завистливость, лжесвидетельство. Ваххабизм проповедует абсолютное равенство и братство мусульман, то есть все то, что было присуще Исламу в первые века его появления.

Все эти важнейшие ценности человеческой морали и высокие этические принципы, естественно, привлекли широкие массы населения. На наш взгляд, успех ваххабизма в историческом прошлом и современных условиях объясняется, прежде всего, чистотой ислама и моральными принципами. И самое главное, все, что провозглашают ваххабиты и к чему они призывают, осуществляется без каких-либо исключений, что встречается довольно редко, особенно в наше время.

Ваххабизм служил также идеологическим обоснованием для объединительных тенденций и для национально-освободительной борьбы. Уничтожение культа святых означало в условиях того периода разрушение идеологической, духовной опоры феодальной раздробленности. Из положений и практики ваххабизма вытекало его вполне определенное антиши'итское и антисуфийское содержание, тем более осуждение суфизма в том виде, который получил распространение в Османской империи XVIII в. Вообще, суфизм, с точки зрения истинного ваххабита, опирающегося на Коран и Сунну - это бид'а (новшество).

Суровый запрет, наложенный на табак, шелковые одежды и шумные празднества, запрещенные Кораном и Сунной, выражал отношение жителей Неджда к внешним проявлениями образа жизни османской знати.65 Ваххабиты с презрением относились к роскошным одеждам турецких паломников. Арабы возмущались продажными судами, произволом в Османской империи, половыми извращениями, открыто практиковавшимися турками, их заносчивостью.66 Ваххабиты отменили впоследствии во всей Аравии молитву за турецкого султана, были разнесены турецкие лавки в Мекке. Бунт ваххабитов против отуреченного ислама, как показало развитие событий, далеко вышел за религиозные рамки и приобрел военно-политический характер. Ваххабизм стал также знаменем арабского национального движения против турецкого влияния в Аравии, основываясь, в первую очередь, на чистом исламе, который несли ваххабиты тому многобожию и идолопоклонничеству, во что превратился ислам в Османской империи.

Когда в 1803 г. ваххабистские войска во главе с эмиром Саудом овладели Меккой, Сауд писал турецкому Султану Селиму III: “Я разрушил все объекты идолопоклонничества. Я запретил все налоги, кроме тех, которые требует шари'ат (мусульманский закон)..."67

Надо сказать, что ваххабитское войско потрясло Османскую империю. Борцы за чистоту ислама бились с турками, равно как и с другими арабами "многобожниками" с необычайным воодушевлением и готовностью к самопожертвованию.68 Ваххабитские завоевания не были просто грабительскими набегами, и главной их целью было создание нового государства, основанного на законах Аллаха. "Вероучитель поднял знамя джихада, а до него были лишь бунты и убийства" - свидетельствовал Ибн Ганнам.69

2.5. Джихад в ваххабитской идеологии

Итак, мы подошли к наиболее характерной черте ваххабитского движения, отличающегося от всех предыдущих мусульманских ортодоксов и их последователей – это отношение к джихаду и непримиримость в определении противников. Само слово “джихад” в переводе с арабского означает "проявление усердия", в религиозном значении употребляется как "священная война" на пути Аллаха. Хотя существует и другая трактовка этого понятия, которая будет рассмотрена во второй главе.

Наряду с идеями равенства членов мусульманской общины и ее единства, и возврата к истинному исламу, свободному от поздних наслоений, Ибн Абд аль-Ваххабом была провозглашена необходимость священной войны против всех многобожников, в первую очередь всех мусульман - не ваххабитов, то есть тех, в действиях которых присутствовало какое-либо проявление ширка (многобожия), и которые продолжали придерживаться подобных убеждений после разъяснения им ложности последних. Противопоставление себя фактически всем остальным мусульманам сплачивало последователей Ибн Абд аль-Ваххаба, убежденность в ведении джихада воодушевляла их (согласно Корану и Сунне, человек, погибший в джихаде на пути Аллаха, достигает высшей степени в Раю).

Брат Ибн Абд аль-Ваххаба Сулейман, который долгое время возглавлял антиваххабитские выступления во многих оазисах Неджда, сказал однажды своему брату: "Сколько столпов ислама, о Мухаммад?" Тот ответил: "Пять". Он сказал: "Нет же, ты сделал шесть, а шестой - кто не последовал за тобой, тот не мусульманин. Это для тебя шестой столп ислама".70

Эти слова характеризуют, на наш взгляд, всех ваххабитов, как того времени, так нынешних. Однако, отвечая на подобные обвинения, Муххамад Ибн Абд аль-Ваххаб пишет: "Что касается высказываний противников о том, что я считаю неверующими невежественных мусульман, до которых не дошли доказательства, то это великая клевета, которая используется для того, чтоб отпугнуть людей от религии Аллаха и его Посланника "71. В другом письме в ответ на обвинение в том, что он считает неверующими всех, кто не следует за ним, и тех, кто жил до него, Шейх Ат-Тамими отвечает: "Это - великая клевета. Призываю в свидетели Аллаха, знающего то, что в наших сердцах. Тот, кто соблюдает таухид (единобожие) и отказывается от ширка (многобожия) и его приверженцев, является мусульманином, когда и где бы он ни жил”. И далее: "Мы считаем неверующими только тех, кто придает Аллаху сотоварищей в поклонении после того, как ему доказана ложность ширка”.72

В своем письме шерифу Мекки Ибн Абд Аль-Ваххаб отвечает на вопросы о причинах войны против мусульман и обвинения их в неверии: “Столпов ислама - пять, первый из них - свидетельство веры (шахадат). Мы же сражаемся только против тех, в чьем неверии нет сомнений, то есть отвергающих первый столп ислама. Неверными же мы считаем только тех людей, которые отвергли единобожие после разъяснения его им. Существует несколько видов наших врагов:

- тот, кто познал религию единобожия (таухид) и признал так же, что все эти убеждения относительно святых, камней и деревьев, распространенные среди большинства людей, есть не что иное, как язычество (ширк). Однако он сам не следует таухиду и не оставляет ширк. Это - неверный, и мы сражаемся с ним по причине его неверия, ибо он познал истину, но не следует ей и познал язычество, но не отказался от него, хотя он и не проявляет ненависти к религии Аллаха и ее последователям, и не хвалит язычество и не призывает к нему;

- тот, кто признал единобожие, но вместе с тем стало очевидным его богохульство и восхваление тех, кто поклоняется Юсуфу, Ашари, Абу Али (праведники), и он отдает им предпочтение перед единобожниками. Это страшнее предыдущего, и о них сказал Всевышний: “…так когда пришло к ним то, что они знали, они не уверовали в это. Проклятие же Аллаха над неверующими!” (сура 2, аят 89) А так же: “А если они нарушили свои клятвы после договора и поносили вашу религию, то сражайтесь с имамами неверия, - ведь нет клятв для них, - может быть, они удержаться!” (сура 9, аят 12);

- тот, кто познал таухид и полюбил его и следует ему, и познал ширк и отказался от него, однако он ненавидит тех, кто последовал таухиду и любит тех, кто пребывает в ширке. Такой человек так же является неверным (кафиром), и это о них сказал Всевышний:

“А те, кто не уверовал, пусть гибнут! И обратятся тщетой их дела.

И это им за то, что откровения Господни ненавидят, - Он сделает бесплодными дела их”; (сура 47, аяты 8-9)

- тот, кто свободен от всего вышесказанного, однако его соотечественники объявили о своей враждебности таухиду (единобожию) и его последователям, и о своей приверженности ширку и сражаются с нами. Он же, оправдывая себя трудностью покинуть родину, сражается с ними в одном ряду, жертвуя имуществом и жизнью. Этот - так же является неверным. Ведь если бы они заставляли его отказаться от поста в Рамазан или жениться на своей матери, то он непременно покинул бы их, так как это противоречит религии. Но участвует с ними в сражении против мусульман, в то время как это намного страшнее и грозит отходом от религии вовсе. Об этих Всевышний сказал:

“Средь них вы и других найдете,

Которые хотят быть верными

И вам, и своему народу.
Но всякий раз, когда их призывают к смуте,

Они (с готовностью) ввергаются в нее.
И коль они от вас не отойдут,

Вам мира не предложат и не удержат рук,

То где бы вы их не нашли,

Хватайте их и предавайте смерти -

Мы вам над ними доставляем власть!”

(сура 4, аят 91)

“Что же касается лжи и клеветы, возводимой на нас, в частности, что мы, якобы, обвиняем в неверии всех, кто не присоединился к нам и обязываем к совершению хиджры (переселения), и обвиняем в неверии всех, кто не обвиняет в неверии остальных и не сражается, то все это - явная ложь и инсинуации, целью которых является отвращение от религии Аллаха. Ведь если мы не обвиняем в неверии того, кто поклоняется могиле Абд аль-Кадира и других по причине их невежества, то как же мы будем обвинять в неверии тех, кто не придает никого в сотоварищи Аллаху только лишь из-за отказа совершить хиджру, сражаться и обвинять в неверии. Воистину, “ хвала Тебе (О Аллах), это - великая клевета!” (сура 24, аят 16) Мы считаем четыре указанных вида людей неверными лишь по причине их явной вражды Аллаху и Пророку и его последователям.”73

Несмотря на обоснованность предъявляемых обвинений, непримиримость и агрессивность в отношении не разделяющих их взгляды всегда присутствовала в ваххабитских общинах и особенно проявлялась у рядовых членов и чем меньшим количеством знаний обладал человек, тем непримиримее был он в отстаивании своих взглядов. Это прослеживалось на всех этапах и во всех местах возникновения ваххабизма. Хафиз Вахба, говоря о реформаторском движении в Аравии начала ХХ в., жаловался, что "возможно, самое большое несчастье, с которым столкнулось ваххабистское реформаторское движение, был энтузиазм, с которым эти невежественные люди приняли ваххабизм”74.

И все же в основе своей движение опиралось и опирается на возврат к чистоте ислама, что всегда находит приверженцев, особенно в малоимущих слоях общества, агрессивность же зачастую вызывается резкой негативной реакцией со стороны традиционного ислама данной территории, что, в свою очередь обуславливается рядом факторов, которые будут рассмотрены во второй главе.

В Китаб ат-Тавхид в числе причин, приведших к вражде и сопротивлению призыву Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба, приводится также то, что "противники ухватились за то, что некоторые бедуины, последователи призыва, в определенное время проявили жестокость и грубость, что привело к несправедливому осуждению всех, кто принял призыв шейха в любое время"75. Мухаммад Рашид Рида писал: "Причина того, что их обвиняли в ереси и неверии, была чисто политической, для того чтобы отпугнуть от них мусульман, поскольку они уже овладели Хиджазом. Кроме того, турки боялись, что они создадут арабское государство. Народ неистово выступал против них, когда возмущалось государство, и молчал, когда усиливался ветер политики"76.

И все же важнейшая черта, объединяющая ваххабитов с их последователями во всем мире, и в частности, в Дагестане - это непримиримость и абсолютное неприятие иного мнения. По любому вопросу они признавали свое мнение единственно правильным, а мнение остальных - абсолютно неверным, совершенно исключая возможность собственной ошибки.77

§3. Трансформация ваххабизма и его роль в общественно-политической жизни Королевства Саудовская Аравия

3.1. Распространение ваххабизма в мире

Внутри Ислама “ваххабизм” возродил линию крайней непримиримости, отвергающей все "новшества", возвратился к Корану и "неповрежденной" Сунне. Такого же мнения придерживаются они сами, а также большинство объективных исследователей, как арабов, так и не арабов, как современников их первоначального движения, так и представителей последующих поколений.

После того, как многие каирские богословы прочли написанную Ибн Абд аль-Ваххабом книгу, они единодушно заявили, что если таково мнение ваххабитов, то они сами полностью принадлежат к этой вере78. Догматика ваххабитов вполне правоверна, утверждал алжирский богослов Абу Рас ан-Насыри79. Ибн Санад, басрийский летописец, отмечал, что ваххабиты - это ханбалиты прежних дней80. В новейшее время подобную точку зрения разделяли арабские исследователи Муххамад Хамид аль-Факи и Хафид Вахба. А знаменитый Таха Хусейн писал, что "этот мазхаб" является не чем иным, как "мощным призывом к истинному исламу, очищенному от многобожия и идолопоклонства"81.

Вот что пишет о рассматриваемом периоде министр иностранных дел Горской республики 1920г. Гайдар Баммат в своей книге “Лики Ислама”: “Политическому загниванию, экономическому застою, обнищанию масс соответствует плачевное состояние нравов ведущих классов и духовный маразм элиты. Религия, сама обрамленная унизительным предрассудком, имеет в этот период отдаленное отношение к строгому монотеизму Мухаммада. Его заменил ребяческий мистицизм, культ святых и могил, искусно используемый муллами, а святые города Мекка и Медина представляли собой прискорбное зрелище порока и беспорядка во время ежегодного паломничества. Именно при этих обстоятельствах, таких тягостных для Ислама, когда казалось, душа покидает его, произошла спасительная реакция. Она исходила от той арабской земли, которая видела рождение Пророка и была колыбелью религии. Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб был ее вестником. Учение этого человека с пылким сердцем и несгибаемым характером, которого иногда сравнивали с Кальвином, заставило вздрогнуть души соотечественников и внушило им энтузиазм первых дней хиджры. Его призыв к возврату первичной чистоты Ислама звучал в самых отдаленных уголках мусульманского мира и стал мощным толчком, оживившим все реформаторские движения.82

В европейской и арабской литературе было широко распространено определение ваххабитов как "пуритан" или "протестантов ислама", при этом их сравнивают с представителями европейских течений средневековой реформации, для которых было характерно стремление "очистить" первоначальную "истинную" религию от последующих наслоений. Хотя можно говорить только о чисто внешнем сходстве двух явлений, совершенно различных по своему общественно-политическому содержанию. Ваххабизм родился в условиях серьезного психологического надлома, неудовлетворенности тогдашним состоянием духовной жизни и был, в первую очередь, реакцией на духовный кризис аравийского общества. Ибн Абд аль-Ваххаб охарактеризовал свою эпоху следующим образом: "Эпоха невежества и суеверия в большинстве стран исламского мира, эпоха, в которой ослабла связь мусульман с научными основами и корнями веры"83. В числе следствий этого он называет: распространение невежества, причина которого - неграмотность и засорение науки неясностями; отклонение от веры в силу господства суеверий, заблуждений и распространения "нововведений"; разжигание конфликтов в результате ослабления веры и ослабления братских уз...84

Ибн Абд аль-Ваххаб был не единственным, кто почувствовал потребность в обновлении ислама в Аравии той эпохи. Существовал целый ряд богословов, выступавших в своих сочинениях в защиту "истинной" религии, осуждавших дервишество (суфизм), отвергавших паломничество к могилам, идолопоклонство, считая все это многобожием85. Как во время всех более или менее значительных социально-политических поворотов, их идеологическое обоснование уже "носилось в воздухе". Зерна нового учения падали на благоприятную для восприятия почву и проросли там, где сложились все условия для осуществления общественных и политических идей, выдвинутых ваххабизмом.

Призыв к очищению ислама и джихаду против куфра (неверия) и ширка (язычества) воспринимался многими паломниками, ежегодно приезжающих в Мекку, в результате чего идеи распространялись в Индии, Индонезии, Африке.

Наиболее глубокое внимание учение привлекло в Индии, где ваххабиты в течение 40 лет с 1824 г. по 1864 г. вели активнейшую борьбу против английских колонизаторов. Английские власти считали их "группой ... которая, по мнению всех сменявшихся правительств, была источником постоянной опасности для Индийской империи"86, - писал английский историк У. Ханмер. Возможно, ваххабистская опасность в Индии оказала воздействие на укрепление отрицательного отношения англичан к государству Саудидов в XIX в.

Ваххабизм вдохновил на реформаторскую деятельность индонезийских паломников, посетивших Мекку в первом десятилетии XIX в. В результате на Суматре началось религиозно-политическое движение под ваххабитскими лозунгами, которое затем приобрело антиколониальный характер. Начиная с 1821 г., голландские колонизаторы вели войну против ваххабитов Суматры87.

Идеи чистого ислама были также возрождены в Судане и Марокко в начале XIX в.

Что касается самой Аравии, то история государства Саудидов начинается с 1744 г., когда Ибн абд аль-Ваххаб переселился в ад-Деръийю, где правил сколь честолюбивый, столь и дальновидный эмир Муххамад ибн Сауд.

Желание вероучителя, заинтересованного в военной поддержке, и эмира, нуждающегося в религиозной поддержке, объединить усилия оказалось взаимным, и был заключен союз, условия которого усердно выполняются целыми поколениями. Согласно этому союзу религиозная власть сохраняется за Ибн Абд аль-Ваххабом и его потомками, а политическая - за Мухаммадом Ибн Саудом и последующими поколениями.

Именно этим союзом открывается первая глава истории Саудовской Аравии, именно он определил многие характерные черты ее развития, именно его в определенном смысле можно считать конституционным столпом этого государства, естественно, после Корана и Сунны. Таким образом, Ибн Сауд стал не просто одним из эмиров Неджда, а лидером, несшим идею "истинного ислама" всем многобожникам, "погрязшим в грехе". К военной силе прибавилась сила духа. С помощью многочисленных военных походов было создано обширное исламское государство. Однако дважды оно прекращало свое существование: в 1818 г., потерпев поражение от более современной египетской армии, и в 1865 г. в результате междоусобной борьбы, пока, наконец, в 1901 г. потомок Муххамада ибн Сауда Абд Аль-Азиз ибн Сауд не сумел с горсткой смельчаков овладеть Эр-Риядом, положив начало возрождению государства Саудидов.

Надо сказать, что включение в границы государства Хиджаза - области более развитой и открытой всему миру - потребовало от ваххабизма идеологической и политической адаптации к религиям ХХ в. Как ответ на вызов времени возникла новая доктрина, согласно которой всякие нововведения допустимы, если они не противоречат духу ислама. Тем самым давалось добро не только на применение современных технических средств, но и на современные формы их использования, новую "технологию" управления государством.88

С одной стороны было создано государство с управляемой им религией, с другой стороны, в королевстве оставался так называемый оппозиционный ислам, выступавший против всякого государственного контроля. Подобное развитие нашло свое отражение в жестком противостоянии между саудовским лидером Абд ал-Азизом и племенными группами воинствующих ваххабитов, так называемых «ихванов», которые придерживались старых исламских традиций, и отчаянно сопротивлялись строящемуся саудовскому государству89.

В 1929 году верные саудовскому королю войска окончательно разгромили военные формирования ихванов. Это обстоятельтство заложило основу для принципиального размежевания между монархией и независимым саудовским духовенством, более четко обозначившегося позже. В связи с закономерно нараставшими трениями между консервативно настроенными улемами, являвшимися основными носителями ваххабитских воззрений, власти предпринимали меры по неуклонному ограничению их влияния на государственные дела.

3.2. Ваххабизм в общественно-политической жизни Королевства Саудовская Аравия

В современной Саудовской Аравии о Мухаммаде Ибн Абд аль-Ваххабе упоминается главным образом под историческим углом зрения, как об идейном вдохновителе движения за очищение ислама и возвращение к единобожию, и объединение на этой основе мелких княжеств в единое государство. Однако вообще не упоминается о джихаде, проповедовавшимся ваххабитами против всех “неверных” и в первую очередь, еретиков в исламе. Проводя внешнеполитический курс, руководители страны и их идеологи на практике выходят за рамки ваххабитского мировоззрения.

Иными словами, внешнеполитические, окрашенные панисламистскими лозунгами устремления Саудовской Аравии, вызывали бы подозрительность и неприятие в остальном мусульманском мире. Король Саудовской Аравии Фахд ибн Абн аль-Азиз не преминул дистанцировать современный саудовский ислам от ваххабизма, заявив в приветствии на торжестве по случаю 100-летия королевства в январе 1999 года:

“Некоторые люди подозрительно относились к намерениям саудовского государства. Они обвиняли его в изобретении нового вида ислама - “ваххабизма”. Король Абд аль-Азиз отвечал на эти обвинения следующим образом: “Они говорят, что мы - ваххабиты. В действительности же мы - правоверные мусульмане, следующие Корану и Сунне пророка Мухаммада, как их понимали наши великие предки. Божественная Книга и Сунна - вот что объединяет нас с нашими мусульманскими братьями””90.

Вместе с тем, полностью отмежеваться от унаследованной от ваххабитского периода истории Саудовской Аравии жесткой исламизированности общественной жизни страны саудовский режим не может без серьезного ущерба для своей будущности. Такой отказ не был бы адекватно воспринят саудовским обществом и вызвал бы его решительное противодействие в силу глубокой религиозности значительной части населения королевства. Это стимулировало бы выход из строя религиозно-исламских регуляторов социальной жизни страны, своеобразных приводных ремней от правящего дома к массам, повлекло бы внутреннюю дестабилизацию, поставило бы под вопрос судьбу самого режима.

В то же время объективно необходимый для развития страны курс на модернизацию, освоение достижений научно-технической революции и их внедрение в ежедневную практику, проводимый саудовским режимом, размывает и подрывает позиции духовенства, особенно наиболее его консервативной части в лице догматических последователей учения Мухаммада Ибн Абд ал-Ваххаба, вызывая соответствующее противодействие с их стороны. Оно выражается в критике в адрес режима в проповедях, публикациях в специализированных религиозных изданиях, подстрекательстве верующих к антиправительственным акциям. Правящая верхушка королевства, осознавая опасность для устоев ее власти подобных действий религиозных оппозиционеров, со своей стороны решительно реагирует на них, используя для этого спецслужбы, органы внутренних дел, пропагандистский аппарат.

Начиная с войны в зоне Персидского залива в 1991 году, в Саудовской Аравии отмечается устойчивый рост числа казней91. Достаточно сказать, что только в 1995 году было казнено более 140 человек92. Кроме публичных казней, в королевстве широко практикуются аресты и заключения инакомыслящих. Например, начиная с 1994 года, со времени событий в Бурайде, в королевстве осуществлялась беспрецедентная кампания, в ходе которой массовым репрессиям подвергали тысячи молодых людей, заподозренных в антигосударственной деятельности.

В результате репрессивных действий властей 9 и 13 сентября 1994 года были арестованы два главных лидера оппозиции Салман аль-Ауда и Сафар аль-Хавали, а вместе с ними, согласно оппозиционным источникам, около 1300 человек из числа их сторонников93.

В 1996 году по приговору шариатского суда были казнены саудовцы, причастные к взрыву американского объекта в центре Эр-Рияда. В том же году была вскрыта еще одна группа, осуществившая другой теракт против американцев в Саудовской Аравии.

Официальная реакция на действия оппозиции последовала и на политическом уровне. В частности, наличие указанных выше фактов позволило режиму осуществить серию пропагандистских акций против оппозиции, дало правящему клану возможность аргументированно и гласно отстаивать подход к исламу как к вере «братства, справедливости, умеренности и терпимости к представителям других религий». Данная кампания имела, хотя и заретушированный, но свой подтекст - это официальный отход от одной из главных ваххабитских идей - непримиримой борьбы с “вероотступниками в исламе”, в том числе с шиитами.

Апофеозом данной кампании было выступление наследного принца Абдуллы ибн Абд аль-Азиза на саммите государств-членов ОИК в Тегеране 9 декабря 1997 года. Тогда им были озвучены принципиальные подходы саудовского руководства к исламскому фактору во внутренней и внешней политике Саудовской Аравии, в межарабских отношениях.

Основными положениями выступления явились следующие идеи: отрицание экстремизма в отношениях мусульман друг с другом; отрицание взаимной нетерпимости между мусульманами и представителями других религий. В выступлении отмечается, что “отношения между государствами основываются не только на учете религиозных и культурных особенностей, но также и на совместных интересах, истинном обоюдном желании сотрудничать” на основе мирного сосуществования, невмешательства в чужие внутренние дела, уважения “законных прав и независимости воли” каждого государства. “Международным отношениям чужд принцип “кто не с нами - тот против нас”. Они строятся на основе совпадающих в той или иной степени интересов”94.

Основными факторами, препятствующими сотрудничеству мусульманских стран, были названы расизм, местничество, самоизоляция в рамках какого-либо религиозного течения. Подобные течения могут подчеркивать индивидуальность той или иной страны, но они же являются дезинтегрирующим фактором.

“Действительно, в век развитых средств коммуникаций мусульманское государство не может изолировать себя от внешнего мира. В условиях такой изоляции от имени ислама совершаются преступления, убийцы расчленяют тела своих жертв, обезглавливают их и говорят о желании создать исламское государство, хотя ислам является религией милосердия и справедливости”.95

Выступлением принца Абдаллы ибн Абд аль-Азиза в Тегеране усилия саудовского руководства по очищению государственного ислама от “экстремистского налета” не ограничились. Во второй половине 1998 года под предлогом “финансовых трудностей” был прекращен выпуск известной крайними и жесткими взглядами газеты “Муслимун”. В то же время был отстранен от должности имам-хатыб Мединской мечети, занимавший третье место в саудовской религиозной иерархии. Причиной послужили его проповеди, осуждавшие курс руководства страны на сближение с ши'итским Ираном. Кроме того, саудовскими властями были арестованы религиозные активисты, выражавшие недовольство политикой режима внутри страны.

Главная задача режима в отношении исламского фактора в стране в этой связи заключается в поддержании мирного сосуществования и взаимопонимания с лояльными по отношению к нему исламскими улемами, инкорпорированными в религиозно-государственные структуры, или же функционирующими вне их. Наряду с этим саудовский режим стремится к нейтрализации репрессивными или профилактическими мерами оппозиционных настроений в обществе. Решая эту задачу, руководство Саудовской Аравии последовательно проводит линию на эволюционное врастание страны в современный мир, ее полноценное приобщение к достижениям цивилизации конца XX века. При этом саудовские власти не делают каких-либо практических шагов в поддержку призывов улемов к населению страны отгородиться от культурного внешнего влияния, перестать смотреть западные телепрограммы, отказаться в этой связи от спутникового телевидения, от проведения отпусков в Европе и США.

Налицо - практические шаги в обратном направлении. Никаких препонов международному туризму саудовских подданных правительством не ставится. Только в американский штат Флорида ежегодно выезжают на отдых не менее 150 тыс. туристов из Саудовской Аравии. Ежегодно экономика, деловые и научные круги королевства пополняются тысячами молодых саудовцев - выпускников вузов, значительная часть которых получила образование в США и Европе. Если несколько десятилетий назад под предлогом популяризации ислама в Аравии инициатива режима использовать радиовещание и телевидение вызвала бурные, вплоть до использования оружия, выступления ортодоксальных мусульман, то внедрение Интернета в 1997 г. прошло спокойно, практически незаметно.

Следует отметить сохраняющуюся дифференциацию религиозной среды в стране. Ее основными составляющими являются массы верующих, то есть большая часть населения, сохраняющая глубокую веру в ислам, но политически в целом пассивная, и клерикальные круги. К ним относятся “придворные исламские функционеры”, прежде всего, члены Комитета высших улемов, назначаемых королем. Возглавляющей Комитет верховный муфтий Саудовской Аравии издает фетвы, как правило, в поддержку политического курса королевского двора. К ним можно также отнести хатыбов и имамов мечетей, послушно ведущим проповеди по “тезисам”, спускаемым Министерством по делам ислама.

В Саудовской Аравии большинство улемов, независимо от того, судьи они, преподаватели, ученые или имамы местных мечетей, являются государственными служащими. Даже несмотря на то, что отношения между властями и ведущими религиозными деятелями в мусульманских странах Ближнего Востока исторически были тесными, степень контроля и управления государством в КСА деятельности улемов низшего уровня беспрецедентна. В прошлом имам мечети в среднем аравийском городке выбирался местным нотаблем, который поддерживал мечеть материально, и в своей религиозной практике придерживался бы позиции своего отца или дяди. Зарплата его зависела от местной религиозной общины, или от вакуфных доходов.

В современных условиях та же самая мечеть, как правило, расширяется или ремонтируется за счет правительственных фондов; проповедник назначается государством как оплачиваемый служащий, администрация вакфов централизована и связана с министерствами, что лишает ее былой финансовой независимости.

Даже в тех случаях, когда мечеть связана с частными фондами и содержит своего имама, независимого от государства (особенно в шиитских общинах Кувейта, Бахрейна и Саудовской Аравии), содержание пятничных проповедей и деятельность улемов в целом проверяется государственными чиновниками и находится под контролем религиозного бюрократического аппарата.96

Надо сказать, что политическое руководство весьма преуспело в достижении благожелательного отношения со стороны официальных улемов и подчинении их политической позиции королевскому семейству. Ни разу за последние четыре десятилетия официальные религиозные деятели не выступали против позиции королевского двора в вопросах глобальной политики.

Они поддержали политические решения относительно таких важных проблем, как введение технической модернизации в сфере радио, телевидения, всеобщего образования и т.д., обосновали необходимость применения силы против мусульман, захвативших в 1979 году Священную мечеть в Мекке, консультировали представителей высшей власти относительно выбора стратегии в ходе кризиса в Персидском заливе в 1990-1991 годах.97

Особый фрагмент исламского корпуса Саудовской Аравии составляют оппозиционно настроенные религиозные деятели. При этом оппозиционность этой части мусульман также неодинакова и колеблется от несогласия с некоторыми мерами правительства до его полного неприятия.

Характер деятельности социально-политических институтов королевства, наряду с политикой поддержки фундаменталистских движений во всем мусульманском мире, привели в 70-е годы к возникновению в самой Саудовской Аравии радикальной религиозной оппозиции. Она приняла форму движения неоваххабитов, включив в себя главным образом студентов религиозных учебных заведений. Небольшие группы крайне фанатично настроенных людей занимались пропагандистской деятельностью. Органы безопасности не очень активно вмешивались в их действия, ибо руководители этих групп были связаны с ведущими улемами. Данная последняя составляющая и представляет собой наиболее активную ваххабитскую часть исламского спектра страны.98

Однако, это уже другие ваххабиты. С Мухаммадом Ибн Абд аль-Ваххабом их роднит лишь стремление к приведению всех сторон жизни в соответствие с Кораном и Сунной и готовность к ведению вооруженного джихада против неверных и отступников. Борьба против ширка (язычества) – один из важнейших постулатов ваххабизма, уступил место борьбе против оккупации кафирами (неверными) исламской территории (в первую очередь, территории КСА – американцами), и противодействию “деспотичному и марионеточному” режиму саудовской семьи.

На сегодняшний день - это религиозное антиправительственное подполье, настроенное враждебно к режиму и США, практикующее крайние формы борьбы, в том числе террористического порядка. Активность неоваххабитов в зависимости от обстановки (например, во время войны в Афганистане, военных действий в зоне Персидского залива и Чечне, событий вокруг Ирака), может повышаться.

В то же время, несмотря на рост уровня образования населения страны, укрепления ее разносторонних связей с Западом, социальная база исламской оппозиции имеет тенденции к расширению. В настоящее время активное религиозное диссидентство, состоящее из вынужденных покинуть КСА представителей ученых и представителей интеллигенции, находится за пределами страны, в частности, в Англии ими сформировано и достаточно активно функционирует “Движение за исламскую реформу в Аравии”.

В целом, начиная со времени кризиса в Персидском заливе, активные действия исламской оппозиции в Саудовской Аравии прошли через три стадии. Первая стадия началась сразу после иракского вторжения в Кувейт и продолжалась до его освобождения (оппозиция активно выступила тогда против сближения саудовского руководства с американцами). Вторая стадия началась с обнародования меморандума большой группы религиозных ученых и представителей высших слоев интеллигенции, (в меморандуме содержался ряд требований по изменению внутренней и внешней политики), и продолжалась до налаживания оппозиционной деятельности с территории Великобритании. Начало третьей стадии было положено непосредственным основанием саудовской оппозицией лондонских офисов, и продолжается до сего дня. Поэтому диссидентские офисы саудовской оппозиции в Лондоне не следует рассматривать как начало движения политического ислама в королевстве. Скорее, они являются результатом длительных и интенсивных усилий в этом направлении.99

Таким образом, современные ваххабиты в Саудовской Аравии существенно отличаются от своих предшественников. Представляется не совсем верным вообще использовать в отношении мусульманской оппозиции КСА этот термин. На наш взгляд, более подходящим был бы термин “исламисты”, понимая под ним мусульман, стремящихся к приведению общественной и политической жизни государства в соответствие с Кораном и Сунной, и готовых ради достижения этой цели участвовать как в легальной, так и подпольной деятельности. Что касается официальных улемов, то к ним можно применить термин “неоваххабиты”. По-прежнему, важное место в их трудах и выступлениях занимает единобожие (таухид) и борьба с язычеством (ширком). Учитывая, что со всеми языческими проявлениями в КСА давно покончено, они видят необходимость в очищении ислама за пределами Саудовской Аравии, на территории, в основном “новых” мусульманских государств. Так же официальное духовенство активно поддерживает и джихад, но, опять-таки, только за пределами Саудовской Аравии.

Важное место во внешней политике КСА занимает благотворительная деятельность. В перечне стратегических задач внешней политики “оказание экономической помощи” стоит на четвертом месте. Впрочем, саудовское руководство рассматривает эту помощь, по сути дела, в качестве наиболее адекватного метода достижения других целей своего курса в сфере международных отношений. Надо сказать, что, взяв на себя миссию оказания помощи “братским мусульманским странам”, КСА в течение более чем десяти лет занимает ведущие места по абсолютному объему предоставляемой внешней помощи.100 При освещении роли Саудовской Аравии в различных благотворительных проектах на территории постсоветского пространства, в отечественной литературе и СМИ преобладает, в основном, тенденциозная оценка. Многие российские исследователи считают возможным не обращаться или почти не анализировать правительственные документы или материалы (с их действительно высокой степенью прозрачности), действующих под эгидой КСА и благотворительных организаций. И, надо сказать, что основная часть саудовской помощи осуществляется именно через государственные благотворительные фонды, в общем же мы можем выделить три направления в благотворительности:

- официальная помощь мусульманским странам и общинам, направляемая по официальным государственным каналам Королевством Саудовской Аравией, и направленная на финансирование исламских культурных центров, строительство мечетей, благотворительные акции в помощь мусульманам и т.д. Эта помощь осуществляется через государственные организации и благотворительные фонды;

- финансирование через полулегальные организации, официально зарегистрированные, но лишь частично контролируемые государством и деятельность которых охватывает широкий спектр: от строительства мечетей и обучения молодежи в исламских заведениях до издательства всевозможной исламской литературы, в том числе реакционного характера;

- и, наконец, нелегальные организации, абсолютно неконтролируемые государством и занимающиеся, в основном финансированием вооруженных формирований и лагерей по подготовке моджахедов. Сюда же относятся пожертвования частных лиц. Не исключено так же косвенное участие западных спецслужб.

В отношении поддержки радикальных мусульманских общин Северного Кавказа лидеры арабских стран занимают двойственную позицию: с одной стороны, они вынуждены считаться с растущей народной поддержкой мусульман Кавказа, а так же поддерживать репутацию исламских лидеров, занимаясь распространением ислама; в то же время, внероссийская суверенизация на Северном Кавказе рассматривается в арабском мире как удар по позициям единственной державы, которая может играть роль противовеса Соединенным Штатам. Как известно, в прошлом советско-американская конфронтация создавала арабам немалое поле для маневра.

Надо сказать, что американские представители иногда не хотят требовать, чтобы саудовцы приняли более жесткие меры и остановили это финансирование. США давно рассматривают Саудовскую Аравию как оплот своей политики на Ближнем Востоке и призывали королевство помогать в различных делах, таких, как “дело афганских мятежников” в 80-х годах и “дело боснийского правительства” в последние годы.

“Тогда как американцы могут считать, что помощь антикоммунистическим афганским мусульманам или солдатам боснийского правительства моральна, а поддержка "Исламского джихада" или ХАМАС - нет, с исламской точки зрения это все оборонительные акты и, следовательно, тоже моральны”, - заявил один саудовский бизнесмен.101 Соответственно, так же моральна с исламской точки зрения поддержка мусульман Чечни или Дагестана в борьбе против “русских агрессоров”.

Война в Персидском заливе побудила Саудовскую Аравию пересмотреть деятельность богатых благотворителей. В 1991 году, по словам саудовцев, близких к королевскому семейству, король Фахд ибн Абд аль-Азиз созвал глав богатейших семейств и убеждал их быть более осторожными в своих благотворительных пожертвованиях. Большинство их, но не все, охотно согласились и убеждали короля дать на этот счет конкретные инструкции, как сообщил один из арабских деятелей.

Год спустя саудовцы издали королевский указ, запрещающий сбор средств в королевстве на благотворительные дела без официального разрешения. А в 1994 году король Фахд ибн Абд аль-Азиз создал Верховный совет по исламским делам, возглавляемый его братом принцем Султаном ибн Абд аль-Азизом, министром обороны, для централизации и проверки всех просьб со стороны исламских групп.102

Несмотря на это, по-прежнему существует множество организаций, занимающихся как полуофициальным, так и нелегальным финансированием воюющих исламских отрядов во всех частях света, так же как существует много богатых мусульман, готовых помочь “братьям”, ведущим “священный джихад”.

Во время встречи в 1995 г. с арабскими министрами внутренних дел принц Наиф ибн Абд аль-Азиз - саудовский министр внутренних дел, во всеуслышание заявил, что, “хотя Эр-Рияд перестал финансировать воинствующие исламские группировки, отдельные саудовцы все еще помогают им без "ведома или согласия правительства”103.

Финансирование деятельности радикальных исламских группировок в период пика их активности в Дагестане и на Северном Кавказе в целом осуществлялось извне, в основном из средств источников неправительственных организаций мусульманских стран, в том числе гуманитарного профиля. Заинтересованность некоторых арабских монархий в возникновении на территории Северного Кавказа постоянного, неразрешимого конфликта увязывалась с появлением на мировом рынке каспийской нефти, способной создать в перспективе мощную конкуренцию ближневосточным нефтяным интересам, хотя, как упоминалось выше, ослабление России не выгодно для арабских стран.

С началом войны в Персидском заливе наибольшая активность суннитских исламистов была отмечена в Саудовской Аравии. Характерно, что критика властей последовала не в результате подавления деятельности оппозиционных групп или их лидеров, а от улемов и религиозных активистов, которые ранее придерживались умеренных позиций, и занимали соответствующее положение в структурах религиозной бюрократической системы государства.

В современных условиях религиозная власть в королевстве со стороны оппозиции также подвергается сомнению, по крайней мере, в вопросах различного истолкования тех или иных религиозно-правовых норм, не соответствующих установлениями государственных улемов. Для того чтобы определить общий характер этих процессов, можно сделать два вывода. Во-первых, меры государства по формированию религиозно-политической системы со стороны религиозной оппозиции, не желавшей быть управляемой, вызвали попытки восстановить свои права. Она выступала против политики модернизации, достигавшей иногда критического уровня своей интенсификации при очевидном влиянии на общество западного образа жизни, а также против крайних форм централизации власти, расширения бюрократического аппарата и основ абсолютной монархии. Во-вторых, и власти, и их противники использовали аргументы, основанные на исламской догматике, обвиняя друг друга в нарушении требований религиозного закона, в пренебрежении исламскими ценностями, отклонении от установившихся норм в административных, экономических и политических делах.104

При этом власти КСА считают жизненно важным сохранение хрупкого баланса между религиозными основами теократической власти и постоянными потребностями в интеллектуальном развитии страны в соответствии с достижениями современной цивилизации.

В связи с этим можно предвидеть, что курс руководства страны на жесткое ограничение радикализма религиозных кругов и их безусловное подчинение режиму будет продолжен с одновременным поддержанием равновесия между соблюдением норм шариата и модернистскими цивилизационными тенденциями в жизни государства.

Надо сказать, что в странах Запада, особенно в США, возрождение ислама было расценено как фактор, таящий в себе угрозу для политической стабильности на Ближнем и Среднем Востоке. Исламская революция в Иране и призыв Ирана к мировой исламской революции, волнения среди шиитского населения в восточной провинции Саудовской Аравии в 1979 г., захват воинствующими исламистами Великой мечети в Мекке, поджог посольства США в Исламабаде, попытки переворотов, а также нападения на иностранные посольства в Бахрейне и в Кувейте в начале 1980 г., убийство А. Садата в 1981 г., усиливающаяся радикализация шиитов и взрывы в американских и французских казармах в Ливане в октябре 1983 г. - все это породило страх перед глобальной исламской революцией, еще больше усилив исламофобию, имеющую на Западе глубокие исторические корни.105

Ряд факторов оказал решающее воздействие на то, чтобы именно ислам стали рассматривать в качестве нового глобального противника США. Прежде всего, это было вызвано усилением влияния политического ислама в Северной Африке, особенно в связи с ростом популярности избирательных программ и мощи исламских групп в Алжире. Во-вторых, это связывалось с появлением независимых мусульманских республик в Центральной Азии, политическая ориентация которых оставалась неопределенной. И, наконец, в-третьих, повышение роли исламских правительств Ирана и Судана на региональном и международном уровнях.

Исламизм был воспринят как опасность, которая подрывает правовые и идеологические устои Запада, его политические системы. Нарастающая на этой основе конфронтация вынудила Вашингтон выработать и принять долговременную дипломатическую и военную стратегию, определить новые ключевые приоритеты в этой области, развивать основы новой антикризисной политики с соответствующими программами, специалистами и экспертами.

Таким образом, сегодняшняя ситуация в КСА и участие саудовцев в финансировании бандформирований на Северном Кавказе не может оцениваться однозначно. Отождествление российскими СМИ чеченских боевиков и саудовцев как носителей одной и той же идеологии привело к охлаждению, начавшихся было нормализовываться отношений России и КСА, что лишило Россию выгодного союзника на Ближнем Востоке. Тем более, что саудовское руководство официально обратилось к правительству России с просьбой не использовать термин “ваххабизм” в отношении боевиков в Дагестане.106

В то же время, с ростом влияния в регионе США и началом военной акции в Афганистане, а также эскалацией палестино-израильского конфликта, наблюдается резкое повышение антиамериканских настроений в арабском обществе и переход многих граждан на экстремистские позиции. В связи с этим можно говорить об увеличении влияния неоваххабитов, деятельность которых, в принципе, существенно отличается от движения Ибн Абд аль-Ваххаба, и направлена, в основном, на свержение саудовского режима и противостояние американскому влиянию на арабский мир. Представляется, что в создавшейся ситуации Россия все еще имеет хорошие возможности для увеличения своего влияния на Ближнем Востоке и союза с мусульманским миром.

1   2   3   4   5   6   7


§2. Религиозно-политическое содержание ваххабизма, роль джихада в ваххабитской идеологии
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации