Верховод Ф.С. Занятость населения и ее регулирование: Учебное пособие - файл n1.doc

приобрести
Верховод Ф.С. Занятость населения и ее регулирование: Учебное пособие
скачать (1196 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1196kb.31.05.2012 19:40скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   32

4. Исторические предпосылки стимулирующей роли

оплаты труда
В настоящее время, прежде всего, из-за низкой стимулирую­щей функции оплаты труда, в рассмотренном ее понимании, бо­лее 50% работников реального сектора экономики, социальной сферы и государственной службы далеко не в полной мере реа­лизуют свой физический и интеллектуальный потенциал в про­цессе трудовой деятельности, что является одним из сущест­венных резервов экономического роста и повышения уровня жизни населения России.

Справедливое вознаграждение за труд в России всегда относилось к числу высочайших моральных ценнос­тей. Еще во времена Киевской Руси у народа сложилось представление о достойном вознаграждении за добро­совестно выполненную работу высо­кого качества. Любая попытка обма­нуть работника считалась тяжелым нравственным преступлением. Не случайно все варианты известной сказки о попе, пытавшемся обмануть работника, имеют позорный для об­манщика конец. Нарушение договора и добросовестного выполнения договорных обязательств как от работодателя, так и от работни­ка: «Рядись да оглядись, верши - не спеши, делай - не греши». А если ра­ботник сплоховал, то «не бей мужика дубиной, попробуй полтиной».

Показательно, что уже много столе­тий тому назад народное сознание не прини­мало уравниловки. Более того, счита­лось безнравственным заплатить рав­ную плату и мастеру, и простому работ­нику. «Каков работник, такова и плата», «работнику полтина, мастеру рубль» - так гласят поговорки того времени. Но если все работники выполняли работу одного объема и одного качества, например, в общине «на помочах», то действовал принцип «всякому по Яко­ву», то есть уравнительный принцип оп­латы труда. В любом случае люди с уважением относились к трудовому заработку, чего не скажешь о «леваке»: «Трудовая денежка плотно лежит, неза­работанная - ребром торчит». Нако­нец, люди всегда осуждали подмену вознаграждения за труд простым «спа­сибо»: «Спасибом сыт не будешь» и «из спасибо шубы не сошьешь».

Таким образом, еще в Средние ве­ка в русском народном сознании сформировались основные принципы оплаты труда.

Основные принципы оплаты труда на Руси:

Одно из первых в нашей стране упоминаний о заработной плате отно­сится к времени правления Ярослава Мудрого. В середине XI в. он распоря­дился платить работникам, строившим Георгиевскую церковь в Киеве, по но­гате в день. За ногату в то время мож­но было купить целого барана. Соглас­но «Русской Правде» (древнерусский свод законов), за каждую «городню» ра­ботник получал одну ногату и одну куну плюс деньги на питание или продукты натурой: хлеб, рыбу, мясо, пшено и да­же солод - на пиво или брагу. Доста­точно высокой была и оплата труда неквалифицированных работников. Так, в XII в. батрачка получала за сезон полевых работ (с конца апреля по сен­тябрь включительно) 20 ногат, на кото­рые могла купить 20 баранов. Кроме того, хозяин должен был ее кормить в течение всего этого времени.

Зарплата работников, возводив­ших в XV в. каменные стены в псковс­ких землях, исчислялась в 1,5 новго­родской деньги в день. За эти деньги можно было купить полбарана, или почти 24 кг ржи. Это в два раза мень­ше, чем на Руси в XII в., но больше, чем во Франции XV в., где дневной оплаты труда чернорабочего хватало на по­купку только 22 кг ржи. А в начале XVI в. рядовой поденщик получал 1,5 моско­вской деньги, ремесленник - 2 деньги в день, на которые он мог купить чет­верть барана, или почти 8 кг ржи. Это еще меньше, чем в XV в., но больше, чем зарабатывал в начале XVI в. анг­лийский поденщик. В конце XVII в. картина выглядела так: мастер-металлист в России в среднем за­рабатывал в день 57 коп., подмас­терье - 38 коп., работник - 10 коп. В годовом исчислении это составляло 145 рублей для мастера, 95 - для под­мастерья и 25 - для работника. Учиты­вая низкие цены на продукты питания, такой уровень оплаты труда можно считать очень высоким. Даже работ­ник с его 10-копеечным окладом мог еженедельно покупать 350 кг ржи.

Что касается наемных сельскохо­зяйственных рабочих, то в середине XVII в. в Центральной России поденная заработная плата работников-мужчин при пахоте, жнитве и молотьбе сос­тавляла 5 копеек в день, а женщина-жнец зарабатывала 3 копейки. На эти деньги крестьянин-мужчина мог ку­пить 25 кг ржи, женщина - около 15 кг.

В XVIII в. уровень оплаты труда рос­сийских рабочих оставался высоким. В 1767 г. английский рабочий на свою дневную зарплату мог купить 6 кг зер­на, а русский - до 11 кг. В 1728 г. на Сестрорецком оружейном заводе в Петербурге мастера получали 120-240 руб. в год, подмастерья - 60 руб., кузнецы - от 12 до 24 рублей. Многие рабочие получали также продукты, в частности муку и крупу.

За столетие, к середине XIX в., эти цифры возросли. В 1860 - 1867 гг. за­работок рабочих-металлистов Сестрорецкого завода составлял: для стволоделов - 135 руб. в год (52 коп. в день) (считая, что в году 250 рабочих дней); для столяров - 116 руб. (44 коп. в день); для кузнецов - от 86 до 113 руб. (32 - 43 коп. в день). Годовой заработок рабочих-металлистов в столице импе­рии составлял: в 1861 г. - 359 руб. (1 руб. 25 коп. в день), в 1901 г. - 431 руб. (1 руб. 50 коп. в день), в 1904 г. -471 (1 руб. 60 коп. в день). Немецкий ученый барон Гакстгаузен, изучая еще в середине XIX в. систему оплаты труда на рос­сийских предприятиях, пришел к выво­ду, что ни в одной стране зарплата ра­бочих не является такой высокой, как в России.

Наиболее высокий уровень жизни в дореволюционной России был дос­тигнут накануне первой мировой вой­ны. Это были «золотые годы» для мно­гих подданных империи, которая уже доживала свой век. Годовой зарабо­ток рабочих деньгами и натурой дос­тиг в 1913 г. 300 руб. за 257 рабочих дней (1 руб. 16 коп. в день). Этот ус­редненный для всех рабочих профессий показатель является дос­таточно высоким, потому что страна не знала еще инфляции, и цены почти на все товары оставались стабильны­ми. Номинально заработок российс­кого рабочего составлял 32,2% от за­работка рабочего в США. Но при сравнении розничных цен на продукты пи­тания оказывается, что они в США бы­ли в 3 раза выше, чем в России. Это позволяет сделать вывод, что уровень реальной оплаты труда в промышлен­ности России составлял 85% от аме­риканского. Более того, по мнению некоторых исследователей, он был выше, чем в Англии, Франции и Гер­мании. А если взять такой показатель, как потребление на душу населения мяса и мясных продуктов, то в России в 1913 г. он был равен 70,4 кг в год, а в США - 71,8 кг. При этом в городах Российской империи в среднем пот­реблялось 88 кг мяса на человека.

В годы первой мировой войны по­ложение в России изменилось. Определяющими факторами стали: хозяй­ственная разруха, рост цен, инфляция, перебои с хлебом, мясом, сахаром и другими продуктами первой необхо­димости. Заработная плата тоже рос­ла, но сильно отставала от роста цен.

Незадолго до Февральской рево­люции 1917 г. Обуховский сталелитей­ный завод в Петербурге определил прожиточный минимум среднего рабо­чего. Он равнялся для рабочего семей­ства из трех человек 169 рублям. В это время сапоги уже стоили 20 руб., галоши - 6 руб., комплект верхнего платья -20 руб., молоко - 35 коп. бутылка, явочное масло - 6,5 руб. за кг, мясо - 2 руб. за кг, 1 кг ржаного хлеба - 17 коп., 600 г. пшеничного - 30 коп. Временное правительство в 1917 г., наде­юсь стабилизировать положение, ввело в обращение новые денежные зна­ки, прозванные в народе «керенками». Но переломить негативные тенденции в экономической и финансовой сфе­рах ему не удалось. Теперь на Обуховском заводе даже рабочие самой низкой квалификации получали по 160 руб. в месяц, а высококвалифициро­ванные - по 400 рублей. Но цены рос­ли еще быстрее.

Октябрьская революция, гражда­нская война и политика «военного коммунизма» привели к коллапсу, а затем и полной ликвидации системы цен и заработной платы, сложившей­ся в России в конце XIX - начале XX ве­ка. В полушутливой, полухулиганской песенке «революционного периода» нашей истории были такие слова: «За­летаю я в буфет, ни копейки денег нет, разменяйте 10 миллионов!» Они об­разно воспроизводили негативные стороны положения в сфере финансов страны.

Но вскоре Советская власть все поставила на нужные ей места. В кон­це 1922 г. Государственный банк вы­пустил в обращение банковские биле­ты - червонцы, полностью обеспечен­ные золотом, устойчивой иностранной валютой и легко реализуемыми това­рами. Червонец был приравнен к деся­ти золотым рублям довоенного време­ни. Госбанк выпустил червонец только для своих коммерческих операций. Го­сударственные расходы по бюджету покрывались обесценивавшимися со­ветскими денежными знаками.

Хотя обращение двух валют отри­цательно сказывалось на развитии хо­зяйства страны и материальном поло­жении ее населения, заработная пла­та вскоре после введения НЭПа стала подниматься. Так, по официаль­ным данным, в октябре 1925 года заработная плата рабочих почти дос­тигла довоенного уровня, а в текс­тильной, пищевой и химической от­раслях она была даже выше уровня 1913 года. Признавалось, правда, что в горной, металлургической и элект­ротехнической промышленности она заметно отставала от довоенного уровня. Партийно-государственное руководство объясняло это тем, что в этих отраслях огромные средства вкладывались в основной капитал.

Даже если официальная статисти­ка приукрашивала действительность, есть основания говорить о том, что уже в первой половине 20-х гг. XX века в нашей стране сложилась новая, советская система соотношения цен и заработной платы. В дальнейшем она не раз модифицировалась, сохраняя, однако, свои коренные, только ей при­сущие черты.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   32


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации