Камплинг Дж., Пэйн М. ( ред.) Социальна работа: Современная теория-Малькольм Пэйн - файл n1.docx

приобрести
Камплинг Дж., Пэйн М. ( ред.) Социальна работа: Современная теория-Малькольм Пэйн
скачать (1239.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx1240kb.07.07.2012 03:23скачать

n1.docx

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Часть II

ОБЗОР ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Глава 4 ПСИХОДИНАМИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

О чем повествует эта глава

Настоящая и последующие три главы посвящены описанию теорий, отражающих индивидуал-реформистский подход практической социальной работы с индивидами, семьями и группами. Главный акцент в них делается на решении проблем клиентов в рамках существующего социального порядка, а также на изменениях в политике и практике социальной работы в целях достижения благополучия клиентов.

Психодинамические подходы считаются по большей части индивидуалистическими, социальные или другие изменения в обществе они почти не затрагивают.

Психодинамические перспективы основаны на учении Фрейда и его последователей, а также на более поздних концепциях. Психодинамическими они называются потому, что в теории, являющейся их фундаментом, утверждается зависимость поведения от различных взаимосвязей и изменений в человеческой психике.

Разработаны различные методы изучения поведения человека, помогающие понять особенности функционирования человеческой психики. Кроме того, психодинамическая теория объясняет, каким образом психика побуждает действие, психика и поведение влияют на социальное окружение и сами подвергаются влиянию с его стороны.

Данные идеи являются критической и исторической точкой отсчета в понимании теории социальной работы, поскольку их влияние было особенно ощутимым в 1930— 1960-е гг., в период становления социальной работы.

Таким образом, психодинамические перспективы представляют собой основную традиционную социальную работу, с которой соотносятся многие другие теории и отдельные элементы которой все еще продолжают использоваться в повседневной практике.

Последнее связано с популярностью психоанализа на Западе и наличием у многих людей представлений о его основных концептах. Однако в наиболее завершенном виде психоаналитические методы используются в специализированных психиатрических службах.

84



ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ

ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ И ПОНЯТИЯ

1 См.: Кении и Кении (2000); Фрогет (2002)

85
Общий теоретический контекст

Психоаналитическая теория состоит из трех частей: теории человеческого развития, психологии личности и аномального поведения, а также теории лечения. В основе общей теории лежат две фундаментальные идеи (Вуд, 1971: Йелоли, 1980):

Эти идеи широко известны. Так, оба принципа допускают, что оговорки (по Фрейду — ошибки) и шутки отражают скрытую, или неосознанную, путаницу в человеческом мышлении. Общепринятые значения не всегда в полной мере раскрывают сложность психодинамических идей. Так, Йелоли (1980, 8— 9) приводит пример значения термина «бессознательное», чтобы продемонстрировать, насколько сложны психодинамические идеи. Сопротивление возникает в тот момент, когда появляются мысли и чувства, не совместимые с другими представлениями, значимыми для нас. В этом случае разум не пускает в сознание отвергнутые мысли. Это осуществляется с помощью процесса, который называется репрессией. Многие подавленные мысли динамичны, они побуждают нас к действию, даже если мы не осознаем их. Психодинамическое бессознательное состоит из этих насильственно подаатяемых мыслей, которые существуют независимо от того, осознаем мы их или нет, и которые зачастую глубоко спрятаны. Важным также является понятие агрессия, обозначающее процесс, когда люди направляют свои деструктивные импульсы против других людей.

В психоаналитической теории развития предполагается, что дети проходят серию стадий развития. Эти стадии включают в себя различные влечения (инстинкты), которые подразумевают психическое давление, направленное к удовлетворению физиологических потребностей, таких, как голод или жажда. Наличие таких потребностей создает напряжение, или либидо, которое дает энергию для действия, реализации потребностей. В создании влечений очень важную роль играет сексуальное напряжение — физиологическое проявление, характерное даже для маленьких детей.

На каждой стадии формируется определенный тип поведения, но в процессе перехода на новую ступень используется поведение, связанное с предыдущими стадиями. Так, на ранней стадии младенцы получают удовлетворение с помощью процесса сосания (например, материнской груди, чтобы удовлетворить потребность в пище). На более поздней стадии сосание также может приносить удовлетворение (например, курение сигарет, сосание конфет и т.д.). Вместе с тем взрослые обладают более широким спектром поведенческих проявлений, которые приносят удовлетворение, что дает им свободу выбора. Некоторые люди бессознательно выбирают тип поведения, связанный с определенными стадиями. Они ведомы стремлением к удовлетворению какой-либо

86

потребности и, следовательно, не могут пользоваться всем репертуаром поведения. Этот процесс называется фиксацией.

На стадии первичного нарциссизма дети стремятся лишь удовлетворить собственные потребности. Благодаря социальному взаимодействию, прежде всего общению с родителями, они учатся приходить к компромиссу. На каждой стадии внимание концентрируется на отдельной потребности: оральной (голод), анальной (выделение), фаллической (идентификация с родителем того же пола), Эдиповой (влечение к родителю противоположного пола), латентной (контролируемые влечения через разрешение Эдипова комплекса) и пубертатной (социальное научение). Автором концепции о стадиях развития является Эриксон (1965). Он предположил, что на каждой стадии рациональное сознание преодолевает кризис взросления, связанный с социальными обстоятельствами-нашей жизни. Эта концепция, имеющая большое значение в социальной работе, особенно в кризисной интервенции, обращает внимание на воздействие культурных и социальных факторов, а не на внутренние влечения (Йелоли, 1980, 12).

Со стадиями развития связано понятие регрессия. Регрессия происходит в том случае, если люди, достигшие поздних стадий, под воздействием стресса возвращаются к поведению, характерному для более ранних стадий. Регрессия отличается от фиксации. В последнем случае индивиды не в состоянии выйти из поведения, свойственного ранней стадии.

В психоаналитической теории личности считается, что люди представляют собой комплекс влечений, создающий Ид (в буквальном смысле — Оно), неопределенное давление, исходящее из неизвестного источника (Вуд, 1971). Оно заставляет нас действовать, чтобы удовлетворить наши потребности, но наши действия не всегда приводят к ожидаемым результатам. Здесь возникает Эго, которое формирует наше восприятие и действия по отношению к окружающему миру. Эго контролирует Оно. Например, дети контролируют выделение фекалий, так как Эго учит, что несоответствующие действия влекут за собой неудобство. Эго контролирует взаимоотношения с людьми и предметами окружающего нас мира, т.е. объектные отношения. Супер Эго развивает общие моральные принципы, которые направляют деятельность Эго.

Важным свойством личности является способность Эго к управлению конфликтом. Стремление Эго и Супер Эго контролировать Оно, возникшее под влиянием социальной ответственности, провоцирует дальнейшие конфликты. Результатом таких конфликтов является тревога. Эго справляется с тревогой, активизируя различные защитные механизмы. Упоминавшаяся выше репрессия является одним из них. Другими важными защитными механизмами являются:

87

рационализация — убеждение в обоснованности причин, вызывающих отдельные действия, и эмоциональное подавление необоснованных причин поведения.

Последний труд Фрейда был посвящен взаимоотношениям Эго с объектами. Эта тема разрабатывалась и после его смерти (в классической работе Анны Фрейд и Хартман). Она входит в фундаментальную коллекцию современной психоаналитической мысли. В психологии личности и теории объектных отношений показано, что дети с раннего возраста обладают способностью к взаимодействию с внешним миром (объектным отношениям). Развитие Эго обозначает рост нашей способности учиться на опыте, опираясь на рациональные возможности нашего сознания, такие, как мышление (познание), восприятие и память.

Некоторые теоретики и практики психодинамического подхода оказали значительное влияние на социальную работу. Особенно интересны работы М. Кляйн (1959), Зальцбергер-Виттснберга (1970), Винникотта (1964) и Боулби (1951). Значение этих исследований связано с особым вниманием их авторов к работе с детьми. Кляйн обсуждает две эмоциональные жизненные «позиции», которые появляются в раннем детстве: позицию преследователя, возникающую из страха одиночества и неспособности к выживанию, и депрессивную позицию, связанную с опасением нанести вред матери (появляется позже). Переживание этих двух позиций помогает людям научиться принимать в себе двойственность и избегать разрушительности. В работе Винникотта анализируются объектные отношения — то, как дети учатся адаптироваться, меньше концентрируясь на внутреннем мире и развивая способность взаимодействия с окружающим миром. Баулби перевел психоаналитическую проблему отношений «мать—ребенок» на ранней стадии в область исследований и теоретического осмысления материнской депривации. Материнская депривация, т.е. ограничение контакта ребенка с матерью, приводит к задержке развития личности малыша. В последние годы в области исследований сформировалась теория о значении привязанностей (Баулби, 1969, 1973, 1980; Элдгейт, 1991; Хуве, 1995; Хуве и др., 1999). Привязанность рассматривается, прежде всего, как близкие отношения с матерью, но не только. Опыт привязанности оказывает влияние на развитие последующих отношений с другими людьми. Следствия потери привязанности крайне серьезны, будь то смерть или расставание с кем-то из родителей в результате развода (Гарбер, 1991). Доказано, что депривация и трудности раннего периода являются наиболее разрушительными для развития ребенка и негативно сказываются на дальнейшей жизни человека. Здесь, однако, играет роль не только материнская депривация, но и характер отношений между детьми и родителями, а также другие факторы, включая социальное окружение. Существует множество социальных и психологических факторов, защищающих от разрушительного влияния депривации (Раттер, 1981).

В психоанализе тема утраты считается очень значимой. Разработаны несколько концепций переживаний утраты и горя (Бергофф, 2003). Траур рассматривается как ответ на любой вид утраты, а не только на смерть близкого человека (Зальцбергер-Виттенберг, 1970). Парке (1972) рассматривает переживание утраты во многих ситуациях как регрессию на детские переживания стресса по поводу утраты. Пинкус (1976) доказывает, что в типичных реакциях семьи на

88

4ерть могут проявляться скрытые чувства, связанные с прошлыми отношением. Интенсивность эмоций горя является особой темой в психоанализе. Однако мит (1982) полагает, что многие действия в ситуациях потери и утраты объяс-яются социальными ожиданиями должного поведения в подобных случаях. Она гверждает, что феноменологическая или экзистенциальная интерпретация ольше подходит для объяснения ситуации утраты (см. гл. 8 и 9).

Нынешние психоаналитические работы пересекаются с социологическими онцепциями, особенно с представлением о том, что люди являются частью эциальных систем и играют социальные роли. Недавние исследования, напи-анные в традиции теории объектных отношений, в частности работы Когут и р. (Когут, 1978; Эйзенхут, 1981; Лейн, 1984; Лоунштайн, 1985; Клагман, 002), показывают, что дети формируют восприятие своего «Я» и своего тличия от окружающего мира в очень раннем возрасте. Психология «Я», снованная, в частности, на работе Когут, популярность которой, начиная 1980-х гг., в психодинамической социальной работе очевидна, показана на римере практических концепций, приведенных в текстах ниже. В работе Эл-она (1986), например, изучается процесс создания идентичности и наруше-ий самовосприятия.

Теория лечения в классическом психоанализе построена на том, что тера-евты должны быть «пустыми экранами» и стремиться к наибольшей аноним-ости для того, чтобы пациенты проецировали на них свои фантазии. Перенос роисходит в том случае, если пациент переносит неосознанные чувства к воим родителям на терапевта и воспринимает его в качестве одного из них. 1еренос является способом высвобождения бессознательных идей. С помощью тимуляции переноса раскрываются конфликты, которые проистекают из труд-юстей раннего периода во взаимоотношениях с родителями и вызывают слож-юсти поведения в настоящем. В социальной работе эта идея используется в ом смысле, что эмоциональные воспоминания об отношениях в прошлом оказывают действие на наше поведение в настоящем, особенно на отношения людьми (Ирвин, 1956). Контрперенос возникает, когда психоаналитик ир-(ационально реагирует на пациентов, привнося в отношения прошлый опыт, гример этому приводится ниже в данной главе.

Некоторые психоаналитические техники направлены на высвобождение скры-ых мыслей и чувств. Считается, что неприемлемое поведение может вызывать-;я подавленными конфликтами, выходящими на поверхность самыми разными ■утями. Вскрытие их причин требует неординарных усилий. Будучи хотя бы раз )ыявленными и правильно понятыми, конфликты больше не вызывают пове-[енческих трудностей. Таким образом, традиционная психоаналитическая тера-1ия связана с побуждением у людей инсайтов относительно их подавленных (увств. Это важный аспект, который обсуждался в психологии сознания. Особое шимание уделяется тому, как люди строят отношения с внешним миром, раз-швая навыки рационального контроля над своей жизнью.

Области пересечения

Понимание психодинамической теории является предпосылкой к анали-!у других теорий социальной работы, поскольку ее влияние распространяет-

89

ся очень широко, ьыли созданы разнообразные научные школы и практические технологии. Хотя многие пользуются общими представлениями психодинамической теории, существует интерес, особенно в США, к применению идей тех теоретиков, которые далеко отошли от Фрейда и основных направлений психоанализа (последователь Юнга—Боренсвейг, 1980; последователь Адлера — О'Коннор, 1992). Современная психоаналитическая^тео-рия уже не признает влечения в качестве основного мотива поведения. (Ло-унштайн, 1985) и ориентируется на то, как индивид взаимодействует с социальным миром: эта теория стала скорее социальной, чем биологической Брили (1991) анатизирует главные темы психоанализа с помощью трех ключевых связей: между личностью и значимыми другими, между прошлыми и настоящими переживаниями, между внутренней и внешней реальностью. Расмусен и Мишна (2003) утверждают, что в психодинамической социальной работе особое внимание уделяется социальному контексту межличностных отношений, благодаря чему умножаются подходы к восприятию реальности, а также к их различиям. На этом фоне произошло развитие психологии личности (Гольдштейн, 1984; Гольдштейн, 1995), которая является основой отношенческой модели (Хоровиц, 1998; Мейер, 2000; Купер и Лессер. 2002, гл. 7), нацеленной на укрепление межличностных отношений. Акцент на взаимодействии личности с окружением означает внимание к интерсубъективности, т.е. межличностному восприятию и реагированию, а также к языковому выражению человеческих взаимоотношений (Саари, 1999). Очевидны взаимопересечения с конструктивистской теорией (см. гл. 8). Психология личности является основой теории экосистем (Джемейн, 1978; Сипо-рин, 1980) и кризисной интервенции.

Оценка роли психоанализа в социальной работе (Пирсон и др., 1988) свидетельствует о том, что психоанализ широко применяется в социальной работе, а в разных странах существуют различные теоретические школы. Психология личности, например, наиболее популярна в США, тогда как теория объектных отношений развивается и в Великобритании (Фейбен, 1954; Мак-Каут, 1969; Гантрип, 1968; Хейзел, 1995), и в США (Гольдштейн, 1995). Исследования Лакана (1979) позволили некоторым авторам провести параллели психоанализа с марксизмом (см.: Бокок, 1988, 76). Основанием для такой связи стало объяснение бессознательного, с которым связано наше сознательное поведение, как структуры символов, например языковых. Теория Лакана также оказала значительное влияние на теорию культуры. Наше общество и культура навязывают нам определенные символы (Даурик, 1983). В этом смысле мы можем соотнести идеи марксистского исторического материализма с некоторыми интерпретациями психоанализа. Такие идеи тесно связаны с постмодернистскими представлениями, которые придают особое значение языку как средству интерпретации и структурирования нашего восприятия мира. В рамках другой критической идеологии — феминизма — также была предпринята попытка применения психоаналитического знания к объяснению патриархата (мужского доминирования в социальных отношениях и подавления женщин). Леонард (1984), предпринявший попытку применить марксистский подход к индивидуальной психологии, выражает сомнение в интеллектуальной жизнеспособности столь радикальной интерпретации психоанализа.

90


Политическое значение психодинамической теории

Исследователи выделяют три периода влияния психоанализа на теорию социальной работы (Пэйн, 1992). До 1920-х гг. в Соединенных Штатах и до 1930-х гг. в Великобритании это воздействие было незначительным. Затем вплоть до конца 1960-х гг. психоанализ занимал доминирующее положение. В течение этого периода его влияние было настолько значительным, что сформированные с его помощью подходы применяются в социальной работе и по сей день. После 1960-х гг. психоанализ сосуществовал наряду с другими теориями, и хотя им пользовались только отдельные специалисты, он имел определенный вес в социальной работе и применялся на практике. Мейер (2000) рассматривает это влияние как «наследие». Поэтому психоаналитические теории развития, личности и терапии практикуются не слишком широко. Влияние психоанализа является, скорее, комплексным и косвенным и связано с ролью исследований Фрейда.

Психодинамическая терапия вызвала появление в социальной работе терпимого и открытого стиля отношений (Уолен, 1982), в котором большое значение придается слушанию клиента и в целом — отношениям (см.: Перлман, 19576), в противоположность директивному, контролирующему стилю. Она также способствовала возникновению стремления понять личность, а не просто осуществлять какие-то действия. Благодаря психодинамической теории в социальной работе акцент с событий и мыслей сместился на чувства и формы бессознательного (Йелоли, 1980). Многие понятия, такие, как «бессознательное», «инсайт», «агрессия», «конфликт», «тревога», «отношения с матерью», «перенос», заимствованы из психодинамической теории. Эти термины, часто использующиеся в несколько упрощенном виде, составляют общий языковой словарь, который понимается и в социальной работе, и в обычной жизни. Значимость психодинамического подхода постоянно подтверждается практикой. Важный для социальной работы акцент на периоде детства, ранних взаимоотношениях с людьми и материнской депривации, замствованных из психодинамической теории, привел к росту популярности теории привязанностей. Внимание социальных работников к изучению психических и поведенческих нарушений объясняется тесной взаимосвязью социальной работы с психиатрией и психодинамической терапией 1920—1930-х гг. Понятие «инсайт», играющее важную роль в консультировании, также было заимствовано из психодинамической теории. Повышенное внимание специалистов в области социальной работы к психологическим и эмоциональным факторам (по сравнению с социальными факторами) также объясняется влиянием психодинамической теории (Вейк, 1981).

Теоретическая сложность этих идей делает их более привлекательными и интересными для изучения по сравнению с новыми и менее проработанными теориями (Фрейберг, 1978; Лоуэнштейн, 1985).

Ранние психодинамические концепции социальной работы

Диагностическая теория (Гамильтон, 1950) счала основой психосоциальной теории, главной представительницей которой является Холлис (Вудс и Хол-

91

лис, 1999). Центральными понятиями здесь выступают личность в ситуации (некоторые авторы, последователи экологической теории, предпочитают говорить о «личности в окружении») и классификация методов работы с индивидуальным случаем. Были разработаны детальные классификации методов непосредственной работы с клиентом и опосредованного взаимодействия с другими службами. Важной задачей стало снижение влияния «стресса» и «давления» среды на способности личности к благополучному существованию. Эмпирической основой теории выступает накопленный практический опыт, а количественные методы исследования при индивидуальном подходе к проблемам человека считаются неадекватными. Кроме того, роль социальных работников становится решающей в тех случаях, когда затруднено измерение эффективности с помощью традиционных параметров.

Функциональная теория (Смоли, 1967) возникла в США в 1930-х гг. и пользовалась такой же известностью, как и диагностическая теория. Как практическая технология она не является самостоятельной даже в США (Данлап, 1996). Вместе с тем Доре (1990) утверждает, что влияние функциональной теории по-прежнему заметно в социальной работе в идее самореализации, важности структурирования времени в практической работе и акценте на процессе и личностном развитии. Термин «функциональный» в этом случае обозначает функцию социальных служб, каждая из которых определяет форму и конкретное направление практики. В функциональной социальной работе утверждается, что социальная работа — это процесс взаимодействия клиентов и социальных работников, а не последовательность действий или процедур, которые предлагает психосоциальная теория.

Проблемно-ориентированный метод (Перлман, 1957а) относится к психодинамическим подходам, так как на момент его создания социальная работа опиралась на психологический фундамент (Перлман, 1986). В нем рассматриваются методы работы с текущими проблемами клиента и теми сложностями в окружении, которые существуют в данный период времени. Иррациональной и внутренней мотивации уделяется меньше внимания. Предполагается, что способность клиентов решать проблемы нарушается и им необходима помощь в преодолении препятствий для совершенствования способностей к совладанию (ко-пинга). Это сближает данный подход с психологией личности (Перлман, 1970, 169; 1986, 261), где рассматриваются взаимоотношения «Я» с внешним миром. В книге Перлман (1957а) анализируются и диагностируются проблемные ситуации, в то же время сами методы лечения остаются практически неразработанными. Это сделано осознанно, поскольку «существенные элементы процесса помощи... должны определяться... в течение первых нескольких часов» (Перлман, 1986, 261). Модель Перлмана является предвестницей целевого подхода, в котором идея анализа проблем развивается более детально (см. гл. 5). До сих пор она используется как концептуальная основа для многих серьезных разработок. Они изложены, например, Комнтоном и Гэлавеем (1999), которые дополнили ее более детальным анализом стадий практики, основываясь на целевом подходе и системной перспективе. Исходя из контекста индийского общества, Кумар (1995) рассматривает последовательность применения проблемно-ориентированных методов и считает, что внимание должно быть сосредоточено на таких социальных проблемах, как бедность, безработица и бесправное положение женщин, а не на психологических и эмоциональных проблемах.

92



Основные концепции

Помимо текстов, упоминавшихся выше и ставших классическими, основными исследованиями, отражающими прикладное применение психодинамической теории в современной социальной работе в Великобритании, являются работы Хуве «Теория привязанности в практике социальной работы» (1995), а также Хуве и соавторов «Теория привязанности, плохое обращение с детьми и методы семейной поддержки» (1999), в которой теория привязанности представлена в более сжатой форме. Кроме того, в последней работе подробно раскрываются формы оценки и интервенции в ситуациях жестокого обращения с детьми и семейной терапии, а также детально описываются различные модели привязанности.

Работа Голдштейна «Психология сознания и практика социальной работы» (1995) отражает прикладные аспекты психодинамической теории в США. Подробный обзор теории объектных отношений содержится в книге Гольд-штейна «Теория объектных отношений и психология "Я" в практике социальной работы» (2002) — усовершенствованной версии 1995 г., в которой больше внимания уделяется проблеме объектных отношений, чем общим вопросам психологии сознания.

Хуве: теория привязанностей

Теория привязанностей, с точки зрения Хуве, связана с особенностями раннего детского развития и детско-родительских отношений. Исследования показали, что ранний детский опыт привязанности к уверенным и отзывчивым взрослым, обычно родителям, способствует формированию уверенности в социальных отношениях на более поздних этапах. По мнению Фрогетт (2002), привязанность помогает развитию солидарности с другими людьми. Человеческая идентичность, или самость, формируется в социальных отношениях, благодаря которым приобретаются навыки общения и взаимодействия с другими людьми и возникает представление о внешнем мире. Опыт оформляется в ожидания, которые и создают социальную реальность. Некоторые отношения в раннем детстве носят характер формирующих, т.е. они особенно значимы для создания эффективных взаимоотношений и социального научения. Такие качества, как теплота, взаимность, поддержка и безопасность, являются обязательными для развития гармоничной личности. Маленьким детям свойственно врожденное желание и способность к общению, благодаря которому они приобретают эмоциональный опыт, помогающий им распознавать свои и чужие чувства. Мы стремимся объяснить причины взаимодействия людей, чтобы можно было истолковать смысл поведения в социальном и культурном контексте.

Дети приобретают способность к осознанию своего собственного психологического состояния до того, как они начинают понимать других людей и сравнивать их состояние со своими переживаниями. Следовательно, понимание окружающих развивается в процессе обмена переживаниями и в близких отношениях, поэтому дети начинают распознавать различные психические состояния окружающих их людей, которые, в свою очередь, вызывают раз-

93

личные ответные реакции. Обсуждение эмоциональных переживаний с родителями и обучение социальным навыкам имеют большое значение для развития у детей понимания тех ожиданий, которые характерны для окружающей их социокультурной среды. Это понимание углубляется в процессе развития ребенка, а речевое общение позволяет обучаться во взаимодействии с другими детьми и взрослыми.

Дети учатся распознавать чувства других людей, пытаясь понять их поведенческие реакции, благодаря чему у них развиваются навыки эмоциональной эмпатии. Они создают воображаемые отношения, фантазируют и играю-с куклами и другими игрушками, познавая взаимоотношения. Эти игры помогают им представить переживания и мысли других людей и соответственно их поведение.

В психоаналитических работах Боулби (1969, 1973, 1980) поиск привязанностей рассматривается в качестве основного влечения. Когда дети переживают стресс, они ищут объект привязанности. Ими движут три потребности:

В работе Боулби (1951) показывается, что дети, разлученные со своей матерью на ранних стадиях развития (материнская депривация), часто испытывают тревогу, переживания потери, что в конечном счете приводит к поведенческим нарушениям. Вначале ребенок протестует, затем уходит от контактов и в конце концов от любых взаимоотношений. Опыт потери в раннем детстве, а также холодность в отношениях вызывают последующие реакции на потерю привязанностей. Для детей характерна сильная предрасположенность к формированию привязанностей. Родители, особенно матери, также склонны привязываться к своим детям. Как правило, возникает взаимная привязанность. Качество этих взаимоотношений, теплота, отзывчивость и стабильность способствуют гармоничному развитию. Общение и совместный социальный опыт являются фундаментом для развития у ребенка социальной компетентности в дальнейшем.

Однако не все зависит от родителей: дети имеют разные характеры, которые влияют на развитие отношений с окружающими:

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


Часть II ОБЗОР ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации