Кондратьев М.Ю. Словарь. Социальная психология - файл n1.doc

приобрести
Кондратьев М.Ю. Словарь. Социальная психология
скачать (1308.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1309kb.07.07.2012 00:41скачать

n1.doc

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

Манипуляция психологическая [лат. manipulatio — пригоршня, горсточка, ручной прием] — вид психологического воздействия, используемого для достижения одностороннего выигрыша посредством скрытого побуждения партнера по общению к совершению определенных действий, предполагает известный уровень мастерства при его проведении. Стремление манипулятора к достижению одностороннего выигрыша отличает М. п. от внешне схожих с ней приемов косвенного воздействия, характерных для психотерапии или воспитания. Скрытым характером воздействия М. п. отличается от иных видов психологического вторжения — принуждения и уничижения. Как правило, сокрытию подвергаются не только цели, интересы или намерения манипулятора, но также и сам факт преследования им иных, кроме декларируемых, целей. На факт квалификации воздействия как манипулятивного не влияет, организуется ли оно намеренно или возникло спонтанно, неосознанно. Побуждение партнера представляет собой привнесение дополнительного мотива в контекст желаний адресата, навязывание мотивационной "нагрузки", в конечном итоге изменяющее его первоначальные намерения. М. п. возникает тогда, когда манипулятор придумывает за адресата цели, которым тот должен следовать, и стремится внедрить их в его психику.

Е.Л. Доценко

Маскулинность и фемининность [лат. masculinus — мужской и femininus — женский] — (1) нормативные представления о соматических, психических и поведенческих чертах, характерных для мужчин и для женщин; элемент полового символизма, связанный с дифференциацией половых ролей; (2) в дифференциальной психологии — научные конструкты, параметры определенных психодиагностических тестов. Как системное целое М. и ф. являются историческими, культурно-специфическими социальными представлениями, отражающими определенную систему половой стратификации. В XIX в. М. и ф. считались дихотомическими, взаимоисключающими, всякое отступление от подразумеваемого норматива считалось патологическим или девиантным. По мере расширения сферы социального взаимодействия мужчин и женщин и совершенствования самой психологической теории этот жесткий нормативизм уступил место идее континуума мужских и женских качеств. На этой базе были созданы специальные шкалы для измерения М. и ф. умственных способностей, эмоций, интересов и т.д. Предполагалось, что в пределах некоторой нормы индивиды могут различаться по степени М. и ф., но сами эти свойства казались альтернативными: высокая маскулинность должна коррелировать с низкой фемининностью, причем для мужчин желательна высокая маскулинность, а для женщин — высокая фемининность Однако затем выяснилось, что не все психические свойства можно дифференцировать по полу, а индивидуальные показатели М. и ф. у мужчин и женщин по разным шкалам часто не совпадают друг с другом. Современные теории и тесты С. Бем, Д. Спенс и Р. Хелмрайха концептуализируют М. и ф. не как полюсы одного и того же континуума, а как независимые друг от друга измерения. Любой индивид, независимо от своего пола, может быть отнесен к одной из четырех групп: маскулинной (высокая маскулинность при низкой фемининности), фемининной (высокая фемининность при низкой маскулинности), андрогинной (высокие показатели как по маскулинности, так и по фемининности) и недифференцированной (низкие показатели и по маскулинности, и по фемининности). Какой именно набор М. и ф. больше благоприятствует социальной адаптации и психическому благополучию мужчин и женщин, зависит от целого ряда конкретных условий.

И.С. Кон

Менталитет [лат. mens, mentis — ум и alis — другие) — характерная для конкретной культуры (субкультуры) специфика психической жизни людей, детерминированная, в первую очередь, экономическими и политическими обстоятельствами и имеющая надсознательный характер. М. характеризует психологические особенности больших общностей людей (этносов, наций, различных социальных слоев), живущих в определенный исторический период. М формируется путем их социализации и обнаруживает прямую зависимость от целенаправленности воспитания, средств массовой коммуникации, традиций и обычаев, а также других факторов общественной жизни. Усвоение в онтогенезе существующего в обществе М., обеспечивает преемственность поколений. В эпоху интенсивных социально-экономических изменений (войны, революции, катастрофы, радикальные реформы и т.п.) может наблюдаться кардинальная перестройка М. людей, капитальные сдвиги в их подходе к фактам жизни общества, другим людям, к себе самим, усиление либо рационального, либо иррационального в сознании и самосознании. Подобная трансформация М. является достаточно длительным и нередко болезненным процессом. В научную лексику термин "mentalite" был введен в 30-е гг. ХХ в. основателями французской исторической школы "Анналов" М. Блоком и Л. Февром, позаимствовавшими его, судя по всему, у известного этнолога Л. Леви-Брюля (1910, 1922). Будучи использован психологами Ш.Блонделем (1926) и А.Валлоном (1928), термин М. только в последнее время стал использоваться в психологии. В отечественной философской и культурологической литературе, под словом "ментальность" чаще всего понимается совокупность представлений, воззрений, "чувствований" общности людей определенной эпохи, географической области и социальной среды, особый психологический уклад общества, влияющий на исторические и социальные процессы. При таком понимании М. он практически отождествляется с массовым сознанием, и тем самым потребность в новом понятии как бы отпадает. Между тем, М. вовсе не идентичен общественному сознанию, а характеризует лишь специфику этого сознания относительно общественного сознания других групп людей. В этой связи представители школы "Анналов" предпочитают говорить не о ментальности как общей характеристике индивидов, принадлежащих к одной культуре, а о ментальностях, имея в виду несводимость менталитетов различных слоев населения в единое целое. Поскольку черты М. не исчерпывают содержание сознания отдельного человека, можно в качестве примера привести особенности М., формировавшегося и проявлявшегося в советский период истории России: "блокадное сознание" (ожидание, а иногда и уверенность в неизбежной агрессии со стороны "внешнего врага"), "ханжеская десексуализация" (исключение из обсуждения, а также литературного и иного творчества всего, что связано с физиологическими аспектами сексуальности человека ), "социальная ксенофобия" (враждебное отношение к классовому врагу, к которому в разное время относили "белое офицерство", "дворянство", "кулачество", "меньшевиков", "эсеров" и т.д.). Отражая специфику психологической жизни людей, М. раскрывается через систему взглядов, оценок, норм и умонастроений, основывающуюся на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях и задающую вместе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного иерархию ценностей, а значит и характерные для представителей данной общности убеждения, идеалы, склонности, интересы, социальные установки и т.п., отличающие указанную общность от других. Отраженные сознанием взаимоотношения между явлениями действительности и оценка этих явлений действительности достаточно полно зафиксированы в языке, который является в силу этого одним из объектов анализа при изучении М. Относясь к когнитивной сфере личности, М. наиболее отчетливо проявляется в типичном поведении представителей данной культуры, выражаясь прежде всего в стереотипах поведения, к которым тесно примыкают стереотипы принятия решений, означающие на деле выбор одной из поведенческих альтернатив. Здесь следует выделить те стандартные формы социального поведения, которые заимствованы из прошлого и называются традициями и обычаями, и так же как устойчивые особенности поведения индивида называются чертами его личности. Типовое поведение, характерное для представителей конкретной общности, позволяет описать черты национального или общественного характера, складывающиеся в национальный или социальный тип, который в упрощенном и схематизированном виде предстает как классовый или этнический стереотип. Исходя из этого, можно сделать вывод, что национальный характер, понимаемый как специфическое сочетание устойчивых личностных черт представителей конкретного этноса или как доминирующие в данном обществе ценности и установки, является, по существу, лишь частью М. как интегральной характеристики психологических особенностей людей, принадлежащих к изучаемой культуре.

И.Г. Дубов, А.В. Петровский

Менталитет блокадный — специфический менталитет "советского человека", проявляющийся в индивидуальном сознании в форме напряженного ожидания агрессии со стороны внешнего мира. Политика, которой придерживалось государство с первых лет своего существования, постоянно формировала в сознании "советских людей" проявления М. б. В роли потенциального или реального агрессора в разное время выступали различные страны: Польша, Англия, Германия, Соединенные Штаты, Франция, Япония, Китай и др. Между тем, нередко, даже если реальной угрозы не было, пропагандистские и репрессивные органы порождали страх перед неизбежной войной. Едва ли не до начала 1990-х годов в менталитете общества сохранялось ожидание "неспровоцированного нападения" на страну. Страх перед ядерной войной в сознании конкретного человека обеспечивал готовность выдержать и оправдать любые тяготы и лишения во имя спасения детей и себя от надвигающейся угрозы "ядерного уничтожения" (расхожая формула в обыденном сознании: "Лишь бы не было войны"). В настоящее время заметны изменения менталитета. Налицо отход от М. б. Однако отдельные проявления М. б. можно наблюдать и сегодня. К началу XXI века угрозой для всего мира и для России, в частности, выступает международный терроризм. Причины его возникновения многочисленны, при этом отчетливо высвечивается главенствующая роль исламского фундаментализма.

А.В. Петровский

Метод групповой дискуссии [лат. discussio — рассмотрение, исследование] — 1) применяемый в практике руководства группами способ организации совместной деятельности, имеющий целью интенсивное и продуктивное решение групповой задачи; 2) прием, позволяющий, используя систему логически обоснованных доводов, воздействовать на мнения, позиции и установки участников дискуссии в процессе непосредственного общения. Использование М. г. д. позволяет: сопоставляя противоположные позиции, дать возможность участникам увидеть проблему с разных сторон; уточнить взаимные позиции, что уменьшает сопротивление восприятию новой информации, нивелировать скрытые конфликты, поскольку в процессе открытых высказываний появляется возможность устранить эмоциональную предвзятость в оценке позиции партнеров; выработать групповое решение, придав ему статус групповой нормы (если решение разделяется всеми участниками, происходит групповая нормализация, если же нет, то возможна групповая поляризация); использовать механизм возложения и принятия ответственности, увеличивая включенность участников дискуссии в последующую реализацию групповых решений; повысить эффективность отдачи и заинтересованность участников дискуссии в решении групповой задачи, предоставляя им возможность проявить свою компетентность и тем самым удовлетворить потребность в признании и уважении. Существуют различные формы организации М. г. д. — от простых производственных совещаний до специально подготовленных форм типа "мозговой атаки". Сфера применения М. г. д. — любые формы совместной деятельности, требующие согласованных групповых действий.

Л.А. Карпенко

Методы исследования личности — совокупность способов и приемов изучения психологических проявлений личности человека. По форме и условиям проведения различают: экспериментальные и неэкспериментальные (например, анализ биографий и т.п.), лабораторные и клинические, прямые и косвенные, исследовательские и обследовательские (психодиагностические) М. и. л. Дифференциация М. и. л. по содержанию определяется принципами интерпретации предмета психологии личности. В зависимости от доминирующего аспекта рассмотрения выделяются М. и. л.: 1) как индивидуальности; 2) как субъекта социальной деятельности и системы межличностных отношений; 3) как идеальной представленности в других людях. Соответственно первому аспекту выделяются субъектная и объектная ориентации в построении М. и. л. Субъектная ориентация представлена проективными и психосемантическими методиками, направленными на характеристику основных образующих индивидуального сознания — смыслов и значений. Объектная ориентация, исходящая в основном из теории черт личности, представлена личностными опросниками, шкалами межличностного восприятия, приемами оценки развития интеллектуальных качеств и обучаемости индивида совокупностью ряда приемов оценки психофизиологических параметров индивида. Определенное единство субъектных и объектных исследовательских ориентаций достигается в рамках деятельностной трактовки личности, исходящей из взаимосвязи стабильного и динамического в сознании и деятельности (генетические методы изучения развивающейся личности, методы исследования установок и диспозиций личности, надситуативной активности, уровня притязаний и т.д.). В отечественной психологии показано, что данные, полученные в результате исследования личности как индивидуальности, не могут быть непосредственно перенесены на характеристики личности как субъекта межличностных отношений — индивидуально-типическое выступает существенно по-разному в зависимости от уровня развития той общности, в которой интегрирована личность. В связи с этим (второй аспект) используются социально-психологические методы исследования личности в группах (социометрия, референтометрия, приемы изучения ролевого поведения и др.). В третьем аспекте построения и использования М. и, л, личность выступает как внутри, так и за пределами межиндивидуального взаимодействия (идеальная продолженность субъекта в других людях — персонализация) и т.п. В рамках указанной ориентации складывается особый| принцип исследования личности: метод отраженной субъектности (анализ личности индивида через его представленность в жизнедеятельности других людей, в их мотивациях и т.п.).

В.А. Петровский

Методы политико-психологических исследований — для современной политической психологии характерна "методологическая терпимость" и плюрализм по отношению к собственным методам исследований. В конкретных случаях в равной степени могут быть представлены психологические тесты, социологические опросы, методы экспертной оценки, психолингвистический анализ и т.п. Это связано с отсутствием общепризнанных теоретических схем и междисциплинарным характером исследований, в которых приходится соединять подходы нескольких дисциплин к сложному и многоуровневому объекту — поведению человека в политике.Объект конкретного исследования диктует методы, адекватные его изучению. Так, различные феномены массового политического поведения требуют таких методов, как анализ статистических данных, проведение массовых опросов с последующей математической обработкой больших массивов данных, проведения фокусированных интервью и метода фокус-групп. Подготовка предвыборных кампаний в последние годы породила широкий спрос на составление так наз. паспорта избирательного округа. Политические социологи и психологи проводят анализ статистических данных жителей конкретного избирательного округа с последующим описанием основных психологических и социальных типов избирателя. При наличии мониторинговых исследований в округе на протяжении нескольких лет политик получает детальное представление как о глубинных и малоподвижных установках своих избирателей, так и о ситуативных изменениях в их настроениях.В арсенале М. п-п. и. сейчас появились специальные методики для исследования динамики массовых политических ориентаций, основанные на применении компьютерных средств обработки больших массивов данных. Так, один из самых дорогостоящих проектов под руководством Р. Инглхарта и П. Абрамсона ставит своей задачей анализ динамики политических ценностей в 49 странах мира с разными типами политических систем. Хотя исследование различных форм массового поведения по своей технике ближе всего к социологическим методам, их содержание диктует применение таких методик, которые адекватны изучаемым психологическим феноменам. Отсюда и выбор таких исследовательских процедур, как проективные методики (например, метод неоконченных предложений, метод ассоциаций и др.). Указанные подходы дают хорошие результаты при изучении электорального поведения, массовых политических ориентаций, ценностей политической культуры. Но эти политико-психологические феномены поддаются анализу и с использованием иных методов. Так, например, психобиографические подходы позволяют не только выяснить влияние отдельных личностных характеристик политиков на конкретные события, но и видеть в отдельном политике модель определенного типа политической культуры. Так, в работе Б. Глэд об американском политике Ч. Хьюзе показано, что он был лишь выразителем господствующего в американской элите после первой мировой войны изоляционистского настроения Изучение феноменов политического мышления и политического сознания ведется в М. п-п. и. преимущественно методами социальной психологии, причем в основном ее когнитивистского направления. Прежде всего, объектом исследования становятся различные тексты, которые обрабатываются с помощью контент-анализа различных модификаций. Так, в работе Д. Уинтера, М. Херманн и соавт. контент-анализу подверглись тексты выступлений Дж. Буша и М. Горбачева для выявления ряда когнитивных характеристик этих политиков. Среди изучаемых компонентов политического мышления были убеждения, понятийная сложность, методы достижения целей и некоторые другие особенности прежде всего спонтанных (не написанных заранее) текстов, проанализированные через их сопоставление с аналогичными количественными характеристиками 148 высших политических руководителей из разных стран, культур и периодов. Таким образом, наряду с чисто качественными особенностями, метод контент-анализа позволяет использовать и количественные параметры, дающие более объективные результаты. Другим методом, используемым для изучения политического менталитета тех групп, которые имеют артикулированные политические ценности, является метод построения их семантического пространства. Российский психолог В. Петренко проанализировал политические штампы и клише в лексике новых российских партий. Материалом анализа послужили речи известных политиков, партийные документы. Данные этого исследования позволили построить многомерную типологию сознания политических активистов. Исследование личности в политическом процессе начиналось еще в 30-е годы в рамках преимущественно психоаналитической традиции. С этим связан и интерес исследователей, прежде всего, к таким методикам, которые позволяли проникнуть в бессознательную, эмоциональную сферу личности, раскрыть глубинные мотивы политического поведения. В одной из первых М. п-п. и. работ Г. Лассвела материалом для изучения политиков стали их медицинские карты в одном из элитарных санаториев, где их лечили от неврозов, алкоголизма и т.п. .Современные политические психоаналитики продолжают традицию качественного изучения личности политика, создавая психологические профили представителей данной профессии. Наряду с этим в М.п-п.и. широко используются психологические тесты при непосредственном исследовании политиков, а также многочисленные методы дистанционного анализа в случае, когда объект недоступен исследователю. В таких случаях изучаются не только тексты их выступлений, но и видеозаписи, мемуары о них и другие прямые и косвенные источники данных о личности в политике. Нередко используется и метод экспертных оценок, который позволяет оценить отдельные качества личности , дать прогноз ее поведения. В арсенале исследовательских процедур М. п-п. и. заметное место занимает и метод эксперимента. Чаще проводится лабораторный, но используется и естественный эксперимент. Так в результате экспериментальной проверки получили подтверждения важные теоретические положения о закономерностях поведения человека в политике. Тверски и Канеман доказали, что человеку свойственно избегать высокой степени риска. Знаменитые опыты Милгрэма показали, что в случае, когда есть некий "научный" авторитет в лице экспериментатора, испытуемые готовы пойти даже на ненужную в условиях эксперимента жестокость, снимая с себя ответственность за результат своих поступков. Недавние эксперименты Ласка и Джадда выявили склонность экспертов давать более крайние оценки кандидатов, чем это делают непрофессионалы . Обычные граждане, оценивая политиков, руководствуются не столько знаниями о том, что и как те сделали в политике, а исключительно впечатлениями, полученными накануне выборов. Следует отметить, что помимо собственно исследовательских процедур, в М.п-п.и. используется и широкий набор методов коррекционного воздействия на политическое поведение, сознание и бессознательные структуры личности. Практика политического консультирования включает психодиагностику политического деятеля, анализ и коррекцию его публичного имиджа, разработку стратегии его взаимоотношений как с широкой публикой, так и с собственными единомышленниками и аппаратом. Такая работа политического психолога предполагает использование методов тренинга, участия в деятельности по паблик рилейшнз, разработку рекомендаций по эффективной политической коммуникации. Говоря об области деятельности профессионального М. п-п. и., следует отметить, что международное сообщество разработало и предложило своим индивидуальным членам специальный этический кодекс, регламентирующий ряд действий специалистов в этой области. Так же, как психолог, врач или организационный консультант, политический психолог, занимающийся исследованиями или консультированием, имеет дело с достаточно взрывоопасной информацией. Так, политический консультант не считает себя вправе не только публично обсуждать данные, касающиеся своих клиентов, но даже не раскрывает его имени без разрешения последнего. Существует опасность нанести урон репутации того или иного человека, даже если обсуждение имеет профессиональный характер в научном журнале. Профессиональная община заинтересована, чтобы ее представители четко отделяли свою научную деятельность от участия в практической политике.

Е.Б. Шестопал

Мимика [греч. mimikуs — подражательный] — выразительные движения лица человека, приводящие к сокращению лицевых мышц, происходят в соответствии с теми или иными состояниями человека, образуя то, что называют мимикой лица или экспрессией лица. Большинство людей в процессе общения чаще всего концентрируют свое внимание на лицах партнеров. Лицо является важнейшей характеристикой внешнего облика человека, поэтому его наряду с глазами называют зеркалом души. М. анализируют: 1) по линии ее произвольных и непроизвольных компонентов; 2) на основе физиологических параметров (тонус, сила, комбинация мышечных сокращений, симметрия — ассиметрия, динамика, 3) в социальном и социально-психологическом плане (межкультурные типы выражений лица; выражения, принадлежащие определенной культуре; выражения, принятые в социальной группе; индивидуальный стиль выражения). Применяя перечисленные способы анализа М. можно получить информацию о личности человека, его поле, возрасте, профессии, принадлежности к определенной этнической группе, о психологическом состоянии. Характерной особенностью "мимических картин" эмоциональных состояний является то, что каждый симптомокомплекс М. включает признаки, которые одновременно являются универсальными, специфическими для выражения одних состояний и неспецифическими для выражения других. Для верного толкования М. важно помнить о том, что целостность, динамичность, изменчивость являются ее главными характеристиками, поэтому изменение какого-либо компонента мимической структуры приводит к изменению всего ее психологического смысла. На основе взаимосвязи между отдельными зонами лица судят о гармоничности— дисгармоничности М. Рассогласование мимических движений (верхней и нижней части лица — дисгармоничная "маска") свидетельствует о неискренности чувств человека, его отношений к другим людям. М. лица сопряжена с другими компонентами экспрессии, особенно с физиогномическими параметрами и движением, выражением глаз — взглядом человека. К.С. Станиславский писал, что взгляд — "это прямое, непосредственное общение в чистом виде, из души — в душу..." Динамические аспекты взгляда (направленность к партнеру или от него, время фиксации взгляда на партнере, темп изменений направлений и интенсивности смотрения) несут информацию о способах вступления в контакт и выражения отношения к партнеру: "стрелять глазами", "строить глазки", "играть глазами", "мерить взглядом с головы до ног", "взглянуть свысока", "смотреть краем глаза", "ловить взгляд", "вперить глаза", "манить взглядом", "провожать взглядом". Движения глаз, направленность взгляда, выражения лица связываются в обыденном сознании с нравственно-этическими характеристиками человека (бегающий взгляд — вор). Для диагностики отношений между людьми важно не столько то, как часто смотрят собеседники в глаза друг другу, сколько то, что они прекращают или, наоборот, возобновляют контакт глаз. Если отношения развиваются нормально, то люди смотрят друг на друга от 30% до 60% времени от всего времени общения. При этом, если отношения развиваются в позитивную сторону, то люди смотрят друг на друга дольше и чаще тогда, когда слушают партнера, а не тогда, когда говорят. Если же отношения приобретают характер агрессивных, то частота, интенсивность взглядов резко увеличивается, нарушается формула "контакта глаз" в момент говорения и слушания. Если люди относятся друг к другу позитивно, то они смотрят друг на друга значительно реже во время "негативных" высказываний, чем тогда, когда они относятся друг к другу недружелюбно. Увеличение контакта глаз во время "негативных" высказываний можно рассматривать как показатель стремления к доминированию, к эскалации агрессии, к управлению ситуацией. Эллисон предложил визуальный индекс доминирования — ВИД, который соответствует результату, полученному при делении частоты контакта глаз во время слушания на частоту контакта глаз во время говорения. Чем меньше индекс, тем выше у конкретного субъекта стремление к доминированию и соперничеству. Длительность взгляда, частота смотрения также свидетельствуют о статусном неравноправии партнеров. Если один из партнеров более высокого статуса, чем другой, то партнер с более низким статусом смотрит дольше и чаще. Если взгляды участников взаимодействия обращены к какому-то одному человеку, то это говорит о его явной лидерской позиции в данной группе. Контакт глаз, взаимный взор представляют собой особое социальное событие, уникальное объединение двух людей, включение каждого в личное пространство другого. Прекращение контакта глаз рассматривается как "уход" из ситуации взаимодействия, вытеснение окружающих людей из личного пространства. В качестве критериев анализа взгляда, позволяющих судить о личности, следует рассматривает временные параметры "смотрения" друг на друга (частота, длительность контакта), пространственные характеристики взгляда (направления движения глаз: "смотреть в глаза", "смотреть в сторону", "смотреть вверх-вниз", "вправо-влево"), степень интенсивности контакта глаз (пристальный взгляд, "бросить взгляд", "скользнуть взглядом"), психофизиологические особенности взгляда (блеск—тусклость). По сравнению со взглядом и другими элементами экспрессивного поведения человека М. является наиболее контролируемым явлением со стороны субъекта. Данный факт был учтен П. Экманом и У. Фризеном в процессе разработки концепции "о невербальной утечке информации". В рамках данной концепции проранжированы различные части тела на основе критерия — "способность к передаче информации". Данная "способность" элементов экспрессивного поведения определяется на основе трех параметров: среднее время передачи, количество невербальных, экспрессивных паттернов, которые могут быть представлены данной частью тела; степень доступности для наблюдений за этой частью тела, "видимость, представленность другому". С этих позиций лицо человека является самым мощным передатчиком информации. Поэтому люди чаще всего контролируют выражение лица и не обращают внимание на другие составляющие их экспрессивного репертуара. Попытки обмана трудно обнаружить, ориентируясь на экспрессию лица. Но все же их можно зафиксировать, например, если знать, что в том случае, когда человек хвалит другого незаслуженно, то у него значительно чаще кривится рот и уменьшается количество улыбок, или знать о том, что тревожные люди в ситуации "обмана", сокрытия информации делают выражение своего лица более приятным, чем в ситуации передачи правдивой информации. Качественные и динамические параметры взгляда трудно поддаются контролю и регуляции, поэтому глаза — это не просто зеркало души, а именно тех ее уголков, которые человек пытается скрыть как от себя, так и от других. Выражение глаз сообщает об истинных переживаниях человека, в то время как хорошо контролируемые мускулы лица остаются неподвижными. Динамические и качественные (выражения глаз) характеристики взгляда завершают мимическую картину. Взгляд, включаясь в экспрессию лица, является показателем основных состояний человека ( радостный взгляд, удивленный, испуганный, страдающий, внимательный, презрительный взгляд, восхищенный), его отношений (дружеский — враждебный, агрессивный; доверчивый — недоверчивый; уверенный — неуверенный; принимающий — неприязненный; покорный — доминантный; понимающий — непонимающий; отчужденный — включенный; отталкивающий — притягивающий). Постоянные характеристики М. и взгляда являются показателями интегральных качеств личности и в соответствии с ними она интерпретируется как: безжалостная, безразличная благородная, высокомерная, жестокая, наивная, нахальная, озлобленная, скромная, умная, глупая, хитрая, честная, прямая (прямой взгляд), взгляд изподлобья, в сочетании с настороженным выражением лица свидетельствует о недоверии человека другим людям, об опасении попасть впросак и т.д.

В.А. Лабунская

Мифология официальная [греч. mythos — предание + lygos — рассказ] — распространение частично и/или полностью вымышленных утверждений, способствующих укреплению социальных позиций политической власти. Существует как в тоталитарном "закрытом" обществе, так и в "открытом" демократическом обществе. М. о. носит нередко повествовательный (нарративный) характер и имеет целью создать харизму ведущим политическим деятелям. Домыслы относительно прошлого отдельных лиц и политических организаций имеют в М. о. резко поляризованный характер: противники власти изображаются как носители социального зла, как правило, уже запятнанные в прошлом. Напротив, господствующие политические силы предстают в М. о. как порождение глубинных народных традиций, воплощение надежности, безусловно достойное доверия. Большое место в М. о. занимает желательное будущее, изображаемое как возможное и достижимое. Для М. о. характерны абсурдные преувеличения отдельных действительных фактов, стремление представить интересы отдельных групп и лиц как надличные, "общенародные" и пр. М. о. находит почву в массовом сознании и коллективном бессознательном. М. о. открытого общества ориентирована по преимуществу на перспективы, открывающиеся для индивида, М. о. тоталитарного общества — на перспективы больших групп, чаще всего отличаемых по этническому признаку. Важную роль в распространении М. о. играют средства массовой информации.

А.А. Брудный

Мифология современная — феномен, характерный для массовой психологии XX в. описан К.Г. Юнгом, показавшим архетипическую природу мифа о "летающих тарелках". М. с. имеет опору в коллективном бессознательном, которое порождает доверие к ложным интерпретациям действительных фактов, сообщениям мифоманов, относящихся к психопатам параноидного круга, описаниям галлюцинаторных состояний, выдаваемых за рассказы очевидцев. Мифогенная природа средств массовой информации сказывается в распространении сообщений о контактах с инопланетными цивилизациями, существовании регионов, фатально опасных для мореплавания ("бермудский треугольник") или представляющих поле взаимодействия с эзотерическими силами (Шамбала и т.п.). Оживление внимания к иррациональной проблематике является по своему социальному существу защитной психологической реакцией на рост влияния естественных наук на образование, экономику, военную технику. М. с. противостоит официальной мифологии, претендуя на известную независимость взглядов. Глобальное распространение М. с. составляет характерный психологический симптом духовного неблагополучия, инфляции ратифицированных религией ценностей, социальной нестабильности.

А.А. Брудный
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17


Манипуляция психологическая
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации