Веремьев А.А. Введение в культурологию. Учебное пособие для ВУЗов - файл n1.doc

приобрести
Веремьев А.А. Введение в культурологию. Учебное пособие для ВУЗов
скачать (1310 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1310kb.07.07.2012 23:43скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9
ВВЕДЕНИЕ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА

§1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ И СТАНОВЛЕНИЕ ЕЕ ПРЕДМЕТА

Термин «культурология» был введен в европейскую науч­ную традицию в начале XIX в. для обозначения общей теории культуры, которая в этот период находилась на стадии зарождения. Хотя научный термин появился лишь в про­шлом веке и культурологию можно отнести к одной из молодых отраслей социогуманитарного знания, однако разработка ее от­дельных аспектов относится к более раннему периоду.

Уже в античности можно обнаружить постановку ряда воп­росов, которые затем составили культурологическую проблема­тику Мыслителями этого периода предпринимались первые по­пытки выявления сущности культурных феноменов, их влияния на социальный организм. Определяя роль культуры в обществе, античные философы прежде всего стремились ответить на воп­росы: как соотносятся в человеке <-природа-> (естественное нача­ло) и «культура», благо или зло для человечества несет это соци­альное явление.

Проблема, впервые сформулированная софистами', оказалась многозначной и многовековой. Одновременно с рождением она .Обрела как академический, так и практический смысл: ее реше­ние определяло отношение человека к жизненным ценностям и было связано с вырабаткой нравственных принципов поведения. Особенно остро эта проблема будет затем переживаться Просве­щением; не сможет ее обойти и современная наука. Сами софисты в решении этого противоречия отдали предпочтение природному, как естественному состоянию человека.
* В данном контексте под софистами понимается группа древнегреческих мыс­лителей (Протагор, Горгий, Гиппий, Антифонт, Критий и др.) середины V — первой половины IV вв. до н.э. Слово «софист» в Древней Греции имело и другие смысловые значения: 1) человек мудрый, компетентный во многих воп­росах; 2) платный учитель красноречия и философских знаний. В современ­ном языке софистом называют человека, который пытается логически обо­сновать заведомо ложное положение.
Логически продолжая и развивая сложившуюся тенденцию, древнегреческий философ Диоген, видевший только отрица­тельные последствия развития культуры, пришел к выводу о не­обходимости возврата человека к первобытному состоянию, по­скольку культура, по его мнению, разлагает общество. Главную же цель воспитания он усматривал в том, чтобы помочь человеку вернуться к природе.

В античной традиции имела место и противоположная тен­денция разрешения поставленного вопроса. Не формулируя саму проблему, древнегреческий ученый Платон, например, рассматривал художественную культуру как необходимый эле­мент его идеального государства, а его ученик Аристотель ви­дел в искусстве средство очищения души человека и ввел для обозначения этого процесса термин «катарсис».

В размышлениях античных философов просматривается по­становка ими важного культурологического вопроса о роли куль­турного начала в жизни общества. Однако становление культуро­логии как собственно научной дисциплины начинается лишь со второй половины XIX в., и процесс ее развития был преимуществен­но связан с возникновением этнографической науки',

Интерес к этнографическим исследованиям в Западной Ев­ропе и Северной Америке оказался в значительной степени обус­ловлен политико-экономическим фактором — складывавшейся колониальной системой. Политические и торговые отношения с колониями требовали знания быта, вкусов, привычек и нравов, языка их народов. Но не только утилитарно-практическое нача­ло послужило причиной зарождения этой науки. Как известно, она получает развитие как в США, Англии, ставшими колониаль­ными державами, так и в Германии, не имевшей колоний. Фран­ция же, как одна из могущественных колониальных империй, значительно отставала от других стран в этнографических иссле­дованиях. Все это говорит 6 том, что немалую роль в развитии этнографии играл чисто научный интерес ученых к культуре не­европейских стран. Объектом этнографического изучения ста­ла «экзотическая» культура народов Востока, Африки, Австралии и Океании.

* Этнография — наука, изучающая особенности быта, культуры, обычаев и нравов народов мира. Как самостоятельная научная дисциплина она сложи­лась во второй половине XIX в.
Что же в этнографической науке представляет непосред­ственный интерес для осмысления процесса возникновения культурологии или, иными словами, как в русле этнографии зарожда­ется культурология и формируется ее научный предмет? В этой связи следует отметить прежде всего то, что до этнографических исследований к изучению культуры ученые обращались лишь в связи с анализом тех или иных социальных явлений; в этногра­фии же она становится объектом специального изучения, где намечается тенденция к пониманию ее как сложной динамичес­кой системы, выполняющей конкретные социальные функции.

Определенный вклад в развитие культурологии как науки вне­сли исследования этнографической школы эволюционистов — Г.Спенсера, Д-Фергюсона, Э.Тайлора (Англия), ШЛетурно (Франция), Л.Моргана (США), Т.Вайца (Германия). Идея эволю­ционного развития была заимствована этнографией у естествоз­нания, что само по себе не случайно. Вторая половина XIX в. была нременем всеобщего увлечения не только естественных, но и общественных наук эволюционной теорией Чарлза Дарвина.

Принцип эволюционизма в общественных науках выражал­ся в идее о том, что история природы и человеческая история подчиняются одним и тем же законам, а методы естественных и общественных наук едины в своей основе. Это вело к утвержде­нию, что общество с его социальными и культурными института­ми развивается по тем же законам, как и любой живой организм. Таким образом, эволюционизм связал воедино этнографию (ко­торая тогда считалась естественной наукой) с социологией, ре­шая общую для них проблему становления и развития общества и его культуры. В этнографических исследованиях эволюцион-11;1я теория утвердила мысль о единстве человеческого рода и его культуры.

Так, основываясь на эмпирическом материале, Л.Морган высказал мысль о едином пути развития человечества и взаимосвязи культур. На историческую связь культур обратил внимание и своем учении и Э.Тайлор. Введя в науку понятие «пережитки», он трактовал их как «памятники прошлого», которые свидетель­ствуют о единстве историко-культурного процесса.

История культуры школой эволюционистов стала понимать­ся как единый процесс поступательного совершенствования.

* Льюис Генри Морган (1818 — 1881 гг.) — американский историк и этнограф, положивший начало научным исследованиям первобытного общества. В 1840 г. основал общество, ставившее своей целью изучение культуры индейцев и оказание им помощи.

* Эдуард Бернетт Тайлор (1832 — 1917 гг.) — английский этнограф, религиовед, исследователь первобытной культуры, один из основоположников эволю­ционизма. Главные его труды —»Первобытная культура» и «Антропология».

Однако в своей основе это была «линейная» теория социокультурной эволюции, где развитие общества и культуры рассматривались как процесс, развертывающийся лишь по восходящей прямой. В рамках эволюционного направления сложился интерес к причи­нам, породившим культурный феномен и к источникам его раз­вития; здесь же возникла уверенность в закономерном характере функционирования культуры. «Изучая различные обычаи и воззре­ния, мы, — писал Э.Тайлор, — убеждаемся в наличии причинности, лежащей в основе явлений человеческой культуры, в действии зако­нов закрепления и распространения, сообразно которым эти явле­ния становятся устойчивыми, характерными элементами общественной жизни на определенных стадиях культуры»'.

Из сказанного становится понятным, почему Э.Тайлор, напри­мер, знание об истоках культуры и закономерностях ее развития понимал как «практическое руководство для осмысления насто­ящего и заключения о будущем». Культура у него становится сво­еобразным критерием общественного прогресса. Для Л.Моргана же уровень развития культуры явился основой периодизации мировой истории. В своем главном труде «Древнее общество» он выделил три основные, взаимосвязанные ступени, которые про­шло человечество в своем культурном развитии, — дикость, вар­варство и цивилизация.

Этнографической школой было положено начало научному исследованию первобытной культуры; в ней зародилось представ­ление о культуре как целостном образовании. Все это представ­ляет определенный интерес для осмысления процесса становле­ния культурологической мысли.

Этнография возникла и успешно развивалась в ряде стран — во Франции, в Германии, Англии, США, — но наиболее влиятель­ными научными направлениями в это время были английская и американская школы. Так как изучение культуры народов отно­силось к сфере знаний о человеке, то заявившая о себе новая на­ука именуется здесь «антропологией», а сложившиеся школы по­лучают соответствующие названия: «культурная антропология» (США) и «социальная антропология» (Англия).

Каждая из названных школ обладала своей спецификой. Если в культурно-антропологической школе доминировали эмпири­ческие исследования, а в культуре изучаемого народа представля­ли для нее интерес его психологические особенности, его исто­рия, то в социально-антропологической школе проявилась тен­денция построения этнографии по типу естественных наук и при­дания ей вида строгой теоретической дисциплины. Поскольку концептуальные знания, по мнению английских ученых, несовме­стимы с психологизмом и историзмом, постольку психология и история народа не вызывала у них интерес.

Конечно, различия между школами во многом условны, и обо­значенные нами особенности следует рассматривать только как тенденцию. Результаты их исследований были нередко схожи, хотя они и шли к ним различными путями. Так, если в понима­нии человека отправной точкой социальной антропологии яв­лялось изучение созданного им предметного мира, то в культурной антропологии — постижение его духовного мира. Тем не менее обе школы объединяла единая цель — познание человека и его культуры.

Исследуя общественную жизнь в статике, социальная антро­пология все ее формы — экономическую, политическую, науч­ную, религиозную, нравственную и так далее — рассматривала как Элементы единой системы, а потому анализ любого из них был возможен лишь в контексте целого. Культурная антропология, изучая духовную жизнь народа в динамике, в конечном счете приходила к пониманию социокультурной жизни как системно­го образования.

Особый интерес для культурологии представляют исследова­ния представителя школы социальной антропологии, основателя функционального метода в этнографии Б.Малиновского». На этого ученого определенное влияние оказали идеи одного из основоположников социал-дарвинизма Г.Спенсера, авторитет ко­торого в обществознании конца XIX — начала XX в. был значи­тельным. Чтобы уяснить логику построения концепции Б.Малиновского сущность его функционального метода, необходимо понять логическую схему социальной теории Г.Спенсера.

Существование общества английский социолог рассматривал ни аналогии с процессом приспособления живого организма к среде обитания, а потому основным законом его социального развития он считал закон выживания наиболее приспособленных обществ. К таким социальным организмам он относил общества, разделенные на классы с необходимыми для них институтами, которые, как и отдельный орган живого тела, выполняют конк­ретную функцию.

Бронислав Каспер Малиновский (1884 — 1942 гг.) — английский социолог, этнограф (по происхождению поляк). Окончил Краковский университет, с 1927 г. жил и работал в Англии, а последние годы — в США.
Культура в концепции Б.Малиновского рассматривалась как одно из важных средств приспособления общества к окружаю­щей среде, то есть в ней он видел адаптивный социальный механизм. С выводом ученого нельзя не согласиться. Очевидно, что созданную «вторую природу», то есть культуру, человек помеща­ет между собой и окружающей его средой. Она служит ему сред­ством освоения природы и приспособления к ней. Из тезиса о культурном явлении как способе приспособления человека к сре­де его жизнедеятельности вытекал важный для науки о культуре вывод (который, к сожалению, не был сделан ученым) о существен­ном различии между адаптивной деятельностью человека и жи­вотного и о том, что культура является истинно человеческой адап­тивной системой. Исходным предметом исследования в учении Б.Малиновского являлась не сама культура, а человеческие потреб­ности. Культура рассматривалась как социальный феномен, по­рожденный ими.

Критерием ее развития в нем выступал способ удовлетворе­ния потребностей. И в этой связи вполне очевидно, например, что возведение жилища, изготовление одежды, приготовление и спо­соб употребления пищи в первобытном и современном обществе осуществляются далеко не на одинаковом культурном уровне. По­добное заключение можно сделать и о способах удовлетворения других человеческих потребностей в различных культурах.

Следует отметить, что введение английским ученым в сферу осмысления того, как удовлетворяет человек свои потребности, имеет значение и для современной культурологии, когда культуру пытаются понять и выразить через деятельность, пред­ставить ее как способ и результат деятельности человека.

Чтобы ввести некую классификацию различных форм культуры, Б.Малиновский все многообразие потребностей делил на три типа: первичный, вторичный и интегративный. Первич­ными являются биологические потребности — в пище, в про­должении человеческого рода, в жизненных удобствах. На их основе складываются вторичные, надбиологические потребно­сти — в родственных связях, в жилище и т.д. Третий тип потреб­ностей, именуемый ученым как «интегративный», есть потребность в другом человеке, в социокультурном сообществе. Каж­дая из потребностей, согласно учению Б.Малиновского, порож­дает соответствующее культурное образование, своеобразный культурный институт. Например, интегративные потребности обусловливают возникновение таких явлений культуры, как язык, религия и государство, потребности в удобстве — архи­тектуру и т.д.

Таким образом, каждый элемент культуры, по мнению иссле­дователя, выполняет определенную функцию, а в целом культура выступает в виде систему институтов. Здесь разделение функций культуры обеспечивается дифференциацией культурных институ­тов. Необходимо заметить, что его учение о культурных инсти­тутах заслуживает особого внимания. Мысль о взаимосвязи со­циальных потребностей и институтов культуры в культурологии со временем станет исходной как в понимании социальной роли культуры, так и в исследовании самого материального «тела» культуры. Правда, отношения между потребностями и порожденны­ми ими явлениями культуры в концепции Б.Малиновского уп­рощены: в ней отсутствует система опосредствующих факто­рии, и каждой потребности соответствует лишь один опреде­ленный культурный феномен. Рассматривая культуру в функцио­нальной плоскости, ученый оставляет без внимания основную ее функцию — сохранение целостности и развитие социального организма. В функциональной сфере культуры эта функция явля­ется определяющей: из нее «вытекают» все остальные, в том числе и те, о которых говорит Б.Малиновский.

И еще на одну важную идею английского этнографа следует обратить внимание. Всякая «примитивная» культура (именно она является объектом его исследования) представляет собой, по мнению ученого, замкнутую систему, и изучать ее можно как обособленно, так и в сопоставлении с другими культурными си­стемами.

Итак, в учении Б.Малиновского особое значение для культу­рологии представляет то, что культура в нем выступает как целостное образование, как система институтов, которые выполняют определенные социальные функции.

К наиболее влиятельным в социальной антропологии концепциям относится также теория А.Радклифф-Брауна. В своем учении исследователь пытался соединить социологизм Э.Дюркгейма и эволюционизм Г.Спенсера. Основой же его методологии стал структурно-функциональный анализ. Поскольку, как считал А. Радклифф-Браун, объектом исследования является примитивное об­щество, где отсутствуют социальные противоречия, то его можно представить в виде единой системы. Социальную же систему он рассматривал как живой развивающийся организм, все части ко­торого подогнаны друг к другу и каждый элемент выполняет стро­го определенную для него функцию.

* Альфред Реджинальд Радклифф-Браун (1881 — 1955 гг.) — английский этнограф, научный интерес которого был сосредоточен на изучении культуры и быта «примитивных» человеческих обществ. Вел полевые этнографические исследования на Адаманских островах, в Австралии и Африке.
Задачу своего структурно-функционального метода ученый видел в том, чтобы исследовать функции отдельных элементов этой системы и понять характер существующей между ними связи, Он стремился осмыслить общество и его культуру не в статике, а в дина­мике, выявить законы функционирования культурного феномена, Исходя из общего с Б.Малиновским понимания строгости научной теории, АРадклафф-Браун в своем исследовании также не принимал во внимание психологию изучаемого им народа. В целом в его кон­цепции нашла отражение британская традиция осмысления культу­ры, которая выразилась в отрицании возможности существования самостоятельной науки о культуре. Здесь последняя растворяется в определенном комплексном знании о социальных системах, где она выступает в качестве специфического аспекта.

Если у ученых английской школы социальной антропологии психологизм и историзм не вызывал интереса, то в американс­кой школе культурной антропологии, как уже отмечалось, напро­тив, этим началам уделялось особое внимание. Более того, про­явилась тенденция к всестороннему осмыслению и описанию изучаемой культуры. Основателем и наиболее ярким представи­телем этой школы является Ф.Боа*, который одним из первых объединил исследование культуры народа с изучением его язы­ка. Серьезное внимание уделялось им также и особенностям пси­хологии изучаемой социальной общности. Во всем этом он ви­дел условие и средство понимания культуры. Культурный фено­мен для него представлял некую целостность, находящуюся в по­стоянном изменении. Эту динамику культуры он пытался понять и выразить в своей теории. Задумываясь над уникальностью каж­дой культуры, Ф.Боас пришел к мысли о неправомерности пере­носа своих оценок на другие культуры. Поскольку культура не имеет оснований для оценок, рассуждал далее ученый, постольку нелогично говорить и о культурном прогрессе, о периодизации культурной истории. Именно такого рода научные соображения не позволили исследователю принять концепцию «стадий разви­тия» Л.Моргана.

Существенный вклад в развитие культурологии внес амери­канский исследователь Л.Уайт.
* Франц Боас (1858 — 1942 гг.) — американский этнограф и лингвист, антрополог, специалист по языкам и культуре индейцев. Участвовал в ряде' арктических экспедиций. Разработал методику описания индейских язы­ков; выступал против расистских учений. Его основная работа «Ум перво­бытного человека» была издана в русском переводе в 1926 г.

* Лесли Алвин Уайт (1900 — 1975 гг.) — американский теоретик культуры, антрополог. Внес значительный вклад в разработку культурологии.
Как известно, традицией куль­турно-антропологической школы было изучение культуры «при­митивных» обществ, и в ходе такого рода исследований ученые выходили на культурологический уровень обобщения знаний о культуре. Уайт оказался одним из первых ученых американской школы, который сосредоточил внимание не на изучении особен­ностей «примитивной» культуры, а на природе культурного фе­номена вообще. В отличие от А. Радклафф-Брауна и научной по­зиции школы социальной антропологии, Уайт считал, что должна существовать специальная наука, культурология, изучающая культуру как специфическое социальное явление. Настаивая на необходимости такой науки, ученый предпринял попытку выч­ленить ее предмет исследования, отграничив его от смежных с ней наук, к которым он относил психологию и социологию. И гели психология, как утверждал Л.Уайт, изучает психологическую реакцию человеческого организма на внешние факторы, в том числе и на культурные, а социология исследует закономерности и:1;|имоотношений индивида и общества, то предметом культуро­логии должно стать осмысление взаимосвязи таких культурных явлений, как обычай, традиция, идеология. Безусловно, это был нужный шаг в решении проблемы дифференциации таких взаи­мосвязанных феноменов, как культура и общество, поскольку их разведение являлось предварительным и необходимым услови­ем выделения предмета культурологии.

Однако в вопросе вычленения элементов культуры ученый столкнулся с определенными трудностями, которые были обус­ловлены естественными причинами: культура «растекается» по всему социальному организму, а потому порой непросто провес­ти границу между культурным и социальным явлением. С этой проблемой сталкивался не только Л.Уайт. Последний же первоначально ошибочно отождествлял культуру с обычаем и культур­ной традицией, существенно сузив тем самым ее собственную сферу. Тем не менее, важным моментом в теории Л.Уайта остает­ся то, что впервые в науках, связанных с изучением культуры, была делана попытка обоснования необходимости создания специальной теории, исследующей культуру, — культурологии.

После публикации им ряда статей по этой проблеме термин «культурология», употреблявшийся раньше эпизодически, при­обрел научный статус. Выделив культуру в качестве специально­го предмета исследования, он рассматривал ее как сложную сис­тему. В ней ученый вычленил три основные сферы, которые были представлены им как относительно самостоятельные подсистемы:

технологическая, социальная и идеологическая. Согласно теории Л.Уайта, технологический аспект культуры, основой которо­го являются орудия производства, средства существования, ору­дия нападения и защиты и так далее, выражает форму связи человека с окружающей его природой. Социальную сферу культуры со­ставляют отношения между людьми, типы индивидуального и кол­лективного поведения. Духовная сфера в системе культуры высту­пает как ее идеологическая подсистема и включает в себя знания, идеи и верования. Выделенные области культуры рассматривались им как взаимосвязанные между собой, где социальная и идеоло­гическая сферы определялись сферой технологической. Главен­ство технологической подсистемы ученый объяснял тем, что че­ловеку необходимо прежде всего удовлетворять свои первичные потребности.

Конечно, такую модель однозначной обусловленности куль­турных сфер можно рассматривать как своеобразный техноло­гический детерминизм'. В действительности же эта система свя­зей оказывается более сложной и опосредованной; в нее включа­ются не только практическая деятельность людей, но и их опыт, потребности. К тому же, не только технологическая сфера опре­деляет социальную и идеологическую сферы, но и последние ока­зывают обратное воздействие и не в малой степени обусловлива­ют содержание технологической сферы.

В функциональном аспекте культуры Л.Уайт усматривал про­тиворечивое единство: с одной стороны, культура обеспечивает са­мосохранение общества, а с другой стороны, она способна разру­шить не только среду обитания человека, но и самого человека.

Что касается положительных результатов исследования Л.У­айта, то они состоят в следующем:

— культура рассматривается как форма отношений между людьми (социальный аспект), и как способ связи человека с при­родой (технологический аспект);

— построена относительно совершенная модель культуры, имеющая познавательное значение. В ней заложены как теоре­тические, так и методологические основы дальнейшей разработ­ки теории культуры.

В европейской традиции, наряду с исследованием культуры в контексте этнографических знаний, имел место и иной, в боль­шей мере теоретический подход осмысления культуры. Важный вклад в постановку и решение культурологических проблем вне­сли романтики.

Детерминизм — признание такой связи в мире, когда одно явление (причи­на) с необходимостью порождает другое явление (следствие).

Романтизм — художественное и философское течение в европейской куль­туре конца XVIII — первой половины XIX в., явившееся выражением неудов­летворенности результатами Великой французской революции. Для него ха­рактерен повышенный интерес к личности и душевному миру человека.
В русле романтизма зародилась идея культурно-исторических типов. Здесь впервые смогли увидеть в каждой, культуре ее самобытный характер и прийти к мысли о равноценности всех культур. В отличие от просветителей, которые в культуре Востока видели экзотическую, но недоразвитую культуру, романтики трактовали ее как своеобразный тип культуры, отличный и от европейского, но не уступающий последнему по вопло­щенным в нем уникальным ценностям. Культурная история человечества предстала в их теории как закономерная смена одно­го типа культуры другим.

В XIX в. немецким философом-романтиком А.Г.Мюллером (1779 — 1829 гг.) был введен специальный термин «культурфилософия» для обозначения соответствующего раздела филосо­фии, изучающего культуру. Однако предмет культурфилософии

оказался отличным от предмета философского анализа культуры в нашей отечественной науке. Если в последней основной научный интерес представляла сущность культурного феномена, что требовало осмысления его соотношений с природой и обществом, материальным и духовным производством, выявле­ния в нем общечеловеческого и классового начала, то в культурфилософии внимание было сосредоточено на исследовании исторических типов культуры. Наиболее влиятельными в культурфилософии оказались концепции Г.Зиммеля, О.Шпенглера и Л. Тойнби. Культурфилософская традиция существовала и в российской общественной мысли (Н.Я. Данилевский, К.Н.Леонтьсв, Н.А.Бердяев).

Культурфилософские исследования с определенной долей условности можно отнести к культурологии, а точнее — к од­ному из ее разделов. Последующее развитие культурологии как общей теории культуры в европейской науке продолжалось уже л русле сложившегося научного знания — лингвистики, искус­ствознания, этнографии и социологии.

В нашей отечественной науке процесс становления общей теории культуры начинается во второй половине прошлого века в нарождающейся этнографии (Н.Н.Миклухо-Маклай) и социальных учениях (К.Н. Леонтьев, Г.В.Плеханов). С 60-х годов XX в. она продолжила свое развитие в сфере философского знания. В отличие от европейской традиции, где культура исследовалась в тесной взаимосвязи со специальными науками, в отечественной культурологии эти связи оказались ослабленными.

Развитие культурологии на философской основе имело свои сильные и слабые стороны. Недостаточно прочная связь со спе­циальными знаниями (искусствознание, лингвистика, этнография, археология) делала зарождающуюся науку абстрактной. Но зато, развиваясь в лоне философии, культурология обретала фи­лософскую методологию исследования, что дало ей возможность уйти от эмпирии, фактологического описания явлений культуры и встать на путь философского анализа: осмыслить культуру в це­лом, понять ее как специфический социальный феномен и как динамическую систему, определить выполняемые ею функции.

Из сказанного выше очевидно, что проблемы культурологии нередко оказывались растворенными в отдельных сферах науч­ного знания. Для того чтобы стать наукой, культурология прежде всего должна была вычленить свой предмет исследования, то есть определить специфику и сферу своей деятельности, осознать соб­ственные цели и круг решаемых проблем и тем самым осмыслить свое предназначение в системе научного знания. Ей предстояло пройти тот же путь, который прошла любая другая наука в обре­тении своего научного статуса. В процессе становления культу­рологии необходимо было отмежеваться от ряда наук, изучаю­щих культуру, с которыми у нее затем, естественно, сохранится связь. Среди них — наука общетеоретического уровня (филосо­фия культуры) и частные культуроведческие дисциплины (этног­рафия, археология, искусствознание, эстетика, семиотика куль­туры, аксиология культуры и т.д.). Хотя культурология находится пока в стадии становления и уточнения своего предмета иссле­дования, однако со значительной долей уверенности уже можно говорить об относительно бесспорных аспектах проблем куль­туры, которые являются предметом ее исследования.

Итак, каков же тот круг вопросов, который определяет для себя культурология? Следует полагать, что доминантой всех проблем культурологии выступает вопрос о сущности культу­ры и ее социальных функциях. Этой узловой научной пробле­матике подчинены вопросы о строении культуры и ее типоло­гии, о единстве и многообразии культур, о зарождении культу­ры и обусловливающих ее социальных факторах. Культуроло­гия как наука предполагает также разработку своего категори­ального аппарата, куда входят такие понятия, как «менталитет», «культурное пространство и культурное время», «культурная кар­тина мира» и т.д.

На основе сказанного выше можно дать общее определение изучаемой научной дисциплины.

Итак, культурология есть наука о сущности и фор­мах проявления культуры как специфического спосо­ба человеческой жизнедеятельности, закономернос­тях ее возникновения и функционирования.

Данное определение, как и определение любой другой науки, еще не дает ясного представления о самой науке; последнее воз­никает лишь в процессе осмысления ее содержания. Логика, как справедливо заметил в этой связи Гегель, «не может заранее сказать, что она такое, лишь все ее изложение порождает это знание о ней». Иными словами, понимание науки вытекает не из ее определения, а из ее изучения, что, конечно, не снижает требова­ния к точности и разработанности дефиниции самой науки.

Дальнейшее выявление специфики культурологического зна­ния и предмета его исследования предполагает осмысление вза­имосвязи изучаемой науки с другими родственными или близки­ми ей областями научного знания, что и будет предпринято в сле­дующем разделе учебного пособия.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

  1. В учении каких исследователей и научных школ проявля­ется тенденция к анализу культуры как. системы? Почему сис­темный подход в осмыслении культурного феномена и резуль­таты подобного его изучения представляют интерес для культурологии?

  2. Выделите самые основные идеи в учении эволюционис­тов, в культурно-антропологической школе и школе социальной антропологии, которые послужили важным научным вкладом в развитие культурологии?

  3. Почему исследования Л.Уайтом культуры можно рассматривать как принципиально новый этап в становлении культурологического знания?

  4. Что нового вносит в культурологию философский анализ понимания культуры?

  5. Обозначьте круг проблем, которыми занимается культурология.

§2. КУЛЬТУРОЛОГИЯ В СИСТЕМЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Современная культурология выходит из непосредствен­ной «опеки» философии, однако границы между ними 'остаются пока крайне неопределенными. Одной из при­чин этого является то, что культурология, подобно философии, пытается исследовать не отдельный аспект культуры или одну из ее форм, а культуру как сложное, многогранное явление. Но если философия культуры изучает культуру как системное образова­ние, как культуру вообще, то культурологию интересуют не толь­ко общие знания о культуре, но и сведения о конкретных формах ее проявления. Вне философского анализа остается специфичес­ки культурологическая область исследования — типология куль­туры, школы и направления, изучающие культурный феномен.

Философия культуры не нуждается в разработке своего кате­гориального аппарата, поскольку она использует традиционные философские категории. Культурология же, ввиду своей специфи­ки анализа культуры, вырабатывает собственную систему понятий, и эти понятия, как мы увидим ниже, существенно отличаются от категорий философии. Следует указать еще на одно существенное различие между культурологией и философией культуры. Если культурология дает нам знания о культуре, лишенные оценочного к ней отношения, то философия познает культуру в мировоззрен­ческом аспекте. Последняя рассматривает культуру в контексте ее значимости для субъекта, решает проблему выбора человеком соб­ственных культурных ценностей.

Тесные связи существуют между культурологией и историей культуры, последняя, являясь разделом истории, изучает культур­ный процесс в его историческом срезе. Имея общий объект ис­следования — культуру, каждая из них вычленяет свой аспект ис­следования. Культурология изучает общие законы культуры и вы­являет ее типологические особенности, разрабатывает систему категорий. История же культуры рассматривает проявление об­щих законов в культуре определенного народа, на конкретном этапе его исторического развития. И еще на один аспект взаимо­связи рассматриваемых сфер знания следует обратить внимание.

Такие универсальные понятия культурологии, менталитет, •культурное пространство, культурное время и другие явля­ются формами восприятия окружающей человека действительнос­ти. Поскольку в разные периоды своей истории человечество нео­динаково смотрит на мир и себя, то в разное время эти катего­рии наполняются и неодинаковым содержанием. Поэтому одной из задач истории культуры может стать осмысление изучае­мой культурной эпохи в культурологических категориях и созда­ние на этой основе соответствующей культурной картины мира.

Последний момент оказывается крайне важным для истории культурного знания, ведь культурная картина мира является своеобразным «портретом» культурной жизни общества определённого исторического периода. Изменения же в общественной 'жизни и переход к другому типу цивилизации обусловливают так­же трансформацию культурной модели мира. Для того чтобы по­пить культуру людей средних веков, замечает в этой связи один из известных современных отечественных ученых, занимающийся проблемами культуры европейского средневековья, А.Я.Гуревич, необходимо восстановить присущие им представления и ценно­сти, особенности их видения мира; важно также понять, каким видели свое время люди этой эпохи1.

Относительно взаимосвязи культурологии и истории куль' Шуры на основе сказанного можно заключить, что:

— они соотносятся между собой как общетеоретическая и Конкретно-историческая дисциплины;

— - культурология по отношению к истории культуры выступа­ет в качестве методологии, которая помогает последней преодо­леть эмпиризм;

— если в культурологической концепции разрабатывается ти­пология культуры, то в истории культуры исследуются ее конкретные исторические типы и выявляется их специфика.

В процессе развития культурологии складываются ее взаимо-11и и устанавливаются взаимоограничения с историей художественной культуры, которая, осознавая свой предмет исследования, в последнее время обретает в нашей высшей и средней школе статус учебной дисциплины. Художественная культура представляет собой один из пластов сложного культурного образования, находится во взаимосвязи не только с другими культурными слоями и культурой в целом, но и с социальной жизнью общества. Ее место в культуре определяется тем, что она, с одной стороны, является самовыражением духа эпохи, а с другой стороны — вырабатывает, хранит и передает специфическую, худо­жественную информацию, способствуя, таким образом, стабили-иции общества и обеспечивая его развитие. Следовательно, она выполняет ту же социальную роль, что и вся культура в целом, но своими специфическими средствами.

Процесс «жизни» и развития художественной культуры обус­ловлен социокультурными факторами, и чтобы понять и объяс­нить его, необходимо выйти за рамки истории художественной культуры и перейти на уровень общей теории культуры. Следует заметить, что осмысление природы художественной культуры и ее динамики оказывается плодотворным, если во внимание при­нимается все культурное пространство, то есть когда анализ осу­ществляется в культурологическом контексте.

Отношения между историей художественной культуры и культурологией складываются как отношение между частной и общей теорией. Как культурология нуждается в конкретных дан­ных для своих исследований, так и история художественной культуры не в меньшей мере испытывает потребность в культу­рологии как общей теории и методологии.

Необходимо обратить внимание и еще на одну существенную сторону взаимосвязи культурологии и мировой художественной культуры. Последняя, чтобы стать научным анализом культурной эпохи и ее художественных памятников, вынуждена обращаться прежде всего к таким культурологическим категориям как «мен­талитет» и «культурная картина мира». Только при таком методо­логическом подходе осмысления становится понятной специфи­ка культурной эпохи, логика изменений ее содержания во време­ни, и можно будет объяснить несходство художественных куль­тур различных этносов, историческую смену художественных стилей; памятники же художественной культуры будут органич­но «вписаны» в общий культурный контекст и предстанут как вы­ражение менталитета определенного народа.

Представляют интерес и связи культурологии с социологией искусства, которую, пожалуй, пока еще нельзя отнести к «уже ставшей» науке. Важность осмысления их взаимосвязей опреде­ляется еще и тем, что последняя пока пребывает на пути уточне­ния своего предмета и порой трактуется как промежуточная об­ласть исследований, находящаяся на стыке социального, искус­ствоведческого, эстетического и культурологического знания. Исходя из концепции современного философа и социолога ис­кусства Ю.В. Перова, предметом этой науки является художе­ственная жизнь общества; последняя же представляет собой «об­ласть общественной жизни, основу которой составляет деятель­ность по производству, распространению и усвоению художе­ственного сознания вместе с соответствующими отношениями и институтами»'1. Художественная жизнь общества, судя по опре­делению, есть не что иное, как реальная жизнь художественной культуры. Отсюда очевидно, что социологические исследования искусства будут тесно связаны как с теорией художественной куль­туры, так и с общей теорией культуры. Художественное производ­ство, художественное потребление и институты, способствующие общению художника и публики, имеют широкий социокультурный контекст и обусловлены системой социальных факторов, где переплетаются научные интересы социологии искусства и культурологии.

Культурология обнаруживает и точки соприкосновения с семиотикой* культуры. Суть семиотического метода изучения культуры, впервые нашедшего концептуальное решение в учении Э. Кассирер, состоит в том, что культура трактуется как мир символов; разнообразные сферы и предметы культуры являются здесь символическими формами, воплотившими определенную информацию. Научный интерес семиотики к культуре обуслов­лен коммуникативной природой последней и связан с проблемой общения в культуре — с фиксацией, хранением и распространением информации.

Так как культурные феномены могут рассматриваться в различных аспектах (ценностном, социологическом, игровом, информационном и так далее), в том числе и знаковом, то плодотворность семиотического анализа отдельных явлений культуры и культуры в целом не вызывает сомнений, а результаты таких исследований будут представлять интерес для культурологии. Однако семиотике культуры порой пытаются придать статус философского знания о культуре, претендующего подменить собой и философию культуры, и культурологию. Семиотика культуры по сути своей является частнонаучной дисциплиной, изучающей один из аспектов (знаковый) культуры, и семиотический анализ культуры не может вытеснить культурологические исследования, поскольку последние ставят своей научной целью понять всю культуру в целом, осмыслить ее как сложное системное образование. Этим культурология отличается не только от семиотики культуры, но и от любой другой частно-научной дисциплины, где исследуется либо одна из сфер культуры (например, искусство, мораль, религия), либо отдельный ее аспект.

Итак, культурология как общая теория культуры в своих обобщениях и выводах основывается на знаниях, полученных в области конкретных наук, какими являются теория художественной культуры, история культуры, социология искусства, семиотика ис­кусства и культуры и другие частные науки о культуре, а с другой стороны, она выступает по отношению к последним в качестве своеобразной методологии.
* Семиотика, или семиология — наука, исследующая свойства знаков и .таковых систем. Основные ее положения были сформулированы американским ученым Чарлзом Пирсом во второй половине XIX в. В зависимости от сходства знака с обозначаемым им предметом в семиотике выделяются три типа знаков: 1) иконические знаки (произведения изобразительного искусства, фотографии); 2) знаки-символы (эмблемы, символы государства); 3) собственно знаки (естественные и искусственные языки).

** Эрнст Кассирер (1874 — 1945 гг.) — немецкий ученый, известный специа­лист в области философии, естествознания и философии культуры.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ '—-

1. Что в содержательном плане объединяет и разъединяет такие две учебные дисциплины, как культурология и мировая художественная культура?

2. Чем обусловлена сложность проведения разграничитель­ной линии между культурологией и философией культуры7

3. В чем проявляется методологическая роль культурологии по отношению к истории культуры?

4. Определите круг научных интересов эмпирической и 'тео­ретической этнографии. Установите ее связь с культурологией.
§3. КУЛЬТУРОЛОГИЯ: МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Прежде всего отметим, что всякое построение научной теории предполагает наличие организующего начала, своего рода инструмента исследования. Им является ме­тод ее познания, который понимается как совокупность приемов теоретического освоения действительности. Результаты же знаний в немалой степени зависят от правильно избранного способа ис­следования, что уже осознавали античные мыслители.

Важность выработки оптимального метода в современной науке не вызывает сомнений. И если в прошлом метод исследо­вания определялся преимущественно интуитивно, то сегодня в этом процессе доминирует, как правило, сознательный фактор. Культурология, как и другие науки, вырабатывает свои методы исследования, при этом, с одной стороны, основываясь на обще­философской методологии, а с другой — исходя из особенностей решаемых ею научных проблем, последнее требует применения специфических способов познания.

Следует заметить, что не существует универсального, применя­емого для решения любых задач, метода. Каждый из них обладает как своими достоинствами, так и имеет свои недостатки и может ранить только соответствующие ему научные проблемы. Выбор правильного метода и составляет одну из важных задач исследова­ния. Поскольку проблемы культурологии многоплановы, поэтому здесь не может быть и единого способа их осмысления.

В отличие от частно-научных знаний, культурология ставит своей целью понять, с одной стороны, отдельные сферы, составляющие культуру, а с другой стороны — осмыслить сущность культуры в целом. Решение такого рода задач предполагает примене­ние системного, или, как его часто называют, системно-струк­турного подхода. Последний, включая в себя рассмотрение объекта с точки зрения взаимодействия целого и частей, позволя­ет понять культуру как сложное системное образование. Такого | и >да подход, который можно обозначить как субстанциональ­ный, то есть ставящий цель раскрыть ее сущность, ищет ответ на вопрос: «Что представляет собой культура» как форма бытия, форма существования?

Исходя из логики исследования, он должен быть дополнен другим вопросом — «каковы ее социальные функции?». Выявление функциональной сферы культуры требует применения одного из принципов системного исследования — структурно-функционального анализа.

Осмысление сущности культуры предполагает также приме­нение принципа историзма. Обращение к этому способу иссле­дования обусловлено тем, что культура как сложное полифункциональное явление, возникнув в первобытном обществе, про­шло длительный путь своего развития. Приспосабливаясь к из­меняющимся социальным условиям и потребностям общества, она меняла свое строение, усложняла систему институтов культу­ры, порождала новые культурные образования. Поэтому, чтобы понять современное состояние культуры — ее строение и функ­ции,— надо осмыслить зарождение и развитие культурного фе­номена. В исследовании этого процесса можно, с одной сторо­ны, выявить условия, причины и потребности общества, вызвав­шие к жизни культуру, а с другой стороны, проследить ее ответ­ную реакцию на возникшие потребности.

Культурология преломляет в своем исследовании не только философские принципы, но и использует частно-научные подхо­ды — семиотический, социологический, аксиологический, а также вырабатывает свои специфические способы осмысления изучаемого материала. Особенность культуры как объекта ис­следования состоит в том, что она может выступать для познаю­щего субъекта и в роли объекта, и тогда применимы к ней рас­смотренные способы познания, и в образе субъекта, то есть быть одной природы с познающим ее субъектом. В этом случае один субъект познает другой субъект. Понимание же субъектом дру­гого субъекта, по справедливому замечанию М.М.Бахтина*, все­гда в своей основе диалогично. «Чужая культура только в глазах другой культуры, — писал он, — раскрывает себя полнее и глуб­же... Один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и со­прикоснувшись с другим, чужим смыслом: между ними начина­ется как бы диалог»5.

Таким образом, диалогический способ постижения культуры дополняет ряд принципов получения знаний об этом феномене. Таковы основные принципы, используемые культурологией в ис­следовании культуры.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какие аспекты раскрывает «исторический взгляд» на куль­туру?

2. Что «схватывает» и что оставляет в стороне от про­цесса познания системный подход осмысления культуры?

3. В каком случае в процесс понимания других культур пра­вомерно включать культурный диалог?

* Михаил Михайлович Бахтин (1895 — 1975 гг.) — литературовед, теоретик искусства, эстетик. Его идея диалогической природы искусства и культуры оказала существенное влияние на гуманитарную науку второй половины XX в.

25

§4. ИСХОДНЫЕ ПОНЯТИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ:

КУЛЬТУРА, ЦИВИЛИЗАЦИЯ, МЕНТАЛИТЕТ И МЕНТАЛЬНОСТЬ, КУЛЬТУРНАЯ КАРТИНА МИРА

Культурология, как и любая другая наука, имеет свою систему понятий. Их многообразие обусловлено многогранностью культуры, богатством ее содержания и полифункциональностью. Анализ в культурологии этого сложно­го феномена предполагает выработку и использование своей специфической системы понятий.

Так, для осмысления динами­ки культуры применяются понятия «культурный прогресс», «культурный регресс», «культурный кризис». В морфологическом исследовании культуры употребляются понятия «структурно-функциональные сферы культуры», «культурный институт», «техногенная культура» и «культура гуманитарная», «материальная куль­тура» и «культура духовная», «массовая культура» и «культура эли­тарная» и т.д.

Конечно, понятийный аппарат культурологии значительно шире обозначенного здесь ряда понятий, и он, разумеется, не может стать в предлагаемом учебном пособии предметом деталь­ного анализа. Однако в понятийной системе этой науки можно продлить особую группу, которая имеет статус «основных поня­тии», или «категорий». К подобным категориям следует отнести следующие: «культура», «цивилизация», «менталитет», «ментальность», «культурная картина мира».

Что является основанием для включения перечисленных по­нятий в класс основных, фундаментальных категорий? Для отве­та на этот вопрос необходимо хотя бы предельно кратко обозна­чить то их место, которое они занимают в культурологическом Знании. В этой связи следует заметить, что, например, само определение понятия «культура* является основой, исходным момен­том построения культурологической теории. Так, если культура определяется как способ и результат человеческой деятельнос­ти, направленной на стабилизацию и развитие общества, то из этой дефиниции логически вытекает ряд направлений в научном исследовании культуры:

— человеческая деятельность, формы и способы ее проявления;

— социальная роль культуры.

Остальные из названных понятий — менталитет, ментальность, культурная картина мира, цивилизация — в этой науке яв­ляются главными, определяющими формами мыслительной дея­тельности, направленными на анализ сущности культурного фе­номена и постижение специфических особенностей различных типов культур.

В системе знаний о культуре они выступают теми мыслительными формами, через которые осуществляется связь культурологии с другими сферами научных знаний о культуре — с историей культуры, историей художественной культуры, истори­ей цивилизаций и т.д.

В этой главе будет рассмотрено содержание выделенного ряда основных культурологических понятий.

При всей кажущейся определенности со­держания понятия «культура» в действительно­сти же в сфере научного знания трудно найти столь широкую гамму интерпретации термина, с какой мы встречаемся в осмыслении данного понятия. В связи с .м обратимся к истории его происхождения и формирования.

Термин «культура» возник в период античности. Процесс культурного преобразования связывался не только с природой, но и с внутренним миром человека; средство же «возделывания» последнего античные мыслители видели преж­де всего в философии, искусстве и науке.
В этом значении термин «культура», пожалуй, впервые был применен в древнеримской традиции Цицероном, который считал философское просвещение римлян одной из своих глав­ных жизненных целей. Когда римский оратор говорил, что «фи­лософия есть культура души», то имел в виду не столько состоя­нии души, сколько способ ее совершенствования. Однако этот термин еще не получил здесь самостоятельного значения и употреблялся лишь в сочетании с другими словами: культура почвы, культура растений, культура ума, культура речи и т.д.
Следует заметить, что в других культурах применялись тер­мины, родственные слову «культура». Так, в китайской традиции близким ему по смыслу было слово «жэнь», в индийской - дхарма*. Известно также, что уже в гомеровский период античной истории для обозначения представлений о культурном человеке существовали и такие термины, как пайдейя и калокагатия*. Последний выражал здесь такой аспект культурного начала в че­ловеке, как гармонию физической красоты и душевного величия. Позже софисты смысл калокагатии интерпретировали как уче­ность, образованность. Этот термин также широко применялся Сократом для выражения единства красоты, мудрости и благо­родства, которое, по мнению философа, воплощено в совершенном человеке. Идеал калокагатии ярко проявился в античной дра­ме.

Термином «пайдейе» древние греки обозначали воспитан­ность и образованность человека. Формирование подобных ка­честв личности эллины связывали не только с процессом освое­нии гуманитарных знаний, но и с влиянием на нее городской среды, поскольку город мыслился ими как средоточие образованности. В связи с этим горожанин как человек культурный противопоставлялся жителю деревни. Если первый был, согласно представлениям греков, носителем образованности и культуры, то последний ассоциировался у них с невежеством и дикостью, то есть с отсутствием культуры.

Следует заметить, что ценностная координата «культура — отсутствие культуры» в древней римской истории была перенесена в иную плоскость — «римлянин — не­римлянин». Римлян здесь относили к культурному народу, неримляне могли быть удостоены лишь оценки «варвары». В «культурной координате» последние обозначались величиной со знаком «минус», считаясь антиподом культурных римлян.

В европейском средневековье этот термин не нашел широко­го применения, и его смысловое значение оставалось не достаточ­но определенным. Здесь он ассоциировался с совершенством души, критерием которого выступала степень религиозности лич­ности. В эпоху Возрождения под культурой понималось состоя­ние души, ориентированное на гуманистический идеал.

В XVIII в. термин «культура» получил широкое распростране­ние и европейской науке и обрел статус самостоятельного поня­тия, Тенденция к популярности термина и употребления его для Обозначения ценностей, созданных человеком, была обусловлена и значительной степени теми изменениями в представлениях о человеке, которые складывались в это время.

Мысль о человеке как свободном и творческом существе, как субъекте культурных преобразований, зародившаяся в эпоху Ренессанса, в русле просветительской традиции обрела свое дальнейшее развитие. Вопросы духовного начала в человеке и проблема его совершенствования вызывали особый интерес у немецких просветителей. По­тому культура у них ассоциировалась, с одной стороны, со средством, способным преобразовывать природную среду и мир человека, а с другой стороны — она противопоставлялась «натуре» как невозделанной природе.

Именно в таком значении впервые применил это понятие немецкий просветитель С-Пуфендорф. Не делая понятие культуры предметом специального исследования, немецкий ученый вносит, однако, определенный вклад в его разработку. Заложив основы ценностной традиции в интерпрета­ции этого понятия, ставшей затем господствующей в немецком просвещении, в контексте своих исследований Пуфендорф тол­кует его многопланово. В понятие культуры он включает не толь­ко жизненные блага и ценности, созданные человеком в резуль­тате преобразования им природы, но и те достижения в совер­шенствовании человеческого духа, которые являются плодом процесса образования и просвещения. Важным элементом куль­туры выступает у него язык. Культура, согласно Пуфендорфу, будучи связанной с процессом совершенствования общества, выражает качественное состояние последнего и является кри­терием его развития.

Вслед за Пуфендорфом другой немецкий просветитель — Я. Аделунг — в своей работе «Опыт истории культуры человечес­кого рода» (1782 г.) использовал понятие культуры для обозначе­ния тех качественных изменений, которые происходят в процес­се перехода от животного, природного состояния предков чело­века, где отсутствует культура, к общественной жизни. Таким об­разом, культура здесь понималась как ступень в развитии обще­ства и совокупность благ. Это же смысловое значение культуры утверждается затем в учении И.Г.Гердера и других немецких про­светителей.

В русской научной традиции понятие «культура» впервые по­явилось в середине XIX в. Так, в «Карманном словаре иностран­ных слов», изданном петрашевцами1, выделяются два аспекта его трактовки:

1. Культура связывается с преобразованием объекта.

2. Культура выступает критерием нравственного поведения че­ловека и его интеллектуальных способностей.

Двумя-тремя десятилетиями позже это понятие было введено в научный оборот. Под ним понимались: образованность, просвещен­ность. Почти то же значение вкладывал в это понятие и В.ИДаль. В одном случае в его «Толковом словаре» «культура» означает обра­ботку и возделывание, а в другом — образование, умственное и нравственное совершенство. «Культурный» трактуется им как тер­мин, выражающий положительное качество: культурный человек (народ) — человек (народ) образованный, цивилизованный.

Каковы же современные представления о культуре? На обы­денном уровне ее обычно отождествляют с художественной культурой, с уровнем образованности и воспитанности челове­ка. Этот термин здесь применяется и в таких смысловых выражениях, как «культура общения», «культура поведения», «культура производствава», «культура потребления», «культура быта» и т.д. Из сказанного очевидно, что уже обыденное сознание усматривает в культуре момент универсальности, всеобщности и замечает, что культура пронизывает весь социальный организм.

Современная наука вкладывает в понятие культуры неоднозначный смысл. Даже при беглом знакомстве со специальной литературой можно обнаружить множество определений этого понятия (их насчитывают около 300), и исследователи порой сетуют по поводу отсутствия его единого научного определения. В действительности же большое количество дефиниций обусловлено тем, что объект исследования (культура) представляет собой крайне сложное и многогранное явление. Оно может рас­сматриваться как средство передачи опыта и как ценность, как способ регуляции отношений между людьми, как таковая система и как уровень развития общества или лич­ности и т.д. Потому феномен культуры изучается рядом наук — семиотикой, информатикой, лингвистикой, эстетикой и этикой, религиоведением и другими сферами знания. Каждая из них выделяет в качестве предмета своего исследования одну из его сторон или одну из его сфер, формулируя соответствующее понимание культуры.

Так, если в информационном аспекте культура представляет систему знаний, которой располагает общество, тогда в сферу интересов исследователя должны войти вопросы кодиро­вания, хранения и распространения информации. В этом «срезе» возможно определить как социально выработанную систему, обес­печивающую хранение и передачу социального опыта (А.Моль, К.И.Андрос, В.А-Конев).

Тесно связанной с информационной трактовкой культурного феномена является интерпретация его как знаковой (или семиотической) системы (Ч.Моррис, Э.Кассирер, Ю.МЛотман). Такой подход в понимании культуры логически оправдан тем, что человек в общении с культурными явлениями имеет дело не с предметами или идеями, а с их знаковыми выражениями. Очевидно, что мысли ученого могут быть восприняты лишь в том случае, если они обретут словесную или письменную знако­мую форму. Проявление вежливости в межличностном общении может выражаться непосредственно. Оно должно обрести знаковую форму: приветствия, улыбка, подарки (цветы, ценные вещи). 'сдует заметить, что любое сообщение (от дорожного знака до художественного произведения), являясь культурным феноменом, материализуется в определенной знаковой системе. Очевидно, что знаковая сторона явлений культуры может стать предметом специального исследования.

Культура может также рассматриваться и в аксиологической плоскости. В этом случае она предстает перед исследователем как совокупность положительных ценностей, идеалов и смыслов, как опыт, накопленный в отношениях между людьми. Определяющи­ми направлениями в постижении культуры как ценности являют­ся исследования таких ее подсистем, как искусство, мораль, ре­лигия, выявление их взаимосвязей. Вопросы культурного взаимо­действия индивидов, влияние культуры на развитие общества не входит в круг интересов ценностной интерпретации культуры. Они составят основу социологического исследования культурно­го феномена. Следовательно, в социологическом аспекте культу­ра будет определяться как способ, средство и условие взаимосвя­зи людей, как нормативная система, регулирующая отношения индивидов в обществе.

Иной взгляд на культуру мы встречаем в исследованиях куль­тур-антропологов. Последних она интересует не как ценность, не как определенные достижения в области науки, искусства, философии, политики, образования, а как среда жизнедеятель­ности социальной общности. Антропологическая концепция культуры свободна от оценочного отношения к культурному фе­номену, и задача ученых этого направления состоит не в том, что­бы определить уровень культурного развития той или иной на­родности, а выявить черты самобытности ее культуры — особен­ность традиций, обычаев, привычек, менталитета.

Есть основания рассматривать культуру и в экологическом ас­пекте. В этом случае она будет пониматься как средство адапта­ции человека к окружающей его среде. На основе такого подхода к культуре в США выросла относительно самостоятельная отрасль научно-практического знания — экоантропология.

В науке имеет место и тенденция связать культуру с биологи­ческим началом человека и определить ее сущность через реа­лизацию его биологических потребностей. Такую попытку пред­принял, например, в своем учении З.Фрейд, где культура тракту­ется как результат сублимации - полового инстинкта человека.

* Зигмунд Фрейд (1856 — 1939 гг.) — австрийский психолог и психиатр, осно­воположник психоанализа. Сделав предметом изучения область бессознатель­ного в человеческой психике, результатом своих исследований, он изменил облик психологии XX века.

**Сублимация — перенесение энергии сексуальных влечений с прямой цели получения удовольствия и продолжения рода на социально приемлемые виды деятельности (искусство, наука, религия и т.д.).
На свой подход в понимании культуры претендует и филосо­фия. Она стремится дать предельно обобщенное ее определение, kоторое охватывало бы самую существенную сторону культуры. Но взгдяды философов на этом пути не достигают единства. Причи­ной тому является сложность выявления искомого сущностного ядра культурного феномена, или, иными словами, проблема состо­ит н трудности выделения главного, определяющего его сущность, 11;1чала. В результате оказалось, что в сфере современного философ­ского знания существует ряд принципиально различных опреде­лений культуры, претендующих на статус философской дефини­ции. Так, культура, по мнению Е.В.Боголюбовой, есть воплоще­ние творческого потенциала общества и человека в определенных культурных ценностях, А.Г.Спиркин кроме совокупности материальных и духовных ценностей включает в сферу культуры и способ создания, А.Г.Мысливченко и А-П.Шептулин акцентируют внимание на развивающем начале, заложенном в культуре.

Следует заметить, что при исследовании культуры могут быть выделены и другие ее аспекты или сферы и предложены в связи с этим иные дефиниции, обладающие научным статусом. Из сказан­ного очевидно, что существование в науке множества определе­ний культуры должно восприниматься как нормальное явление, поскольку каждое из них схватывает одну из сторон этого сложного феномена. Поэтому все подобные представления о культуре являются частнонаучными ее определениями. Общетеоретическое смысление культуры предпринимается лишь в русле филофского и культурологического знания.

Поскольку культурологический подход к культурному фено­мену состоит не в исследовании его отдельных аспектов или сфер, как это имеет место в частнонаучном анализе, а в целостном и всестороннем охвате изучаемого явления, то культурологическое его определение будет отличаться от частнонаучных дефиниций обобщающим характером. Попытки дать такого рода определе­ние культуры предпринимались уже в середине прошлого века. И в этой связи представляет интерес та ее дефиниция, которую пред-л;1гал Э.Тайлор. Культура, по мнению этнографа, «слагается в сво­ем целом из знания, верований, искусства, нравственности, зако­нов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества»''.

Очевидно, что это определение, во-первых, не охватывает все многообразие проявлений культуры. В него не вошли орудия тру­да и предметы быта, в которых материализовалась культура, от­ношение людей к окружающему миру и себе, способ преобразо­вания природы и т.д. Во-вторых, подобное определение носит описательный характер и не отвечает требованиям научной дефи­ниции, ведь методом перечисления невозможно охватить все мно­гообразие проявлений культуры.

На пути преодоления описательного подхода к культуре име­ли место крайности противоположного порядка — дать предель­но обобщенное ее определение, типа: культура есть совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человечеством. Существенным недостатком подобной абстрактной дефиниции является то, что от нее невозможно перейти к теоретическому ис­следованию определяемого феномена. Создание условий для та­кого перехода является методологическим требованием всякой дефиниции.

В современной науке предпринимается попытка выявить ме­тодологические основания определения понятия культуры. Так, по мнению В.С. Барулина, в этих целях следует выделить такие аспек­ты исследуемого феномена, как гуманистический (культура как ат­рибут жизнедеятельности человека), созидательный (культура — фактор созидания человека как общественного существа) и ценно­стно-регулятивный (культура как ценностно-нормативный регуля­тор жизнедеятельности человека). Исходя из этих методологичес­ких принципов, автор формулирует понятие культуры, которое, как он утверждает, аккумулирует в себе самые разнообразные его оп­ределения. В его концепции культура выступает как общественный процесс самосозидания человека. Попытка исследователя связать понятие культуры с процессом развития человека как социального существа не лишена логического основания, поскольку субъектом культуры является человек. Уникальность же человеческой приро­ды, как справедливо полагал С. Л. Франк, заключена в стремлении человека преобразовать себя, поскольку ему всегда хочется быть большим, чем он есть. Действительно, культуру в этой связи спра­ведливо рассматривать как социальный феномен, созданный чело­веком, который способен обеспечить его совершенствование. Хотя определение культуры Барулина и заслуживает особого внимания, так как схватывает одно из его основополагающих начал, тем не менее оно оставляет в стороне такое важное свойство культурного феномена, как способность познания и преобразования действи­тельности.

Указанные выше недостатки пытается преодолеть предпри­нимаемый в науке «деятельностный» подход в осмыслении куль­туры. Он имеет место в творчестве Ю.В.Бромлея, В.ЕДавидовича, Ю.А.Жданова, Э.В.Ильенкова, М.С.Кагана, Э.С.Маркаряна, В.М.Межуева и других ученых. Безусловно, желание связать куль­туру с деятельностью методологически обосновано тем, что, во-первых, возникновение и существование культуры обусловлено деятельностью человека; во-вторых, через культурную деятель­ность проявляет себя сущностная природа человека.

Культура в этих концепциях рассматривается как способ и результат человеческой деятельности. Здесь следует иметь в виду, что культура есть результат не только творческой, но и репродук­тивной деятельности человека, а поэтому несправедливо ограни­чивать ее рамками творчества, как порой предлагается в науке.

Такое понимание культуры, верное в своей основе, нуждается и пояснении и уточнении. Следует заметить, что в этом определе­нии выражена преимущественно технологическая сторона куль-1уры и недостаточно обращается внимание на ее гуманитарное начало. В действительности же культура проявляется не только в способе человеческой деятельности, но и в способе существова­ния самого человека. Ведь в сфере культуры человек выступает как преобразователь и окружающего его мира (создатель «второй природы»), и самого себя. В отличие от животного, которое на инстин­ктивном уровне пытается обеспечить свое биологическое существование, человек в своей деятельности стремится не только со­хранить себя как биологическое существо, но и развивать в себе человеческие (социальные) качества. В таком аспекте культура выступает как средство и способ внебиологического существова­ния человека
В итоге можно сформулировать следующее определение культуры:
КУЛЬТУРА — это способ и результат человеческой деятельности, ориентированный на обеспечение существования и развития общества и человека.
Ра­зумеется, возможны и другие подходы в осмыслении сущности культуры, способные выразить обобщенные представления об этом явлении. Однако сегодня в культурологической науке исследуется содержание культуры в системе способов человеческой деятельности получает все большее признание.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Утверждение в европейской науке понятия «цивилизация» относится к середине XVIII в. И связано оно с именем шотландского историка и экономиста Адама Фергюсона Образован термин от латинского «civilis», что означает «гражданский», «государственный». Как «культура», так и «цивилизация» были введены в науч­ный обиход в просветительской традиции, что само по себе не­случайно, так как духовная жизнь общества и личности, полити­ческое устройство, совершенствование человеческого рода и его достижения стали основным объектом осмысления просветителей. В связи с этим необходимы были понятия, обозначающие сферу их научных интересов. Английские и французские просветители при­меняют в своей теории термин «цивилизация», а немецкие просве­тители обращаются к понятию «культура». Чем же обусловлено вве­дение в научный обиход близких по смыслу терминов? Следует за­метить, что в просветительской традиции значение слов «культу­ра» и «цивилизация» не совпадало по смыслу.

Поскольку французских и английских просветителей интере­совала не проблема воспитания и духовное совершенствование отдельного человека, как это имело место в учении немецких про­светителей, а коллективная жизнь нации, ее история и политичес­кие преобразования, то более уместным здесь оказался термин «цивилизация», который изначально обозначал социально-поли­тическую, научную и техническую сферы общества. Термин «куль­тура» утвердился в это время в немецком Просвещении и выражал духовное богатство человека и степень его господства над приро­дой. В современной англо-французской же традиции термин «ци­вилизация» применяется нередко для обозначения тех соци­альных явлений, смысл которых в немецкой науке выражает по­нятие «культура».

В целом интерпретация смыслового значения понятия «ци­вилизация» в европейской науке XIX — XX вв. оказалась более сложной. Не только научные направления, но и отдельные уче­ные предлагают свое толкование этого понятия. Как правило, «ци­вилизация» определяется через сопоставление с понятием «куль­тура», и если даже последнее в тексте не упоминается, тем не ме­нее оно нередко присутствует в нем имплицитно (предполагает­ся). В этом случае мы встречаемся с пестрой палитрой научных мнений — от отождествления этих понятий до их противопос­тавления. В гамме представлений о цивилизации можно выделить ряд основных позиций. Рассмотрим каждую из них в отдельнос­ти, при этом сущность цивилизации мы попытаемся понять в ее соотношении с культурой, так как в науке эти понятия постоян­но сопоставляются.

1. Цивилизация родственна культуре. Такое понимание цивилизации характерно, например, для культурологической концепции Н.Я.Данилевского. Нередко не дифференцирует эти понятия и английский историк А.Тойнби, и применение их в тексте порой не отличается научной строгостью. Однако при структурном анализе цивилизации культура у него выступает одним из элементов цивилизационной системы,

2. Цивилизация рассматривается как техническая и технологическая сторона социального образования. Культура при этом связывается с гуманитарными ценностями (искусство, рели­гии, мораль, наука о человеке и т.д.) и не противопоставляется ци­вилизации. Культурное и цивилизационное начало представлены как отдельные стороны единого социального организма, и цивилизация выступает в качестве условия, обеспечивающего cyществования культуры. И если цивилизация связана с преобразо­ванием человеком окружающей его природы, то культура — с процессом совершенствования самого человека. Следовательно, они дополняют друг друга, являя собой синтез. Этот подход в понима-пии и изучении цивилизации сложился в европейской науке во второй половине XIX в., и связан он с учением английского философа и социолога Г.Спенсера Такая же позиция была характерна для немецкого социолога, философа и историка М.Вебера. В 11.1 шей отечественной науке близкой, хотя и нетождественной точ­ки зрения придерживаются, например, В.С.Библер и Л.И.Рейсиер. Подчеркивая в цивилизации технологическое начало, куль­туру они полагают ее ядром.

В концепции американского социолога А.Тоффлера пони­мание цивилизации как технико-технологического феномена играет крайне важную роль и является методологической основой дифференциации исторического процесса на три сменяю­щих друг друга типа цивилизаций: аграрно-традиционную, ин­дустриальную и постиндустриальную.

3 Цивилизация есть определенный уровень развития общества. В таком значении, например, использует это поня­тие один из основоположников марксизма Ф.Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и госу­дарства». Вслед за американским историком первобытного об­щества Л-Морганом он при меняет его для обозначения той фазы и истории общества, которая следует за варварством. Выделив в качестве основополагающего начала цивилизации товарное про-и шодство, Ф.Энгельс отмечает и другие ее черты: разделение труда и отделение труда умственного от физического, возник­новение городов и появление классов и государства. «Цивили­зация, — писал Ф.Энгельс, — является той ступенью обществен­ного развития, на которой разделение труда, вытекающий из него обмен между отдельными лицами и объединяющее оба эти процесса товарное производство достигают полного расцвета и производят переворот во всем прежнем обществе»7.

Таким образом, цивилизация здесь понимается как определенный уровень и форма устройства общества, отличная от способа организации общественной жизни, основанного на родовых свя­зях и отношениях. В таком смысловом контексте понятие «циви­лизация» близко к понятию «гражданское общество». Поскольку интерес Ф.Энгельса был сосредоточен на осмыслении проблемы возникновения классового общества, то вопрос о культурном, фе­номене и его соотношении с цивилизацией им здесь не рассмат­ривался.

Понимание цивилизации как ступени в развитии общества характерно не только для марксизма. В таком же смысловом зна­чении применяют это понятие и историки культуры. Выделяя в культурной истории человечества период древних цивилизаций (Древний Египет, Древняя Индия, Древняя Греция и т.д.), они тем самым подчеркивают качественное различие между первобыт­ным состоянием общества и цивилизацией.

В научной традиции при рассмотрении цивилизации как сту­пени социального общественного развития предлагаются различ­ные критерии оценки цивилизационного состояния общества. рели Ф.Энгельс зарождение цивилизации усматривал в дифферен­циации трудовой деятельности, товарном производстве и связан­ных с ними других социальных явлений, то современный амери­канский ученый В.Мак-Нил переход общества отдоцивилизаци-онного к цивилизационному уровню развития связывает с изоб­ретением письменности и признанием авторитетности текстов, содержащих нравственные нормы отношений между людьми. Та­ковыми он считает иудаизм, конфуцианство, Библию и Коран. Эти культурные основы общества, по мнению исследователя, опреде­ляют и качественное своеобразие цивилизации. Нельзя не заме­тить, что при отсутствии в рассматриваемых концепциях едино­го критерия цивилизационного состояния общества время зарож­дения одной и той же цивилизации в них не совпадает.

4. Особой разновидностью учений, трактующих цивилиза­цию как определенную фазу в истории, являются теории, где ци­вилизация рассматривается как социальный феномен, про­тивостоящий культуре.

Традиция противопоставлять цивилизацию культуре восходит к учению И.Канта, в котором он пытался обосновать различие между культурным и цивилизованным человеком. В своей концеп­ции философ исходил из того, что конечной целью культурного развития человечества является его моральное совершенство.

* Иммануил Кант (1724 — 1804 гг.) —немецкий ученый, родоначальник немец­кой классической философии.

В учении же о морали он предлагал свой критерий нравственности: поступок оценивается как нравственный только в том случае, ког­да человек, совершивший его, руководствовался лишь чувством долга и в мотивах его действий отсутствовала корыстная цель, например, надежда на вознаграждение или словесное поощрение. Культура проявляется в умении человека преодолевать свои эгои­стические потребности, обусловленные биологической приро­дой, в стремлении подчиниться нравственному долгу Истинная культура нравственности, согласно учению И.Канта, состоит в том, чтобы «исполнять свой долг, и притом из чувства долга»8. Таким образом, культуру И. Кант связывает с «чистой» моралью, которая свободна от корыстной утилитарной цели. Культура всегда нравственна в своей основе. Цивилизация же, согласно его теории, требует от человека проявлять лишь внешнюю воспитанность, соблюдать благопристой­ную форму поведения. Следовательно, поступки цивилизованного человека основываются не на чувстве долга, а на формальной дисциплине и могут преследовать эгоистические цели.

У другого немецкого философа, Ф.Ницше», мысль о противоположности ости цивилизации культуре обретает более широкий подтекст и вырастает она из его теории «массового обществам «Высшие точки подъема культуры и цивилизации, — как утверж­дал ученый, — не совпадают: не следует обманываться в вопросе и глубочайшем антагонизме между культурой и цивилизацией... Цивилизация желает чего-то другого, чем культура: быть может даже чего-то прямо противоположного»9.

Более основательную разработку идея Ф.Ницше получила в культурологической концепции О.Шпенглера». Задача после­днего, конечно, не сводилась к тому, чтобы развести понятия «культура» и «цивилизация» и определить их значение. В этих категориях он пытался осмыслить динамику историко-культурного процесса и выявить его законы. Исходя из принципа цик­лического развития общества, положенного в основу его труда «Закат Европы», О.Шпенглер настаивал на идее неизбежности гибели культуры. Ученый полагал, что культура, достигнув вер­шины своего развития в средней стадии цикла, в заключительной фазе приходит к упадку. Этот декаданс культуры и есть, по его мнению, цивилизация, которая по своему содержанию противостоит культуре.
* Фридрих Ницше (1844 — 1900 гг.) — немецкий философ и поэт. Оказал значи­тельное влияние на философию и художественное творчество конца XIX — начала XX в., а также на символизм.

** Освальд Шпенглер (1880 — 1936 гг.) — немецкий философ, получивший особую известность после сенсационного успеха своего главного труда «За­кат Европы», в котором ярко отразил кризис современной ему европейской культуры.
Если в основе культуры, по утверждению исследователя, ле­жит гуманистическое начало, то сущностью цивилизации явля­ется практицизм и прагматизм. Если в культуре развивается ис­кусство и гуманитарные знания, складывается уважительное от­ношение к моральным нормам, то в цивилизации происходит переоценка ценностей, составляющих основу культуры, и доми­нирующую роль в ней начинают играть не гуманитарные, а есте­ственные науки. В цивилизации искусство вытесняется техникой;

в отличие от культуры она лишена творчества: «она ничего не создает, она только «перетолковывает»10. Переход от культуры к цивилизации выражается не только в угасании искусства, но и в исчезновении «великих систем мышления». С началом цивили­зации нравственность из «сердечного образа» превращается в объект для размышлений. В целом же культуру О.Шпенглер оцени­вал, прибегая к метафоре, как «живое тело души», цивилизацию — как «ее мумию». По его мнению, цивилизация является неизбеж­ной судьбой каждой культуры. Так завершает свою историю циви­лизацией античность (Римская империя); не смог избежать своей судьбы, по мнению исследователя, и современный ему Запад.

Как взаимоисключающие начала, хотя и в другом, отличном от О.Шпенглера, контексте рассматривал цивилизацию и культу­ру Н-А-Бердяев'. В своей статье «О культуре» он утверждал, что культура родилась из культа и имеет религиозные основы, так как культ есть «прообраз осуществления божественных тайн». По при­роде своей, как полагал философ, культура символична, и духов­ная жизнь общества находит в ней не реалистическое, а симво­лическое выражение. Генезис же цивилизации связывался им с утилитарным началом человеческой деятельности, с борьбой человека с природой, и эта борьба за выживание проходила вне храма и культа, а поэтому социальный феномен, сложившийся в результате такой жизнедеятельности, оказался не столь благород­ного характера, как культура.

Не лишены поэтического вымысла автора объяснения про­блемы возникновения и природы цивилизации и культуры, что вполне очевидно. Тем не менее мысль русского философа здесь понятна: цивилизация и культура — явления несовместимые.

* Н.А. Бердяев (1874 •—1948 гг.)— русский философ. В 1922 г. был выслан на так называемом «философском пароходе» за рубеж. Жил и работал в Берли­не, а затем в Париже, редактировал журнал «Путь», вокруг которого объеди­нялись русские философы-эмигранты.

К тому же у него они предстают как разные стадии исторического процесса. Высший подъем культуры, как полагал Н.А-Бердяев, остался в прошлом; для буржуазно-демократического же периода европейской истории характерно господство цивилизации. Сле­дует заметить, что философ в своей статье ставит задачу не выражать точные определения исследуемых явлений, а дать обосно» u;i I те собственной мысли о том, что буржуазная демократия «не­избежно ведет к цивилизации», вытесняя гуманитарные ценнос­ти1'. Свой вывод о том, что буржуазная демократия является од­ной из основных причин трансформации культуры в цивилиза­цию, НАБердяев здесь не аргументирует. Он его просто провоз-глцщает. Объяснение и развитие высказанной идеи ученый пред­принимает в работе «Новое средневековье». Свобода как завоева­ние буржуазной демократии, отмечается в ней, была воспринята и реализована как индивидуализм. Последнее, по мнению фило-(:i >фа, отрицает личность, так как вытесняет из ее души Бога. Человек, на чем настаивает Н.А.Бердяев, остается личностью лишь к том случае, когда в его душе есть Бог и божественное. В капита­лизме, основанном на буржуазной демократии, эгоистические интересы отдельного человека были поставлены выше всего, в результате чего угасает творчество, утеряна духовность. Жизнен­ная преобразовательная энергия человека в нем оказалась обра­щенной не к своей душе, а вовне, в материальную сферу. Сово­купность этих изменений и составляет, по мнению философа, переход культуры в цивилизацию.

В другом своем исследовании переход культуры в цивилиза­цию Н.А.Бердяев аргументировал несколько иначе. Исходя из культурологической идеи развития общества О.Шпенглера, он утверждал, что культура не может совершенствоваться бесконеч­но. «Она несет в себе семя смерти. В ней заложены начала, кото­рые неотвратимо влекут ее к цивилизации»«.

Не следует, однако, спешить обвинять исследователя в отсутствии научной логики и здравого смысла. Н.А.Бердяев, как мыс­литель, тонко улавливающий изменения в общественном разви­тии, не мог не заметить усиление технократической тенденции в обществе. Он видел, что в жертву техническому прогрессу при­носятся гуманитарные ценности, традиционная культура вытес­няется культурой массовой — более доступной, но плоской и низ­кой в своем качестве. Другой вопрос, можно ли такое состояние общества назвать цивилизацией?

Таково содержание точек зрения на соотношение культуры и цивилизации. Осмысление сущности «цивилизации» предполагает также анализ связи этого понятия с марксистской категорией «общественно-экономическая формация». Потребность в этом обус­ловлена, с одной стороны, требованиями методологического ха­рактера (сопоставление его с близкими по смыслу понятиями), а с другой стороны — современной дискуссией, начавшейся в на­шей отечественной науке во второй половине 80-х годов, где был поставлен вопрос о познавательных возможностях этих катего­рий, о степени целесообразности применения «формационного» и «цивилизационного» методов в исследовании общественных процессов.

Чтобы понять сущность и важность возникшей проблемы, сле­дует хотя бы кратко заметить об истоках научного спора. В этой связи надо отметить, что дискредитация ортодоксальной комму­нистической идеологии породила критическое отношение и к основополагающим идеям марксизма в области познания законов общественного развития, среди которых центральное место за­нимает учение об общественно-экономической формации. В дис­куссии предпринимается попытка сопоставить (но нередко и про­тивопоставить) формацию и цивилизацию, формационный и цивилизационный методы познания исторического процесса'''.

К этому следует добавить, что ученые имели своеобразный об­разец цивилизационного подхода в исследовании человеческой истории — капитальный труд А-Тойнби «Изучение истории». Хотя в историософской концепции английского историка и отсутству­ет упоминание категории «формация», однако она в нем присут­ствует имплицитно (все время предполагается) и ей противосто­ит категория «цивилизация». Для отдельных ученых все это послу­жило основанием провозгласить цивилизационный подход един­ственно верным методом осмысления истории'\ В действитель­ности же цивилизационный анализ истории человечества не ис­ключает возможности применения какформационного, так и дру­гих методов исследования. Каждый из них имеет как свои досто­инства, так и недостатки. Сегодня совершенно очевидно, что формационная теория не может объяснить ряд социальных процес­сов (например, «восточный» вариант общественного развития). Но не менее очевидна и аморфность принципов цивилизационного метода и присущая ему тенденция к описательности, в результате которой «размывается» сущность анализируемого общественно­го процесса. К этому следует добавить, что универсального, един­ственно правильного способа осмысления социальной истории вообще не существует.

* Когда речь идет о гносеологической природе категории или понятия, то в этом случае они рассматриваются как средство познания.

Знания же, полученные в результате применения одного метода, могут дополняться сведениями, приобретенными при использовании других методов.

Как гносеологические категории' «формация» и «цивилизация» не могут быть противопоставлены друг другу, поскольку они отражают различные аспекты социального организма. Если |формация выражает его социально-экономический «срез», то цивилизация — социо-культурный. Это означает, что основу цивилизации составляет гуманитарное, культурное начало. Иными словами, цивилизационный аспект анализа общества предполагает рассмотрение последнего в «человеческом» измерении. Формация – способ производства материальных благ, экономические интересы людей.

Таковы общие замечания на пути определения смыслового течения понятия цивилизации. В этой связи следует отметить, что было бы ошибочно противопоставлять цивилизацию культуре и связывать процесс ее формирования со смертью последней. Оба феномена существуют как непротиворечивое единство в каждом образовании, где культура составляет основу цивилизации и т и. Исходя из сказанного, можно дать еще одно определение цивилизации, которое в современной культурологии получает все большее признание.

Цивилизация — это социальная организация общественной жизни, охватывающая длительный период существования и основанная на единой культуре.

Цивилизация как социокультурный феномен, ограниченный временными и пространственными параметрами, может рассматриваться и как единица исторического процесса, и как локальная единица, а поэтому ее изучение может развертываться в двух направлениях:

1. Рассмотрение процесса изменений цивилизации во времени (исторический, диахронный аспект анализа). Примером такого исследования цивилизаций являются историософские концепции Н.Я.Данилевского, О.Шпенглера, А.Тойнби, К-Ясперса |(к их осмыслению мы обратимся позже).

2. Анализ строения цивилизации, где выявляются ее структурные элементы и взаимосвязи между ними («пространственный, синхронный аспект исследования). В этой связи представляет интерес, например, структурная модель цивилизации, представленная Ю.В.Яковцом (14). Следует иметь в виду, что пространные границы цивилизации могут меняться в соответствии с культурной единицей, которая положена в ее основу. В этой связи логично говорить как о европейской и восточной цивилизации, так и об американской, китайской, японской цивилиза­ции; с равным основанием можно применять понятие «цивили­зация XX века».

Следует заметить, что понятие цивилизации используется се­годня не только в культурологии. Оно находит также широкое при­менение во всех сферах социально-гуманитарного знания. К ци­вилизации, например, вынуждены обращаться историки, исполь­зуя ее в качестве исследовательской единицы измерения истори­ческого процесса. Социологи изучают особенности социальных отношений между индивидами и социальными группами в конк­ретных цивилизационных сообществах.

Термин «менталитет» происхо­дит от латинского слова «mens», смысл которого переводится как ум, образ мыслей, умонастроение, склад ума. Несмотря на существующие рас­хождения между учеными в трактов­ке этого понятия, тем не менее в большинстве своем предлагаемые дефиниции совпадают в выделении его основополагающих при­знаков. К последним относят понимание и переживание людьми окружающей действительности, их привычки, стиль мышления, от­ношение к ценностям. Основная социальная роль менталитета ус­матривается в том, что он выступает в качестве психологического фактора, обуславливающего поведение человека.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


ВВЕДЕНИЕ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации