Реферат - Стили и направления в искусстве, титаны Возрождения - файл n1.doc

Реферат - Стили и направления в искусстве, титаны Возрождения
скачать (30 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc165kb.10.03.2009 18:32скачать

n1.doc

1   2   3
Рафаэль Санти. Рано достиг высших почестей. Римский папа хотел увенчать его небывалой для живописца наградой, и лишь преждевременная смерть помешала Рафаэлю стать кардиналом. Первую по времени характеристику Рафаэля мы находим в письме сестры герцога Урбинского, которая называет художника–ему тогда был двадцать один год (1504) - «скромным и милым юношей». Описание же его личности по Вазари, следует привести почти полностью. «Чтобы дать себе отчет, - пишет Вазари, - насколько небо может проявить себя расточительным и благосклонным, возлагая на одну лишь голову то бесконечное богатство своих сокровищ и красот, которое оно обыкновенно распределяет в течение долгого времени между несколькими личностями, надо взглянуть на столь же превосходного, как и прекрасного, Рафаэля Урбинского. Он был от природы одарен той скромностью и той ласковостью, что можно иногда наблюдать у людей, которые более других умеют присоединять к естественному благорасположению прекраснейшее украшение чарующей любезности, проявляющей себя во всем и при всех обстоятельствах одинаково милой и приятной. Природа сделала миру этот дар, когда, будучи побеждена искусством Микеланджело Буонарроти, она захотела быть побежденной одновременно искусством и любезностью Рафаэля». В Рафаэле, свидетельствует Вазари, блистали «самые редкие душевные качества, с которыми соединилось столько грации, трудолюбия, красоты, скромности и доброй нравственности, что их было достаточно, чтобы извинить все пороки, как постыдны они ни были бы. Таким образом, можно утверждать, что те, кто так счастливо одарен, как Рафаэль Урбинский, не люди, но смертные боги, если только так позволено выразиться... В течение всей соей жизни он не переставал являть наилучший пример того, как нам следует обращаться как с равными, так и с выше и ниже нас стоящими людьми. Среди всех его редких качеств одно меня удивляет: небо одарило его способностью иначе себя вести, нежели это принято среди нашей братии художников; между всеми художниками, работавшими под руководством Рафаэля царило такое согласие, что каждый злой помысел исчезал при одном его виде, и такое согласие существовало только при нем. Это происходило от того, что все они чувствовали превосходство его ласкового характера и таланта, но главным образом благодаря его прекрасной натуре, всегда столь внимательной и столь бесконечно щедрой на милости, что люди и животные чувствовали к нему привязанность. .. Он постоянно имел множество учеников, которым он помогал и которыми он руководил с чисто отеческой любовью. Поэтому, отправляясь ко двору, он и был всегда окружен полсотней художников, все людей добрых и смелых, составлявших ему свиту, чтобы воздать ему честь. В сущности, он прожил не как художник, а как князь». Обычно отмечают, что в этой фреске Рафаэль как никто другой, сумел постичь и выразить античное, «языческое» мироощущение, исполненное чувственной радости бытия. Это в общем верно. Но едва ли где в искусстве античности можно встретить столько динамики,-не опьянения вакханалии, а здоровой жажды свободы и радости. Это больше, чем вживание в дух античности, -это воплощение кипучего духа Возрождения. Эта картина–ярчайшее выражение присущего ренессансному гуманизму свободного, радостного, пантеистического восприятия мира.

Мир прекрасен, наш, земной мир! Таков лозунг всего искусства Возрождения. Человек открыл и вкусил красоту видимого мира, и он любуется ею как великолепнейшим зрелищем, созданным для радости глаз, для душевного восторга. Он сам часть этого мира, и поэтому он любуется в нем и самим собой. Радость созерцания земной красоты–это радость живительная, добрая. Дело художника– выявлять все полнее, все ярче гармонию мира и этим побеждать хаос, утверждать некий высший порядок, основа которого–мера, внутренняя необходимость, рождающая красоту. Рафаэль–это завершение. Все его искусство предельно гармонично, и разум, самый высокий, соединяется в нем с человеколюбием и душевной чистотой. Его искусство, радостное и счастливое, выражает некую нравственную удовлетворенность, приятие жизни во всей ее полноте и даже обреченности.

В отличие от Леонардо Рафаэль не томит нас своими тайнами, не сокрушает своим всеведением, а ласково приглашает насладиться земной красотой вместе с ним. За свою недолгую жизнь он успел выразить в живописи, вероятно, все, что мог, т.е. полное царство гармонии, красоты и добра.

Этот великий живописец оставил след и в скульптуре. Среди его учеников– ваятель Лоренцо Лоренцетти. По эскизам и под руководством своего великого учителя он выполнил несколько скульптур, из которых до нас дошла только одна - «Мертвый мальчик на дельфине». В ней воплощены в мраморе рафаэлевский идеал красоты, его ритм и гармония: нет ужаса смерти, кажется, будто ребенок мирно заснул.

Умер Рафаэль в полном расцвете сил, в зените славы–тридцати семи лет.

Микеланджело Буонарроти. Родился в 1475 г. и умер в 1564 г. пережив Леонардо и Рафаэля на четыре с половиной десятилетия и оставив далеко позади великую эпоху гуманизма и свободы духа. Эти гордые идеалы не осуществлялись и ранее в общественной жизни Италии, но они проповедовались философами, поэтами и художниками и одобрялись наиболее просвещёнными правителями. Настали другие времена. В последние десятилетия своей жизни Микеланджело был свидетелем того, как эти идеалы грубо попирались, восторжествовала церковная и феодальная реакция. Отпрыск старинного, но обедневшего дворянского рода, Микеланджело Буонаротти был патриотом и демократом. В отличие от Леонардо, гражданственность пронизывала его мироощущение. Он принимал участие в битвах против тирании, заведовал всеми укреплениями своей родной Флоренции, осаждённой войсками германского императора и папы, и только слава завоёванная им в искусстве, спасла его затем от расправы победителей. Основа веры и идеал Микеланджело в том, что из вех крупнейших представителей Возрождения, он наиболее последовательно и безоговорочно верил в великие возможности человека, в то, что человек, постоянно напрягая свою волю, может выковать свой собственный образ, более цельный и яркий, чем сотворённый природой. И этот образ Микеланджело выковал в искусстве, чтобы превзойти природы. Нужно не просто подражать природе, а постигать её «намерения», чтобы выразить до конца, завершить в искусстве дело природы и тем самым возвыситься над ней. Микеланджело верил, что точно так же, как в природе заложена красота, в человеке заложено добро. Подобно ваятелю, он должен удалить в себе все грубое, лишнее, все, что мешает проявлению добра. В 30–х годах XVI столетия папа Павел III поручил Микеланджело написать на алтарной стене все той же Сикстинской капеллы евангельскую сцену «Страшного суда». Над этой фреской почти в двести квадратных метров Микеланджело работал (с некоторыми перерывами) шесть лет. Купол собора св. Петра–венец архитектурного творчества Микеланджело. Как и в совершеннейших созданиях его кисти и резца, бурный динамизм, внутренняя борьба контрастов, все заполняющая движение властно и органически включены в замкнутое целое идеальных пропорций. Микеланджело скончался в возрасте восьмидесяти девяти лет после непродолжительной болезни, свалившей его в разгаре работы. Он достиг при жизни великой славы, и авторитет его был непререкаем.

Тициан Вечеллио. Точный возраст Тициана до сих пор не установлен. Умер он в 1576 г., а родился, по одним сведениям, в конце 80х, по другимв конце 70х гг. XV столетия или даже раньше. С уверенностью можно лишь сказать, что Тициан прожил не менее восьмидесяти лет и не более 103, причем умер, повидимому, не от старости, а от чумы. Тициану суждено было в его долгую жизнь горестно наблюдать трагическое противоречие между высокими идеалами Возрождения и действительностью. Он остался до конца верен этим идеалам, не изменил гуманизму. Тициан Вечеллио родился в семье военного в горном городке Пьеве ди Кадоре, входившим во владение Венеции. Род его старинным и влиятельным в этой местности. Проявив уже в раннем детстве влечение к живописи, он девяти лет был определен отцом в мастерскую венецианского мозаичества. Пробыл там, однако,недолго и обучался затем поочередно у Джентиля Беллини и у Джованни Беллини. Сблизился с Джорджони и испытал во многом его влияние. А после его преждевременной смерти стал общепризнанным главой венецианской школы.

Слава Тициана быстро распространилась по всей Италии, а затем и по всей Западной Европе. Папа Павел III вызывает Тициана в Рим, где уже зрелым мастером он впервые знакомится с творениями Рафаэля и Микеланджело. Самый могущественный из тогдашних монархов, германский император Карл V приглашает его в Аугсбург, жалует ему графский титул и, позируя Тициану, будто бы даже поднимает кисть, уроненную художником. Сын Карла V жестокий испанский король Филлип II, французский король Франциск I и многие итальянский государи были также заказчиками Тициана, занимавшего официальный пост художника Венецианской республики.

По свидетельству Венецианского теоретика искусство Дольче, Тициан был «великолепным, умным собеседником, умевшим судить обо всем на свете». Долгое, счастливая жизнь среди изысканного, образованного общества, жизнь, целиком наполненная любованием красоты мира и прославлением этой красоты в великом искусстве живописи. Творчество Тициана очень обширно: по количеству созданного оно чуть ли не превосходит творчество Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело.

Никто в живописи до и после Тициана не воспевал с таким вдохновением, как он, сияющую красоту женщины, пленительную, полуденную красоту, как бы олицетворяющую радость бытия, земное счастье.

Один из шедевров Тициана «Мадонна Пезаро» (1519–1526 гг.). Картина поражает своей цельностью, грандиозностью. Две могучие колонны возносятся ввысь. За ними–просторное небо с белыми кучевыми облаками. Справа, на массивном возвышении у основания большой колонны, широко, свободно и вместе с тем очень просто расположилась мадонна с младенцем. Слева, против этой группы энергично поднятое рукой знаменосца и наискось упёртая в ступени как знак завоёванной территории высоко взметнулась алое шёлковое знамя с гербом патрицианского дома Пезаро; его навершие, вознесённое выше головы богоматери, словно упирается в небо. Это яркое пятно колористически уравновешивает, если не перевешивает, группу мадонны, в одежде которой тоже преобладает алый шёлк. В тех же тонах дан плащ, смятый на коленях апостола Петра в центре картины, и роскошный наряд, в который облачён один из членов знатного семейства заказчика, стоящий ниже мадонны. Всё исполнено величия, повышенного настроения.
Список используемой литературы


  1. Маркова А.Н. Культурология. История мировой культуры. М., 2007




  1. Любимов Лев. Искусство Западной Европы. Москва «Просвещение», 1996




  1. Стам С.М. Корифеи Возрождения. Саратов, 1991




  1. Бушуев С.В. История государства Российского: Историко– библиографические очерки. Книга вторая. XVII–XVIII вв. М., 1994. - Гл. 2




  1. Зуев М.Н. История России с древнейших времен до начала XXI века: Учеб. Пособие. М., 2002. - Гл. 11–12.
1   2   3


Рафаэль Санти
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации