Дж.Тернер. Социальное влияние - файл n1.doc

приобрести
Дж.Тернер. Социальное влияние
скачать (1407 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1407kb.07.07.2012 04:19скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Джон Тернер
Оглавление

Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Что такое социальное влияние?.....................................14

Социальные нормы и субъективная валидность.....................16

Личное принятие и публичная уступчивость........................18

Референтная группа и группы членства............................19

Влияние и власть...................................................21

Модальности влияния..............................................22

Классические исследования социального влияния..................23

Выводы............................................................33

Дополнительная литература.......................................33

Глава 2. Социальная конформность

Теории конформности..............................................35

Групповое давление в неформальном социальном общении..........36

Процессы социального сравнения...................................44

Информационное и нормативное социальное влияние...............56

Дуалистическая модель и модели множественных процессов........59

Социальная зависимость и конформность...........................63

Выводы............................................................72

Дополнительная литература.......................................73

Глава 3. Групповая поляризация

От «сдвига к риску» — к групповой поляризации....................74

Теоретическое значение групповой поляризации....................76

Некоторые практические детали...................................78

Теории поляризации...............................................80

Теория социального сравнения, или теория социальных ценностей .. 81

Изучение теории социального сравнения, или теории ценностей.....84

Критика теории социального сравнения.............................94

Теория информационного влияния, или теория убеждающих

аргументов.....................................................96

Экспериментальное изучение теории убеждающих аргументов......99

Критика теории информационного влияния.......................104

Теория социальной конформности.................................109

Большинство, приверженность норме и Zeitgeist...................109

Оглавление

Теория самокатегоризации и прототипные внутригрупповые

нормы........................................................111

Выводы..........................................................113

Дополнительная литература......................................114

Глава 4. Влияние меньшинства

Критика исследований влияния...................................116

Социальный конфликт и генетическая модель влияния.............124

Экспериментальное подтверждение генетической модели влияния

меньшинства.................................................126

Дуалистическая модель: уступчивость большинства и конверсия

меньшинства.................................................142

Свидетельства в пользу дуалистической модели...................147

Некоторые обоснованные умозаключения........................157

Выводы...........................................................160

Дополнительная .литература......................................161

Глава 5. Власть, уступчивость и самопрезентация

Что такое власть?.................................................163

Уступчивость и теории влияния..................................165

Власть или влияние?..............................................171

Теория социального давления....................................172

Управление впечатлением, или самопрезентация..................175

Власть и социальная структура...................................186

Выводы...........................................................198

Дополнительная литература......................................198

Глава 6. Дуалистическая модель, самокатегоризация и социальное влияние

Дуалистическая модель нормативного и информационного

влияния.......................................................200

Субъективная валидность и тестирование реальности.............205

Модель влияния, основанная на физическом тестировании

реальности...................................................208

Адекватна ли модель валидности, основанная на тестировании

физической реальности?.......................................210

Индивидуальное тестирование реальности и социальная валидизация

как взаимозависимые фазы социального познания.............213

Субъективная валидность и отношения, основанные на сходстве.... 214

Теория самокатегоризации............................"...........216

Самокатегоризация и влияние.....................................223

Эксперты, прототипные нормы и меньшинства....................228

Единая теория...................................................237

Дополнительная литература......................................239

Литература.....................

.......241

Введение: основные понятия и классические исследования

Что такое социальное влияние?

Эта книга посвящена социальной психологии, в част­ности социальному влиянию. Что такое социальное влияние? Наиболее очевидное определение можно дать исходя из того, что социальное влияние вклю­чает в себя процессы, посредством которых люди пря­мо или косвенно влияют на мысли, чувства и поступ­ки других людей. К несчастью, это слишком широкое определение. Оно ставит знак равенства между изуче­нием влияния (здесь и далее, если отсутствуют какие-либо комментарии, термином «влияние» обозначает­ся социальное влияние) и социальной психологией вообще. Известно определение социальной психоло­гии как «попытки понять и объяснить, каким образом реальное, воображаемое или подразумеваемое присут­ствие других людей влияет на мысли, чувства и пове­дение индивидуумов» (G. W. Allport, 1985, р. 3). Ав­тор поясняет это определение, говоря, что термином «подразумеваемое присутствие» обозначает влияние, испытываемое индивидуумом вследствие его принад­лежности к сложной социальной структуре и к опре­деленной культуре. Возможно, это и вполне разумное определение социальной психологии, но специали­сты, изучающие влияние, имеют в виду более узкую и конкретную проблему.

Не прибегая к научной терминологии, можно ска­зать, что исследователи влияния заняты поисками от-

ветов на весьма непростые, но интригующие вопросы. Как один че­ловек может убедить другого человека или группу людей изменить свои убеждения, мнения и установки? Как можно убедить кого-то в том, что то, что он считает правильным, на самом деле таковым не является, а то, что он прежде считал неверным, и есть правда? По­чему члены одной социальной группы, субкультуры или общества склонны думать и действовать одинаково? Почему людей, отличаю­щихся от нормы, так часто не любят и отвергают? Когда мы хотим, чтобы люди согласились с нами, а когда нам это безразлично? Поче­му разные социальные группы имеют разные социальные ценности и по-разному воспринимают мир? Когда люди отказываются от своих ценностей, а когда их приверженность им становится фанатичной? Социальная жизнь полна споров, противоречий и конфликтов по поводу того, что правильно и что неправильно с социальной и мо­ральной точек зрения. Это предмет забот политиков, но также и пред­мет повседневных разговоров и слухов. Что определяет уверенность человека в приемлемости своего поведения, а что порождает сомне­ния и нерешительность?

Все это разные аспекты социального влияния и, более того, — ос­новополагающие аспекты социальной жизни. Что же касается соци­альной психологии, то поисками ответов на эти вопросы занимаются исследователи, изучающие такие вопросы, как социальный конфор­мизм, убеждение и изменение установки, власть и авторитет, поля­ризация группы, влияние меньшинства и формирование социальных норм. Объединяет же эти вопросы проблема нормативного социаль­ного сходства и различия между людьми, проявляющихся в их вос­приятии, когнициях (результатах когнитивных процессов), чувствах и поступках. Чтобы понять, что именно исследователи понимают под социальным влиянием, нужно понять их концепцию социальной нор­мы. Влияние имеет непосредственное отношение к тем процессам, посредством которых люди соглашаются или не соглашаются с тем, что есть приемлемое поведение, формируют, поддерживают или из­меняют социальные нормы или социальные условия, порождающие эти формы и влияющие на них. Пока что у нас нет однозначной науч­ной теории социальных норм. Наше понимание социальной нормы изменяется по мере того, как изменяется наше понимание процесса влияния. Однако существует хорошая рабочая гипотеза относитель­но того, что именно включает в себя понятие социальной нормы.

16 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Социальные нормы

и субъективная валидность

Не любое сходство или различие между людьми нормативно. Иссле­дователи, изучающие влияние, предприняли попытку объяснить пси­хологию группы. Групповое поведение, действия толпы, какого-либо общества или культуры, характеризуется поразительным и всепро­никающим однообразием убеждений и действий индивидуумов. На­пример, члены одной политической партии придерживаются одной идеологии, люди одной культуры имеют общие представления о том, что такое инцест, а толпа футбольных хулиганов — о том, кто их враг. В начале XX века подобные проявления социальной униформности рассматривались как следствие взаимного влияния членов данной группы. И до сих пор мысль о том, что социальная униформность членов социальной группы является более или менее непосредствен­ным результатом их социального взаимодействия и социальных свя­зей, остается одним из важных подходов к толкованию смысла поня­тия «социальная норма». Исследователи заинтересованы скорее в конкретизации общих черт и различий, которые возникают у людей вследствие социальных отношений, нежели в «случайных» сходстве и различии, отражающих намеренно изолированные друг от друга индивидуальные реакции на общие для всех стимульные условия. Каким образом из социального взаимодействия как такового возни­кают психологические силы, необходимые для достижения согласия и единодушия?

Вторая принципиальная мысль заключается в том, что подобное сходство отражает предписанное правило или социальную ценность. Социальная норма — это воспринятые всеми образ мыслей, чувства или поведение, которые одобряются и которых лсдут, поскольку имен­но они воспринимаются как правильные мысли, чувства и поступки. Именно правило, ценность или стандарт, которых придерживаются все члены данной социальной группы, предписывают приемлемые, ожидаемые или желаемые установки или поступки в ситуациях, име­ющих значение для данной группы. По мнению католической церк­ви, контроль над рождаемостью аморален: она считает его несовме­стимым с истинной верой и требует от своей паствы отказа от проти­возачаточных средств, ибо пользоваться ими безнравственно, грешно и нежелательно не только с точки зрения католической веры, но и с точки зрения общепринятых моральных норм.

Социальные нормы и субъективная валидность 17

Социальные нормы отличаются друг от друга и тем, насколько они важны для группы, и тем, насколько энергичное социальное одобре­ние или отторжение вызывают конформизм и нонконформизм. Су­ществует тенденция к социальному одобрению тех членов группы, которые следуют установленным нормам, и к порицанию тех, кто пре­небрегает ими; в крайней своей форме это порицание проявляется в виде наказания «отступников» и их изгнания из группы.

Важно понимать, что социальная норма — нечто гораздо большее, чем просто любовь к определенным формам поведения или отдавае­мое им предпочтение. Речь вовсе не о том, что взгляды разных людей на то, чем они предпочитают заниматься, совпадают. В самом поня­тии «норма» заложено определенное требование соблюдать опреде­ленные правила поведения, некое «долженствование»: существуют вещи, которые мы обязаны видеть, в которые мы обязаны верить и которые обязаны делать (хотим мы этого или нет) только так, а не иначе, т. е. речь идет о моральных обязательствах, долге, праве и спра­ведливости. От матерей не просто лсдут того, что всем прочим заняти­ям они станут предпочитать любовь к своим детям и заботу о них; мы чувствуем, что любовь к детям и забота о них — обязанность матерей, а если этого нет, то женщина признается не просто плохой матерью, но и вообще никудышным человеком. Социальные нормы выражают социальные ценности, и нормативные суждения есть ценностные суждения. В этом смысле они для индивидуума — внешняя среда и, будучи принадлежностью данной культуры, принуждают индивиду­умов к определенным действиям. Социальные ценности восприни­маются так, как если бы они были независимой, внешней реально­стью. Вряд ли кто-нибудь сомневается в том, сколь велика роль со­циальных ценностей в жизни человека, сколь важно то, что они есть, что они имеют значение для нас и что общество зависит от них.

Подводя итог, можно сказать, что социальные нормы проявляют­ся в сходстве и в различиях, свойственных поведению разных людей, и что эти сходство и различия отражают те социальные ценности, в отношении которых мнения людей сходятся и расходятся. Попросту говоря, речь идет о традициях и обычаях, о морали и законе, о мод­ном и немодном, о «хорошо известных фактах» и «общественном мне­нии» и тому подобном.

Фундаментальной теоретической концепцией, описывающей субъективный аспект приверженности социальной норме, является Концепция «субъективной валидности» (Festinger, 1950). О челове-

18 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

ке, который участвует в каком-либо деле с уверенностью в его при­емлемости, правильности и социальной желательности, т. е. о чело­веке, следующем строго установленной норме, говорят, что у него есть субъективная валидность. Субъективная валидность — это убежден­ность индивидуума в том, что некая идея, суждение или действие — правильны (корректны, справедливы и т. д.). Если социальная норма есть разделенная вера в то, что некие действия приемлемы в данной ситуации, то индивидуумы, действующие в соответствии с этой нор­мой, ощущают свое собственное поведение как субъективно валид­ное. Легко заметить тесную связь между концепцией субъективной валидности и проблемой убеждения. Например, убеждение — это ис­кусство заставить людей увидеть, что идеи, в которые они верят, — ошибочны (субъективно невалидны), а верны (субъективно валид­ны) новые идеи. Во многом центральной теоретической проблемой социального влияния является выявление основ субъективной ва­лидности и невалидности. На протяжении всей этой книги, как и в языке, на котором мы разговариваем в повседневной жизни, вместо термина «субъективная валидность» часто будут использоваться дру­гие термины, из которых наиболее важными являются (субъектив­ная) уверенность, компетентность, правильность и просто ощущение «правоты».

Личное принятие

и публичная уступчивость

Иногда нам приходится проявлять конформизм по отношению к тем нормам других людей, которые мы не разделяем. Мы вынуждены — нравится это нам или нет — совершать какие-то тривиальные или важные действия, которые мы не считаем правильными. Это разли­чие между конформностью но отношению к своим собственным нор­мам (пронормативное поведение) и конформностью по отношению к нормам других людей, которых человек лично не принимает (контр­нормативное поведение), делает необходимым проведение границы между личным принятием влияния и публичной уступчивостью же­ланиям других. Влияние, которое приводит к изменению личной установки (при этом не имеет значения, выражено ли оно открыто — словами или делами — или нет), называется личным принятием. Вли­яние, которое изменяет наблюдаемое поведение в нужном направле­нии (но которое не обязательно приводит к изменению личной уста-

Референтная группа и группы членства 19

новки), называется публичной уступчивостью. Хотя в действитель­ности личное принятие и публичная уступчивость нередко идут рука об руку, заметна тенденция к использованию этих терминов как кон­цептуальных оппонентов.

Теоретики исходят из того, что в отсутствие противодействующих сил следствием личного принятия человеком нового убеждения ес­тественно станет тенденция к изменению публичного поведения, и поэтому склонны «попридержать» термин «уступчивость» для контр­нормативного поведения в условиях некоего принуждающего соци­ального давления, т. е. для уступчивости без принятия.

Поскольку у нас нет возможности заглянуть в чью-то душу, со­всем непросто сказать, что произошло на самом деле: личное ли при­нятие или уступчивость (Allen, 1965). Именно поэтому исследовате­ли договорились о том, что, если поведение стабильно наблюдается и в отсутствие принуждающего агента, скорее всего, можно говорить о принятии новой нормы человеком; если же соответствующее поведе­ние — только ответы на совершенно определенное социальное давле­ние, не исключено, что это всего лишь уступчивость. Ньюкомб в каче­стве примера личного согласия с новой нормой приводит студенток, которые за время обучения в Беннингтонском колледже в 1930-х го­дах изменили свои консервативные убеждения на либеральные (New-comb, 1943). Расставшись со своими соучениками, они и спустя мно­го лет после окончания колледжа оставались верны идеологии, к ко­торой приобщились в молодости. Пример уступчивости без личного принятия приводят Коч и Френч (Coch &French, 1948): производи­тельность труда одной работницы возросла после того, как она была изолирована от коллег, имевших совершенно четкие представления о том, как именно следует работать. Таким наблюдениям за приват­ным и публичным поведением, которые позволили бы отличить при­нятие (внутреннее согласие) от уступчивости, свойственны опреде­ленные теоретические проблемы (см. главу 6).

Референтная группа и группы членства

Эти примеры иллюстрируют также и различие между референтными группами и группами, к которым данные люди принадлежат. Рефе­рентной группой называется группа, которая психологически значи­ма для установок и поведения индивидуума. Келли (Kelley, 1952) и другие авторы дают определение референтных групп, исходя из двух

20 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Влияние и власть

21

функций самореферентности: это группы, с которыми индивидуум сравнивает себя, чтобы оценить свое собственное положение и свои установки (функция сравнения), и из которых он черпает свои нор­мы и ценности (нормативная функция). Группа, к которой принад­лежит данный человек, — это группа, членом которой он является (по определенным критериям), но с которой он может психологически не сравнивать себя в плане самооценки или социальных ценностей.

Референтные группы делятся на позитивные и негативные. Пози­тивной референтной группой называется группа, привлекательная для индивидуума, которую он внутренне принимает или принадлеж­ности к которой добивается, с ней он ощущает психологическую со­вместимость и отождествляет себя. Негативная референтная груп­па — это группа, внутренне отвергаемая индивидуумом, который не только не отождествляет себя с ней, но и использует ее для того, что­бы определить, кем он не является и кем не хочет быть. Человек срав­нивает себя с позитивной референтной группой, чтобы определить, что он должен чувствовать и как ему следует вести себя; что же каса­ется негативной референтной группы, то человек сравнивает себя с ней, чтобы понять, какие чувства не надо испытывать и как не следу­ет себя вести. В этой книге, как и во всей исследовательской литера­туре, термин «референтная группа» — если нет никакого специаль­ного комментария — используется для обозначения позитивной ре­ферентной группы.

Если безработная и бедная женщина испытывает сильное разоча­рование, потому что сравнивает себя с богатой женщиной и одновре­менно одобряет ценности и установки богатых, возможно, пытается говорить, одеваться и вести себя, как они, то в этом случае богатые являются для нее (позитивной) референтной группой. Безработный человек, однако, не богат; возможно, она мечтает о том, чтобы при­надлежать к кругу богатых, но на самом деле она принадлежит к кру­гу безработных. В данном случае группа, к которой она принадле­жит, — это безработные, но они не являются для нее референтной группой. Если же ей неприятно сознавать себя членом «группы без­работных» и она не только подражает богатым, но и старается вести себя так, чтобы ее поведение отличалось от того, что она определила как поведение безработных, в таком случае безработные для нее не только группа, к которой она принадлежит, но и негативная рефе­рентная группа.

Позитивные референтные группы оказывают влияние на своих реальных членов и на тех, кто стремится стать таковыми, что, по опре­делению, обычно приводит к личному принятию норм данной груп­пы. Что же касается уступчивости, то негативные референтные груп­пы проявляют тенденцию навязывать ее, и эта тенденция проистека­ет из их власти над людьми, которой они обладают, поскольку эти люди — их члены. Если индивидуум не может избежать членства в какой-либо группе, он вынужден отдать себя на милость ее одобре­ния и неодобрения и санкций, которые она применяет. Хороший при­мер — положение не склонной к военной службе женщины-новобран­ца. До тех пор пока она служит, она вынуждена считаться с армей­скими правилами и требованиями, как бы внутренне ни протестовала против них, поскольку ее принадлежность к определенной группе дает этой группе право принудить ее к их исполнению. Интересно мнение исследователей, которые считают, что типичные примеры уступчивости появляются там, где индивидуумы стремятся сохра­нить свое членство в позитивной референтной группе. Ниже мы еще вернемся к обсуждению некоторых аспектов этой проблемы, но при­веденный выше пример с новобранцем, ставшим таковым не по сво­ей воле, лучше отражает реальность.

Влияние и власть

Различие между понятиями «влияние» и «власть» введено в науч­ный оборот Московичи (Moscovici, 1976): влияние — это то, что вы­зывает субъективное принятие, а власть — источник принуждения и вынужденного подчинения ему. Коррелирующие различия между принятием и уступчивостью, референтной группой и группой, к ко­торой принадлежит данный человек, влиянием и властью — все это основные вопросы, к которым социальная психология влияния по­стоянно обращается. Мы скоро увидим, что они представляют собой разные аспекты дуалистической концепции влияния, которая в раз­ных формах возникала на протяжении всей истории исследований в этой области. По сути, референтные группы — это источник убеж­дающего влияния, которое приводит к принятию индивидуумом их норм, пронормативному поведению и субъективной валидности. Группы членства (если они не являются позитивными референтны­ми группами) принуждают к подчинению, навязывают публичное согласие с их нормами, следствием чего становится контрнорматив-

22 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Классические исследования социального влияния 23

ное поведение и искаженная, фальшивая самопрезентация. К друго­му аспекту этой дуалистической модели можно отнести само опреде­ление понятия социальных норм либо как «разделенной рамки рефе­ренции», которая вносит в реальную жизнь стабильность и когни­тивную когерентность (Sherif, 1936), либо как набора «разделенных ожиданий» тех, кто навязывает их остальным (Deutsch & Gerard, 1955). Разграничение власти и влияния в психологии социального вли­яния появилось относительно недавно. Начиная с 1940-х годов и вплоть до появления в 1970-х годах работ Московичи, было принято трактовать власть как основу влияния и влияние — как проявление власти. В соответствии с традициями, заложенными еще Куртом Ле-вином (Cartwright & Zander, 1968), и личное принятие, и публичное подчинение рассматривались как формы проявления влияния, раз­личие между которыми определялось типом власти, являющейся источником влияния (т. е. противопоставление власти, основанной на информации, и власти, контролирующей вознаграждение и издер­жки). Более современный подход рассматривает влияние и власть как альтернативные процессы изменения поведения других людей, при­знавая принятие следствием влияния, а подчинение — следствием употребления власти (Hollander, 1985). Аргументация Московичи будет рассмотрена ниже, а пока важно помнить лишь о том, что, по мнению всех теоретиков, полезно для науки — о разнице между убеж­дающим влиянием и вынужденной уступчивостью.

Модальности влияния

Заслуга Московичи заключается также и в том, что он предположил существование трех основных модальностей влияния, которые опре­деляют, как люди реагируют на конфликт: нормализация, конфор­мизм (или влияние большинства) и инновация (или влияние мень­шинства). Различия между этими модальностями проявляются в том, как в результате влияния формируются, поддерживаются и изменя­ются социальные нормы. Нормализация — это процесс бесконфликт­ного изменения норм внутри группы за счет взаимных уступок и постепенного сближения позиций. Конформизм — это разрешение конфликтной ситуации за счет подчинения меньшинства большин­ству, а инновация характеризует возникновение в группе конфликт­ной ситуации и ее разрешение в результате привлечения меньшин­ством остальных членов группы на свою сторону. Ниже мы расска-

жем об исследованиях, имеющих самое непосредственное отношение ко всем трем процессам. О ранних исследованиях нормализации и конформизма, ставших классическими, будет рассказано в заключи­тельных разделах этой главы. Главы 2,3 и 4 посвящены соответствен­но изучению социального конформизма, поляризации группы и вли­янию меньшинства, причем в главах 3 и 4 будет рассказано преиму­щественно о нормализации и инновации. Затем, в главе 5, мы обсудим власть и уступчивость как процессы, отличные от влияния, и, нако­нец, в главе 6 подробно рассмотрим взаимосвязь между самокатего­ризацией, членством в группе и влиянием. В этой заключительной главе я попытаюсь представить единую теорию такого феномена, ка­ким является влияние, согласующуюся как с классическими, так и с современными тенденциями.

Классические исследования социального влияния

Предтечей современных теорий влияния была концепция «внуше­ния» (suggestion). Под внушением понимают иррациональное воспри­ятие человеком влияния других людей, обусловленное социальными и эмоциональными связями. В качестве модели процесса внушения был выбран гипноз, признанный экстремальной формой внушения. Внушением объясняется наблюдаемое отличие психологии толпы от психологии отдельно взятого человека: возникновение в толпе еди­нообразного, общего для всех поведения основано на этом иррацио-нальном процессе взаимного подражания (LeBon, 1896).

Современные исследования начались с изучения того, что каза­лось подсознательными процессами взаимного внушения и подража­ния внутри групп. Можно считать, что начало экспериментального изучения влияния было положено Ф. Оллпортом (F. Allport, 1924), который обнаружил, что люди в присутствии других более консерва­тивно и сдержанно оценивают запахи и вес, чем когда делают это в отсутствие посторонних. Тенденция индивидов смягчать в группе свои суждения получила название конформности. По мнению Олл-порта, подобное явление основано на инстинктивном подчинении группе. В 1921 году Мур на своих испытуемых изучил влияние мне­ний большинства и экспертов в области этики, лингвистики и музы­ки. Он обнаружил, что суждения индивидуумов сильно зависят от таких мнений (Moore, 1921). Здесь вполне уместно вспомнить и ра-

24 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Классические исследования социального влияния 25

боту Оллпорта о «социальной фасилитации», поскольку она пред­ставляет собой попытку объяснить внушение в группе посредством обусловленных ответов. Он нашел, что присутствие других облегча­ет людям выполнение простых заданий, но сложные задания в их присутствии выполняются хуже.

Результаты этих исследований заставляют предположить проте­кание в группе процессов конвергенции (т. е. стремления людей к сближению и к тому, что быть похожими друг на друга). Основные достижения в понимании этого явления связаны с именем Шерифа (Sherif, 1936). Его исследования связали образование социальных норм с формированием консенсуса внутри группы. Он определил со­циальные нормы как «привычки, традиции, стандарты, правила, цен­ности, манеры и другие критерии поведения, которые стандартизи­ровались вследствие контакта индивидуумов» (Sherif, 1936, р. 3). Он утверждал, что наши социальные суждения относительно того, что приемлемо, а что — нет. что правильно, а что неправильно, отражают общепринятые, всеми усвоенные, имеющие социальные корни «рам­ки референции», или социальные нормы, точно также как наш пер­цептивный и когнитивный опыт физического мира отражает некие «рамки референции», т. е. сравнительные контексты, стандарты или «якоря», относительно которых мы судим о воздействующих на нас стимулах. Реальность неоднозначна, она постоянно изменяется, и, чтобы внести порядок, стабильность и когерентность в наши отно­шения с внешним миром и друг с другом, мы создаем и усваиваем общие для всех «рамки референтное™», или социальные нормы.

В своих опытах, ставших классическими, Шериф продемонстри­ровал развитие перцептивных норм. Испытуемые (мужчины) поме­щались в совершенно темную комнату, и после определенной трени­ровки им предъявляли стимул — световую точку (после того как ис­пытуемые впервые утвердительно отвечали на вопрос, видят ли они точку, точка предъявлялась на две секунды). Задача испытуемого в каждом опыте заключалась в том, чтобы громко сказать, на какое рас­стояние, по его мнению, сместилась точка. В действительности же световая точка вообще не двигалась. То, что они воспринимали ее как движущуюся, объясняется оптической иллюзией, известной под на­званием «автокинетический феномен», о существовании которой ис­пытуемые даже не подозревали. Иллюзорное расстояние, которое якобы «проходила» светящаяся точка при подобных эксперименталь­ных условиях, «изменялось» от опыта к опыту и по-разному оцени­валось разными испытуемыми.

В одной серии опытов испытуемые вначале выполняли задание поодиночке, а затем были объединены в группы по двое или по трое. Выполняя задание поодиночке, каждый испытуемый постепенно «определил» свой собственный, индивидуальный «сдвиг точки», в ко­торый укладывались все его ответы, и некий модальный, наиболее часто даваемый им ответ. Ответы разных испытуемых отличались друг от друга, и были основания считать, что испытуемые сравнива­ют свои последующие оценки «смещения» с предыдущими. С тече­нием времени «внутренняя точка отсчета», сформировавшаяся на базе личного опыта каждого испытуемого, стабилизировала их по­следующие суждения. Когда же испытуемые с разными «личными нормами» были объединены в группы и каждому из них по очереди нужно было громко сказать, на какое расстояние сместилась точка, оказалось, что имеет место постепенная взаимная конвергенция их оценок, а следовательно, и формирование общей «точки отсчета». Когда испытуемые выполнили несколько совместных заданий, раз­ница в их индивидуальных ответах оказалась настолько незначитель­ной, что ею можно было пренебречь: их оценки «смещения точки» соответствовали среднему значению их индивидуальных ответов. Влияние этой социальной нормы продолжало сказываться и тогда, когда испытуемые вновь приступили к индивидуальному выполне­нию заданий. Смысл этого эксперимента заключается в том, что в данном случае коллективная норма не является результатом уступ­чивости, а была воспринята вполне добровольно: даже получив та­кую возможность, испытуемые не вернулись к своим индивидуаль­ным нормам. Складывается впечатление, что испытуемые использо­вали суждения друг друга для создания общей точки отсчета точно так же, как перед этим они использовали свои собственные сужде­ния. К тому же выяснилось, что испытуемые пребывали в относи­тельном неведении по поводу взаимного влияния. Они преимуще­ственно бессознательно координировали свои ответы с ответами дру­гих, чтобы прийти к стабильной, согласованной картине общего, но изначально неструктурированного мира.

В другой серии опытов испытуемые сначала выполняли задание вместе, а затем приступали к его индивидуальному выполнению. Ока­залось, что при этих условиях процесс формирования общей соци­альной нормы протекает еще быстрее и полнее.

Позднее в опытах, которые стали вариацией этого базового экспе­римента, было показано, что влияние коллективной нормы на инди­видуальное суждение чрезвычайно устойчиво и сохраняется даже

26 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Классические исследования социального влияния 27

спустя год после ее формирования (Rohrer et al., 1954); что и произ­вольные нормы, установленные с помощью «подсадных уток», име­ют тенденцию сохраняться в нескольких «поколениях» неискушен­ных испытуемых (Jacobs & Campbell, 1961), но что подобные произ­вольные нормы тем хуже сохраняются в последующих поколениях, чем они более искусственны (MacNeil & Sherif, 1976).

Шериф продемонстрировал, каким образом в группах возникают социальные нормы — коллективный ответ на новые, неструктуриро­ванные, неоднозначные ситуации — и как они отражают стабильные и когерентные знания о ней. Он предложил концепцию социальных норм — «коллективные рамки референции», — возникающих из со­циального взаимодействия и функционирующих в качестве интер-нализированных когнитивных структур. Они сдерживают индивиду­альные суждения, но не принуждают человека к отказу от них. На практике они формируются в результате взаимной и постепенной конвергенции индивидуальных реакций или личных норм членов группы. Последующие исследования наглядно продемонстрировали важную роль референтных групп в овладении социальными норма­ми и большие возможности групповых норм в том, что касается из­менения установок индивидуума и его поведения.

Полевые (выполненные в естественной обстановке) исследования Ньюкомба показывают, как люди постепенно усваивают нормы тех групп, членами которых становятся, и как они продолжают следо­вать им и в дальнейшем, на протяжении многих лет (Newcomb, 1943). Эти исследования были проведены в 1930-е годы в Беннингтонском колледже, небольшом частном университетском колледже США для женщин. Студентки-первокурсницы — дочери богатых и привилеги­рованных родителей — в основном придерживались консервативных политических и экономических взглядов, в то время как преподава­тели и студентки старших курсов отдавали предпочтение либераль­ным ценностям. Они поддерживали прогрессивную налоговую поли­тику, профсоюзы, право на забастовки и экономическое планирова­ние, но выступали против фашизма и «необузданного» капитализма.

В течение нескольких лет, пока студентки учились в колледже, Ньюкомб наблюдал за тем, как изменялись их политические и эко­номические установки. Он нашел, что большинство из них постепен­но отказались от реакционных взглядов, «привезенных» из дома, ради либеральных ценностей, которые были нормой для этого колледжа. Участие в жизни колледжа привело к кардинальным и устойчивым

изменениям политических воззрений студенток. Когда спустя более четверти века Ньюкомб вновь встретился с бывшими студентками, оказалось, что, покинув Беннингтонский колледж, они не вернулись к своим прежним взглядам (Newcomb et al., 1967). Не только сами эти женщины и в 1960-е годы были настроены более либерально, чем их ровесницы, принадлежавшие к тому же социальному слою и имев­шие аналогичный экономический статус, но и их мужья. Ньюкомб обнаружил также и связь между их политическими установками и го­лосованием на президентских выборах 1960 года: выпускницы, при­держивающиеся более левых взглядов, голосовали за Кеннеди, а не за Никсона.

Как и почему взгляды студенток изменились во время учебы? Они быстро поняли, что в колледже популярны и уважаемы радикальные установки и ценности. Их разделяли и педагоги, и студентки стар­ших курсов — люди, занимавшие престижные позиции. Во время за­нятий, неформальных дискуссий, которые всячески поощрялись, и в ходе социальных контактов студентки сталкивались с радикальны­ми суждениями, слышали и аргументы в их защиту, и критику оппо­нентов. В новой студенческой жизни было много привлекательного, а наиболее активные, популярные студентки, лидеры — олицетворе­ние колледжа — энергично пропагандировали либеральные ценно­сти. Либеральные установки были непременным условием принад­лежности к чрезвычайно сплоченному коллективу и вовлеченности в новую, привлекательную жизнь. Однако изменились отнюдь не все студентки. Меньшинство консервативно настроенныхдевушектаки остались в стороне от жизни колледжа. Они были наименее попу­лярны, практически не участвовали в общих мероприятиях, завели мало знакомств и, образовав небольшую группу единомышленников, обычно держались обособленно. Преподаватели объясняли это чрез­мерной зависимостью от родителей. Пребывание в стенах Беннинг-тонского колледжа в качестве члена его коллектива вовсе не означа­ло неизбежного принятия его норм и ценностей. Решающее значение имело одно обстоятельство: стал колледж позитивной референтной группой или нет. Более либеральные взгляды приобрели те девушки, которые оказались психологически вовлеченными в жизнь коллед­жа и идентифицировали себя со старшими, активными студентками и с преподавателями. Для девушек, сохранивших консервативные взгляды, была характерна тенденция к неучастию в жизни колледжа, Для них референтными группами оставались их собственные семьи,

28 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Классические исследования социального влияния 29

друзья детства, а в колледже — небольшой круг столь же консерва­тивно настроенных студенток.

Результаты, полученные Куртом Левином при изучении процес­са принятия групповых решений, свидетельствуют о том, насколько трудно изменить поведение индивидуумов в отрыве от норм, кото­рых они придерживаются как члены определенных групп (Lewin, 1947). Ученый показал, что если личная установка была «заякорена» в группе (т. е. установка, которой придерживается человек, является следствием его принадлежности к какой-либо группе), то ее измене­нию должно предшествовать изменение установки группы в целом. Чтобы заставить американских домохозяек покупать субпродукты, которых они раньше не покупали, например почки и сердце, Левин использовал различные методы. Один из его экспериментов заклю­чался в том, что три группы, в каждой из которой было от 13 до 17 до­мохозяек, посещали лекции, посвященные важной роли хорошего питания в военное время (дело происходило в 1943 году), ценным питательным свойствам субпродуктов, а также проблемам здоровья и домашней экономики. Лекции были построены таким образом, что­бы у женщин появилось желание покупать субпродукты и кормить ими свои семьи. В трех других группах специалисты-диетологи об­суждали те же самые проблемы, сообщали женщинам фактическую информацию и подталкивали женщин к обсуждению этих вопросов между собой. Членов группы просили достичь консенсуса относи­тельно покупок субпродуктов и сказать в конце дискуссии, будут они их покупать или нет. По окончании эксперимента выяснилось, что только 3 % посещавших лекции домохозяек и 32 % членов «дискус­сионных групп» действительно до некоторой степени изменили свое отношение к субпродуктам. Аналогичные результаты были получе­ны и в экспериментах, связанных с включением в рацион младенцев масла тресковой печени и апельсинового сока.

Более поздние исследования (Bennett, 1955; Pelz, 1958) показали, что при проведении групповых дискуссий не так важны сами дискус­сии, сколько процесс подхода к принятию определенного решения, которое можно рассматривать как результат согласования позиций членов данной группы. Важным оказалось осознание членами груп­пы того факта, что у них появилась новая общая норма, которой они должны следовать, и что они добровольно согласились следовать ей.

Соломон Аш возражал против того, что влияние в группах — ир­рациональный, подсознательный процесс, предполагающий произ-

вольное подчинение социальному давлению (Asch, 1951,1952,1956). Он утверждал, что конвергенция в экспериментах Шерифа была ра­циональной попыткой придать смысл неоднозначному общему миру, в котором один и тот же объект суждения предполагает согласие меж­ду теми, кто воспринимает его. Аш высказал мысль о том, что если индивидуумы столкнутся с безусловно неверным групповым консен­сусом (он назвал такой консенсус «противоречащим факту»), то не проявят никакой конформности, а сохранят свою независимость.

Чтобы проверить свою гипотезу, он спланировал серию интерес­ных экспериментов, в которых испытуемым предстояло выполнить задание, связанное с визуальным оцениванием. В каждом опыте од­новременно должны были участвовать от 7 до 9 человек, которым предполагалось предъявить две карточки, на одной из них были изоб­ражены три линии, а на другой — одна. Испытуемые должны были выбрать из трех линий ту, которая равна образцу, и по очереди вслух высказать свое мнение. (Порядок «выступлений» испытуемых во всех опытах должен был быть одним и тем же и определялся тем, как уча­стники рассядутся для проведения первого опыта.) Всего предпо­лагалось провести 18 опытов. В действительности среди участников эксперимента был только один настоящий испытуемый, и он всегда отвечал на вопрос предпоследним. Остальные были помощниками экспериментатора1, проинструктированными следующим образом: в 12 опытах (эти опыты были названы «критическими») все они еди­нодушно должны были дать неверный ответ, причем 6 раз они долж­ны были выбрать более длинную линию и 6 раз — более короткую. Контрольные опыты показали, что, выполняя подобное перцептив­ное задание поодиночке, без всякого давления со стороны группы, испытуемые легко справляются с ним и дают правильный ответ: ко­личество ошибочных ответов было менее 1 %. Аш спланировал по­добную экспериментальную работу, чтобы получить ответ на следу­ющий вопрос: согласится ли испытуемый во время критических опы­тов с единодушным неправильным ответом группы или останется самостоятельным, не зависимым от нее, и даст правильный ответ?

Итогом серии оригинальных исследований были следующие ре­зультаты (Asch, 1956). Во-первых, около трети ответов во время кри­тических опытов свидетельствовали о конформности испытуемых по

Помощников экспериментатора называют также конфедератами или «подсадны­ми». — Примеч. пер.

'«.,■'

30 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Классические исследования социального влияния 31

отношению к мнению группы. Эта цифра неоднократно подтверж­далась на протяжении всего исследования. Во-вторых, испытуемые весьма существенно отличались друг от друга. Примерно четверть из них не проявила никакой склонности к конформности и во всех опы­тах давала не зависимые от групп ответы, в то время как примерно такое же количество согласилось с группой в 8 опытах или чаще. Одна треть испытуемых соглашалась с мнением группы в половине опы­тов или чаще. Незначительное число испытуемых (6 из 133 человек, вошедших в три экспериментальные группы) согласились с мнением группы во всех опытах. Когда эксперименты были завершены, Аш и его коллеги, проинтервьюировав участников, пришли к выводу, что несогласие с группой смущает людей, они ощущают неуверенность и сомневаются в своей правоте. Испытуемых нервировал и волновал конфликт со своими группами, и они пытались найти этому объясне­ние; по мере того как расхождение в ответах продолжалось, волнение испытуемых нарастало, они начинали сомневаться в точности своих суждений, и им все труднее становилось преодолевать соблазн при­соединиться к мнению большинства. В конце концов они начинали смущаться, становились мнительными, чувствовали себя одиноки­ми, и у них появлялся страх перед общественным осуждением.

Большинство испытуемых переживали эмоциональный и когни­тивный конфликт, не понимая, кто прав, а кто ошибается, и «конф­ликт конформности», поскольку у них не было иного выхода, кроме как положиться на то, что они видят, и пойти против группы либо согласиться с ней, хоть она и ошибается. Различие между «независи­мыми» и «покладистыми» проявлялось в том, как они справлялись с этим конфликтом конформности. Среди «независимых» были раз­ные люди: одни твердо стояли на своем, другие испытывали эмоцио­нальный дискомфорт, но вели себя так, что ихжелание сохранить ин­дивидуальность было очевидным; третьи демонстрировали изрядную долю сомнений и напряжение, но были полны решимости давать адекватные ответы. «Покладистые» тоже руководствовались разны­ми соображениями: складывалось такое впечатление, что меньшая их часть страдала искажением восприятия, поскольку они клялись, что на самом деле видели именно то, о чем сообщала группа, большая же часть покладистых знала, что видела линии не так, как их видели ос­тальные члены группы, но считали свое восприятие — в отличие от восприятия большинства — неверным. Среди «покладистых» было и немало довольно циничных людей: они не считали, что группа права,

но не хотели «высовываться», сознательно не желали демонстриро­вать свое отличие от других и боялись насмешек со стороны группы, которая могла счесть их «неполноценными».

Аш провел и эксперименты, ставшие интересными вариантами опытов, описанных выше. Когда настоящих испытуемых не просили сообщать свой ответ вслух, а давать его в письменной форме (при этом остальные участники эксперимента давали устные ответы), конформ­ность значительно понизилась и составила не более 12,5 % от общего числа ответов в «критических» опытах. Когда разница между линия­ми-образцами и линиями, с которыми их нужно было сравнивать, уменьшилась, вследствие чего задание перцептивно усложнилось, а правильный ответ стал менее очевидным, конформность усилилась. Оказалось, что социальная конформность обратно пропорциональна разнице между линией-образцом и линиями-стимулами. На нее так­же заметно влияет и нарушение единогласия в группе. Когда один из конфедератов «присоединялся» к испытуемому и начинал давать пра­вильные ответы, отличные от ответов большинства, конформность ответов в критических экспериментах упала до 5,5 %. Подобное «осво­бождающее» влияние партнера проявлялось даже тогда, когда огг^на-чинал давать правильные ответы во второй половине эксперимен­тальной серии, и полностью исчезало, если партнер, дававший пра­вильные ответы в первой половине экспериментальной серии, потом «предавал» наивного испытуемого и переставал это делать.

Эффект «партнера», или «поддерживающего», тем более порази­телен, что конформность, судя по всему, по достижении определен­ной численности группы, практически не зависит от нее. Аш показал, что если испытуемому «противостоит» всего лишь один «конфеде­рат», конформность очень невелика (процент ошибок не превышает 0,33 %), если два помощника — 1,53 %, если три — 4 %, если четыре — 4,2 %, а в группе, в которой испытуемому «противостоят» 16 человек, Количество неверных ответов равно 3,75%. Следовательно, гораздо важнее единодушие «оппонентов», чем число участников экспери­мента, дающих неверные ответы: важен консенсус, а не численность. Как писал сам Аш, «при прочих равных условиях единое большин­ство, состоящее из трех человек, значительно эффективнее большин­ства, состоящего из восьми человек и имеющего одного девианта» И «наблюдаемые влияния не являются результатом суммации влия­ний всех членов группы: необходимо понимать, что результаты лишь относительно детерминированы» (Asch, 1951, р. 186).

32 Глава 1. Введение: основные понятия и классические исследования

Дополнительная литература 33

Другие результаты Аша убедительно доказывают, что конформ­ность, если речь не идет о меньшинстве наблюдателей, не подчиняет­ся принципу «все или ничего». Испытуемые демонстрируют попыт­ки достичь компромисса с группой. Если группа допускает «среднюю» ошибку, т. е. если она признает совпадающей с образцом ту из сти-мульных линий, которая отличается от него меньше, чем другие сти-мульные линии, доступные в этом опыте, все ошибки испытуемых будут средними. В случае же, когда группа допускает «экстремаль­ную ошибку», количество «средних» ошибок испытуемых (ответов, лежащих между ответом группы и правильным ответом) составит 20 %. Точно также если у испытуемого появляется «склонный к ком­промиссу» и «средним» ошибкам партнер, который всегда расходится в оценках как с «экстремистски» настроенным большинством, так и с испытуемым, испытуемый допускает ошибки с той же частотой, но примерно 76 % его ошибок будут «средними», а в контрольном опыте, в котором испытуемый противостоит «экстремистски» настроенному единогласному большинству, количество «средних» ошибок у него всего лишь 42 %. Испытуемый никогда не «отрывается» от группы и, даже двигаясь в этом направлении, стремится найти компромисс.

И последнее. Аш провел замечательный эксперимент, в котором создал ситуацию, противоположную описанной выше, т. е. он заме­нил своих помощников настоящими испытуемыми: в опытах прини­мали участие группы, состоявшие из 16 испытуемых и одного помощ­ника (Asch, 1951). При этих условиях испытуемые вели себя совер­шенно по-другому. Уверенные в своей правоте и в себе, они с насмеш­кой, удивлением и недоверием взирали на ошибающегося помощника.

Исследования Аша свидетельствуют о том огромном давлении, которое оказывала на испытуемых группа, вынуждая их проявлять конформность даже в перцептивно структурированной ситуации и при норме, противоречащей факту, и о напряжении, неуверенности и сомнениях в собственной правоте, присущих испытуемым, которые не хотели становиться нежеланными изгоями. Аш доказал, что в пер­цептивно однозначной ситуации как минимум меньшая часть испы­туемых останется полностью независимой, а большинство испыту­емых останутся независимыми в большинстве случаев. Между тем вывод из исследований Аша, распространяющийся на все ситуации, заключается в том, что перед лицом группы индивидуум слаб и что сильное спонтанное принуждение к конформности является неотъ­емлемой чертой группового контекста.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Джон ТернерОглавление
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации