Камплинг Дж., Пэйн М. ( ред.) Социальна работа: Современная теория-Малькольм Пэйн - файл n1.docx

приобрести
Камплинг Дж., Пэйн М. ( ред.) Социальна работа: Современная теория-Малькольм Пэйн
скачать (1239.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx1240kb.07.07.2012 03:23скачать

n1.docx

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
20



Таблица 1.2. Классификация теорий социальной работы

Тип теории

Рефлексивно-терапевтический подход

Социал-коллективистский подход

Индивидуал-реформистский подход

Перспектива:










- всесторон-

Психодинамическая

Критическая

Социальное развитие

няя










- включающая

Гуманистическая,

Антидискримина-

Системная




экзистенциальная

ционная




Теория

Конструктивизм

Феминистская

Когнитивно-поведенческая

Модель

Кризисная

Активизации

Целевая

различные теории и модели при условии, что они не выходят за рамки основного подхода.

Прежде чем приступить к анализу тенденций и типов теории, я хочу прокомментировать принцип, согласно которому были классифицированы теории. Я еще раз подчеркиваю идею о наличии дискурсивного поля между подходами в социальной работе и о неизбежности присутствия в каждой теории элементов подхода, теории и модели. Это означает, что ни одна из них не может быть полностью причислена к какой-либо одной категории. Можно говорить об основной и преобладающей, но не об абсолютной направленности. В частности, я бы хотел прокомментировать позицию теории социального развития, а также позиции критической и антидискриминационной теорий. Я поместил концепции социального развития в группу индивидуал-реформистских теорий, потому что социальный порядок в них принимается как данность. Некоторые теории социального развития могут считаться социалистическими, поскольку направлены на достижение социальных перемен, однако в целом прикладные теории социального развития нацелены скорее на реформирование, а также на индивидуальное, групповое или общественное развитие, нежели на радикальные социальные изменения. Критические теории в настоящее время приобретают всеобъемлющий характер, так как многие их концепции предполагают модели, хорошо зарекомендовавшие себя на практике, а также имеют свою собственную терминологическую и доказательную базу. Однако некоторые критические концепции, например структурная социальная работа Маллэли (2003), кажутся крайне схематичными в своем практическом руководстве и оставляют социальным работникам право выбора любой другой методологии при условии, что она вписывается в общую идеологию. Кроме того, это скорее превосходно сконструированная идеологическая доктрина, чем теория, подтвержденная эмпирическими социальными исследованиями. Справедливость антидискриминационной теории доказана существованием дискриминации в социальных отношениях, а также соответствующим объяснением этой дискриминации, однако практическое применение этой теории не вполне обосновано. Целью данной теории является создание ценностной основы, а также такого подхода к практике, в котором могут использоваться другие прикладные методы. Следовательно, здесь налицо стремление к

21

интегрирующему подходу. Модели активизации и защиты интересов клиента содержат некоторые объяснительные и идеологические концепции, но главной их целью является создание практических методов социальной работы, адекватных требованиям современного общества. Эта особенность названных теорий, а также других социал-коллективистских концепций приводит к созданию прочной основы для активных действий, несмотря на то, что даже выведенная из нее структуралистская идеология представляется спорной.

Таким образом, в табл. 1.2 представлены три группы теорий, которые выделены согласно различным взглядам на социальную работу. Я буду упоминать о них в части II. В столбце «Рефлексивно-терапевтический подход» даны те представления в рамках социальной работы, которые касаются индивидуального развития и самореализации с акцентом на эмоциональную сферу и межтичностные отношения. Здесь речь идет о личностных изменениях. В столбце, посвященном социал-коллективистскому подходу, представлены концепции, акцентирующие внимание на социальные цели социальной работы. В них затрагиваются социальные изменения. В столбце «Индивидуал-реформистский подход» помещены социально-политические концепции социального мироустройства. Здесь речь идет о сохранении и поддержании социального порядка. Если мы будем работать в рамках определенного направления, а не заимствовать идеи отовсюду, то это поможет сформировать собственное понимание социальной работы и конкретные практические действия.

Существуют ли парадигмы социальной работы?

Подходы к разным профессиям и областям знания, таким, как социальная работа, иногда называют парадигмами. Парадигма означает некую модель или шаблон, который, как правило, воспроизводится в деятельности. Кун (1970) подразумевает под парадигмой общее представление о природе физических или естественных явлений. В своей книге по истории науки он утверждает, что научная деятельность (создание теории, экспериментирование, методы исследования, теоретические дебаты и т.д.) всегда опирается на ту или иную парадигму. В конечном счете в результате научной революции возникает абсолютно новый взгляд на явления окружающего мира. Он изменяет концепцию этих феноменов и формирует новую парадигму.

Некоторые авторы (например. Фишер, 1981) полагают, что такие перемены в концепциях социальной работы уже происходили. Стоит вновь подчеркнуть, что они являются частью политики, согласно которой новый подход в социальной работе заменяет старую (а значит, уже несостоятельную) позицию. Кун (1970, 15) ставит вопрос о том, достаточно ли развиты некоторые социальные науки, чтобы выстроить парадигму, способную совершить революцию. Кун (1970, 49) считает, что малые парадигмы возникают на почве «дряхлеющих структур отдельных дисциплин». Некоторые авторы признают их в качестве парадигм, хотя они еще не приобрели широкого распространения. Мне кажется, что это положение очень характерно для трех описанных подходов к социальной работе. Поэтому я думаю, что дебаты между существующими теориями, которые затрагивают каждый из этих подходов, являются, по существу, полемикой между этими малыми парадигмами.

22

Однако в целом рассматривая парадигму в понятии Куна, я считаю, что существует единая парадигма социальной работы, социально сконструированная в дискурсе трех вышеперечисленных подходов и представленная в табл. 1.1. Существующие теория и практика социальной работы соответствуют этой парадигме. Именно практика подтверждает это положение, поскольку большинство социальных работников осуществляют то, что носит название «работа с клиентами». В дискурсе социальной работы все эти подходы присутствуют именно потому, что мы их постоянно обсуждаем.

Если различные теоретические концепции соответствуют единой парадигме, то они могут стать основой для взаимопонимания и профессиональной идентичности социальных работников. Они должны быть элементами социальной, т.е. общепринятой, конструкции социальной работы. Проблема здесь заключается в том, что общепринятое понимание формируется под влиянием западных теорий социальной работы. Положение, связанное с применением и доминированием западных (в частности, североамериканских) представлений о теории социальной работы в других странах мира, критикуется с начала 1970-х гг. (Иелайя, 1970; Миджли, 1981; Осей-Хведи, 1990, 1993). Согласно международному подходу в образовании по социальной работе, становление социальной работы рассматривается в качестве одного из направлений прогрессивного развития с очевидным влиянием американской и других англоязычных школ.

Однако такому взгляду противоречат следующие выводы:

С другой стороны:

23

возникнут альтернативные воздействия со стороны незападных культур. Примером этого, по некоторым высказываниям, является растущее влияние ислама. Ряд аргументов убеждают нас в том, что мы должны быть осторожными в стремлении к общепринятому пониманию и созданию единой теоретической основы социальной работы. В этой книге я попытался предложить некоторые альтернативы западной теории социальной работы, среди которых — социальная работа в Индии, основанная на идеях Ганди, различные концепции, распространенные в Китае и Африке, а также европейская социальная педагогика. Естественно, я основывался главным образом на литературных источниках, изданных на Западе, где я живу, которые и сформировали позицию, отраженную в моей книге. Вместе с тем я опирался на самые разные западные работы, написанные в Австралии, Канаде, европейских странах, а также в Великобритании и США. Моя цель — обратить внимание на то, как различаются подходы социальной работы и теории ее практической реализации в зависимости от их содержания и применения" в различных социальных и исторических контекстах. Эти различия являются следствием социального конструирования, находящегося под влиянием различных жизненных реалий. Хотя официальная теория, согласно вышеупомянутому анализу, вышла из западных концепций, следует подчеркнуть, что она прошла процесс адаптации в других культурах, в среде которых появляются новые идеи. Для Запада эти адаптации и идеи могут послужить источником новых возможностей.

Таким образом, нам следует быть осторожными, утверждая, что социальная работа имеет единственную парадигму или что три подхода в ней представляют собой конкурирующие парадигмы. Это связано с тем, что, являясь социальным феноменом, любое действие социальных работников, социальная служба или система социальной защиты представляют собой комбинацию элементов всех этих подходов в разных вариантах и отражают социальные ожидания и культурные особенности. Поэтому теория социальной работы и способы ее практической реализации различны в разных странах, а также в разных службах. И хотя одни и те же элементы встречаются повсеместно, их сочетание в практике социальной работы всегда различно.

Теория социальной работы — «модернистская» или «постмодернистская» теория?

Я обращаюсь к модернистской (современной) теории социальной работы по двум причинам. Во-первых, согласно позиции социального конструктивизма, такое явление, как социальная работа, может быть рассмотрено только в определенном временном и наличном социальном контексте. Теории будут неизбежно подвергаться реконструкции под воздействием социальных изменений. Таким образом, только то, что является современным, т.е. «нынешним», будет на самом деле уместным, хотя и представления более раннего периода могут оказаться полезными в свете понимания исторического контекста возникновения новых идей.

24


Во-вторых, «модернизм» теории социальной работы проявляется наибо-

! с ярко в сравнении с идеей постмодернизма. Это объясняется политическим юнием теории социальной работы, поскольку постмодернистские идеи \шают определенный вид знания. Постмодернизм обозначает трансформацию в осмыслении нашего общества и способе получения и интерпретации

нания. Кун считал одной из научных революций трансформацию европей-.чого мышления в эпоху Просвещения (1700— 1800). До этого времени авторитетным было мнение церкви и монархов, провозглашавших то, во что люди

\1жны были верить. Просветители привлекли внимание к научному методу, к •лее получения знаний путем наблюдения и эксперимента. Любое наблюде--ие и эксперимент создают картину реального мира, дающую обоснование

ашим действиям. В конечном счете это привело к падению авторитета поли-

ического абсолютизма, а последовавшие за этим революции в Англии, США Франции — к свержению монархии и продвижению разумной демократи-

еской власти. Кроме того, уменьшилось социальное значение религии в за-

лных странах. Экономически и социально реализованный акцент на рацио-

альности и научном методе получил название модернистского в отличие от "радиционного, опирающегося на авторитет власти.

Социальная работа — продукт модернизма, поскольку представляет собой

айн из светских вариантов, замещающий благотворительную деятельность

ристианской церкви в западных странах (Пэйн, 2005). Она также является иернистской, поскольку основана на представлении о том, что социальные

роблемы и общество в целом доступны для нашего понимания и изучения, а также для разумного подхода к решению реальных проблем. Саму идею теории .оциальной работы можно назвать также модернистской, потому что она отражает возможность рационального понимания человека и общества, а также -еобходимость последовательных действий по изменению как индивидов, так л общества в соответствии с нашими знаниями. Наличие теории, направляющей наши действия, является существенным признаком модернизма — она . зидетельствует о том, что в действиях мы можем опираться на конкретные

арактеристики окружающего мира.

Главной чертой постмодернизма является предположение о существова--:ии альтернативных знаний и понимания окружающего мира. Эти идеи воз-

икли, в частности, как реакция на модернистский способ мышления. Одна-чо в них проявляются и другие представления, например интерпретативного -аправления (см. гл. 3), которые всегда были в центре дискуссий о природе

нания. Постмодернизм отражает представление о том, что знание всегда со-.иально сконструировано, поскольку выбор в пользу развития определенного -;ца знания не бывает нейтральным. Например, ученый выбирает предмет •зучения и исследования, исходя из собственных предпочтений, а также следуя интересам общества к определенной области знания на данном этапе. На-

ример, развитие знаний по психиатрии, а также социальной политики является реакцией на психологические трудности и социальные проблемы, кото-?ые люди переживают в условиях войны.

Для постмодернизма также характерно положение о том, что, исследуя .оциальные явления, мы являемся частью общества, которое создает эти яв-

ения, поэтому оценка окружающих нас обстоятельств всегда субъективна. Например, каждый из нас является членом семьи, и общество одобрило та-

25

кой способ создания семьи, когда мужчина и женщина вступают в брак и воспитывают детей. Тогда возникают вопросы: может ли называться семьей пара мужчин-геев? Будет ли у них больше права называться семьей, если они усыновят или возьмут на воспитание детей? Обратимся к слову «семья». Мы часто соотносим его с традиционной моделью семьи, т.е. гетеросексуальной парой с детьми. Таким образом, мы конструируем представление о семье, и то, что не соответствует ему, мы не считаем семьей. В соответствии с таким представлением гей-пара и их дети не воспринимаются в качестве семьи и чувствуют себя исключенными из общества. Назвать их семьей — значит попытаться изменить традиционный взгляд на семью. Данный пример показывает, каким образом благодаря изменению в употреблении какого-либо понятия осуществляются социальные действия по трансформации стереотипов.

Меняется также и процесс конструирования социальных представлений. Так, двадцать лет назад большинство населения европейских стран вряд ли согласилось бы с тем, что гей-пара является семьей и может воспитывать детей. Меняется также и язык: раньше их, скорее, назвали бы гомосексуала-ми, а не геями, поскольку слово «гей» в английском языке имеет также значение «веселый», в котором часто и употреблялось до 1950-х гг. В начале XXI в. появилось общественное мнение, согласно которому пары геев могут считаться семьями и усыновлять детей, в то же время существует мнение и о том, что понятие «семья» меняет свой смысл, и это может нанести вред детям, воспитывающимся в нетрадиционных семьях. В естественных науках и медицине открытия, подтвержденные экспериментом, принимаются как факт, на котором мы можем построить истинное знание. В социальных науках наш язык и знание меняются, поэтому на этой основе крайне сложно выстроить определенную структуру знания. Мы не можем обобщать и переносить знание, полученное в одном месте и в определенное время, в другие пространственно-временные контексты. Кроме того, употребление исследователями термина «семья» отражает их собственные взгляды и может совпадать или не совпадать с убеждениями других людей. Люди, имеющие определенную точку зрения, стремятся использовать язык, чтобы утвердить свою позицию; противники этой позиции могут оказывать противодействие. Некоторым, например, может не нравиться ассоциация слова «гей» только с мужской гомосексуальностью. Таким образом, язык становится частью политического дискурса.

Итак, постмодернизм, в своем крайнем варианте, доказывает невозможность принятия любого социального знания в качестве данности. Не существует абсолютной сущности или основы знания, поэтому постмодернизм анти-сущностен и антифундаментален. Это связано с тем, что любое знание обладает потенциалом изменения, поэтому его нужно постоянно подвергать сомнению. Естественно, для критического подхода характерно такое употребление языка, которое предполагает возможность его изменения. Постмодернистское знание также зависимо от исторического и социального контекстов. Оно связано с определенными социальными отношениями в данное время и в данном обществе. Эти особенности имеют огромное значение для социальных работников по двум причинам. В о-п е р в ы х, они подчеркивают постоянство изменений, что побуждает нас верить в возможность их достижения через социальные взаимодействия. Социальная работа направлена на достижение индивидуальных и социальных изменений через социальное взаимодействие,

26

поэтому принципы социального конструктивизма повышают вероятность эффективной социальной работы. Во-вторых, социальные работники часто анализируют индивидуальный и социальный опыт жизни человека, что помогает им влиять на деятельность других специалистов и участвовать в процессе принятия официальных решений. Идеи социального конструктивизма показывают значение подобных повседневных наблюдений для формирования знания и действия, поскольку реальность невозможно осмыслить без понимания исторического и социального контекстов. Они также подчеркивают положительное или отрицательное влияние языка делового общения на результаты профессиональной деятельности.

Социальный конструктивизм является постмодернистской концепцией, следовательно, представление о социальной работе как о социальной конструкции предполагает ее неоднозначность, открытость к обсуждению и зависимость от социальных и культурных контекстов. Как же тогда возможно создать практическое руководство для постоянно изменяющейся деятельности? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо более тщательно проанализировать то, каким образом социальная работа конструируется в отдельных обществах.

Области конструирования социальной работы

Социальное конструирование в социальной работе охватывает комплекс взаимодействующих социальных структур и индивидов. В своей книге, вышедшей в 1999 г., я указывал на то, что для социальной работы имеют значение три области социального конструирования, представленные на рис. 1.2. Первая область — политико-социально-идеологическая, в ней формируются социально-политические программы управления социальными службами, а также те цели, которые службы определяют для себя самостоятельно. Социальные работники включаются в этот процесс как члены профессиональных ассоциаций и других организаций, активно участвуя в социатьных акциях, голосованиях и издавая публикации, а также оказывая влияние через работу своих служб. Вторая область — организационно-профессиональная, в ней работодатели и коллективные организации специалистов, такие, как профсоюзы и профессиональные ассоциации, участвуют в совместном обсуждении особенностей реализации социальной работы. Третья область — «клиент — социальный работник социальная служба», на которой я остановлюсь более подробно ниже, поскольку это самая важная область, отвечающая задаче данной книги. Все три области взаимозависимы. Клиенты могут, например, влиять на политико-социально-идеологическую сферу, участвуя в голосованиях, выступлениях протеста и других формах активности. Они могут также воздействовать на организационно-профессиональную сферу, например: если число клиентов, нуждающихся в определенной помощи, увеличивается, то это ведет к соответствующим изменениям в программах и практической работе, вплоть до их полной замены.

Например, в 1980-е гг., когда проблема ВИЧ (СПИДа) впервые стала очевидной, начали появляться влиятельные группы и специализированные центры, которые активно воздействовали на государственную политику и общественное мнение. В социальные службы приходили люди, чьи проблемы

27

Область «клиент — Политико-социально-
социальный работник— \ идеологическая область

социальная служба»



Организационно-профессиональная область

Рис. 1.2. Области социального конструирования социальной работы

были непосредственно связаны с ВИЧ, и поэтому возникла необходимость в изменении форм практической работы. Естественно, изменения затронули гораздо большее число сфер социальной жизни, так что данные три области представляют собой только часть из них, указывая на важные центры влияния.

Задача этой книги состоит в том, чтобы осветить один из аспектов влияния, развивающегося по спирали, в социальной работе, а именно теорию, которая руководит практикой, т.е. областью «клиент — социальный работник — социальная служба». В начале этой главы я уже говорил о том, что вне зависимости от культурных и национальных различий социальная работа всегда состоит из трех элементов: клиента, социального работника и социальной службы. Таким образом, общее положение о социальной работе и ее теории должно отражать понимание того, каким образом эта конструкция реализуется: во взаимодействии с реальностью в рамках определенных социальных контекстов.

Социальное конструирование теории практической социальной работы

Мы создаем теорию практической социальной работы, исходя из взаимодействия с практикой социальной работы, которая, в свою очередь, основывается на опыте социальных контактов. Три движущие силы конструируют социальную работу: те, что создают и управляют социальной работой как профессией; те, что делают людей клиентами, нуждающимися в социальной помощи; а также те, что создают социальный контекст, в котором реализуется социальная работа. Эванс и Кирни (1996) определяют эти силы как центральный треугольник взаимоотношений между социальным работником, клиентом и социальной службой. Социальная работа является специфической деятельностью, в которой люди находятся в особых социальных ролевых позициях — «социальный работник» и «клиент». Таким образом, эти

28

роли частично определяют ее природу. В определенных формах социальной работы, например при ведении случая', иногда создаются особые роли, такие, как «получатель услуг». Понимание социальной работы требует анализа тех факторов, которые создают социальные позиции этих факторов в комплексе социальных взаимодействий. Подобный комплекс включает отношения власти и зависит от времени и контекста. У социального взаимодействия есть определенные результаты (например, забота и доверие, возникающие между участниками), которые приближают достижение желаемых целей. Эти цели во многих случаях определяются реальными результатами деятельности социальных служб.

Практическая деятельность социальных работников конструируется через профессиональные ожидания, т.е. зафиксированные принципы и установки по отношению к профессиональным обязанностям, а также через социальные процессы, определяющие функции социального работника. Накопленный опыт социальной работы, а также ее взаимоотношения с другими профессиями и социальными институтами определяют ее профессиональный характер. Этот характер меняется, прогрессирует, а возможно, и регрессирует в соответствии с социальными изменениями. Таким образом, знания и идеи, которыми пользуются социальные работники, также изменяются в соответствии с социальными переменами.

Во многих публикациях игнорируется влияние клиентов на социальную работу — они представлены лишь в качестве объектов деятельности, которая определена теорией. По моему мнению, клиенты частично также создают деятельность через процесс, благодаря которому они выступают в роли «клиентов». Процесс создания клиента сам по себе социально сконструирован, поскольку в его основе лежит общепринятое понимание сущности социальной работы. Он в некоторой степени отличается от процесса конструирования «пациентов» или «получателей услуг» в зависимости от того, как мы предпочитаем их называть. Клиенты изменяют сущность социальной работы, привнося в эту профессиональную деятельность реалии. В этом смысле социальная работа является рефлексивным процессом, в ходе которого клиент изменяет социального работника и сущность социальной работы, а следовательно, и ее теорию. Сам статус клиента не является устойчивым и абсолютным состоянием, скорее, он связан с восприятием, поэтому если окружающие видят в человеке клиента, то и относятся к нему соответствующим образом. Подобное отношение может поддерживаться самими клиентами, социальными работниками, управленческим персоналом социальной службы, специалистами других служб, семьей или окружением клиента. Если мы приписываем кому-либо статус клиента, то он оказывается очень устойчивым и сохраняется даже после того, как деятельность социального работника завершается. Статус клиента может быть приписан определенным социальным группам, например, принадлежащим к какому-либо социальному классу или проживающим в определенных местах.

Поскольку восприятие статуса клиента бывает различным, важно понять, с чем это связано. Причины могут быть разными. Например, в исследовании, проведенном в Израиле (Крумер-Нево, 2003), были установлены следующие

' Ведение случая (саге тапа^етеп!) — процесс выявления и оценки потребностей клиента, а также организации и координации комплексной помощи, оказываемой ему группой специалистов (командой). — Примеч. науч. ред.

29

три модели получения помощи женщинами, долгое время находящимися в условиях социальной и экономической депривации:

Данные модели соответствуют трем подходам к социальной работе, упомянутым выше, а именно индивидуал-реформистскому, социал-коллективистскому и рефлексивно-терапевтическому.

Вполне возможно, что при определении статуса клиента также важно обращать внимание на социальные институты и их историю, которые рассматривались нами при определении социального работника. Такие термины, как «нуждающийся ребенок» и «беззащитный» взрослый, приобрели официальный статус в социальной работе Великобритании благодаря законодательству и государственной политике. Однако слова «ребенок», «взрослый», «беда», «уязвимость» являются понятиями, которые могут быть истолкованы по-разному в различных обществах и службах в зависимости от приоритетов.

На этом этапе возникает понимание статуса клиента как процесса. Статус клиента сложно назвать состоянием. Более приемлемым определением в данном случае является процесс, поскольку люди становятся клиентами, находятся в этой роли и расстаются с ней в процессе социальной работы (Пэйн, 1993). Становление клиента начинается только тогда, когда человек приходит к пониманию того, что некоторые аспекты его жизни нуждаются в изменении. Осознание проблемы, внешние сложности, путь к социальной службе и другие нереализовавшиеся варианты помощи, которые заставили выбрать именно данное агентство, — все это может быть обусловлено социальным восприятием проблемы и социальных служб. Пребывание в статусе клиента — процесс временный. Он неизбежно завершается. В данном случае необходимо вновь понять обстоятельства, которые выступают стимулами, — на этот раз они находятся за пределами социальных служб. Важно осознать тот момент, когда можно и нужно завершить взаимодействие с социальным работником. Принимая это решение, клиент вновь опирается на социальные установки, информацию, полученную от социального работника, официальные процедуры, а также обращается к новым знаниям и взглядам, сформированным во время своего пребывания в статусе клиента.

Социальная работа обычно реализуется в организационном контексте неких учреждений, т.е. ассоциаций людей, созданных для достижения определенных целей. Это относится также к частной практике и работе в группах самопомощи, представляющих собой простые и менее формальные организации. Социальные службы — это еще один комплекс социальных отношений, воздействующий на социальное конструирование социальной работы. Официальное руководство здесь осуществляется либо управляющими комитетами, представляющими интересы населения по месту жительства, либо избирае-

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации