Ответы к экзамену основы нейропсихологии - файл n1.doc

приобрести
Ответы к экзамену основы нейропсихологии
скачать (305 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc305kb.07.07.2012 22:41скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4

Следовательно, импрессивная речь представляет собой сложную функциональную систему, в организации которой принимают участие различные структуры мозга, каждая из которых вносит свой вклад в обеспечение данной функции.

сенсорная -афазия Вернике. Возникает при поражении зоны Вернике - в задней трети (22 поле) верхней височной извилины.

Нарушение фонематического слуха. То есть умение отличать один звук от другого на слух. Нарушение способности различать звуковой состав слова. В грубых случаях нарушена экспрессивная и импрессивная речь. Первичный дефект - понимание речи нарушено. Больной не может понять какой звук произнесен. Звуковое различение - как звено контроля страдает.

Речь больного словесный салат. В менее грубых случаях происходят замена звуков на похожие. Больные произносят подобные слова, но с заменой звуков. Замена звуков или букв - литеральная парафазия. По принципу сходства звучания б-п, в-ф. Нарушено чтение вслух и письма под диктовку. При грубых нарушениях больной может не понять, что мы ему говорим. Он услышит набор звуков. Обследование проводится по письменным инструкциям. В менее грубых случаях мы проверим фонематический слух. Для этого нужно быстро проговорить инструкцию. От больного поступит просьба повторить слова, звуки.

При быстром чтении количество литературных парафазий возрастет во много раз. Пробы проводятся с усилением помех, усложненные - сенсибилизированные.

При сенсорной афазии - больной очень общительный, разговорчивый. Нужно затормозить неправильную речь больного. От понимания отдельных слов к пониманию отдельных звуков.

аккустико-мнестическая. Возникает при поражении 21 и 32 поля, 2 височная извилина. Центральный фактор - нарушения слухоречевой памяти. Больной правильно понимает речь. Больной не может удержать в памяти даже небольшой слухоречевой материал. При беседе наблюдается феномен реминисценции. Больной отсрочено воспроизводит материал лучше, чем непосредственно. В грубых случаях больной не может удержать даже несколько звуков в памяти. В менее грубых случаях больной поймет и отдельные слова, но чуть добавить новую информацию, старая сразу забывается, а новая помнится.

Интерференция - вытеснение новой информацией старой - помеха, явление при котором новые запоминающиеся элементы мешают воспроизведению других элементов. У таких больных наблюдается и ретроактивное торможение. В основе любой интерференции лежит торможение. А также проактивное торможение - предыдущая группа не дает запомниться последующей информации. Речь у таких больных будет изменена. Она будет скудная, часто с пропуском существительных, также может наблюдаться замена слов - вербальная парафазия. (ручка на карандаш, топор на молоток...)Письмо, чтение в принципе сохранно. Письмо не по памяти.При аккустико-мнестической афазии от понимания всего текста, к запоминанию смысла отдельных фраз и смыслоречевой памяти.

семантическая афазия - возникает при нарушении зоны TPO, 37, 39 поле.

Основной дефект - нарушение "ассоциативных" факторов - обеспечивает симультанный анализ и синтез. Основной дефект - нарушение пространственного фактора в речи, пространственные и квазипространственные отношения в речи. Проявление афазии - больной выглядит довольно сохранным. Простые предложения больной понимает и говорит простыми предложениями. Если грамматически конструкция отражает пространственные или квази-пространственные отношения, то больной ничего не поймет и сказать не сможет. Реальное пространство вокруг больной может описать предлогами: в, за, над, под... Квази-пространство - то, как мы договорились на листе бумаги: верх, низ, лево, право. Или пепельница - предмет, наполненный чем-то. Или земля освещается солнцем и т.д. Затруднено понимание предложений с логическими связями, нарушение симультанного синтеза, нарушается понимание чтения. Письмо - как механический акт не нарушено, а понимание написанного - недоступно.

билет 10.

1.Пересмотр понятия «локализация»

Высшие формы психических процессов имеют особенно сложное строение; они складываются в процессе онтогенеза, представляя собой сначала развернутые формы предметной деятельности, которые постепенно «свертываются» и приобретают характер внутренних, умственных, действий (Л.С.Выготский, 1956, 1960; П.Я.Гальперин, 1959); как правило, они опираются на ряд внешних вспомогательных средств (язык, разрядная система счисления), сформировавшихся в процессе общественной истории, опосредствуются ими и без их участия не могут быть поняты (Л.С.Выготский, 1956, 1960), они всегда связаны с отражением внешнего мира в активной деятельности и при отвлечении от этого факта теряют всякое содержание.

Вот почему высшие психические функции как сложные функциональные системы не могут быть локализованы в узких зонах мозговой коры или в изолированных клеточных группах, а должны охватывать сложные системы совместно работающих зон, каждая из которых вносит свой вклад в осуществление сложных психических процессов и которые могут располагаться в совершенно различных, иногда далеко отстоящих друг от друга участках мозга.

Другой отличительной чертой высших психических процессов человека является тот факт, что локализация их в мозговой коре не является устойчивой, постоянной, она меняется как в процессе развития ребенка, так и на последовательных этапах упражнения.

Как показал в свое время Л.С.Выготский (1960), в процессе онтогенеза меняется не только структура высших психических процессов, но и их отношение друг к другу, иначе говоря, их «межфункциональная организация». Если на первых этапах развития сложная психическая деятельность имеет более элементарную основу и зависит от основной, «базальной», функции, то на дальнейших этапах развития она не только приобретает более сложную структуру, но и начинает осуществляться при ближайшем участии более высоких по своему строению форм деятельности.

Нейропсихологический фактор — структурно-функциональная единица работы мозга, характеризующаяся определенным принципом физиологической деятельности, нарушение которого ведет к появлению нейропсихологического синдрома.

Типы фаторов:

1. Модально-специфические факторы, связанные с работой корковых отделов различных анализаторных систем: зрительной, слуховой, кожно-кинестетической, двигательной. Эти факторы изучались (и продолжают изучаться) в нейропсихологии в первую очередь. Морфологическим субстратом этих факторов являются прежде всего вторичные поля коры больших полушарий, входящие в «ядерные зоны» корковых отделов анализаторов. Модально-специфические нарушения в зрительной, слуховой, кожно-кинестетической и двигательной сферах проявляются в виде дефектов гнозиса и праксиса (разных форм зрительных, слуховых и тактильных агнозий, апраксий, сенсорных и моторных нарушений речи) и в виде различных модально-специфических мнестических нарушений (зрительной, слуховой, тактильной,

2. Модально-неспецифические факторы, связанные с работой неспецифических срединных структур мозга. Сюда входит целая группа факторов, имеющих отношение к разным уровням (и разделам) неспецифической системы головного мозга. фактор «инертности—подвижности» нервных процессов, лежащий в основе синдромов поражения передних (премоторных, префронтальных) отделов мозга, обусловливающий разного рода персеверации в двигательной, гностической и интеллектуальной сферах; фактор «активации—инактивации», нарушение которого ведет к явлениям адинамии, расстройствам произволь-

375

ного внимания, памяти, селективного протекания всех психических процессов; к ним относится, по-видимому, и фактор «спонтанности—аспонтанности», лежащий в основе активного целесообразного поведения, направляемого целями и программами, нарушение которого ведет к замене целесообразных поведенческих актов шаблонами и стереотипами.

3. Факторы, связанные с работой ассоциативных (третичных) областей коры больших полушарий головного мозга. Данные факторы отражают процессы взаимодействия (интеграции) разных анализаторных систем, процессы переработки информации, уже преобразованной в коре больших полушарий. Эти факторы связаны с работой двух основных комплексов третичных полей: префронтального (конвекситального) и височно-теменно-затылочного (зоны ТРО). 4. Полушарные факторы, связанные с работой всего левого или правого полушария мозга. Данные факторы являются интегративными, характеризуя работу всего полушария в целом, а не отдельных зон (регионов) мозга, как описанные выше региональные факторы

Полушарные факторы характеризуют общую стратегию (или общие принципы) работы левого и правого полушарий мозга и носят характер дихотомий, различающих эти принципы.

6. Факторы, связанные с работой глубинных подкорковых полушарных структур головного мозга. Современные нейропсихологические исследования свидетельствуют о том, что глубинные подкорковые структуры головного мозга — стриопаллидум, миндалина, гиппокамп, таламические и гипоталамические образования и др. (а не только кора больших полушарий) — также являются синдромообразующими областями (т. е. факторами) и их поражение ведет к появлению особых

7. Общемозговые факторы, связанные с действием различных общемозговых процессов, а именно: с кровообращением, ликворообращением, гуморальными, биохимическими процессами и т. п., т. е. с механизмами, обеспечивающими интегративную, целостную работу всего мозга.

Все факторы, описанные в нейропсихологии, обладают общей чертой, а именно: нарушение каждого из них вследствие того или другого локального поражения мозга (или какого-либо иного патологического процесса) приводит к появлению определенного нейропсихологического синдрома, характеризующегося только ему присущей структурой симптомов.

Все факторы обладают определенной автономностью, независимостью; нарушение одного фактора, как правило, не сказывается на других. Это означает, что они отражают работу относительно автономных, дифференцированных мозговых систем (структурно-функциональных единиц мозга), характеризующуюся определенными, лишь им присущими закономерностями.

2. Физиологический подход к построению движений, разработанный Н. А. Бернштейном, исходит из особенностей афферентных систем. Они обеспечиваются разными уровнями нервной системы, на каждом из которых имеют свой характер и опосредуют различные типы движений и действий. При выполнении движения решающее звено перемещается от афферентных к эфферентным системам, сигнализирующим как о положении конечности в пространстве, так и о состоянии мышечного аппарата, учитывая «модель потребного будущего» /30/. Эта система обратной афферентации включает зрительную афферентацию (зрительно-пространственные координации), систему кинестетических сигналов (общий тонус мышц, равновесие, положение в пространстве), контроль над выполнением действий и коррекцию ошибочных действий. В результате поступления афферентных сигналов происходит сличение параметров результата выполняемого действия с исходным намерением (акцептор результата действия по П. К. Анохину).Концепция Н. А. Бернштейна (1947 и др.) об уровневой организации движений послужила

основой для формирования нейропсихологических представлений о мозговых механизмах

движений и их нарушениях при локальных поражениях мозга. Положения Н. А. Бернштейна

(1966) о физиологии активности явились одним из логических «блоков» в построении

нейропсихологической модели целесообразного поведения человека.

билет 11.

1. Динамический в концепции А.Р.Лурия. Динамический значит, что конфигурация факторов, которые необходимы в конкретный данный момент определяют задачи могут быть различны. Количественное соотношение звеньев может быть различным из-за развития функций в онтогенезе и т.п. В онтогенезе ВПФ претерпевает существенные перестройки в следствие функция меняет мозговую организацию. На этапе овладения письмом должна быть задача, цель, установка, т.е. должна быть мотивация. Требуются префронтальные отделы мозга.

Следующее – надо иметь зрительные и зрительно-пространственные образы букв. Необходимо соотносить букву со звуком – звукобуквенный анализ. Надо автоматизировать письмо, а для этого необходима обратная афферентация + энергетическая подпитка (стволовые зоны). Это называется мозговой организацией письма на начальном этапе.

Сейчас это уходит из реального осознания, это уходит. Не думаем о буквах, звуках, наша активность направлена на работу с мыслями. Следовательно произошло сокращение функций до:

• Эдетической (почерк)

• Кинестетической (информация о том, что рука пишет).

Из этого становится понятно, что такое автоматизация и интериоризация. Но, если есть необходимость, то функция может снова развернуться. Например, вместо правой руки надо писать левой.

Все, что проработано остается в памяти (остается даже детский почерк).

Второй аспект понимания динамичности – встраивание новых звеньев в цепочку. Например, прямое механическое заучивание – сейчас диктофон – это новая деятельность овладения новым объектом. Разные задачи предполагают использование разных средств, предполагают, что структура функции мозга могут появляться новые звенья. В правом полушарии – узнавание, а в левом – поиск и припоминание (активное воспроизведение слов). Т.е. дислокация функции воспроизведения меняется по локализации в левом и правом полушарии в зависимости от задачи.

Компенсация функции. При поражении некоторых зон, то ломается звено. На его место можно вставить новое звено. Т.е. восстановить функцию до более эффективной ее работы.

Динамика: психика меняется сильно в старости. Уменьшается количество нервной ткани – ограничения в когнитивной функциональности. Они возникают медленно, индивидуально. Обычно сначала стареет правое полушарие, а левое берет на себя его функции – следовательно, люди начинают по-другому жить и работать.

Слово «Системность». Системность – некое целое, внутри которого есть части, которые можно наблюдать. Между ними есть определенные взаимодействия. Психические функции разные, но имеют в своей структуре общие звенья. Т.е. при нарушении первого звена может быть нарушено несколько систем. Нейропсихологический фактор является системообразующим элементом. Каждая психическая функция имеет уровневое строение, т.е. внутри каждой системы есть, еще по крайней мере, одна система.

2. При поражении префронтальных отделов мозга расстройства интеллектуальной деятельности носят сложный характер. Во-первых, они возникают вследствие нарушения ее структуры: у больных выпадает стадия ориентировки в условиях задачи, они импульсивно начинают выполнять случайные действия, не сличая их с исходными целями. Во-вторых, нарушаются операции с понятиями и логическими отношениями, страдает избирательность семантических связей. В-третьих, для лобных больных характерна общая интеллектуальная инактивность.Синдромы поражения коры префронтальной области мозга. Префронтальная конвекситальная кора мозга по типу строения принадлежит к ассоциативной коре. Она образует «передний ассоциативный комплекс» корковых зон, характеризующийся большой сложностью выполняемых функций, среди которых главные (по определению А. Р. Лурия) — это функции «программирования и контроля» за сложными формами психической деятельности. Эти зоны коры больших полушарий входят в третий структурно-функциональный блок мозга. Поражение этих мозговых структур ведет к нарушению факторов «ассоциативного типа», обеспечивающих сложные формы интегративной и регуляторной деятельности мозга.

Медиобазальные отделы коры лобных долей головного мозга непосредственно связаны с неспецифическими активирующими и тормозными структурами, составляя корковое звено неспецифической системы. Поэтому поражение этих отделов ведет к нарушению модально-неспецифических факторов — «факторов активации—дезактивации». Нарушение этого типа факторов обусловливает появление самостоятельной группы симптомов: адинамии, нарушений процессов и др. Таким образом, в соответствии с современным уровнем знаний о функциях лобных долей мозга, нарушения высших психических функций при поражении префронтальных отделов коры больших полушарий обусловлены патологией по крайней мере двух типов факторов — регуляторных и активационных, что и объясняет сложный характер возникающих при этом нейропсихологических синдромов.

В современной нейропсихологии описаны два основных типа синдромов, связанных с поражением префронтальных отделов коры больших полушарий: префронтальные конвекситальные синдромы и префронтальные медиобазальные синдромы.

А. Префронтальные конвекситальные синдромы (или классические «лобные» синдромы) характеризуются большой вариативностью. В одних случаях они проявляются в виде грубого, развернутого «лобного» синдрома с грубым нарушением поведения, распадом даже простейших программ целенаправленной психической деятельности; в других — поражение префронтальных отделов коры протекает почти бессимптомно, и характерные для «лобного» синдрома нарушения высших психических функций наблюдаются только в специальных сенсибилизированных условиях опыта.

Префронтальные конвекситальные синдромы включают себя несколько групп симптомов. Центральными симптомами (особенно при массивных поражениях, распространяющихся как на кору, так и на подкорковые образования) являются общие нарушения поведения и изменения личности в целом: изменения эмоционально-личностной и мотивационной сфер .

Другую группу симптомов, входящих в префронтальные конвекситальные синдромы, составляют симптомы нарушений психологической структуры различных видов познавательной психической деятельности: гностической, мнестической, интеллектуальной.

Особую группу симптомов составляют явления адинамии познавательной деятельности, прежде всего на вербально-логическом уровне. Эти симптомы входят в картину динамической афазии и наблюдаются при поражении премоторных отделов коры, но в «префронтальных» синдромах они принимают более генерализованный характер, распространяясь на все виды познавательной деятельности поражения лобных долей мозга (в том числе и префронтальной конвекситальной коры) сопровождаются выраженными нарушениями эмоционально-личностной сферы: эмоции нарушаются по знаку, интенсивности, самооценке, регуляторным аспектам, причем нарушения эмоций по знаку (эйфория или депрессия и безразличие) связаны со стороной поражения.

Б. Префронтальные медиобазальные синдромы. Поражение медиобазальных отделов коры лобных долей мозга приводит к иным синдромам, которые имеют ряд отличительных черт по сравнению с синдромами поражения префронтальной конвекситальной коры. В этих случаях на первый план выступают нарушения модально-неспецифических факторов (например, фактора «активации—инактивации») и, как следствие, модально-неспецифические нарушения высших психических функций, сочетающиеся с нарушениями программирования и контроля за протеканием психической деятельности. Полностью сохранны и речевые функции. Центральным признаком, характеризующим эти синдромы, являются изменения состояний бодрствования, сознания и эмоциональных процессов. непостоянны; более отчетливы они в остром периоде заболевания (например, после кровоизлияния в области передней соединительной артерии) или после операции.нарушения селективности, избирательности психических процессов, которые распространяются и на семантический уровень.

билет 12.

1. Фактор ? те физиологические процессы, которые протекают в определенных мозговых структурах.

Проблема: нет точных конкретных знаний о природе, типах факторов, и т п.

Фактор – некий физиологический принцип работы определенной зоны мозга, которая обеспечивает те или иные составляющие психической деятельности.

Каждая зона мозга ответственна за свой фактор. Важно какие именно факторы включают в свой состав сложные психические функции или деятельность и какая у них основа. Фактор – определенный продукт работы мозга, который одновременно является одним из составляющих звеньев в функциональных системах психики. Фактор многозначен – может быть включен в различные психические функции, деятельности. Например, анализ и синтез. Фактор: 1. Куда идешь; 2. Отличие чернил от молока. Зоны мозга многофункциональны. Могут включаться в новые функциональные системы, задачи. Впервые о многозначности мозговых зон сказал невролог Фелиманов. Из этого следует тезис о пластичности Н.С., т.е. одни звенья, факторы, структуры могут включаться в поврежденные системы, может иметь место замена одних факторов другими.

Симптом.

• С точки зрения медицины – внешнее проявление расстройства какой-либо функции.

• Необходима нейропсихологическая классификация симптома. Т.е. симптом приобретает истинное значение, когда мы можем увидеть нарушение какого именно фактора произошло. Т.е. надо попытаться понять, почему именно человек не понимает. Например: - так как не запоминает;

- т.к. не успевает за темпом (часто при старении)

- т.к. плохо различает звуки (н-р: стол-стон)

Нейропсихологический симптом – оценка с точки зрения причины.

Симптомы объединяются в синдромы на основе общего поврежденного фактора.

Синдром – закономерное сочетание нарушений ВПФ в основе которого лежит нарушение фактора (группы факторов, связанной с работой определенных зон мозга).

2. Значительную роль в пространственной ориентировке играет зона ТРО, ответственная за симультанный анализ и синтез поступающей информации разных модальностей. Соответственно, ее поражение вызывает различные формы оптико-пространственных нарушений:

– оптико-пространственные агнозии,

– апрактоагнозии,

– нарушения сложных символических пространственных функций.

Больной с поражением ТПО неловко ориентируется в пространстве (особенно право-лево), нарушается движение, речь, восприятие; он не понимает схемы, принципы действия приборов, логико-грамматические конструкций фраз и т.д.

По данным Кок, нарушения зрительно-пространственных функций могут возникать при поражении как ЛП, так и ПП:

Пространственное мышление при поражении ЛП: нарушение категориального анализа (ЛП – концептуальные пространственные представления – решает задачи, требующие координатных представлений о пространстве) .

Пространственное мышление при поражении ПП: нарушение непосредственных симультанных синтезов пространственных отношений (ПП – перцептивные перцептивные представления – решает задачи, требующие сохранности топологических пространственных отношений).

В ориентировке в пространстве участвуют различные анализаторные системы, в том числе зрительная, звуковая. Важнейшей системой среди них является зрительная.

Зрительная. Нарушения пространственного гнозиса возникают при поражениях вторичных полей коры. К таким нарушениям относится оптико-пространственная агнозия (затылочно-теменные отделы; трудность ориентации в пространственных признаках предмета или окружающей среды, лево-право, низ-верх, больше-меньше, дальше-ближе), односторонняя пространственная агнозия (затылочные области и лобные доли ЛП; игнорируется все, что слева, нарушение зрительной афферентации пространственно организованных движений).

Слуховая. С ее помощью определяются:

– направление звука (верх-низ, право-лево, спереди-сзади);

– угол отклонения звука от средней линии;

– степень удаленности источника звука.

(Тактильная). Ощупывание предмета позволяет опознать его по таким параметрам, как объем, вес, тип поверхности. Это ведь тоже важно для ориентировки в пространстве? Тогда, в принципе, можно сказать про астереогнозы (хотя напрямую с пространственным гнозисом это не связано).

билет 13.

1. Нейропсихологический фактор — структурно-функциональная единица работы мозга, характеризующаяся определенным принципом физиологической деятельности, нарушение которого ведет к появлению нейропсихологического синдрома.

Типы фаторов:

1. Модально-специфические факторы, связанные с работой корковых отделов различных анализаторных систем: зрительной, слуховой, кожно-кинестетической, двигательной. Эти факторы изучались (и продолжают изучаться) в нейропсихологии в первую очередь. Морфологическим субстратом этих факторов являются прежде всего вторичные поля коры больших полушарий, входящие в «ядерные зоны» корковых отделов анализаторов. Модально-специфические нарушения в зрительной, слуховой, кожно-кинестетической и двигательной сферах проявляются в виде дефектов гнозиса и праксиса (разных форм зрительных, слуховых и тактильных агнозий, апраксий, сенсорных и моторных нарушений речи) и в виде различных модально-специфических мнестических нарушений (зрительной, слуховой, тактильной,

2. Модально-неспецифические факторы, связанные с работой неспецифических срединных структур мозга. Сюда входит целая группа факторов, имеющих отношение к разным уровням (и разделам) неспецифической системы головного мозга. фактор «инертности—подвижности» нервных процессов, лежащий в основе синдромов поражения передних (премоторных, префронтальных) отделов мозга, обусловливающий разного рода персеверации в двигательной, гностической и интеллектуальной сферах; фактор «активации—инактивации», нарушение которого ведет к явлениям адинамии, расстройствам произволь-

375

ного внимания, памяти, селективного протекания всех психических процессов; к ним относится, по-видимому, и фактор «спонтанности—аспонтанности», лежащий в основе активного целесообразного поведения, направляемого целями и программами, нарушение которого ведет к замене целесообразных поведенческих актов шаблонами и стереотипами.

3. Факторы, связанные с работой ассоциативных (третичных) областей коры больших полушарий головного мозга. Данные факторы отражают процессы взаимодействия (интеграции) разных анализаторных систем, процессы переработки информации, уже преобразованной в коре больших полушарий. Эти факторы связаны с работой двух основных комплексов третичных полей: префронтального (конвекситального) и височно-теменно-затылочного (зоны ТРО). 4. Полушарные факторы, связанные с работой всего левого или правого полушария мозга. Данные факторы являются интегративными, характеризуя работу всего полушария в целом, а не отдельных зон (регионов) мозга, как описанные выше региональные факторы

Полушарные факторы характеризуют общую стратегию (или общие принципы) работы левого и правого полушарий мозга и носят характер дихотомий, различающих эти принципы.

6. Факторы, связанные с работой глубинных подкорковых полушарных структур головного мозга. Современные нейропсихологические исследования свидетельствуют о том, что глубинные подкорковые структуры головного мозга — стриопаллидум, миндалина, гиппокамп, таламические и гипоталамические образования и др. (а не только кора больших полушарий) — также являются синдромообразующими областями (т. е. факторами) и их поражение ведет к появлению особых

7. Общемозговые факторы, связанные с действием различных общемозговых процессов, а именно: с кровообращением, ликворообращением, гуморальными, биохимическими процессами и т. п., т. е. с механизмами, обеспечивающими интегративную, целостную работу всего мозга.

Все факторы, описанные в нейропсихологии, обладают общей чертой, а именно: нарушение каждого из них вследствие того или другого локального поражения мозга (или какого-либо иного патологического процесса) приводит к появлению определенного нейропсихологического синдрома, характеризующегося только ему присущей структурой симптомов.

Все факторы обладают определенной автономностью, независимостью; нарушение одного фактора, как правило, не сказывается на других. Это означает, что они отражают работу относительно автономных, дифференцированных мозговых систем (структурно-функциональных единиц мозга), характеризующуюся определенными, лишь им присущими закономерностями.

2. Гностические функции, в свою очередь, служат базисными для овладения связанными с ними действиями, т.е. различными видами праксиса. Термин праксис обозначает практическое (предметное) действие. Таких действий человек осваивает великое множество: от самых простых (еда, одевание и пр.) до сложнейших, представленных, например, профессиональными навыками и прочим.

Учение о праксисе и его нарушениях — апраксии — было создано немецким неврологом К. Липманном, который развил и уточнил положения, выдвинутые еще неврологом К Вернике, впервые описавшим моторную афазию и введшим ее в науку.

К. Липманн подчеркивал, что праксис — это система не только предметных, но и произвольных действий Нарушение способности воспроизводить эти действия носит название апраксии Принципиально важно, что больные с апраксией теряют способность выполнять движения и действия именно произвольно. Непроизвольно эти же действия могут быть ими легко выполнены Подробнее об этом будет сказано в разделе «Апраксии».

К. Липманн обратил внимание и на то, что для выполнения какого-либо двигательного акта необходимо совершить серию отдельных движений, соответствующих его общему замыслу. Такой замысел К. Липманн назвал «идеаторным эскизом (наброском)». По существу, он представляет собой план действия, который разворачивается в отдельные двигательные акты («кинетические мелодии»). Чтобы действие совершилось, необходима также передача представлений о нем в исполнительный (моторный) центр.

Таким образом, в структуру праксиса как высшей психической функции входит три звена: идеаторное, передаточное и исполнительное.

А.Р. Лурия, основываясь на учении К Липманна о праксисе и апраксии, существенным образом развил его. Он разделил все праксические действия на кинестетические (чувствительные) и кинетические (двигательные), постулируя таким образом наличие двух видов праксиса — кинестетического и кинетического. Кинестетический праксис А.Р. Лурия обозначил как афферентный, а кинетический — как эфферентный Это уточнило понимание праксиса — как одной из высших психических функций, и апраксии — как его патологии.В «предметный» период онтогенеза ребенку, как и нашим предкам, необходимо разнообразие предметов, которыми он может оперировать. В первую очередь, это игрушки, затем — бытовые предметы, а затем и все остальные. «Королевой» игрушек, по праву, можно считать погремушку. Она стимулирует и зрительный, и слуховой гнозис, и кистевой праксис, вырабатывает направленность внимания и деятельности в целом. Не менее «великими» являются куклы, кубики и пирамидки. Это незаменимые стимулы для развивающегося гнозиса и праксиса.

Способность совершать смысловые предметные действия без предметов (по имитации) носит название символического праксиса. К нему относятся все смысловые жесты (как едят, как пьют, рубят дрова, водят машину и пр.). Известно, что именно символические жесты составляют особый язык глухих — амслен. Вербальная способность слышащих людей оттеснила язык жестов на второй план, однако всем известны ситуации, когда вместо слов приходится использовать жесты (нельзя кого-то разбудить, нужно что-либо неслышно подсказать, наконец, что-либо сообщить, когда слов не слышно, например, в момент отправления поезда).

Особое место занимает пальцевый праксис. Он свидетельствует о значительной степени дифференцированности кистевых действий. Маленький ребенок очень рано (начиная с 5—6 месяцев) проявляет любовь к игре с пальчиками. В это же время у него появляется осмысленный указательный жест, делающий ребенка принципиально отличающимся от всех животных, даже от примата, который, если и может что-то обозначить, то рукой, а не пальцем. Своего апогея любовь ребенка к действиям с пальцами достигает в широко известной игре «Сорока-ворона».

Еще более сложным, чем пальцевый, является оральный праксис. Он формируется на основе менее предметных, а следовательно, более абстрактных действий. К движениям орального праксиса относится умение по заданию подуть, поцокать, пощелкать языком, надуть щеки и прочее.

Непроизвольность праксических действий обеспечивается высокой степенью их упроченности (автоматизации). Особенно ярко это прослеживается на примере орального праксиса. Непроизвольно, т.е. в виде рефлекса, названные выше оральные движения, как правило, выполняются. Так, больной, который не может по заданию подуть, тут же задувает горящую спичку, поднесенную к его губам. Овладение оральным праксисом составляет весьма важную подготовительную фазу речевого развития. От качества и объема оральных навыков во многом зависит усвоение нормативного звукопроизношения.
1   2   3   4


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации