Вассерман Л.И., Дорофеева С.А., Меерсон Я.А. Методы нейропсихологической диагностики - файл n1.doc

приобрести
Вассерман Л.И., Дорофеева С.А., Меерсон Я.А. Методы нейропсихологической диагностики
скачать (2699.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2700kb.07.07.2012 03:23скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Л. И. Вассерман,
С. А. Дорофеева, Я. А. Меерсон

МЕТОДЫ

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ
ДИАГНОСТИКИ

Практическое руководство

ИЗДАТЕЛЬСТВО «СТРОЙЛЕСПЕЧАТЬ»
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

1997

Посвящается профессору
Наталии Николаевне Трауготт

ПРЕДИСЛОВИЕ

Практическое руководство по методам нейропсихологиче-
ской диагностики в такой форме издается впервые. В основе
книги - материалы и многолетний опыт нейропсихологиче-
ских исследований авторов под руководством профессора
Я. Я. ТРАУГОТТ (1904-1994) и профессора И. М. ТОН-
КОНОГОГО
(в настоящее время живущего и работающего
в США).

Крупные ученые и руководители научных коллективов, они
много сделали для развития клинической нейропсихологии и
обогащения ее новыми идеями и методами. Совместные об-
суждения результатов экспериментов и разборы больных с на-
рушениями высших психических функций, многочисленные
совместные научные доклады и публикации, в частности в свя-
зи с разработкой новых методов нейропсихологической диаг-
ностики, позволяют считать Н. Н. Трауготт и И. М. Тонконо-
гого соавторами отдельных разделов монографии.

Мы благодарны своим учителям за научную школу и счи-
таем своим долгом сказать это на первой странице книги.

Л. И. Вассерман

С. А. Дорофеева

Я. А. Меерсон

ВВЕДЕНИЕ

Нейропсихология в нашей стране по праву считается одной
из наиболее разработанных областей научной психологии, за-
воевавшей международное признание и авторитет. Как одна из
фундаментальных наук о мозге, нейропсихология, наряду с
нейрофизиологией, вносит огромный вклад в решение слож-
нейших задач взаимоотношения мозга и психики человека.
Как самостоятельный раздел биологической психологии, име-
ющий свою теорию, методологию поиска и методы исследо-
вания, нейропсихология изучает мозговые механизмы слож-
ной психической деятельности, соотнося представления о
структуре и системной организации высших психических фун-
кций, психологических процессов и эмоциональной регуляции
поведения человека с данными о строении и функциональной
организации различных отделов больших полушарий головно-
го мозга. И в этом нейропсихология играет чрезвычайно важное
значение для развития смежных психологических, медицинских
и педагогических дисциплин: общей и дифференциальной пси-
хологии, психологии индивидуальных различий, психодиагно-
стики, неврологии, нейрохирургии, психиатрии и дефектологии.
К современным междисциплинарным связям нейропсихологии
несомненно следует добавить теорию систем, теорию информа-
ции и распознавания образов, компьютерные науки и др.

Но нейропсихология интенсивно развивается не только как
фундаментальная научная дисциплина, но и как область пси-
хологической практики. Б. Ф. Ломов (1984), говоря о связи
психологии с другими научными дисциплинами, объектом
которых является человек, подчеркивал, что потребность в тео-
рии психологии, ее методах и результатах конкретных иссле-
дований возникает прежде всего при решении прикладных
задач. Особенно значимым это является для изучения инди-
видуальных особенностей личности на основе методов психо-
логической диагностики, в которой Б. Г. Ананьев (1980) видел
универсальный способ оценки «... состояний, свойств и возмож-
ностей «единичного» человека, практической работы с каждым
отдельным человеком в целях его воспитания и обучения, про-
филактики и лечения».

Как прикладная область психологической науки и составная
часть медицинской психологии в целом, нейропсихология
имеет несколько направлений, объединенных общей теорией,
методами исследования и основными задачами, которые могут

6

быть сформулированы как изучение клиники локальных пора-
жений мозга для разработки проблем локализации высших
психических функций и мозговых основ их нарушения и вос-
становления (Тонконогий И. М., 1973).

Развиваясь на стыке клинической неврологии и психологии,
нейропсихология обеспечивает психологическими методами
диагностику локальных поражений головного мозга и этим су-
щественно дополняет общее клиническое обследование больных
преимущественно в нейрохирургической, неврологической и
психиатрической клиниках. Поэтому имеются все основания для
выделения клинической нейропсихологии (Тонконогий И. М.,
1973; Корсакова Н. К., Московичюте Л. И., 1988), которая в со-
ответствии с реальными потребностями практики становится
все более необходимой и значимой для организации комплекс-
ного и высокоэффективного обследования больных в клинике
сосудистой, травматической и онкологической патологии моз-
га, нейроинфекций и эпилепсии, в практике дефектологии и
медицинской педагогики. В последние годы методы нейропси-
хологической диагностики начинают основательно использо-
ваться в психиатрии, где решаются вопросы дифференциальной
диагностики, выявления инициальных форм деменции в позд-
нем возрасте, квалификации дефектов при эндогенных психо-
зах, оценки эффектов психофармакотерапии и многие другие.

Как одну из важнейших областей прикладной психологии
следует рассматривать и интенсивно развивающуюся в послед-
ние годы нейропсихологию детского возраста, тесно связанную
с проблемами восстановительного лечения и обучения.

Можно с уверенностью сказать, что несмотря на все ,боль-
шую технизацию диагностического процесса, использование
самых современных методов нейрофизиологии, нейрорентге-
нологии, ультразвукового сканирования и др., теория и методы
нейропсихологической диагностики не только не теряют своего
значения, но, напротив, становятся все более необходимыми
для клинических психологов и врачей, дефектологов и педаго-
гов, для всех работающих с больными детьми, взрослыми и
пожилыми людьми, с инвалидами вследствие дефектов разви-
тия мозга. Эти потребности определяются многими и хорошо
известными факторами, среди которых ведущими являются
задачи экспертизы, восстановительного обучения и реабилита-
ции.

Кроме традиционного клинического применения, идеи и
методы нейропсихологии привлекают все большее внимание
специалистов в области моделирования психических процес-
сов, психолингвистики, разработчиков различных распознаю-

7

щих систем и приборов, экспертов в области профотбора и
профориентации, преподавателей психологии в высших учеб-
ных заведениях.

Таким образом, клиническая нейропсихология способствует
решению задач топической диагностики очагов поражения
мозга, более ранней и точной дифференциации общемозговых
и локальных синдромов (с выявлением структуры последних),
оценки эффективности лечения и психологической коррекции
нарушений высших психических функций в результате болез-
ни (или нейрохирургической операций), а также дефектов их
развития. В этом плане она может рассматриваться как со-
ставная часть клинической медицины.

Связующим звеном, объединяющим достижения фунда-
ментальной, в том числе экспериментальной нейропсихологии
с различными областями практики (и прежде всего медико-
психологической), является нейропсихологическая диагности-
ка, ее методы.

Основоположниками отечественной нейропсихологии по пра-
ву называют Л. С. Выготского, заложившего теоретические и экс-
периментальные основы этой науки еще в 20-30-х гг. и его
ученика и исследователя А. Р. Лурия (1902-1977).

А. Р. Лурия на протяжении более 50 лет последовательно
разрабатывал различные проблемы теоретической и приклад-
ной нейропсихологии, что нашло отражение в его многочис-
ленных монографиях, изданных в нашей стране и за рубежом.
Его заслуга в деле создания нейропсихологии как самостоя-
тельной научной дисциплины, ее теории, понятийного аппа-
рата и методов исследования трудно переоценить1. Но, воз-
можно, главной заслугой А. Р. Лурия является создание ней-
ропсихологической научной школы, которую с полным
основанием следует называть «нейропсихологической школой
Московского университета». В период ее расцвета в 60-х - на-
чале 80-х гг. большой вклад в развитие теории и практики
нейропсихологии внесли ученики и последователи А. Р. Лурия:
Е. Д. Хомская, Т. В. Ахутина, Л. С. Цветкова, Н. К. Корсакова,
В. В. Лебединский, Э. Г. Симерницкая и др. Их работы, осо-
бенно в области экспериментальной нейропсихологии и пси-
хофизиологии, психолингвистики, психологических основ вос-
становительного обучения, нейропсихологии глубоких структур
мозга и детской нейропсихологии хорошо известны по мно-
гочисленным публикациям Московского университета.

1 О вкладе А Р. Лурия в развитие нейропсихологии, об этапах его творческого
пути неоднократно писали его ученики и соавторы (Хомская Е. Д., 1987, и
др.)

8

В 1987 г. Е. Д. Хомской издан первый учебник по нейроп-
сихологии1, в котором воспроизведена и схема нейропсихоло-
гического исследования А. Р. Лурия, дополненная рядом
патопсихологических методик (нетрадиционных для классиче-
ского нейропсихологического эксперимента), которая переиз-
дана с альбомом стимульных материалов в 1994 г.

Существенный вклад в развитие отечественной нейропси-
хологии внесла ленинградская нейропсихологическая школа,
возглавлявшаяся Н. Н. Трауготт и И. М. Тонконогим. Твор-
ческое содружество ученых: врачей, нейропсихологов и ней-
рофизиологов Института эволюционной физиологии и био-
химии им. И. М. Сеченова и Психоневрологического инс-
титута им. В. М. Бехтерева позволило реализовать многие
научно-исследовательские проекты, непосредственными участ-
никами которых являлись и авторы этой книги. Благодаря
сотрудничеству со специалистами в области сенсорных сис-
тем и математического моделирования, теории информации
и распознавания образов теория нейропсихологии была обо-
гащена новыми представлениями о мозге, как о системе,
воспринимающей, хранящей и перерабатывающей информа-
цию, об операциях, необходимых для реализации той или
иной функции (или функциональной системы). В традици-
онный понятийный аппарат нейропсихологии были введены
новые (ставшие ныне классическими) понятия, такие как опе-
ративная память, фильтрация сообщений, помехоустойчивость,
статистическое кодирование информации, распознавание обра-
зов, пространственное преобразование признаков объектов,
принятие решении и другие (Тонконогий И. М., 1973). Тео-
ретические и экспериментальные исследования, выполненные
на хорошо верифицированном клиническом материале, по-
зволили сформулировать новые подходы к пониманию ме-
ханизмов, обеспечивающих надежность работы мозга, а
представления об операциях, реализующих отдельные
«звенья» или «этапы» в сложной организации памяти, узна-
вания, принятия решения и т. п. обогатили нейропсихоло-
гию не только новыми методологическими принципами, но
и способствовали разработке принципиально новых методов
исследования, в том числе и специальной эксперименталь-
ной аппаратуры (Тонконогий И. М., 1973; Вассерман Л. И.,
1983; Меерсон Я. А., 1986). В свою очередь новые нейроп-
сихологические методики впервые позволили выявлять слабо
структурированные или скрытые нарушения высших психи-

1 Е. Д. Хомская. «Нейропсихология». Изд. МГУ, 1987.

9

ческих функций, в частности узнавания, что существенно
расширило диапазон эффективного применения нейропсихо-
логической диагностики при тех формах патологии мозга,
при которых ранее нейропсихологические исследования каза-
лись малоперспективными, например при эпилепсии (Вассер-
ман Л. И., 1989, 1995), шизофрении и аффективных пси-
хозах (Ткаченко С. В., Бочаров А. В., 1991), хроническом
алкоголизме (Ерышев О. Ф., Меерсон Я. А., Тархан А. У., 1996).

Многолетняя работа в области клинической психодиагно-
стики и нейропсихологии, опыт разработки и применения но-
вых методических приемов привел нас к убеждению в том,
что луриевский метод, разработанный более 40 лет назад, на
новом «витке спирали» развития нейропсихологической диаг-
ностики по ряду практических критериев не отвечает в полной
мере современным требованиям к нейропсихологическому экс-
перименту. Признавая несомненную теоретическую обоснован-
ность методик «батареи», которую называют «луриевской» и
высокие достоинства принципа качественного анализа (синд-
ромальный анализ, выделение общего фактора и т. п.), все же
отметим, что метод А. Р. Лурия в целом не обеспечивает стан-
дартных условий эксперимента и анализа результатов иссле-
дования, хотя применение стандартных процедур исследования
и анализа результатов нейропсихологической диагностики со-
вершенно не исключает качественного анализа и построения
всей той сложной (индивидуально трудно воспроизводимой)
технологии принятия диагностических решении, которая со-
ставляет основной теоретический принцип метода А. Р. Лурия.

Отсутствие нормативных данных и оценочных систем при-
менительно к нейропсихологическим методикам делает сомни-
тельным воспроизводимость результатов и возможность их ис-
пользования в сравнительных исследованиях. Высказывая ча-
стично эти критические замечания еще в начале 80-х гг.
(Вассерман Л. И., 1983), мы со временем убедились в их спра-
ведливости, отмечая несомненный интерес к сравнительным
нейропсихологическим исследованиям в нашей стране и за ру-
бежом, необходимость учета эффективности психофармакоте-
рапии и динамики восстановительного лечения больных, а
также сопоставление результатов нейропсихологической диаг-
ностики больных с различными формами патологии головного
мозга и т. п. Очевидно, что реализация указанных задач прак-
тически невозможна без стандартных форм исследования и
анализа результатов. Примечательно, что аналогичные крити-
ческие замечания по отношению к луриевскому методу выска-
зывают и зарубежные нейропсихологи (Golden С. et al., 1978,

ю

1980; Purisch A. a. Sbordone R., 1986) — авторы известного (но
не бесспорного) набора методик — «LURIA — NEBRASKA
NEUROPSYCHOLOGICAL BATTERY», разработанного на пси-
хометрической основе. Косвенно такой же точки зрения при-
держивается и Э. Г. Симерницкая (1995), одна из наиболее
последовательных учениц А. Р. Лурия, предпринявшая попыт-
ку разработать на «компромиссной основе» нейропсихологиче-
скую методику экспресс-диагностики для детей «Лурия 90»
(Симерницкая Э. Г., 1991), в которой сочетаются качествен-
ный и количественный анализы результатов при относительно
стандартной процедуре исследования.

Одна из первых в нашей стране попыток разработки
стандартизированного набора диагностических нейропсихо-
логических методик была предпринята нами совместно с
И. М. Тонконогим (1974). Второй, существенно перерабо-
танный вариант, издан в 1987 г.1 и быстро стал библи-
ографической редкостью. В набор были включены только
хорошо апробированные нами, валидные и адекватные для
диагностики нарушений высших психических функций,
методические приемы, разработанные в разные годы и
разными авторами, в том числе и А. Р. Лурия. Многие
из субтестов были модифицированы в связи с задачами
стандартизации. Около 25 % проб и заданий — оригиналь-
ные авторские разработки.

Методические рекомендации нашли широкое применение в
клинической психологии, медицине и педагогике; с помощью
сокращенного варианта сенсибилизированных методик набора
за прошедшее десятилетие был выполнен ряд масштабных ис-
следовательских проектов, в том числе в эпилептологии (Вассер-
ман Л. И. 1989, 1995). Вместе с тем стала очевидной необхо-
димость переработки набора: уточнения нормативных данных,
инструкций и оценочных шкал, введения новых проб и зада-
ний, модификации и создания дополнительных стимульных
материалов.

Так укрепилась идея написания давно планировавшегося
практического руководства по методам нейропсихологической
диагностики, которое бы аккумулировало знания и опыт авто-
ров именно в этой области. Поэтому в предлагаемой вниманию
читателей книге так кратко (схематично) представлены вопро-
сы теории, методологии и нейропсихологической синдромоло-

1Л И Вассерман, С. А. Дорофеева, Я А. Меерсон, Н. Н. Трауготт.
«Стандартизированный набор диагностических нейропсихологических ме-
тодик» Методические рекомендации Института им В. М Бехтерева.—
1987, 42 с., 27 рис

11

гии, тем бочее что они фундаментально изложены в работах
А. Р. Лурия (1969, 1973), Е. Д. Хомской (1987). Вопросы кли-
нико-психологической феноменологии нарушений высших пси-
хических функций детально представлены И. М. Тонконогим
(1973). Также не анализируются вопросы собственно «техноло-
гии» принятия топико-диагностического решения, т. е. соотне-
сения результатов, полученных с помощью различных проб и
заданий (которые весьма многозначны), с особенностями нару-
шения той или иной функциональной системы. Эти задачи, яв-
ляясь стержневыми для клинической нейропсихологии, частич-
но решаются в работах А. Р. Лурия, но в целом являются пред-
метом отдельного анализа.

Вместе с тем, в монографии, наряду с детальным описа-
нием методов нейропсихологической диагностики, весьма важ-
ное место занимают содержательные характеристики синдро-
мов нарушений речи органического генеза (афазий), как наи-
более часто встречающиеся, и паттернов их диагностики с
оригинальной оценочной системой. Все это отражает не только
своеобразие ленинградской (санкт-петербургской) клинико-
психологической школы в нейропсихологии, но и огромный
опыт практической лечебно-восстановительной работы с боль-
ными.

Существенное место в общем объеме книги отводится ней-
ропсихологической диагностике в детском возрасте. Эта глава
подготовлена детским психиатром и нейропсихологом А. Н. Кор-
невым.

В последней главе книги в качестве примера приводятся
результаты использования сенсибилизированного варианта
схемы для многомерной нейропсихологической диагностики
больных с различными формами эпилепсии и шизофрении.

В заключение отметим, что существует большое количе-
ство публикации авторов по различным аспектам представ-
ленных в книге материалов, которые практически невозмож-
но включить в указатель литературы практического руковод-
ства. Многие вопросы, связанные с нейропсихологической
диагностикой и разработкой новых методов исследования, не-
однократно обсуждались с нашими коллегами: С. И. Кайдано-
вой, Е. П. Кок, В. М. Смирновым, которым авторы благодар-
ны за научную поддержку и сотрудничество. Авторы неиз-
менно признательны специалистам по сенсорным системам
Г. В. Гершуни и А. В. Бару, теории информации и мате-
матическому моделированию И. И. Цуккерману за творче-
ское сотрудничество в разработке новых методов диагности-
ки локальных поражений мозга. Большую помощь в обсле-

12

довании больных, разработке и апробации методов нсйроп-
сихологической диагностики оказали наши ученики: Н. С. Ха-
занова, А. Г. Зальцман, А. С. Тархан и С. В. Ткаченко. Авторы
искренне благодарны им за это, так же как научным сотруд-
никам и врачам отделений восстановительного лечения не-
врологических больных и хирургического лечения эпилепсии
Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, на
базе которых проводились многолетпие исследования.

Авторы также благодарны художнику А. М. Гусарову, со-
здавшему рисунки - стимульный материал к методикам. Из-
дание этой книги было бы весьма затруднительным без фи-
нансовой поддержки Российского государственного научного
фонда (РГНФ). Авторы пользуются случаем принести Фонду
свою искреннюю благодарность.

Глава I

КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ И ТЕОРИИ
НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ
НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

1.1. Клинико-психологические методы

и диагностика локально-органических

поражений мозга

Большинство традиционных синдромов нарушений высших
психических функций (понятие, введенное в психологию Л. С. Вы-
готским еще в начале 30-х гг.) были описаны при клиниче-
ском анализе очаговых поражений мозга различного проис-
хождения, особенно в период расцвета так называемой нейроп-
сихологической феноменологии (понятие современное) в кон-
це XIX — начале XX вв. В течение длительного времени
симптомы расстройств речи, гнозиса, праксиса и других ВПФ
рассматривались лишь в качестве дополнительных критериев
неврологической диагностики, а методы их выявления специ-
ально не выделялись из общего арсенала клинико-неврологи-
ческих приемов исследования больных. А. Р. Лурия —один из
основоположников нейропсихологии — в первых своих моно-
графиях, посвященных нарушениям ВПФ, также называет эти
методы клинико-психологическими или психофизиологиче-
скими (Лурия А. Р., 1947, 1962, 1969). Отметим, что вопросы
истории применения методов психологической диагностики
при локально-органической патологии мозга, как правило, спе-
циально не рассматриваются1, хотя общие очерки истории
изучения локализации ВПФ и клинической психологии весьма
фундаментально представлены в монографиях А. Р. Лурия
(1969, 1973) и И. М. Тонконогого (1973), а также в коллек-

1 По общей и клинической нейропсихологии существует огромная
литература, которая, в частности, представлена и в приводимых ниже
монографиях и руководствах. В нашей книге мы упоминаем только те
источники, которые дают представление о путях развития нейропсихо-
логической диагностики, в частности ее методического аппарата.

14

(тивных руководствах, таких, например, как «Clinical Neuro-
psychology» (1979) под ред. М. Kenneth и др. и «Handbook of
Neuropsychol. Assessment», 1992, под ред. A. Puente a. R.
McCaffrey. Можно с уверенностью сказать, что первые клини-
lo-психологические приемы исследования нарушений речи,
узнавания, действия использовались авторами описании и но-
сили сугубо эмпирический характер (как любые диагностиче-
ские приемы, используемые опытными врачами).

В последующем, по мере более углубленного изучения
феноменов расстройств высших функций мозга при локаль-
ной патологии стали применяться специально разработан-
ные простые методические приемы. До настоящего времени
известны некоторые пробы, предложенные В. Bourdon, P. Marie,
A. Pick, Г. И. Россолимо, Ф. Е. Рыбаковым, А. Н. Бернштей-
ном. Так в работе известного отечественного невропатолога
Г. И. Россолимо «Профили больных нервными и душевными
болезнями» (1910) приводятся результаты исследования
больных с сосудистыми поражениями мозга, в частности
расстройствами речи, памяти, внимания, воображения и др.
Делается одна из первых попыток оценить степень выражен-
ности нарушений речи при афазиях по разработанной шкале
«ошибок» и вывести итоговый профиль; ряд проб методики
Г. И. Россолимо используется и до сих пор, хотя в целом
его «профили», как попытка стандартизации исследования и
оценки результатов, несомненно имеют только исторический
интерес.

В неврологических и психиатрических клиниках для ис-
следования больных с органической патологией мозга и в
настоящее время используются некоторые методики, иерво-
начально разработанные для исследования психически боль-
ных: запоминание и воспроизведение бессмысленных слов по
Г. Эббингаузу, корректурная проба В. Я. Анфимова, методика
для исследования умственнои работоспособности — «счет» и «от-
считывание» по Э. Крепелину и другие патопсихологические
пробы. Психиатром А. Н. Бернштейном (1911, 1922) разра-
ботана «Экспериментально-психологическая методика распозна-
вания душевных болезней», которая применялась автором для
исследования больных с эпилепсией и церебральным атероск-
лерозом с психическими нарушениями. Эту методику также
охотно использовали и невропатологи для исследования боль-
ных с очаговыми поражениями мозга (Кроль М. Б., 1914), в
частности, применяющиеся до сих пор варианты проб «по-
следовательные картинки», «складывание картинок из частей»
и др.

15

Экспериментально-психологические пробы широко исполь-
зовались в клинике нервных и душевных болезней, руководи-
мой В. М. Бехтеревым. Ряд известных проб были разработаны
именно в этой клинике: буквенная корректурная проба В. Х. Ан-
фимова (1908), таблицы В. М. Бехтерева и С. Д. Владычко
(1911) и др. Разумеется, эти методические приемы, направ-
ленные преимущественно на исследование психических про-
цессов: активного внимания, умственнои утомляемости, темпа
деятельности и т. п., прямого топико-диагностического значе-
ния не имели, но полученные результаты учитывались при об-
следовании больных с гемиплегиями капсулярного и корти-
кального происхождения и в последующих клинико-анатоми-
ческих сопоставлениях.

Активная и целенаправленная разработка методических
приемов исследования больных с локальными поражениями
мозга начинается, по-видимому, после первой мировой войны.
Это связано с множеством военных черепно-мозговых травм и
верифицированным клиническим материалом. Хорошо извест-
ны нейропсихологические исследования W. Poppelreuter (1917),
S. Henschen (1920), А. Gelb и К. Goldstein (1920), К. Kleist
(1934). Исследования многих авторов в области клинической
нейропсихологии в 20-е годы проанализированы И. М. Тонко-
ногим (1973). В частности, в 1918 г. К. Goldstein и А. Gelb исс-
ледовали особенности зрительного узнавания у больного с ране-
нием затылочных долей мозга. Применялись многие методики
на узнавание геометрических фигур, предметов, цветов и т. п.
Примечательно, что этот больной наблюдался в последующем
рядом авторов на протяжении почти 20 лет.

Известный английский невролог Н. Head (1926) посвятил
обширный труд изучению локализации функций и клинико-
психологическому описанию афазий. Им впервые описана се-
мантическая афазия, которая впоследствии детально изучена
А. Р. Лурия (1969). Заметим, что I-й том работ Н. Head со-
держит большой обзор и анализ исследований афазий, агно-
зий и апраксий. При этом автор пользовался не менее приме-
чательной работой S. Henschen, который на оснований анализа
клинико-анатомических наблюдений более 1300 случаев афазий
(за период почти 50 лет) составил сводные диагностические таб-
лицы. Н. Head (1926) одним из первых среди специалистов по
изучению ВПФ предложил большой набор методик для целе-
направленного выявления расстройств речи, гнозиса, праксиса,
ориентировки в пространстве и др. Многие пробы из этого
набора включил в свою «батарею» А. Р. Лурия (пробы на на-
зывание изображений предметов, отчуждение смысла слов и

16

пространственные соотношения — «часы» и др.). Ряд из этих
проб используются практически во всех известных наборах
(нейропсихологических методик. Отметим, что И. П. Филимо-
нoв с соавторами использовал набор проб Н. Head для иссле-
дования больных в неврологической клинике, дополнив их
своими оригинальными методиками исследования речи при
афазиях по специальной схеме.

К. Goldstein на протяжении более 30 лет изучал проблемы
локализации высших функций мозга, в частности методом
клинико-психологоанатомических сопоставлений и на основе
представлений теории гештальт-психологии. Разработал ряд
методик, используемых до сих пор в патопсихологии и ней-
ропсихологии для анализа нарушений мышления, например
«классификацию», модифицированную впоследствии Л. С. Вы-
готским.

Наконец, отметим фундаментальные исследования К. Kleist
(1934) по проблемам локализации психических функций
(также на материале военной травмы) (цит. по И. М. Тон-
коногому, 1973). Автором составлена детальная карта мозга,
которая основана на узколокализационистских позициях, но
безусловно представляет исторический интерес, как этап на
пути познания взаимоотношений в системах «мозг и пси-
хика».

По мере развития клинической неврологии, нейрофизиоло-
гии и научной психологии трансформировались и представле-
ния о мозговой организации ВПФ, о значении симптомов и
синдромов их нарушений для топической диагностики очаго-
вых поражений мозга. Теория динамической локализации фун-
кций мозга И. П. Павлова, ее развитие П. К. Анохиным и его
учение о функциональных системах, теоретические исследова-
ния Л. С. Выготского, А. Р. Лурия и А. Н. Леонтьева о развитии
ВПФ в онтогенезе послужили фундаментом для дальнейшего
становления нейропсихологии. По-существу, эти и другие фун-
даментальные исследования в нашей стране положили начало
переходу от накопления фактов и описания нарушений ВПФ к
их детальному и планомерному изучению с теоретических
(междисциплинарных) и экспериментально-психофизиологи-
ческих позиций. Такой путь оказался чрезвычайно плодотвор-
ным и это во многом связано с именем А. Р. Лурия. В моногра-
фии «Высшие корковые функции человека и их патология при
локальных поражениях мозга» (1962, 1969—2-е издание) им
обосновывается теория системной организации ВПФ, приво-
дятся основные принципы нейропсихологической диагностики
и описания методов исследования больных. Об этом много ска-

17

зано в публикациях его учеников и соратников (Хомская Е. Д.,

1987 и др.)-

С нашей точки зрения основными заслугами А. Р. Лурия
в развитии отечественной нейропсихологии и ее прикладных
областей являются:

— интеграция огромного опыта клинико-психологических
и экспериментальных исследований своих предшественников
и современников в разработке проблемы локализации ВПФ
и топической диагностики поражений мозга при их наруше-
ниях;

— создание нейропсихологии как науки, разработка теории
клинической нейропсихологии на основе интеграции научных
знаний, в том числе в смежных областях (нейроанатомии,
нейрофизиологии, психологии) и собственного большого кли-
нико-психологического опыта;

— разработка оригинальных классификации афазий и ап-
раксий, детальное изучение и описание ряда синдромов нару-
шений ВПФ, в частности лобного синдрома;

— создание «батареи» методик для многомерной нейропси-
хологической диагностики, куда вошли наряду с оригинальны-
ми авторскими методиками многие пробы и задания, разра-
ботанные на протяжении многих десятилетий в разных
неврологических, нейрохирургических, психиатрических и
психологических школах, модифицированные и апробирован-
ные им в соответствии с собственными теоретическими пред-
ставлениями;

— создание и многолетнее руководство московской нейроп-
сихологической школой.

Первые систематизированные подходы к диагностике на-
рушений ВПФ, преимущественно афазий, были изложены
А. Р. Лурия в монографиях «Травматическая афазия»
(1947) и «Восстановление функции мозга после военной
травмы» (1948). Но основные теоретические и методоло-
гические принципы нейропсихологической диагностики,
многоаспектное изложение методических подходов к топиче-
ской диагностике нарушений ВПФ были изложены автором
в фундаментальной монографии «Высшие корковые функции
человека» (1962—1-е и 1969—2-е издания). В последней мо-
нографии (Лурия А. Р., 1969) методы исследования ВПФ
при локальных поражениях мозга, которые автор рассматри-
вает как инструмент синдромного анализа в их клинико-
психологическом понимании, занимают всю III часть — око-
ло 160 стр. Это не схема методов нейропсихологической ди-
агностики, а развернутое и теоретически обоснованное описание

18

\ возможных (и необходимых с точки зрения автора) мето-
\дических подходов для решения конкретных задач топиче-
ской диагностики нарушений ВПФ: двигательных функций,
слухо-моторной координации, высших кожно-кинестетиче-
ских и зрительных функций, мнестических процессов, речи
(устной и письменной), счетных операций и мышления.
Важно подчеркнуть, что кроме общего теоретического обос-
нования и практических рекомендаций по организации и
проведению нейропсихологического эксперимента, А. Р. Лу-
рия предпосылает краткое теоретическое введение к каждому
из частных разделов этой главы.

Большое место отводится анамнезу, методам наблюдения
и клинико-неврологического и психопатологического обсле-
дования больных с локальной патологией мозга, что несом-
ненно отражает общую клиническую ориентацию автора,
расширяет круг пользователей методами (за счет врачей и
психофизиологов), но несколько затрудняет ориентацию пси-
хологов, не имеющих медицинской подготовки. В собствен-
но методическом разделе главы приводятся многочисленные
приемы исследования больных с нарушениями ВПФ и, что
самое ценное, даются рекомендации по интерпретации ре-
зультатов исследования. А. Р. Лурия, наряду с оригинальны-
ми пробами (авторство он не подчеркивает), рекомендует к
применению методики, разработанные А. Н. Бернштейном.
Н. И. Озерецким, Л. С. Выготским, А. Н. Леонтьевым,
Ф. И. Шемякиным, И. М. Тонконогим и И. И. Цуккер-
маном, К. Goldstein, Н. Head, W. Halsted и др. Примечатель-
но, что ряд методик относится к традиционному классу па-
топсихологических, например: «классификация» (А. Gelb, К. Goldstein,
1920, в модификации Л. С. Выготского, 1934), «исключение
предметов» или «10 слов» (Лурия А. Р., 1962), «оиосредованное
запоминание» (Леонтьев А. Н., 1931), кубики Коса, куб Линка,
тест Рейвена, ряд известных проб на исследование мышле-
ния (простые и сложные аналогии и т. п.), набор психомет-
рических методик для исследования интеллекта W. Halsted
(1947) и др., адаптированных автором для целей нейропси-
хологической диагностики. Отметим, что в монографии не
приводятся в упорядоченной форме рисунки стимульного
Материала для практики.

Такое многозначное понимание нейропсихологического ис-
следования привлекло пристальное внимание к «туриевскому
Методу» западных специалистов по нейропсихиатрии и сделало
его весьма популярным, несмотря на отсутствие стандартиза-
ции методик и количественной оценки результатов иссле-

14

дования, которые традиционно разрабатываются, в частности
в США1.

В 1973 г. под редакцией А. Р. Лурия была издана «Схема
нейропсихологического исследования», куда вошли методики
из упомянутой выше монографии с рядом дополнений, особен-
но за счет анамнестических и клинических данных. Была также
предпринята попытка количественной оценки результатов исс-
ледования, но без стандартизации и четких критериев. В пер-
вом учебнике по нейропсихологии Е. Д. Хомская (1987) в при-
ложении почти полностью воспроизводит эту схему, а в 1994 г.
под ее руководством выходит 2-е издание «Схемы» А. Р. Лурия
с дополнениями в виде методик на диагностику эмоционально-
личностной сферы и альбомом стимульного материала.

В связи с намерениями обследовать эмоционально-лично-
стную сферу предлагаются различные патопсихологические и
стандартизованные (тестовые) методики, в том числе извест-
ные опросники Ч. Спилбергера, В. Зунга, проективные мето-
дики Люшера, Роршаха и ТАТ. Конкретных рекомендаций по
работе с тестовыми методиками не дается, так же как не об-
суждаются и возможные результаты их применения2. Практи-
чески аналогичная схема с дополнительными пробами на вы-
явление дефектов мнестических, интеллектуальных процессов
и эмоционально-личностной сферы издана под редакцией
Е. Д. Хомской для исследования лиц, пострадавших от Чер-
нобыльской аварии (1994).

Из других материалов, касающихся методов нейропсихоло-
гической диагностики, следует упомянуть методическое посо-
бие к спецкурсу по пато- и нейропсихологии Московского
университета (Хомская Е. Д., Корсакова Н. К. и др., 1980), где
весьма кратко упоминаются нейропсихологические приемы иссле-
дования, и пособие по оценке речи при афазий (Цветкова Л. С.
с соавт., 1981). В последнем пособии (с приложением в виде ат-
ласа рисунков) акцент делается на оценку выраженности речевых
расстройств в связи с задачами восстановительного обучения
больных.

Привлекает внимание портативный набор нейропсихологи-
ческих методик для диагностики мозговых дисфункций у де-

1 Работы А. Р. Лурия неоднократно издавались за рубежом, в том
числе и «Высшие корковые функции» («Higher Cortical Function in man.
N.-Y., Basic Books, 1966).

2 К сожалению, ни в учебнике «Нейропсихология» (1987), ни в схеме
(1994) не упоминаются современные нейропсихологические исследования
ленинградской (санкт-петербургской) школы, в том числе и новые методы
нейропсихологической диагностики.

20

тей «Нейропсихологическая методика экспресс-диагностики
"Лурия-90»» (Симерницкая Э. Г., 1991). Методика предназна-
чена для нейропсихологической диагностики детей с трудно-
стями в школьном обучении и предполагает сочетание каче-
ственного и количественной) анализа результатов исследова-
ния. Эта методика как бы продолжает поиск автором новых
подходов в нейропсихологической диагностике, сочетающих
корректный качественный анализ с оценочными системами и
элементами стандартизации, которые Э. Г. Симерницкая стре-
милась осуществить ранее (1988), адресовав свои предыдущие
методические рекомендации детским невропатологам.

Заканчивая краткий обзор методических подходов, разрабо-
танных в московской нейропсихологической школе, отметим
также учебное пособие Н. К. Корсаковой и Л. И. Московичюте
(1988), посвященное краткому описанию нейропсихологиче-
ских синдромов при локальных поражениях головного мозга
и специально — при сосудистой патологии. При описании ряда
синдромов авторы упоминают и некоторые приемы исследо-
вания.

Определенный интерес для специалистов представят и ме-
тоды оценки межполушарной асимметрии и межполушарного
взаимодействия (Е. Д. Хомская, Н. Н. Привалова, Е. В. Ени-
колопова и др., 1995). Описание приемов исследования ФАП
преимущественно в моторной и сенсорной сферах, норматив-
ные данные на выборке студентов, предлагаемые оценочные и
др. материалы в известной мере дополняют методически из-
вестную монографию Т. А. Доброхотовой и Н. Н. Брагиной
«Левши» (1994) и др. издания этих авторов по функциональ-
ной асимметрии полушарий.

Методы оценки ФАП в исследованиях ВПФ человека в
пособии Е. Д. Хомской с соавт. практически не обсуждаются.

Ряд известных нейропсихологических приемов в нейрохирур-
гической клинике разработаны В. Milner (1958, 1967) и D. Kimura
(1961) — нейропсихологами школы У. Пенфилда, A. Benton
(1968), D. Finley et al. (1978), К. Levy et al. (1979) и др. Однако
описанные В. Milner и другими авторами нейропсихологиче-
ские тесты использовались, главным образом, для выявления
расстройств высших психических функций в результате хирур-
гического лечения фокальной эпилепсии и опухолей головного
мозга. Наш опыт применения некоторых методик этих авторов
в предоперационной топической диагностике при эпилепсии
потребовал особенно тщательного сопоставления с данными
других, более валидных и надежных экспериментальных зада-
ний.

21

В нейропсихологических исследованиях ленинградской
школы применяются также пробы Н. Н. Трауготт (1959),
В. К. Орфинской (I960), В. М. Когана (1962), Е. П. Кок
(1967), Н. Н. Трауготт и С. И. Кайдановой (1975) и дру-
гих авторов.

Проникновение в нейропсихологию идей и методов теории
информации и распознавания образов, как уже говорилось, по-
служило основанием для экспериментальных исследований, в
результате которых разработаны и вошли в диагностическую
практику многие принципиально новые методические приемы
исследования, помогающие обнаружить тонкие, слабострукту-
рированные дефекты затылочных, теменно-затылочных и ви-
сочных обсластей доминантной и субдоминантной по речи ге-
мисферы (Тонконогий И. М., 1973; Меерсон Я. А., 1975; Вас-
серман Л. И. с соавт., 1983, 1989 и др.).

В целях топической диагностики локальных поражений моз-
га стали широко применяться специальные технические уст-
ройства и аппаратура, что значительно повысило объективность
и надежность экспериментальных данных (Вассерман Л. И. с
соавт., 1981; Меерсон Я. А., 1986).

Весьма актуальными являются вопросы разработки оценоч-
ных шкал в нейропсихологических исследованиях, т. е. поиск
оптимальных вариантов квантификации и стандартизации ме-
тодов топической диагностики. Описание способов оценки сте-
пени выраженности расстройств ВПФ (главным образом при
афазиях), кроме уже упоминавшихся выше, встречается в работах
В. М. Когана (1962), Е. П. Кок (1965), Э. С. Бейн и П. А. Овчаро-
вой (1970), Л. Г. Столяровой (1973), В. Я. Репина (1974), Л. И. Вассер-
мана, С. А. Дорофеевой и др. (1974, 1987), Л. С. Цветковой с соавт.
(1981), В. М. Шкловского с соавт. (1989) и многих западных авто-
ров, среди которых особым образом выделяется нейропсихоло-
гическая батареи «Лурия — Небраска» («LURIA — NEBRASKA
NEUROPSYCHOLOGICAL BATTERY»: a manual for clinical and
exper. uses. Lincoln, NEBR. Univers. 1980. [Golden C., Hammekei T.
a. Purisch А]). Этот набор состоит из 269 различных методик , в
том числе модифицированных проб, предложенных А. Р. Лурия.
При разработке батареи LBN были использованы традицион-
ные принципы стандартизации и психометрии, но по данным
специалистов школы А. Р. Лурия (Симерницкая Э. Г., 1995)
этот набор весьма трудоемок и не позволяет в полной мере про-

1 Набор пригоден для исследования в детской и подростковой ней-
ропсихологии, для чего предназначены 149 методик для детей 8—12
лет.

22

водить качественный анализ нарушений, в силу чего его воз-
можности ограничены.

При всей разновидности методических подходов к ранжи-
рованию и оценке расстройств речи и других высших функций
мозга упомянутые работы могут рассматриваться как позитив-
ный коллективный опыт в поисках адекватных методов вос-
становительного обучения больных и оценки его эффективно-
сти в зависимости от клинических, индивидуально-личност-
ных и социально-психологических факторов, учет которых, как
показывают исследования (Шкловский В. М. с соавт., 1981),
и определяет успех реабилитации больных в целом.

В клинических подразделениях Федерального центра пато-
логии речи для реализации такого рода программ разработана
специальная карта обследования больных с патологией речи,
в которой основное место занимают данные нейропсихологи-
ческой диагностики (Шкловский В. М., Визель Т. Г. и др.,
1989).

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации