Петровский А.В. Словарь. Общая психология - файл n1.doc

приобрести
Петровский А.В. Словарь. Общая психология
скачать (1748.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1749kb.07.07.2012 00:41скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Воспоминание — извлечение из долговременной памяти образов прошлого, мысленно локализуемых во времени и пространстве. В. может быть произвольным (припоминание) и непроизвольным, когда образы спонтанно возникают в сознании. При произвольном В. какого-либо события сознательно восстанавливается отношение к нему, что может сопровождаться сопутствующими этому эпизоду эмоциями. Реконструкция, или восстановление, прошлого опыта никогда не бывает буквальной. Степень несовпадения В. и прошлого события зависит от динамики развития личности (ее установок, мотивов, целей), от давности припоминаемого события, а также от значимости его для субъекта. Продуктивность В. зависит от мнемических средств, а также от условий, в которых запоминался эпизод.

Л.А. Карпенко

А.В. Петровский

Восприятие — целостное отражение предметов, ситуаций и событий, возникающее при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Вместе с процессами ощущения В. обеспечивает непосредственно-чувственную ориентировку в окружающем мире. Будучи необходимым этапом познания, оно всегда в большей или меньшей степени связано с мышлением, памятью, вниманием, направляется мотивацией и имеет определенную аффективно-эмоциональную окраску. Следует различать В., адекватное реальности, и иллюзии. Решающее значение для проверки и коррекции перцептивного образа (от лат. perceptio — восприятие) является включенность В. в процессы практической деятельности, общения и научного исследования. Возникновение первых гипотез о природе В. относится к античности. В целом ранние теории В. соответствовали положениям традиционной ассоциативной психологии. Решающий шаг в преодолении ассоцианизма в трактовке В. был сделан, с одной стороны, благодаря развитию И.М. Сеченовым рефлекторной концепции психики, а с другой — благодаря работам представителей гештальтпсихологии, показавших обусловленность наиболее важных феноменов В. (таких, как константность) неизменными отношениями между компонентами перцептивного образа. Изучение рефлекторного строения В. привело к созданию теоретических моделей В., в которых важная роль отводится эфферентным (центробежным), в т.ч. двигательным, процессам, подстраивающим работу перцептивной системы к характеристикам объекта (А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев). Примерами могут служить движения руки, ощупывающей предмет, движения глаз, прослеживающих видимый контур, напряжение мышц гортани, воспроизводящих слышимый звук. Динамика процесса опознания в большинстве случаев адекватно описывается т.н. "законом перцепции" (Н.Н. Ланге): первоначально выделяется лишь общее и диффузное представление о предмете, которое затем сменяется более определенным и детальным В. Происходящее на основе выделения обобщенных, иногда социально фиксированных, систем признаков опознание осуществляется за значительно более короткое время (порядка долей секунды), чем процессы первоначального перцептивного научения, на которые в отдельных случаях могут уходить месяцы и годы (например, формирование навыков чтения). Осуществляемая при опознании благодаря взаимодействию В. и памяти категоризация предметов, событий и ситуаций близка, а иногда идентична понятийной категоризации. С процессами мышления В. сближает также возможность трансформации образа с целью приведения его к виду, пригодному для принятия решения. Подобные преобразования, часто неосознаваемые, могут способствовать решению стоящих перед субъектом задач. Т. о., В. — не пассивное копирование мгновенного воздействия, а живой, творческий процесс познания.

Б.М. Величковский

Восприятие движения — процесс психического отражения изменения пространственных свойств и отношений среды и самого наблюдателя. В. д. может происходить непосредственно, чувственно — в виде ощущения движения, и опосредованно — на основе умозаключения о том, что объект движется, так как в разные моменты времени он занимает разные пространственные позиции. В непосредственном В. д. различают восприятие действительного движения, когда движущимся воспринимается реально движущийся объект, и восприятие иллюзорного (кажущегося) движения, которое возникает в определенных условиях при наблюдении реально неподвижных объектов (иллюзорного движения феномены). Наиболее изученным является зрительное В. д. объектов во фронтальной плоскости. Экспериментально установлено, что его пороги колеблются в широком диапазоне от 1—2 ́/с до 90 о/с (и более) и зависят от самых различных факторов: скорости и удаленности объекта, формы и величины, фона и экспозиции, задачи и самоинструкции и т. п. Кроме скоростного порога В. д. характеризуют порогом смещения, который составляет примерно 20 "при дневном освещении. (Ч.Х. Грэхем, 1963). К психофизическому направлению изучения В. д. тесно примыкает квазиматематическое, ориентирующееся на построение и экспериментальную проверку различных математических моделей В. д. Представители ассоциативной психологии объясняли В. д. как результат слияния элементарных дискретных ощущений местоположения объекта на сетчатке глаза, которые образуются вследствие перемещения сетчаточного изображения или прослеживания объекта с помощью собственных движений глаза или тела наблюдателя. Гештальтпсихологи, напротив, рассматривали В. д. как возникновение целостного переживания, образование которого обусловлено структурообразующими закономерностями гештальта. Большинство современных исследователей используют рациональные моменты обеих теорий В. д. и направляют свои усилия в основном на выявление источника информации (или стимула) о воспринимаемом движении. В качестве таковых рассматриваются сетчаточный сигнал о смещении изображения объекта, мышечный сигнал о собственном (прослеживающем) движении наблюдателя, реакция специализированных нейронов-детекторов (Л.И. Леушина, 1978), изменение феноменальных характеристик объекта в зрительном поле и особенности перцептивной организации последнего (И. Рок, 1980). В методологическом отношении эти исследования построены на основе логического переноса физикального, механистического понимания движения (как изменения пространственного положения относительно некоторой системы отсчета) на процесс В. д. Это обусловлено включением в исходные основания понимания процесса В. д. таких его продуктов, как уже воспринятые "неподвижность", "движение", "форма", "фигура—фон" и т. п. Постулирование разных систем отсчета (другие объекты или сам наблюдатель) приводит к различению объектно- и субъектно-относительного видов В. д. Аналогично логическое обособление и взаимное противопоставление эмпирических данных о В. д. в разных условиях послужили основанием для возникновения двухканальной теории В. д. Попытки преодолеть физикальную отягощенность проблемы В. д., сделанные в рамках операциональных теорий восприятия (Ж. Пиаже, Дж. Гибсон, Б.М. Величковский и др.), при более глубоком анализе их исходных предпосылок обнаруживают, что и они тоже используют "продуктные" основания при постановке и решении проблемы В. д.

В.И. Панов

Восприятие речи (в психолингвистике) — система процессов информационной переработки текста, опосредующих его понимание. Эти процессы протекают параллельно на нескольких уровнях В. р., взаимодействуя друг с другом. Минимальной единицей осмысленного В. р. является слово; отождествление того или иного сегмента текста как слова влияет на эффективность восприятия составляющих его компонентов (звуков, букв). Однако, особенно при восприятии графического текста (т. е. чтении), в качестве оперативной единицы В. р. могут выступать и большие единицы: словосочетания или синтагмы, высказывания, абзацы (или другие содержательно завершенные фрагменты текста). При В. р. на содержательном уровне осуществляется вероятностное прогнозирование как семантического развертывания текста, так и грамматического (синтаксического или морфосинтаксического) структуры предложения или цепочки предложений.

В. р. имеет в качестве конечного результата создание образа содержания текста, зависящего не только от объективных характеристик этого текста, но и от психики воспринимающего текст человека и от той деятельности, в которую включены процессы В. р. в качестве ее ориентировочного звена. Психологическая стратегия процессов переработки текстовой информации при этом может быть различной. Так, при отождествлении отд. слова человек в зависимости от уровня помех и др. факторов может опираться (как на доминантный признак) на субъективную частотность слова, его грамматическую характеристику и т. п.; при содержат. восприятии текста он может, выделяя из текста различные опорные семантические компоненты, строить приближенные модели содержания фрагментов текста (т.н. просмотровое, или быстрое, чтение).

Процессы В. р. протекают лишь частично на уровне сознательного контроля, т. е. могут быть осознаны и отрефлектированы. Например, как правило, недоступны осознанию процессы выбора и синтезирования опорных элементов при "просмотровом" чтении; полностью бессознательно восприятие семантических "обертонов" содержания текста (или даже семантики отдельного слова), связанных с его фонетической формой (т. е. семантической "окраской" отдельных звуков и их сочетаний).

Процессы В. р. исследуются также под углом зрения психофизиологии, физиологии речи, экспериментальной и общей фонетики, компьютерной лингвистики и др.

А.А. Леонтьев

Воспроизведение — восстановление и реконструкция актуализированного содержания в той или иной знаковой форме. В отличие от узнавания осуществляется без повторного восприятия стимула и может выступать в произвольной и непроизвольной форме. Произвольное В. вызывается репродуктивной задачей, которая либо ставится субъектом самому себе, либо поставлена другими людьми. Как и узнавание, В. используется в качестве методического приема определения эффективности запоминания или заучивания. Количество ошибок В. уменьшается, когда оно тренируется и сопровождается высокой мотивацией. Эффективность В. зависит от применяемого метода: чем больше ситуация В. соответствует ситуации запоминания, тем лучше В. Непроизвольное В. наблюдается в ситуации, когда нет специально поставленной задачи В. и оно возникает под влиянием представлений, мыслей и чувств, вызванных либо восприятием того или иного объекта или ситуации, либо деятельностью, выполняемой в данный момент (чтение книги, просмотр кинофильма и т. д.).

Л.А. Карпенко

Время психологическое — отражение в психике человека системы временных отношений между событиями его жизненного пути. В. п. включает: оценки одновременности, последовательности, длительности, скорости протекания различных событий жизни, их принадлежности к настоящему, удаленности в прошлое и будущее, переживания сжатости и растянутости, прерывности и непрерывности, ограниченности и беспредельности времени, осознание возраста, возрастных этапов (детства, молодости, зрелости, старости), представления о вероятной продолжительности жизни, о смерти и бессмертии, об исторической связи собственной жизни с жизнью предшествующих и последующих поколений семьи, общества, человечества в целом.

А.А. Кроник

Время реакции — временной интервал между предъявлением какого-либо сигнала (оптического, акустического, тактильного и т. д.) и началом обусловленного инструкцией ответа испытуемого на этот сигнал. Время простейшей двигательной реакции, фиксирующей факт появления некоторого сигнала ("реакция обнаружения"), обычно составляет около 0,2 с. В случае более сложных задач, таких как выделение одного из нескольких возможных сигналов ("реакция различения") или выбор одной из нескольких форм ответа ("реакция выбора"), В. р. увеличивается. С помощью регистрации В. р. осуществляется также хронометрирование процессов решения задач, например рассуждения по аналогии или понимания фразы. В. р. зависит от вида сигнала, характера задачи, типа ответа, направленности внимания, установки, психического состояния испытуемого, а также от более устойчивых индивидуальных его особенностей. Хронометрирование все шире применяется в общей и инженерной психологии, в нейропсихологии, психолингвистике и других, преимущественно экспериментальных, разделах современной психологии. Это объясняется абсолютным характером временнуй шкалы, не допускающим произвольных трансформаций.

Б.М. Величковский

Выбор — разрешение неопределенности в деятельности человека в условиях множественности альтернатив. В. на различных уровнях построения человеческой деятельности реализует детерминацию ее со стороны субъекта (личности). Исторически проблематика В. разрабатывалась первоначально в философской антропологии в контексте проблемы свободы воли. Основная дилемма заключалась в том, дано ли человеку совершать свободные, не детерминированные извне выборы или же его В. предрешен Божественным провидением, судьбой, либо совокупностью естественных законов и причинных факторов. Вплоть до начала ХХ в. детерминистские воззрения безраздельно преобладали. Такое понимание свободы В. как, например, божественного дара человеку ("по образу и подобию"), признавало свободный В. в относительных границах. В ХХ в. получают большее развитие взгляды, допускающие полноценную свободу В., естественно-научным обоснованием которых может служить учение И. Пригожина о разрывах в детерминации природных процессов (точках бифуркации). Проблема В. в этике рассматривалась в контексте проблемы разрешения нравственных конфликтов, борьбы мотивов, добра и зла, возвышенного и низменного в человеке. Предметом рассмотрения являлся преимущественно осознанный В. при ясном понимании альтернатив, причем прежде всего с содержательной стороны: какой В. правилен или оправдан и почему, а какой нет. Этика нравственного В. внесла определенный вклад в понимание содержательной логики В. Психология активнее всего изучала В. в различных вариантах теории принятия решения. В этом контексте В. понимается как одна из фаз сложного когнитивного процесса, лежащего в основе нахождения и принятия оптимальных решений. Степень оптимальности В. может быть исчислена количественно. Предметом рассмотрения в этом подходе обычно выступают условия, способствующие или препятствующие принятию оптимальной стратегии В. при минимальном или максимально оправданном риске. Регулирующее влияние личностных особенностей признается, но сравнительно редко изучается в этом направлении исследований. В социальной психологии изучение В. связано преимущественно с проблематикой потребительского и политического поведения. Проблема В. ставится как проблема факторов, обусловливающих В. того или иного товара или кандидата. Социально-психологические модели В. описывают, как правило, динамику отношений к различным объектам (социальных установок), трансформацию знаний и мнений в убеждения и готовность к практическим действиям по осуществлению сделанного В. Психология личности рассматривает В. не столько как рациональную стратегию оптимального решения, сколько как личностную готовность принятия на себя ответственности за последствия своих решений. В крайнем варианте В. считается истинным лишь постольку, поскольку он не имеет рационального обоснования (Ф.Е. Василюк). Основная проблема заключается не в В. лучшего из возможных путей, а в состоянии осуществить сам акт ответственного В. Бегство от В. является приметой личностной незрелости или невротических нарушений. Способность и готовность нести бремя В. присущи зрелой, развитой, автономной личности. Наиболее проработанная теория личностного В. (Н.Ф. Наумова) рассматривает его как наиболее рациональную индивидуальную стратегию целеполагания в ситуации неопределенности. Предпосылкой этой стратегии является обеспеченность индивида ресурсами (потребностями, ценностями, логиками) для построения альтернатив и возможностей для их осуществления. Свободный В. предполагает преодоление ряда ограничений, формально присущих человеческой активности. Субъект осуществляет свободный В., опираясь на построенные им альтернативы, в условиях невозможности полного рационального учета всех факторов, активно оперируя имеющимися в его распоряжении ресурсами, в частности объективным и субъективным временем. Можно выделить несколько видов, или уровней В.,: 1) простой В. в ситуации заданности как альтернатив, так и критериев для их сравнения; 2) смысловой В. в ситуации заданности альтернатив, но необходимости самостоятельного построения общей системы критериев для их сравнения и решения задачи на смысл каждой из них; 3) личностный, или экзистенциальный, В. в ситуации, когда не только критерии предпочтения, но и сами альтернативы не заданы, а должны быть построены самим субъектом. Теории принятия решения описывают простой В., социально-психологические модели — смысловой В., теория Наумовой — личностный В. Экспериментальные исследования и клинический опыт свидетельствуют о правомерности рассмотрения В., особенно в его высших, наиболее сложных формах, как особого рода внутренней деятельности, имеющей свою мотивационно-смысловую и операциональную структуру, инструментальные средства и динамику формирования и развертывания. В частности, в рамках инструментального и деятельностного подходов изучалось бросание жребия как средство осуществления выбора при равноценных альтернативах (Л.С. Выготский), а также отработка операций выделения сравнения значимости аргументов "за" и "против" при сравнении многих качественно своеобразных альтернатив (Д.А. Леонтьев, Н.В. Пилипко).

Д.А. Леонтьев

Выразительные движения — внешнее выражение психических состояний, особенно эмоциональных, проявляющееся в мимике (В. д. мышц лица), пантомимике (В. д. всего тела) и "вокальной мимике" — динамической стороне речи (интонация, тембр, ритм, вибрато голоса), в экспрессии, которая может быть решающей в интерпретации значения произносимых высказываний. В. д. часто сопровождаются изменениями пульса, дыхания, функционирования эндокринных желез и т. д. Огромное влияние на развитие В. д. человека оказало его историческое развитие, возникновение чисто человеческих чувств. В процессе общения людей В. д. обогащаются и дифференцируются, приобретая характер образного "языка", специфического кода для передачи многообразных оттенков чувств, оценок, отношений к событиям и явлениям. Правильная интерпретация В. д. осуществляется в процессе более или менее сознательного воздействия на людей. Форма и употребление В. д. определяются системой конкретных общественных отношений, становясь объектом социального контроля общественной среды в соответствии со значением, придаваемым В. д.

В.В. Мироненко

Высказывание — единица речевого общения. В логике В. соотносится с суждением и рассматривается только с позиций истинности/ложности. В лингвистике определение В. зависит от выбранного теоретического подхода и метода анализа речи, чаще синонимично понятию фразы. В некоторых теориях В. считается любой законченный в смысловом отношении текст между паузами (ср. трактовку романного жанра М.М. Бахтиным). В отличие от предложения как единицы лингвистического анализа, В. является коммуникативной единицей. Семантический анализ В. предполагает обращение к контексту, ситуации, фоновым знаниям говорящих.

При построении В. говорящий формирует в сознании предметно-логическую модель ситуации, при этом он может по-разному избирать и группировать ее элементы (в т.ч. в зависимости от эмоциональной структурации мира), вследствие чего В. отличается избирательностью. Выделение разных сторон смысла одного фрагмента реальности обеспечивает вариативность В. — возможность описывать одну и ту же ситуацию разными способами. Как речевое явление, В. характеризуется ситуативностью — соотнесенностью с конкретной ситуацией, известной говорящим, что позволяет им использовать обозначения, понятные только в данном случае ("Еще горячий"). В стандартных ситуациях используются клишированные языковые формы (например, этикетные формулы приветствия). Важной особенностью В. является ориентация на слушающего, в том числе на его возможную (предполагаемую) реакцию на В.

В.П. Белянин

Высшие психические функции — сложные психические процессы, прижизненно формирующиеся, социальные по своему происхождению, опосредствованные по психологическому строению и произвольные по способу своего осуществления. В. п. ф. — одно из основных понятий современной психологии, введенное в отечественную психологическую науку Л.С. Выготским и далее развитое А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьевым, А.В. Запорожцем, Д.Б. Элькониным, П.Я. Гальпериным и др. Выготский выделял два уровня психических явлений ("натуральные" и "культурные" психические процессы, считая, что первый детерминирован преимущественно действием генетического фактора, а второй формируется всецело под влиянием социальных воздействий. Социальные воздействия определяют способы формирования В. п. ф. и тем самым их психологическую структуру. Важнейшей характеристикой В. п. ф. является их опосредствованность различными "психологическими орудиями" — знаковыми системами, являющимися продуктом длительного общественно-исторического развития человечества. Среди "психологических орудий" ведущую роль играет речь; поэтому речевое опосредствование В. п. ф. представляет собой наиболее универсальный способ их формирования. В. п. ф. — сложные системные образования, качественно отличные от других психических явлений. Они представляют собой "психологические системы", которые создаются путем надстройки новых образований над старыми, с сохранением старых образований в виде подчиненных слоев внутри нового целого. Основные характеристики В. п. ф. — опосредствованность, осознанность, произвольность — представляют собой системные качества, характеризующие В. п. ф. как "психологические системы". В. п. ф. как системы обладают большой пластичностью, взаимозаменяемостью входящих в них компонентов. Неизменными (инвариантными) в них являются исходная задача (осознанная цель деятельности) и конечный результат; средства же, с помощью которых реализуется данная задача, весьма вариативны и различны на разных этапах онтогенеза и при разных способах и путях формирования функции. Закономерностью формирования В. п. ф. является то, что первоначально они существуют как форма взаимодействия между людьми (т. е. как интерпсихологический процесс) и лишь позже — как полностью внутренний (интрапсихологический) процесс. Превращение внешних средств осуществления функции во внутренние психологические носит название интериоризации. Вторая важнейшая черта, характеризующая логику развития В. п. ф., — их постепенное "свертывание", автоматизация. На первых этапах формирования В. п. ф. представляют собой развернутую форму предметной деятельности, которая опирается на относительно элементарные сенсорные и моторные процессы; затем эти действия и процессы свертываются, приобретая характер автоматизированных умственных действий. Одновременно меняется и психологическая структура В. п. ф. Психофизиологической основой В. п. ф. являются сложные функциональные системы, включающие большое число афферентных и эфферентных звеньев и имеющие вертикальную (корково-подкорковую) и горизонтальную (корково-корковую) организацию. Часть звеньев функциональной системы жестко "закреплена" за определенными участками мозга, остальные обладают высокой пластичностью и могут заменять друг друга, что и лежит в основе механизма перестройки функциональных систем в целом. Т. о., каждая В. п. ф. связана с работой не одного "мозгового центра" и не всего мозга как однородного эквипотенциального целого, а является результатом системной деятельности мозга, в которой различные мозговые структуры принимают дифференцированное участие. Теория В. п. ф. разрабатывается не только в русле проблем общей психологии, но и при исследовании вопросов прикладных направлений современной психологической науки. Детская и педагогическая психология использует представление о В. п. ф. как об одном из основных при изучении закономерностей развития психических процессов в онтогенезе, механизмов их управления и формирования. Историческая психология на базе представлений о социальной обусловленности В. п. ф. анализирует различия в "культурных" процессах в зависимости от условий жизни и трудовой деятельности людей. В патопсихологии анализ особенностей нарушений познавательной деятельности при различных психических заболеваниях основывается на положениях об опосредствованности и системном характере строения В. п. ф. В современной нейропсихологии понятие В. п. ф. является центральным при анализе мозговых механизмов различных нарушений психических процессов у больных с локальными поражениями головного мозга — при диагностировании очага поражения и определении путей и средств восстановления нарушенных функций. Т. о., различные области практического применения теории В. п. ф. подтверждают ее высокую продуктивность и научную значимость.

Е.Д. Хомская

Вюрцбургская школа — группа исследователей во главе с немецким психологом О. Кюльпе, изучавших в начале ХХ в. в Вюрцбургском университете (Бавария) высшие психические процессы (мышление, волю) посредством лабораторного эксперимента в сочетании с видоизмененным методом интроспекции ("экспериментальное самонаблюдение", при котором испытуемый тщательно наблюдал за динамикой переживаемых им состояний на каждой из стадий выполнения инструкции). К В. ш. принадлежали немецкие психологи К. Марбе, Н. Ах, К. Бюлер, английский психолог Г. Уатт, бельгийский психолог А. Мишотт и др. В. ш. ввела в экспериментальную психологию в качестве нового объекта анализа выполнение заданий интеллектуального характера (изучение логических суждений, ответов на вопросы, требующие умственных усилий, и т. п.). Было выявлено, что мышление представляет собой психический процесс, закономерности которого не сводятся ни к законам логики, ни к законам образования ассоциаций. Своеобразие мышления объяснялось тем, что ассоциации отбираются в соответствии с тенденциями, создаваемыми принятой испытуемым задачей. Организующая роль признавалась за предваряющей поиск решения установкой, которую одни представители В. ш. считали "установкой сознания", другие — неосознаваемым актом (поскольку она скрыта от интроспекции). В противовес общепринятым в то время воззрениям В. ш. пришла к выводу, что в сознании содержатся несенсорные компоненты (умственные действия и независимые от чувственных образов значения, смыслы). Поэтому специфику концепции В. ш. обычно усматривают в том, что она ввела в психологию понятие о безубразном мышлении. Процесс мышления трактовался ею как смена операций, иногда приобретающих аффективную напряженность (чувство неуверенности, сомнения и др.). Работы психологов В. ш. поставили ряд важных проблем, касающихся качественных различий между мышлением и другими познавательными процессами, вскрыли ограниченность ассоциативной концепции, ее неспособность объяснить избирательность и направленность актов сознания. При этом, однако, мышление без образов ("чистое" мышление) неправомерно противопоставлялось другим его формам, а зависимость мышления от речевой и практической деятельности игнорировалась. Важные позитивные результаты при исследовании проблем, поставленных В. ш., были получены гештальтпсихологией, Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном и их учениками. Данные, полученные В. ш., вызвали критику со стороны представителей других школ экспериментальной психологии, также пользовавшихся методом интроспекции (В. Вундта, Э.Б. Титченера, Г.Э. Мюллера), что привело к кризису интроспективного направления в целом.

М.Г. Ярошевский

Гештальт [нем. Gestalt — образ, форма] — функциональная структура, которая по присущим ей законам упорядочивает многообразие отдельных явлений. Термин "Г." предложен гештальтпсихологией и первоначально применялся к описанию психики, но в дальнейшем был распространен на область физических, физиологических, социальных и других явлений. Понятие о Г. зародилось при изучении сенсорных образований, когда потребовалось отграничить от входящих в их состав отдельных компонентов (ощущений) способ их структурирования (например, хотя мелодия при ее исполнении в различных тональностях и вызывает различные ощущения, она узнается как одна и та же). Этот способ стал пониматься как Г., имеющий собственные законы, изучение которых гештальтпсихология выдвинула в качестве своей главной задачи. Среди законов Г. были выделены: тяготение частей к образованию симметричного целого; группировка этих частей в направлении максимальной простоты, близости, равновесия, "прегнантность" (тенденция каждого психического феномена принять более определенную, отчетливую, завершенную форму) и др. Эти положения отразили общую методологическую ориентацию гештальтпсихологии, неправомерно придавшей характер законов отдельным фактам, выявленным при изучении процесса восприятия, а само восприятие истолковавшей как "чистый" феномен сознания, а не как психический образ объективной реальности, который строится в предметной деятельности и зависит от предшествующего опыта.

М.Г. Ярошевский

Гештальтпсихология [нем. gestalt — образ, форма] — направление в западной психологии, возникшее в Германии в первой трети ХХ в. и выдвинувшее программу изучения психики с точки зрения целостных структур (гештальтов), первичных по отношению к своим компонентам. Г. выступила против выдвинутого структурной психологией (В. Вундт, Э.Б. Титченер и др.) принципа расчленения сознания на элементы и построения из них по законам ассоциации или творческого синтеза сложных психических феноменов. Идея о том, что внутренняя системная организация целого определяет свойства и функции образующих его частей, была применена первоначально к экспериментальному изучению восприятия (преимущественно зрительного). Это позволило изучить ряд его важных особенностей: константность, структурность, зависимость образа предмета ("фигуры") от его окружения ("фона") и др. При анализе интеллектуального поведения была прослежена роль сенсорного образа в организации двигательных реакций. Построение этого образа объяснялось особым психическим актом постижения, мгновенного схватывания отношений в воспринимаемом поле. Эти положения Г. противопоставила бихевиоризму, который объяснял поведение организма в проблемной ситуации перебором "слепых" двигательных проб, случайно приводящих к удачному решению. При исследовании процессов человеческого мышления основной упор был сделан на преобразование ("реорганизацию", новую "центрировку") познавательных структур, благодаря которому эти процессы приобретают продуктивный характер, отличающий их от формально-логических операций, алгоритмов и т. п. Хотя идеи Г. и полученные ею факты способствовали развитию знания о психических процессах (прежде всего разработке категории психического образа, а также утверждению системного подхода), ее методологические установки, отразившие феноменологический подход к сознанию, препятствовали детерминистскому анализу этих процессов. Психические "гештальты" и их преобразования трактовались как свойства индивидуального сознания, зависимость которого от предметного мира и деятельности нервной системы представлялась по типу изоморфизма (структурного подобия), являющегося вариантом психофизического параллелизма. Главные представители Г. — немецкие психологи М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка. Близкие к ней общенаучные позиции занимали К. Левин и его школа, распространившие принцип системности и идею приоритета целого в динамике психических образований на мотивацию человеческого поведения, К. Гольдштейн — сторонник "холизма" (целостности) в патопсихологии, Ф. Хайдер, введший понятие о гештальте в социальную психологию с целью объяснения межличностного восприятия, и др.

М.Г. Ярошевский

Гипотеза лингвистической относительности (гипотеза Сепира-Уорфа) — концепция, согласно которой восприятие, мышление и познание детерминировано структурами языка.

Философские корни Г. л. о. можно найти еще в "Критике чистого разума" И. Канта (понятие об априорных категориях человеческого сознания). В лингвистике истоки постановки вопроса о связи языка и общественного сознания восходят к трудам В. Гумбольдта, связующего "особенности духа и строения языка какого-либо народа", к неогумбольдтианцам, развивавшим идею о "внутренней форме" каждого национального языка, определяющей специфику видения мира и мировоззрения каждого народа. Многочисленные исследования классификационных систем языка ("имен родства", терминов восприятия цветов, вкусовых ощущений, названий животного и растительного мира и т. п.) показали определенные различия в категоризации, присущие различным языковым культурам, неполное совпадение семантических полей сходной лексики различных национальных языков.

Г. л. о. разработана в 1930-х гг. в американской этнолингвистике. Изучая язык и культуру североамериканских индейцев, Э. Сепир пришел к выводу, что языковые навыки и нормы бессознательно определяют образы мира, присущие носителям того или иного языка: "Мы видим, слышим и воспринимаем так или иначе те или другие явления главным образом благодаря тому, что языковые нормы нашего общества предполагают данную форму выражения". Мир различных культур, по мнению Сепира, — это различные миры, а не один мир, по-разному обозначенный словесными ярлыками, поэтому каждый язык задает свое видение мира, и различие между картинами тем больше, чем дальше отстоят языки друг от друга.

Б.Л. Уорф развил и конкретизировал положения своего учителя Сепира, а также ввел сам термин "Г. л. о.". Разбирая особенности языка индейцев хопи и нутка, Уорф показал влияние грамматического строя языка на процессы категоризации. Так, например, для европейских языков характерно деление слов на существительные и глаголы. В языке нутка оно отсутствует, и предметы описываются через формы действия с ними. На русском языке говорят "молния блеснула", тогда как на языке хопи событие выражается одним глаголом "сверкнуло", и существует классификация событий, исходя из их длительности. Слова "молния", "волна", "пламя" в языке хопи являются глаголами в отличие от слов "облако", "буря", выражаемых как более длительные существительные. Грамматический строй языка навязывает, по Уорфу, способ членения и описания мира.

Общая направленность Г. л. о., состоящая в выделении активной, формирующей роли языка в познавательных процессах, не вызывает возражения у большинства психологов и лингвистов. Значения как единицы общественного сознания, кристаллизующие совокупный общественный опыт (А.Н. Леонтьев), являются культурно-историческими образованиями. Очевидно опосредующее влияние языковых значений на процессы категоризации в мышлении, восприятии, памяти, внимании и т. д.

Обсуждение Г. л. о. лингвистами, психологами и философами позволило поставить ряд новых вопросов. Так, в познавательных процессах участвуют не только языковые значения, но и значения, данные в форме перцептивных символов, эталонов; значения могут выражаться в форме символического действия, поведения — означает ли отсутствие в языке слов для выражения ряда понятий невозможность презентации их в сознании? Поскольку наряду с разговорным языком существуют языки науки, использующие формулы, схемы, чертежи, — то не снимают ли они специфику членения, вызванную национальными особенностями языка? Является ли представленность в грамматическом строе национального языка некоторых семантических признаков, например категории рода для русских существительных неодушевленных предметов, их отражением в сознании и мышлении современного пользователя языка? Дискуссии по этим и другим вопросам продолжаются. В целом Г. л. о. послужила методологическим толчком в осмыслении взаимосвязи языка и познания, языка и мышления и в настоящее время является скорее обозначением целой области исследований, чем конкретным, однозначным решением проблемы.

В.Ф. Петренко
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


Воспоминание
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации