Петровский А.В. Словарь. Общая психология - файл n1.doc

приобрести
Петровский А.В. Словарь. Общая психология
скачать (1748.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1749kb.07.07.2012 00:41скачать

n1.doc

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Фрейм [англ. frame — каркас, остов, рамка, структура] — 1) в когнитивной психологии понятие, описывающее структурно оформленную единицу какого-либо конкретного знания, картинки, сценария, схемы и т. п., с помощью которой может быть идентифицирована воспринимаемая ситуация; 2) в психосемантике — структурно оформленная единица знаний, организованная вокруг некоторого понятия, и содержащая данные о существенном, типичном и возможном для этого понятия (например, набор предположений об устройстве формального языка для выражения знаний, в качестве альтернативы для семантических сетей). Слово Ф. многозначно — в пер. с англ. означает, "рамка вокруг картинки", "окно", "страница", "система координат" и др. В 1970-х гг. оно впервые было использовано американским ученым М.Л. Мински (M.L. Minsky), занимавшимся проблемами искусственного интеллекта. Он одним из первых создал теоретическую модель (названную "теорией фреймов") структур знания, которые лежат в основе повседневной когнитивной деятельности людей. Мински высказал предположение, что наше знание закодировано в блоках, называемых "фреймами" ("рамками"; метафору он заимствовал из фотографии), которые облегчают понимание многих аспектов каждодневных явлений, позволяя получить быстрый доступ к информации, хранящейся в памяти и соответственно отреагировать. Эти разработки М. Мински предвосхитили современные нейропсихо-логические исследования о модулярности психики. Развиваясь, понятие Ф. стало родовым по отношению к понятиям "схема" в когнитивной психологии (Ф.Ч. Бартлет, 1932), сцена, сценарий, когнитивная модель, модуль (Ch.J. Fillmore, 1975), ассоциативные связи (G.H. Bower, 1972 ), семантическое поле. Например, понятие "сцены" ассоциировано с определенными языковыми Ф., при этом под "сценами" понимаются не только зрительные образы, но и иные виды внутренних мысленных образов (L. Talmy, 1977). Ф. организуют наше понимание мира в целом, а тем самым и обыденное поведение. При этом Ф. могут выступать типовыми классификаторами (будучи зафиксированными в памяти как "ярлыки к целым сценам"), эталонами, с которыми сравниваются содержания, подлежащие классификции. С каждым Ф. связаны несколько видов информации: (1) о его использовании; (2) о том, что следует ожидать; (3) что делать, если ожидания не подтвердятся. Формально Ф. представляют в виде структуры узлов и отношений между ними. Кроме связей внутри Ф. возможны и межфреймовые отношения, когда они комбинируются в более крупные модули или рамки (библиотеки Ф.). Верхние (базовые) уровни Ф. фиксированы и соответствуют вещам (сущностным значениям) всегда справедливым по отношению к предполагаемой ситуации. Ниже этих узлов — терминальные узлы (или слоты), которые указывают на условия, которым должно отвечать его заполнение. Часто такое заполнение представляется как "подфрейм" (или вложенный Ф.). Наиболее наглядно фреймовые структуры выступают на экране компьюьера, являясь средством доставки дополнительной информации и форматирования страницы. Они позволяют разделить окно просмотра браузера на несколько прямоугольных областей (в этом Ф. очень похожи на таблицы). При помощи Ф. можно не только разделить страницу на несколько частей, но и решить задачу взаимодействия между этими частями, т. к. в каждый Ф. можно загрузить отдельный документ, выступающий как бы самостоятельной web-страницей. В результате человек, просматривающий страницу на экране компьютера, может изучать одну часть страницы независимо от остальной части. Фреймовая структура, естественно, может существовать не только на экране компьютера, но и в виде "картинки" или текстового описания на бумаге. Однако продуктивная работа с фреймовыми структурами, представляющими собой различные сложно организованные базы данных, стала возможной только с применением компьютеров. Это направление получило название "фреймовая семантика" (Ch.J. Fillmore, 1977). Оно объединяет разные типы формализованного описания деятельности человека в контексте ситуации.

Л.А. Карпенко

Фрустрация [лат. frustratio — обман, расстройство, разрушение планов] — психическое состояние, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения, вызываемых объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или решению задачи. Исторически проблема Ф. связана с работами З.Фрейда и его последователей, усматривавших однозначную связь между Ф. и агрессией. В рамках бихевиористких теорий Ф. определялась как изменение или затормаживание ожидаемой реакции при определенных условиях, как помеха в деятельности. В настоящее время многие авторы использует понятие Ф. и психологического стресса как синонимы; некоторые обоснованно рассматривают Ф. как частную форму психологического стресса. Правомерно также рассматривать Ф. в контексте межличностного функционирования, и с этой точки зрения для исследователей представляет интерес сфера межличностных конфликтов и трудностей, которые могут возникать в самых разнообразных жизненных ситуациях, в том числе и в повседневных. Различают: фрустратор, т. е. стимул, вызывающий Ф., фрустрационную ситуацию, фрустрационную реакцию. Ф. переживается гаммой отрицательных эмоций: гневом, раздражением, чувством вины и т. д. Уровень Ф. зависит от значимости и интенсивности фрустратора, функционального состояния человека, попавшего во фрустрационную ситуацию, а также от наличествующих устойчивых форм эмоционального реагирования человека на жизненные трудности. Важным понятием при изучении Ф. является фрустрационная толерантность (устойчивость к фрустраторам) как свойство личности противостоять разного рода жизненным трудностям без утраты своей психологической адаптации. В основе ее лежит способность человека адекватно оценивать реальную ситуацию, с одной стороны, и возможность предвидения выхода из ситуации — с другой. Высокий уровень развития личности предполагает сознательный отказ от фрустрирующих целей и выдвижение новых, более приемлемых и достижимых. Фрустрационная толерантность, сформированная в процессе воспитания, в какой-то мере определяет и поведение человека в экстремальных ситуациях. Однако такая зависимость не может быть прямой и однозначной, так как, вероятно, в экстремальных ситуациях более полно раскрываются все потенциальные ресурсы человека, что также дает основание выделять понятие Ф. в самостоятельное, несмотря на то, что оно охватывается более широким понятием психологического или эмоционального стресса.

Н.В. Тарабрина

Функционализм [лат. functio — исполнение] — направление, считающее предметом психологического исследования функции, различные формы активности сознания, а не его содержание. Ф. возник в противовес структурализму, полагавшему, что сознание строится из элементов (преимущественно сенсорных) и их взаимосвязей (преимущественно ассоциативных). Противопоставление одного из этих направлений другому возникло в период зарождения психологии в качестве самостоятельной науки и было наиболее отчетливо сформулировано в программах В. Вундта (лидера структурализма) и Ф. Брентано (лидера европейского Ф.). В плане логики развития науки Ф. выразил потребность в разработке категории психического действия в качестве отличной от категории психического образа (ощущения, восприятия, представления). Категория образа неадекватно преломилась в структурализме, истолковавшем ее как элемент непосредственного опыта субъекта. Это дало основание Э. Маху и Р. Авенариусу представить сенсорный опыт в виде нейтрального материала, из которого мысль выкраивает предметное содержание как физики (внешний мир), так и психологии (внутренний мир). Тем самым психология лишалась собственного, только ей присущего предмета. В противовес этому Брентано, К. Штумпф и другие приверженцы Ф. предложили считать уникальным предметом психологии не феномен сознания, например, какой-либо цвет или звук, а функцию (акт) видения этого цвета или слышания этого звука. Феноменами же должна заниматься не психология, а другая область исследований. На позиции Ф. перешла и Вюрцбургская школа, обратившаяся к установке как акту сознания. Наряду с этим направлением Ф., оставшимся в пределах интроспекционизма, сложилось и другое, имевшее естественнонаучную ориентацию. В России его представляли Н.Н. Ланге, А.Ф. Лазурский и др., во Франции — Т. Рибо, А. Бине и др., в Германии — Г. Мюнстерберг. Для этого ответвления Ф. была характерна трактовка психических функций в контексте общей двигательной активности организма и стремление соединить субъективный метод с объективным. На такой подход оказала влияние новая эволюционная биология, в частности концепция Г. Спенсера, согласно которой психика играет служебную роль в процессах адаптации организма к среде. Еще один вариант Ф. сложился в США, где лидирующим психологом стал У. Джеймс — один из наиболее решительных критиков структурализма. Его воззрения придали исследовательский импульс деятельности двух школ: Чикагской (Д. Дьюи и Д. Энджелл) и Колумбийской (Р. Вудворт). Сознание трактовалось как система психических операций, которые обеспечивают приспособление организма к новым ситуациям с целью удовлетворения его потребностей. Область, исследуемая психологией, тем самым существенно расширялась. Она охватывала не только сознание, но и телесное поведение индивида, мотивы этого поведения, индивидуальные различия между людьми, механизмы научения и другие проблемы, сближавшие психологию с практикой. Умножались контакты психологии с неврологией, социологией, антропологией, педагогикой. Ф. внес также существенный вклад в экспериментальное изучение мотивов и навыков. Хотя Ф. в своих теоретических посылках декларировал, что организм представляет собой психофизическое целое, в его исследовательской практике реальные отношения между функциями сознания и поведением организма в окружающей среде не прослеживались. По существу эти функции оказывались самостоятельной причинной величиной. Дуализм в понимании отношений между телесными и психическими функциями, телеологический взгляд на сознание как на целенаправленно действующую сущность привели к тому, что Ф. утратил научное влияние. В США Ф. был оттеснен бихевиоризмом. Для политической истории психологии советского периода характерны официальные требования отказа от Ф. При этом под Ф. понималось преимущественное внимание психологов к изучению отдельных психических функций, не приводящее к построению целостной картины сознания и личности человека. Однако объективное изучение личности в 1940—60-е гг. оказывалось практически невозможным по причинам идеологического характера. Это вело к фактическому отказу изучения реальной личности "советского человека" и стремлением изобразить ее не такой, какова она есть, а такой, какой она должна быть. Все это сделало "борьбу с Ф." мнимой и бесплодной.

А.И. Липкина, А.В. Петровский

Характер [греч. charakter — печать, чеканка, зарубка] — подструктура личности человека, образуемая индивидуально-своеобразным комплексом устойчивых особенностей (черт, диспозиций), определяющих присущие данному человеку типичные формы и способы достижения целей (инструментальные проявления Х.) и самопроявления в общении с другими людьми (экспрессивные проявления Х.). Этимологически слово "Х." употребляется в трех значениях: 1) применительно к любым объектам и явлениям (Х. процесса, Х. ландшафта) как обозначающее их "образное своеобразие", нечто "характерное" для них; 2) применительно к животным и человеку как обозначающее их душевное (психическое) своеобразие; 3) применительно только к человеку как характеризующее его не только с психологической, но и с морально-этической стороны (хороший или плохой, сильный или слабый Х., "с Х." или бесхарактерный). Наука о Х. в психологическом значении слова — характерология — имеет столь же длительную историю, как и сама психология. На протяжении тысячелетий характерология как сфера науки, искусства и житейской мудрости стремилась решить две основные задачи: типологизации Х. (темпераментов) и определение Х. (или темперамента) по тем или иным внешним признакам (или "психогностика") (В. Штерн). Различия человеческих Х. как наиболее существенных свойств и особенностей человека, определяющих его внешний облик и поведение (индивидуальные различия в широком смысле), с глубокой древности обращали на себя внимание философов и врачей. Древнейшая из известных типологий Х., основанная на 12 астрологических знаках, которые обозначают особенности жизни и связанные с ними свойства поведения разных животных, приписывается древневавилонскому мудрецу Аккадеру (XXX в. до н. э.). Дальнейшее развитие астрологическая типология получила в труде К. Птолемея "Тетрабиблос", в котором утверждалось, что положение звезд во время рождения человека оказывает решающее влияние на его индивидуальные особенности и на протяжении всей жизни определяет его судьбу, при этом все многообразие характеров и судеб описывалось теми же двенадцатью основными типами, которые практически не изменились до настоящего времени. Основы представления о Х. как типе социального поведения заложил Платон, который, исходя из своей теории строения души, описал 5 главных типов Х.: нормальный, тимократический, олигархический, демократический и тиранический. Типологическую традицию Платона продолжил и развил ученик Аристотеля Теофраст (IV—III в. до н. э.) в знаменитых "Характерах", трактате, считающимся первым настоящим исследованием Х. Отталкиваясь от одной доминирующей черты, Теофраст описывает тип Х.: насмешник, пустослов, угодник, болтун, тупица, грубиян, ворчун, трус и т. д. Расширенный перенос Теофраста в Новое время осуществил в XVII в. его переводчик и популяризатор Лабрюйер в собственных "Характерах". Представления медицинского естествознания о типах Х. тесно переплетается с учением о темпераменте и конституции как соматическом типе строения организма человека. Конкретный тип темперамента, так же, как и Х., мог объясняться, например, преобладанием в организме определенного "гумора" (Гиппократ, Гален), составом крови (Аристотель), влиянием космогонических факторов (Парацельс), типом сложения (Э. Кречмер), особенностями воли (Л. Клагес) и т. д. Типологии Х., в основе которых лежит заложенное в античности учение о темпераментах, соединившее в своих основах идеи морфологической (конституция) и физиологической ("соки", кровь и проч.) обусловленности психического своеобразия человека, более чем за 2000 лет до настоящего времени не претерпели ничего существенно нового. В Новое время утвердилось собственно психологическое понимание Х. как психического (внутреннего) своеобразия человека. Утвердилась мысль о том, что индивидуумы различаются между собой не внешними социально значимыми признаками поведения, а прежде всего невидимыми свойствами, которые являются их причиной и образуют Х. человека. С XIX в. характерология приобретает черты систематической научной дисциплины, призванной изучать сущностные различия человека, сводя их к некоторой простой форме (типу) или заостряя внимание на неповторимости их комбинации у конкретного индивида. К началу XX в. чрезвычайно расширилась палитра объяснения характерологических различий и понимания сути Х. Понимание Х. не как типа, а как уникальности конкретного индивидуума было сформулировано в немецкой характерологии. Понимание Х. как типа во французской характерологии строилось в основном на морфофизиологической основе. С XIX в. от более умозрительной характерологии отделяется проблема объективно измеряемых формальных человеческих различий (как простых — интеллект, память, внимание и проч., так и более сложных — творческие и организаторские способности, профессиональная пригодность и т. д.). Развитые в работах Ч. Дарвина, Г. Менделя, Ф. Гальтона, Дж.-М. Кеттелла, Г. Эббингауза, В. Вундта, А. Бине, А. Симона и др. методы, получив теоретическое обоснование в работах В. Штерна (1911), образовали отдельную дисциплину — дифференциальную психологию. Непосредственной предшественницей дифференциальной психологии была "психогностика", главной задачей которой было, во-первых, установление отношений между внешне воспринимаемыми состояниями, движениями и обликом человека и его индивидуальным психическим своеобразием, во-вторых — распознание на основе этих связей Х. отдельных индивидов. Эмпирическое направление психогностики представлено конституциональным подходом, физиогномикой, френологией и графологией, а также философско-литературной характерологией. Физиогномику практиковал уже Пифагор (VI в. до н. э.). Анаксагор (V в. до н. э.) отбирал себе учеников по форме руки. Основоположником европейской физиогномики считается Аристотель (IV в. до н. э.). Более специфическим методом определения Х. было обращение к конституциональным и физиологическим факторам. Уже Гиппократ при объяснении темпераментов отчасти опирался на особенности строения тела. Законченное выражение конституционально-характерологический подход получил в работах Кречмера (1921) и В.Г. Шелдона (1927). В XIX в. появляется "физиогномика функций", согласно которой Х. проявляется в неосознанных целесообразных и функционально обусловленных движениях. Эта позиция широко представлена в немецкой характерологии через анализ мимики (Ф. Лерш, А. Веллек), речи (И.Б. Рифферт), общей экспрессии (Клагес), походки и т. д. В настоящее время это направление развивается в русле социально-психологических исследований аттракции, невербальной коммуникации, теории атрибуции и т. п. Общим недостатком всех психогностических методов является произвольное выделение одной из многих групп внешних признаков как единственного средства познания Х. С развитием в 1910—30-е гг. психологии личности встала проблема соотношения понятий личности и Х. В послевоенной американской академической психологии понятие Х. практически вышло из употребления, сохранившись только в клинически ориентированных подходах как обозначающее принадлежность к тому или иному типу. В то же время в европейской психологии (Германия, Франция) понятие Х. сохраняется как одно из важных общепсихологических понятий, причем в немецкой традиции оно включает в свое определение элементы духовности, а во французской трактуется как совокупность присущих личности характерных форм аффективного реагирования. В российской психологии основы учения о Х. были заложены А.Ф. Лазурским, трактовавшим Х. как совокупность устойчиво присущих человеку душевных наклонностей. Позже, в 1950-е гг. Х. отождествлялся с индивидуально-своеобразным в личности, в противоположность социально-типичному. Новый всплеск интереса к проблеме Х. возник в 1980-е гг., когда ряд авторов начал рассматривать Х. как подструктуру личности, опираясь на идеи Л.С. Выготского, противопоставившего традиционной идее Х. как неизменного типа представление о Х. как о динамически развивающейся функционально целесообразной структуре, участвующей в процессах адаптации индивида к миру и формирующейся в ходе этой адаптации. Согласно современным отечественным воззрениям, Х. выступает как форма проявления личности в узком смысле слова (содержательной или смысловой сферы личности), как готовность человека осуществлять в более или менее типичных ситуациях при определенных условиях определенные фиксированные формы или способы поведения. Х. выступает как защитная оболочка, опосредующая как воздействия внешней среды на личность (смягчая или обостряя их), так и воздействия личности на среду, придавая действиям субъекта те или иные инструментальные или экспрессивные свойства (напористость, мягкость, импульсивность, открытость, осторожность и др.). В социальной психологии используются также понятия социального и национального Х. Понятие социального Х., введенное Э. Фроммом, означает совокупность устойчивых личностных черт, присущих членам некоторой социальной группы и сложившихся в результате основного опыта и способа жизни, общего для этой группы. Понятие национального Х. означает совокупность черт, характеризующих представителей одной нации или этнокультурной общности в отличие от другой. Проблемам национального Х. было посвящено в 1950—80-е гг. большое количество экспериментальных исследований, в которых не удалось обнаружить значимых и устойчивых характерологических различий между нациями; тем самым проблема национального Х. перешла в плоскость социально-психологических стереотипов и образов своей и других наций.

Д.А. Леонтьев, А.К. Никишов

Характерология немецкая [греч. charaktкr — печать, чеканка, зарубка, logos — учение] — традиция исследования личности, сложившаяся в эпоху смены столетий (с конца XIX до середины XX в.) в Германии и немецкоязычной Европе. Понятие Х. н. употребляется в широком и узком смысле. К Х. н. в широком смысле относятся многочисленные работы таких авторов как Ю. Банзен, Л. Клагес, Е. Утитц, П. Геберлин, Р. Хайсс, А. Веттер, Ф. Зандер, Й. Рудерт, Г. Рорахер, А. Пфендер, Д. Кронфельд, А. Купфер, Е. Шнайдер, Ф. Кюнкель, П. Гельвиг, Г. Керн, Ф. Зайферт, И.Б. Рифферт, А. Мессер, А. Гелен и многие др., а также ряд более систематизированных психологических течений: так называемый "слойнотеоретический" подход к исследованию личности Е. Ротхакера, Ф. Лерша, А. Веллека, В. Арнольда, дифференциальная психология В. Штерна, философски ориентированные типологии В. Дильтея, Э Шпрангера и К. Ясперса, психологические типологии Г. Пфалера и Э. Йенша, конституционально-психологическое направление в работах Е. Кречмера и Г. Эвальда, глубиннопсихологическая парадигма школ З. Фрейда, А. Адлера и К.Г. Юнга, отчасти психология наследственности В.Петерса и К.Готтшальда и психология рас В. Петерманна и Е. Айкштедта. Наиболее общим основанием их объединения являлась попытка преодолеть кризис психологии на основе представления о человеке как душевно-телесном единстве изначально присущих (врожденных) психических свойств, внешнего облика и поведения; общая предметная область — человеческая индивидуальность, исследование сущности и причин человеческих различий. К основным проблемам Х. н. в широком смысле относятся вопросы определения сущности (природы), строения и выделения элементов (свойств) характера, установление связи между внутренними сущностными свойствами характера и их внешне наблюдаемыми коррелятами, способы и формы проявления характера и его эмпирическая диагностика (методы) по внешним признакам (конституция, мимика, графология и др.), классификация свойств и описание основных типов характера, проблема детерминации характера и отклонений в его развитии. Немецкие психологи первой половины ХХ века имели единую "специфически немецкую" методологическую ориентацию: отказ от "элементаристского физикализма" классической экспериментальной психологии сочетался с намерением преодолеть кризис психологии и, прежде всего, дуализм между естественной и гуманитарной психологией на почве единого "органического" мышления, основанного на биологии. Главным фактором многообразия характерологических концепций Х. н. являлось весьма спекулятивное и слабодифференцированное употребление релевантных общей проблеме понятий: личность, характер, темперамент, тип и др., под которыми могло пониматься практически все, что позволяло объединить человека в единое целое с самим собой, другими людьми и окружающим миром вообще, что отражало бы, с одной стороны, целостность и многообразие человеческого бытия, с другой — уникальность человеческой индивидуальности, некую суть человека вообще, аутентичность конкретного индивидуума или группы людей (тип).

Растянутый до неопределенных пределов феномен характера в Х. н. стал той психической реальностью, которая противопоставлялась феномену сознания вундтовской психологии, и поэтому, как единственно реально существующий и определяющий поведение человека, был лишен всех атрибутов сознания: осознанности, рефлексии, произвольности, социальности и т. д. Единственным исключением в контексте Х. н. стала дифференциальная психология В. Штерна (Stern W., Die differenzielle Psychologie, 1911), который "приземлил" проблему характера и редуцировал ее предмет до объективного измерения формальных человеческих различий. Под характером В. Штерн понимал некоторый формальный перечень изолированных и относительно неизменных свойств личности, посредством различной выраженности которых описывается ее индивидуальность.

В целом общим объяснительным принципом в Х. н. в широком смысле был примат внутреннего перед внешним, конкретизирующийся в каждом случае как приоритет врожденного над приобретенным, сущности над явлением, природного над социальным, бессознательного над сознанием, чувств и переживаний над интеллектом, потребностей и влечений над волей, психического образа над поведением, развития как разворачивания над обучением и воспитанием и т. д. При этом характер как социально-типическое и индивидуальное своеобразие человека представлялся неким статическим и внеисторическим феноменом не только культуры, но и жизни вообще.

Х. н. в более узком смысле представляла собой относительно самостоятельную научную дисциплину, в основе которой лежала специфическая философско-методологическая позиция, которая преобладала в Германии первой половины ХХ столетия в рамках психологии личности. Новая дисциплина, называемая иногда "типичной немецкой психологией личности", возникла как альтернатива вундтовской психологии сознания, как порождение кризиса психологии и преодоление элементаризма, и под термином "характерология" стала систематической наукой о личности в рамках философии (Utitz E., Charakterologie, 1925), новым способом вопрошания об экзистенциальной сущности человека (Seifert F., Charakterologie. Sonderausgabe aus dem Handbuch der Philosophie, 1929), при котором на первый план выступает не объясняющее, а некое понимающее познание (Пфендер), индуктивной онтологией или эмпирически выстроенным учением о состояниях человеческого бытия, проявляющихся в переживании и экспрессии (Wellek A., Die Polaritaet im Aufbau des Charakters, 1950) и т. д.

Основные идеи Х. н. опираются на работы Лихтенберга, Лафатера и Каруса, а также онтологический волюнтаризм Шопенгауэра и Ницше. Манифестом Х. н. являются работы Л. Клагеса (Klages L., Die Grundlagen der Charakterkunde, 1926), в которых был очерчен круг основных проблем, задач и методов характерологии и заложен корпус необходимых понятий. Впервые характер человека был представлен как имеющий сложное строение и качественно различные свойства: материю (способности и функции), качество ("движущие силы" — свойства потребностно-мотивационной сферы), структуру (задатки темперамента и пропорционально измеряемые свойства отношений воли, чувства и выражения), тектонику (свойства отношений всех групп свойств друг к другу), поведенческие особенности (ненастоящие свойства характера, выраженные социальной оценкой) и витальность (энергетический фактор, жизненная сила); также были сформулированы основные закономерности проявления характера (живой образ) и разработаны методы его диагностики, главным из которых представлялась графология. Практически все последующие характерологические исследования в рамках немецкой психологии так или иначе строились в отношении к характерологии Клагеса.

Эклектичность Х. н. ясно выражается в отсутствии сколько-нибудь единого методического канона. У почти всех ее представителей в качестве предварительного условия характерологического познания выступает особое дарование и непредубежденность исследователя. Постижение уникальности человеческой индивидуальности во всей полноте становится возможным посредством анализа следов активности человека, способов и результатов деятельности, "наблюдающего погружения" или интуитивных аналогий. Типичным для представителей Х. н. является преувеличение ценности отдельных методов исследования и их ограниченный набор. Общепризнанную ценность в Х. н. получили графология (Клагес) и "психология выражения" — истолкование мимики, так называемая физиогномика (Лерш, Веллек), анализ вербальных особенностей (Рифферт), походки и общей экспрессии, а также разработанные Клагесом семантические методы описания характера через толкование понятий. При этом субъективизм и методический редукционизм позволял характерологам, например, истолкование выражения лица человека выдавать за познание связи между лицом и душой (Lersch Ph., Gesicht und Seele.., 1932). Весьма показательным для Х. н. является также умаление ценности эксперимента и эмпирических исследований в целом. Экспериментирование и тестирование в весьма ограниченном виде практиковали главным образом представители психологии рас, пытавшиеся с помощью тестов интеллекта и достижений объяснять расовые различия в характерах (Petermann B., Das Problem der Rassenseele, 1935; Eickstedt E., Grundlagen der Rassenpsychologie, 1936). Многофакторные исследовательские планы оставались неизвестными в Х. н., количественный анализ ограничивался элементарнейшими описательными данными, а факторный анализ впервые был введен в немецкую психологию Хофштедтером в 1938 г. Более тонкое статистическое методическое мышление развивалось с начала 40-х гг. только в контексте психологии наследственности (Gottschald K., Die Methodik der Persoenlichkeitsforschung in der Erb-psychologie, 1942).

Особый этап развития Х. н. в широком смысле связан с периодом национал-социализма в Германии 1933—1945 гг., когда характерология была объявлена официальной приоритетной научной дисциплиной, призванной решить военные и социально-идеологические задачи. Объединяющей тенденцией Х. н. в новых исторических условиях стала "ориентация на идею широкого антропологического образа" (Петерманн). Антропологизация психологии, основанная в данном случае на учете роли и места человека в мире, его личной ответственности за судьбу своего народа, своей страны и человечества в целом, отвергала чисто гуманитарную антропологию, не рассматривающую телесную обусловленность души, а также дуализм духа и души Л.Клагеса как метафизический и чуждый действительности. Имели место попытки включить психологию личности в "народно-политическую антропологию" (Kroh O., Entwicklungspsychologie des Grundschulkindes als Grundlage voelkischer Erziehung, 1935 (11)).

Антропологизированная таким образом немецкая психология личности или характерология на этапе расцвета была представлена широким типологическим течением, собственно характерологическими подходами, психологией рас и психологией наследственности. При этом между типологами и характерологами существовало некоторое напряжение вследствие различия общих познавательных позиций: более умозрительные теории типологов противопоставлялись более ориентированной на практику характерологии (например, исследование основных задатков в генетической психологии целостности А. Веллека). Однако, общее обоих направлений заключалось в понимании того, что "тип" — это понятие, обозначающее группу людей с подобными свойствами, а "характер" — структуру свойств индивидуума. Едины психологи были также и в принятии того, что типы и характеры образованы не простым сочетанием свойств, а едиными целостными структурами.

Основанная Л.Клагесом характерология с начала 1930 гг. все более приобретает форму общей психологии личности и даже становится, как у ученика Н. Аха — М. Симонейта, вообще исходным базисом общей психологии. Ее расцвет обусловливался, прежде всего, широким спектром практического применения: например, отбор офицеров в Вермахт полностью базировался на характерологии и осуществлялся с помощью специально разработанных критериев психологической проверки и широкой сети отборочных пунктов целой армией характерологов. При этом проводилась отдельная работа по интерпретации полученных результатов на языке, понятном психологически не образованным чиновникам военных инстанций. Характерологизация психологии в Германии этого периода приобрела такие масштабы, что даже, например, индивидуальная психология А. Адлера была представлена в "Третьем Рейхе" как "диалектическая характерология".

Эталоном немецкой психологии личности (характерологии) 1930—40 гг. фактически являлась идея слойного строения душевной жизни, представленная рядом так называемых "слойно-теоретических" концепций характера. В своем релевантном психологии значении эта идея впервые была сформулирована в рамках медицины Ф. Краусом и получила большой научный резонанс в философском обрамлении Н. Гартмана и Э. Шпрангера, предложивших некие онтологические теории слоев. В целом эта идея рассматривалась как попытка преодоления дуализма между биологическим (естественно-научным) и философским (гуманитарным) подходами в психологической антропологии. Наименьшее общее основание теории слоев — это пространственная модель расположения круга психических функций или инстанций и идей, согласно которой более высокие слои "несутся" или основаны более низкими.

Психология наследственности в рамках Х. н. имела более естественно-научную ориентацию (В. Петерс) и, в отличие от типологов и характерологов, которые без достаточного эмпирического обоснования на основе общетеоретических моделей следовали предписанной официальной идеологией врожденности психических свойств, утверждали это положение с применением статистического анализа наряду с генеалогическими и близнецовыми методами. Наиболее продуктивными и методически корректными были психологические исследования наследственности, проводимые К. Готтшальдом в Институте антропологии Вильгельма Кайзера. Он сопоставлял гомозиготных и дизиготных близнецов и осуществлял как планомерное лонгитюдное наблюдение, так и множество функционально-аналитических экспериментов, опираясь прежде всего на методы, разработанные К.Левином, и развивая их в направлении жизненных экспериментов. Как психолог, изучающий личность, в общетеоретическом плане Готтшальд опирался на теорию слоев и, интерпретируя в ее контексте полученные данные, выделял значительно большую врожденность "эндотимных слоев активности" по сравнению с высшими слоями "интеллектуального оснащения", при этом собственно характерологический анализ в наследственно-психологическом исследовании играл у него роль "первичной ориентировки" и диагностики пригодности человека для чего-либо.

Окончательный перелом в Х. н. произошел в 60 гг. ХХ столетия, когда резко пошло на спад количество исследований, выполненных в традиции Х. н., что было обусловлено всем комплексом внешних и внутренних причин. Во-первых, с падением национал-социализма был утерян широкий социальный заказ на подобные исследования в условиях повсеместного отказа немцев от всего, что было связано с фашистской Германией этого периода. Во-вторых, был исчерпан научно-мотивационный потенциал и вера психологов в возможность быстрого преодоления кризиса своей науки подобным путем. В-третьих, в условиях экспансии американской психологии вообще и психологии личности, в частности сильное влияние которой наблюдалось в Германии с 60 гг., специфический язык и научное мышление немецких характерологов слабо адаптировались к американизированной психологической терминологии и стандартизации научного знания, требующей конкретности, объективно-количественных методов и экспертности в разработке и осуществлении психологических исследований. Наконец, в условиях обновляющейся научной практики стало роскошью (в том числе экономической) постановка глобальных проблем, умозрительное моделирование "сущности" человеческой индивидуальности с точки зрения одной науки и в неопределенно широких рамках философско-биологических спекуляций. Преодоление подобной теоретической несостоятельности Х. н. требовало уменьшения исследовательского масштаба, конкретизации задач и целесообразно-практической избирательности их решения. И хотя упадок Х. н. хронологически не совпал с падением национал-социализма, к 1960 гг. (выдержав по инерции некоторое время) Х. н. как специфическое историко-психологическое явление утеряла всякую актуальность и прекратила свое существование. В настоящее время, помимо психоанализа, в сильно измененном и интернационализированном виде продолжают развиваться отчасти восходящая к Х. н. психогенетика ("психология наследственности") и основанная В. Штерном дифференциальная психология. Старая "наука о выражении" или физиогномика имеет вид психологии эмоций и анализа невербальной коммуникации. Основанный Клагесом метод языкового анализа свойств развивается в рамках психосемантических подходов и тестологии. Описанные в Х. н. графологический и идеографический методы в сильно объективизированном и ограниченном виде также используются в современных исследованиях личности. В целом, в отличие от прежней, абстрактно-умозрительной характерологии, современная Х. н. как учение о человеческом характере, человеческих различиях и специальная дисциплина общей психологии личности развивается по канонам эмпирической науки. Тем не менее богатство идей и оригинальность методов Х. н. продолжают служить важным источником развития психологической мысли.

А.К. Никишов
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации