Андюсев Б. Мир старожилов Сибири: быт, культура, традиции - файл n1.doc

приобрести
Андюсев Б. Мир старожилов Сибири: быт, культура, традиции
скачать (1053 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1053kb.07.07.2012 00:36скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13
МОЛИТВА ПЕРЕД ВКУШЕНИЕМ ПИЩИ. Глаза на Тебя, Господь надеются, и Ты даешь им пищу своевременно, открываешь Ты щедрую руку твою и насыщаешь все живущее своими благами.

МОЛИТВА ПОСЛЕ ВКУШЕНИЯ ПИЩИ. Благодарим Тебе Христе Боже наш, что насытил нас земными твоими благами, не лиши нас и небесного Твоего Царства.

Особое, священное место в питании человека, так и повседневной обрядности занимал хлеб. Хлеб-соль вручали почетным гостям; хлеб представлял животворящее начало. В Сибири говорили - не месить тесто, а «творить» хлеб. Процесс выпечки хлеба был равен процессу со-твор-ения мира; в нем участвуют священные элементы – огонь, зерно, вода. «Вечером коврига спит, ее нельзя резать». Целую (непочатую) ковригу хлеба можно было резать только с утра. Хлеб олицетворял дом, жизнь.

Говоря об особенностях пищи русских старожилов Сибири, уместно привести ряд высказываний исследователей этого края.

И. Г. Гмелин: «Зерно здесь очень дешево, а также быки и свиньи. Река богата рыбой. Осетры жирны, так что в котлах, где их варят, стоит жир в палец толщиной. Дичь: лоси, олени, косули, зайцы и т. д., из птиц — фазаны, куропатки, лебеди, дикие гуси, аисты — все этот стоит дешевле говядины». (Из описания рынка в г. Тобольске в XVIII в.)

С.П. Крашенинников: «Отправляясь зимой за соболями, промысловики берут на человека по 30 пудов РЖ^ОЙ и 1 пуду пшеничной муки, а квашню несут с собой или делают на месте. А если закваска и гуща переведется, то многие занемогают и умирают, понеже пресные хлебы есть принуждены бывают. Хранят закваску в специальном берестяном сосуде — «бур­де», которую очень берегут, потому что весь их харч в хлебе и квасе состо­ит».

А. П. Степанов: «У всех без исключения крестьянин Енисейской гу­бернии хлеб употребляется ситный. У бедных белый хлеб бывает всякое воскресенье, всякий праздник, рыба 3—4 раза в неделю, щи забеляются сметаной, каша ячная с молоком. У крестьян среднего достатка щи с мясом каждый день, жидкая овсяная каша с молоком или саломата с маслом; иногда баранина жареная, несколько раз в неделю рыба. По праздникам увеличивают свой стол студнем и блинчиками или вафлями. Стол богатого— из подобных же припасов, но в большем количестве, он имеет всегда 4 блюда и мягкие (т.е. белый хлеб) всякий день, и пироги с рыбою, и рыба знаменитее. Сушеную клубнику и землянику едят разваренную с медом».

А.П. Беляев: «Хозяева, простые крестьяне — сибиряки, очень радушно нас приняли; такие же опрятные хозяюшки накрыли тотчас на стол и по­ставили кушанья. Каково же было наше удивление, когда этих кушаний — похлебок, говядины, каши, жареной дичи, пирожных колечек с вареньем— оказалось до шести блюд; превосходный пенистый квас нам подали в стеклянных зеленых кувшинах работы Коновалова, а когда мы уходили и хотели заплатить за обед, то хозяева обиделись, сказав: «Что это вы, госпо­да? У нас, слава Богу, есть что подать».

Таким образом, иные условия жизни, достаток, зажиточность, обеспеченность давали возможность старожилам — сибирякам жить сытой жизнью, что поддерживало их здоровье, работоспособность, выносливость.

* * *

Турбин С.И. (Тобольская губерния) Когда я и ямщик вошли в избу, хозяева уже сидели за столом и хлебали щи… В сибирских щах, кроме воды, мяса, соли и толстой крупы, нет никаких примесей. Класть капусту, лук и вообще какую бы то ни было зелень считается совершенно ненужным. За щами последовал студень, к которому подали незнакомую нашему (т.е. великорусскому) простонародью горчицу, разведенную квасом. Далее явился не то чтобы вареный и не то чтобы жареный, а скорее пареный поросенок, слегка просоленный и очень жирный. Четвертым блюдом был открытый пирог (растягай) с просоленною щукой. В пироге ели только начинку; края и сподку есть не принято. Наконец, явилось что-то вроде оладьев с творогом, жаренных в коровьем масле.

Хлеб исключительно пшеничный… Квас, и даже очень хороший, в Сибири можно найти в каждом порядочно построенном доме. Где пекут хлеб из ржаной муки, там ее всегда сеют на сито. Употреблять решето считается предосудительным.

Мы, слава Богу, не свиньи! — говорят сибиряки.
За решетный хлеб много достается новоселам, имеющим к нему сильное пристрастие. (
Турбин С. и Старожил. Страна изгнания и исчезнувшие люди: Сибирские очерки. СПб., - 1872. - С. 77-78.)

* * *
БЛЮДА ТРАДИЦИОННОЙ СИБИРСКОЙ КУХНИ

БЛИНЫ СИБИРСКИЕ. Гречневую муку смешать с пшеничной, развести молоком. Добавить яиц, масло топленное, дрожжи, соль, сахар. Приго­товить дрожжевое тесто, развести его до нужной густоты жидкими сливка­ми. Выпекать блины на раскаленной сковороде, на углях печи.

СИБИРСКИЕ ПЕЛЬМЕНИ. Слегка заморозить одинаковые по весу куски мяса свиного, говяжьего, дичину и сало. Затем мясо и сало вместе как можно мельче изрубить сечкой в корыте с луком, чесноком, постоянно помешивая. Изрубленную массу хорошо промять толкушкой, посолить, поперчить, заправить молоком или жидкими свежими сливками. Фарш еще раз хорошо промять и перемешать. Замесить крутое тесто и дать ему отстояться. Пельмени лепить маленькие, в «один прикус».

САЛАМАТ. Гречневую муку поджарить на сковороде с добавлением сливочного масла. Заварить кипятком или кипящим молоком. Добавить мелко шинкованный лук, мелко нарезанное сало, соль. Хорошо размешать, накрыть крышкой и, укутав полотенцем горшок, упарить некоторое время на скамье. Отсудив, разрезать на порции и подать к столу, полив каждую порцию маслом, подливом (соусом).

ГОРОШНИЦА. Горох смолоть в гороховую муку, заварить кипятком и подержать на «водяной бане». Остудив, разрезать на прямоугольные плас­тинки. Залить горошницу внутренним рыбным жиром, вытопленным из крас­ной ангарской рыбы.

ПИРОГ СИБИРСКИЙ РЫБНЫЙ. На раскатанный пласт дрожжевого теста выложить слоями вареный рис или пшено с луком (лук можно обжарить). Затем выложить рыбу, цельную или нарезан­ную кусочками, без костей. Снова положить рис с луком и покрыть начин­ку другим слоем теста. Края защипнуть. Пирог проколоть ножом для выхода пара. Пирог можно сделать из цельного пласта теста и с крупной рыбой, защипнув края теста и придав форму лодочки.

КИСЕЛЬ ОВСЯНОЙ. Очищенный овес залить водой и оставить на сутки. Воду слить в отдельную посуду Вымоченный овес хорошо отжать. В полученную жидкость добавить соль и варить на огне, помешивая, до густоты. Добавить кипяченое молоко или сливки. Перемешать. В кисель можно добавить немного масла. В зависимости от густоты кисель подают жидким или разрезают на куски, запивают молоком или простоквашей.

БУРДУК. Оставить часть теста от хлеба. Тесто залить водой и оставить на некоторое время, предварительно хорошо разрешав. Когда появится осадок, воду сверху слить. Так повторить дважды. Осадок в Сибири называли «ил». Полученный «ил» залить крутым кипятком или кипящим молоком — получится густой, очень вкусный кисель — бурдук.

ВАРЕВО - это своеобразный полуфабрикат для «похлебки» на покосе, в лесу. в дороге. Для приготовления варева на сковороде жарили в жире или масле овощи, рубленое мясо, лук. Затем всыпали, помешивая, максимальное количество, предварительно прожаренной — на другой сковороде, муки.

Из густой массы катали шарики и подсушивали в печи. Хранить их можно было в прохладном сухом месте. При приготовлении «похлебки» достаточно было опустить шарики в кипяток и прокипятить. Из «варева» готовилось очень калорийное сытное блюдо быстрого приготовления.

3. НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА: МУДРОСТЬ И СУЕВЕРИЯ

Становление медицинского обслуживания в Сибири происходило край­не медленно даже в XIX в. и намного отставало от развития медицины в Европейской России. Это обусловливалось отдаленностью края, обширнос­тью территории, колониальным, по сути, положением Сибири в составе Рос­сийской империи, крайне низкой обеспеченностью врачебными и фельд­шерскими кадрами. Так, в последней четверти XIX в. в Енисейской губер­нии работало всего 54 врача со специальным образованием, из них 21 — в Красноярске.

Бесплатного медицинского обслуживания не было. Только в 1887 г. в Красноярске открылась первая в Сибири фельдшерская школа. В 1886 г. по инициативе интеллигенции было создано Общество вра­чей Енисейской губернии, проделавшее громадную работу по медико-ста­тистическому обследованию населения губернии. Общество зани­малось изучением лечебных свойств воды и грязей в соленых озерах, лекар­ственных растений, популяризировало медицинские знания среди горожан и крестьян.

В конце XIX в. в Сибири началась реформа врачебного дела. Количе­ство врачей значительно выросло, в уездах были организованы медицинс­кие участки. При каждом участке имелся врач, 2—3 фельдшера, в некото­рых фельдшер-акушер, и обязательно — аптека. При каждом медицинском учреждении начали создавать лечебницы для больных. Однако эти меры были недостаточны: часто на участок приходилось по 4—5 волостей с разъез­дом врача на сотни верст.

Не только вследствие нехватки врачей, но и по причине недоверия к «инородному», не принадлежащему к миру старожилов, сибиряки редко и с предупреждением обращались к медицинской помощи. Вместе с тем, можно отметить, что добросовестные и искусные врачи, сумевшие заслужить до­верие, были весьма авторитетны у сельских жителей.

Народная медицина — вот единственное средство профилактики за­болеваний и их лечения. Традиционно сибиряки делили все болезни по их «происхождению» на три группы.

Во-первых, это болезни, вызванные естественными причинами: над­сады, ушибы, ознобление, переломы, ранения и др. Именно при лечении данных болезней крестьяне по возможности обращались к врачу; на деньги «общества» закупались медикаменты, рассылавшиеся на места по распоря­жению казенных палат.

Вторую группу составляли болезни — «наказанье божье». Это нервные, инфекционные, многие внутренние болезни. Здесь официальная медици­на, считалось, помочь не могла. «Божье-то вздумал лечить», — говорили в таких случаях, уповали на молитвы, заговоры, секреты народной медици­ны и «заветы предков».

Третья группа болезней происходила от «порчи» колдунов, ворожей. При этом четко отделяли колдуна от знахаря или ворожеи. Ведь по сибирс­ким понятиям колдун — повелитель чертей. Здесь говорили: «Колдун про­дал душу дьяволу с условием, чтобы дьявол через определенный срок дос­тавил ему богатства». Известны случаи, когда людей, признанных по реше­нию схода, колдунами или колдуньями, выселяли из селения.

В каждой деревне были свои знахари, травники, бабки-повитухи, во­рожеи. Большинство из них действительно были специалистами своего дела, использовавшими и свои уникальные способности, и мудрые знания пред­ков. Практичные сибиряки, не испытывая суеверного страха перед знаха­рем, судили о нем по результатам лечения и выздоровления больного.

При лечении многих болезней сибиряки перво - наперво лечились ба­ней. «Сибиряки не знают ни простуды, ни угара. Каждую неделю и чаще парятся в бане. Парятся так жарко, что вышел из бани или падают в снег, или идут в прорубь, или в наледь, невзирая на трескучий мороз. Моются до того, что волосы их обмерзают, а тело делается багровым», — отмечали современники. Парились вениками из лапника хвойных деревьев, из крапи­вы, из трав, но традиционно лечебным считался березовый веник. Широко применялись также обливания холодной водой, массажи прижигания, прогревания в горячем песке, в печи, в «которой пеклись ржаные хлебы».

Всем этим процедурам сопутствовали таинственные заговоры, молитвы, мани­пуляции. Например, знахарка могла «пухтать» — шептать на воду и обрыз­гивать ею больного на пороге дома. Весьма целебным при воспаления горла считался свежий «воздух на заре». Лечебными свойствами, по мнению сибиряков, обладала утренняя роса в день Ивана-Купалы, «святая» вода в проруби-«Ярдани» в день Богоявления.

Превратившееся в поговорку сибирское здоровье, обусловливалось, прежде всего, закаливанием с самого раннего детства. Выжившие и окреп­шие в детском возрасте юноши и девушки могли успешно противостоять болезням в зрелом возрасте. Статистические данные XIX в. позволяют гово­рить о высоком уровне долголетия. Еще по данным 1710 г. известно, что в Восточной Сибири проживало 3 794 человек в возрасте от 70 до 80 лет, 654 — в возрасте от 80 до 90 лет, 145 — стариков 90—100 лет и 31 человек — старше 100 лет.

Наряду со знахарями, в сибирских деревнях были свои самоучки-хи­рурги. Они могли вскрывать нарывы, удалять опухоли и пораженные кости, пускали кровь и даже вырезали «раковые перерождения». При этом инстру­ментами для проведения операций служили обыкновенные нож, пила, игла.

Для профилактики и лечения болезней сибиряки применяли десятки трав, растений, минералов, животных компонентов и др. Травы использо­вали в виде отваров, соков, настоев. Вот некоторые из старинных местных рецептов:

Богородская трава — от кашля, головной и зубной боли, от припадков, толченую траву присыпали на раны;

Сибирская ветреница — от корчи у малых детей;

Марьин корень — от «родимца», истерических припадков;

Красный девясил — от кровохарканья;

Желтый девясил — от глистов;

Полевая ромашка — при лихорадках;

Георгиево копье — от боли в голове;

Синий зверобой — в виде чая от болей в груди и при кашле.

Лечились также чемерицей, жабреем, душницей, кровохлебкой, ско-рокопытничком, корнем валерианы и пр.

Отваром смородины лечились от «золотухи»; ягодой «бояркой» — от угара.

«Если в ухе произойдет боль от попавшего туда ветра, то берут луко­вицу, разрезают надвое, вынимают сердечко и вместо него кладут цветок ромашки; складывают вместе разрезанную луковицу и кладут в печь, в го­рячую золу, чтобы луковица испеклась, потом вынутый из нее пропитан­ный луковым соком цветок ромашки теплый кладут в ухо — превосходное испытанное средство», — описывал в XIX веке Н. Абрамов один из спосо­бов лечения отита.

Сибирские крестьяне использовали целебные свойства черемши как важнейшего противоцинготного средства. При лечении болезней в качестве компонентов сложных лекарств знахари использовали желчь животных, кору деревьев, наросты на деревьях, некоторые грибы, а также порох, купорос, камфару, табак, нашатырь, вино и пр.

Если попытаться рассмотреть традиционные сибирские способы ле­чения, используемые средства и магические действия, то можно очевидны­ми в ряде станут здравый смысл и непреходящая мудрость, а иногда — невежество и суеверие. Не зря в подобных случаях сибиряки говорили в свое оправдание: «Живем в лесу, молимся колесу — чаво мы знаем...».

От зубной боли — пережженный куриный помет (пепел), или на боль­ной зуб клали кусочек венчальной свечи, или корень филичевой травы;

От простуды — крепкую водку внутрь в сочетании с натиранием вод­кой;

Трещины на губах мазали еловой или пихтовой серой;

От цинги — пили воду, в которой варилась пихта;

От лихорадки — пили медвежью желчь в воде или курином яйце;

От «шуму в голове», — настой марьиных кореньев;

От расстройства желудка, — разведенный щелок;

Место лишаев смазывали нагаром от пережженного тавренного топора или засохшим ржаным тестом.

Глазные болезни лечили муравьиным маслом, взятым из муравейника (это студенистая бледно-желтоватая масса);

Мокнущие раны присыпали растолченной сосновой серой;

От грыжи - ели ягоды рябины или пили отвар листьев;

Для срастания костей в небольших количествах (!) втирали в кожу смесь — 1/2 меда и 1/2 свинца;

При усталости пили сок, наплывший на лиственнице;

При отравлениях — лук с молоком;

От внутреннего жара — медвежья желчь;

Болезни кожи лечили горячим дегтем;

От «надсада» лечили горючей серой;

От недержания мочи нужно было взять кирпич из задней стенки печи, истолочь его и поить им больного;

Бородавки успешно сводятся травой — чистотелом, а также можно намазать три раза конским потом или крепкой водкой;

При бородавках бра­ли нитку, вязали на ней столько узлов, сколько бородавок, и закапывали в навоз, — как нитка гниет, так и бородавки пропадут;

Чирьи мазали дегтем или с наговором обводили безымянным пальцем три сучка в стене, или, чтоб чирьей не было, нужно съесть все листья от березового веника в бане, что прилипли к телу;

От ячменя на глазу ставили кукиш, приговаривая: «На тебе кукиш, что хочешь купишь, купи себе топорок, секи поперек». И так три раза...;

Если ребенок родился без признаков жизни, над ним жгли тряпку;

От «сушца» ребенка клали на лопату и держали в печи над хлебами, затем обливали водой из бутылки, «ночевавшей» в тесте;

У малых детей «гризли гризу» (лечили грыжу), правили головку, «ровняли ребенка» от врожденных вывихов, подрезали уздечку языка, от ряда болезней опаивали отваром мака и пр.

«Едет царь, конъ под ним карь, я его узнал, ты, руда, стой, а ты, рана, заживай», — так заговаривали крестьяне-знахари кровотечение.

Народная медицина играла положительную роль, т. к. в условиях сла­бого развития медицинского обслуживания именно она обеспечивала за­щиту от многих заболеваний и довольно высокие темпы естественного при­роста населения сибирского края, поддерживала «сибирское здоровье».

ПРОСВЕЩЕНИЕ И ГРАМОТНОСТЬ

В ЕНИСЕЙСКОЙ ГУБЕРНИИ

На начальном этапе освоения Сибири в XVIII— первой половине XIX вв. просвещение переживает период становления. Система образования охватывала в основном города и крупные уездные центры. Существовали немногочисленные учебные заве­дения нескольких типов: монастырские школы, духовные семинарии, на-вигацкие школы, школы технические, цифирные, гарнизонные и градские (городские), но все они работали вне пределов Приенисейского края.

Толь­ко в начале ХIХ в, открылись уездные училища в Красноярске и Енисейске, приходское училище в Канске и ряд других, просуществовавших по несколько лет. Открыты они были благодаря инициативе М.М. Сперанско­го, выдающегося русского реформатора, посетившего Сибирь в первой чет­верти XIX в. Он сообщал, что, несмотря на слабость образования, «Иркут­ское - лучшее во всей Российской империи». Открывались школы и в сельской местности. Так, в 1846 г. было от­крыто Балахтинское приходское училище.

К 1848 Г. в Иркутской и Енисей­ской губерниях было всего 10 трехклассных уездных училищ, среди которых весьма успешно работали Енисейское, Красноярское, Ачинское училище, открытое во второй четверти XIX в.

Только с 60-х годов XIX вв. в связи с реформами Александра II начи­нается бурное развитие государственной системы образования в Сибири. В Енисейском уезде в первое десятилетие 60-х гг. открылись 4 школы началь­ного звена обучения, в Минусинском уезде к 1865 г. — 5 начальных школ, в Ачинском уезде — 4 школы. В городах губернии работали гимназии и прогимназии как для мальчиков, так и для девочек. К 1879 г. в Енисейской губернии было 72 учебных заведения, в которых обучалось 2 410 учащихся: 1886 мальчиков и 524 девочки.

СЕЛЬСКАЯ ШКОЛА в XIX – начале XX вв. Грамотность, как и зажиточность, были весьма почитаемы и уважае­мы сибироскими крестьянами. Однако, следует заметить, что в отношении к государ­ственному просвещению со стороны старожилов долгое время наблюдалось пассивно-негативное отношение, как и к властям и их политике. Неоднок­ратно встречались также оценки: «...там (т. е. в школе) ребята более балуют и ничему полезному не научаются». «Научившиеся... читать и писать в виду нашем... все без изъятия не имеют уже усердствующей способности в упражнениях сельской рабо­ты, наиболее прикрепляются к снисканию легких упражнениев, совсем не приносящих ни им самим, ни обществу пользы».

Особенно отвращало от государственной школы многих крестьян то, что окончившие их ученики часто становились писарями «в волости или уезде» и характеризовались обществом как «вымогатели, пьяницы, мирое­ды, алчники»: «Отца родного продадут и деньги хоть с кого возьмут и на вине пропьют». Во-вторых, многие крестьяне, отдавая детей в школу, «не желали лишиться необходимой в домообзаводствах помощи».

Состоявшийся в 1863 г. учительский съезд школ Восточной Сибири вынес решение, в котором, в частности, говорилось: «Крестьянин опытом должен убедиться, что школа дает ему детей, не только умеющих писать, читать и считать, но могущих ремеслом, трудом рук своих и знаниями прак­тически приносит ему пользу и в старости кормить его».

Крестьянские общества во второй половине XIX в. активно включа­ются в процесс развития просвещения, повсеместно принимаются реше­ния сходов об открытии школ и содержании их за счет «мира», приобрете­нии учебных пособий Достаточно отметить, что в 80-е гг. 67,5% всех уча­щихся Енисейской губернии составляли лица крестьянского сословия, 12,3% — казачьего 4 ^% - мещанского и т. д. Большая часть обучаемых учащихся имела возраст 8-11 лет.

Согласно Указам 1839 и 1884 гг. ведущими сельской местности были определены церковно-приходские школы. Школы были как одно — так и двухклассные. Двухклассных приходских школ (училищ) во второй половине XIX в. в Енисейской губернии было 2 - в Минусинске и Канске. В Минусинском училище обучалось 137, в Канском — 57 учащихся. В Мину­синске работал учителем выдающийся просветитель Енисейской губернии Сайлотов. Наряду с предметами начального цикла учащиеся учили геогра­фию, историю.

В Положении об одноклассных церковно-приходских училищах гово­рилось: «Школы сии имеют целью утверждать в народе православное уче­ние веры и нравственности христианской и сообщать первоначальные по­лезные сведения». Программа обучения предусматривала следующие учеб­ные предметы: молитвы, Ветхий и Новый Завет, историю церкви, церковно-славянский язык, духовное пение, чтение, письмо, счисление (ариф­метика). Таким образом, учащихся учили писать, читать, считать, петь мо­литвы, песнопения, начальным знаниям Закона Божьего. Данные школы частично содержались за счет местных обществ.

Разновидностью церковно-приходских одноклассных школ были шко­лы грамотности. Обучение в них было краткосрочным, не более пяти или десяти учебных месяцев.

Вторым и все более превалирующим к началу XX в, типом школ являлись училища Министерства народного просвещения. Начальник учи­лищ в Енисейской губернии с 1894 по 1910 гг. стало больше на 89,6%, т. е. количество их выросло с 193 до 366. Содержание их было государственное с небольшими отчислениями из местных обществ. Дети учились выразитель­но читать, ясно пересказывать прочитанное, считать устно и решать задачи. В данных учебных заведениях учили также Закону Божьему, чистописанию, пению, а при условии от­крытия четвертого отделения вводились география и история. В двухклассных училищах дополнительно преподавались естествознание, гео­графия и история России, геометрия, физика.

Были в губернии школы, в которых обучали ремеслам, столярному, кузнечному, слесарному. Преобладающими являлись школы с трехлетним обучением. Таких школ (училищ) Министерства народного просвещения было 80%, остальные были училищами с четырех-, пяти- и шестигодич­ным курсом обучения.

В училищах Министерства просвещения обучались как мальчики, так и девочки (примерно 65% и 35% соответственно). Почти все школы данного типа открывались в старожильческих селениях. В начале XX вв., в отличие от старожильческих, в переселенческих селениях школы почти не было. Вот выдержки из документов: «В Шалинской волости 7 переселенческих посел­ков. Ни в одном из таких поселков школ нет», «В Сухобузимской волости 24 переселенческих поселка; школы в них нет».

Учителями в церковно-приходских школах и училищах Министерства просвещения работали в основном окончившие учительские и духовные семинарии. В Сибири учительские семинарии появились впервые в 70-е годы XIX в.; Восточной Сибири к концу века их засчитывалось 17. К 1911 г. в Восточной Сибири работало 2 565 учителей. Материальное положение учи­теля было следующим: средним годовой оклад учителя в Енисейской губернии состав­лял в начале XX в 536 рублей, учительницы — 509 рублей.

Исключительную роль в развитии народного просвещения в Сибири сыграли декабристы. Практически все они занимались обучением детей. Боль­шинство ссыльных — поселенцев также у себя или на дому учили грамоте крестьян. На дому детей обучали чаще всего грамотные крестьяне, родители, родственники, отставные солдаты, нанятые в крестьянские семьи грамотные люди со стороны.

Бурное развитие народного образования в губернии выразилось и в том. что в школах появляется достаточно таблиц по ботанике, зоологии, геологии коллекции по обработке льна, бумаги, конопли, шелка, стекла, дерева Имелись географические карты 2—3 наименований, классные сче­ты. картины по библейской истории, картины по ботанике, истории и др. В начале XX в. в школах часто можно было встретить глобусы, некоторые физические приборы, компасы, «волшебные фонари» (современные эпи­диаскопы), коллекции минералов. О развитии школ говорит и то, что в 67% всех школ Восточной Сибири имелись школьные библиотеки с 430—450 книгами в среднем, но в отдаленных школах было по 20—30 книг — учеб­ников, находящихся на руках учеников. Всего было около 20 наименований учебников для учащихся.

Обучение начиналось с 1 декабря, в день пророка Наума, который считался «помощником умственных занятий». Существовала по­словица «Один пророк Наум наводит на ум». В течение всего XIX в. поведение и успеваемость учащихся учитыва­лось посредством оценок «отлично», «очень хорошо», «хорошо», «изрядно», «средственно», в конце века перешли к цифровым оценкам: «слабо» — 1, «посредственно» — 2, «удовлетворительно» — 3, «хорошо» — 4, «отлично» — 5. Поведение оценивалось как «дурное», «заслуживающее строгого пори­цания», «не заслуживающее строгого порицания», «хорошее», «отличное» и определялось в соответствующих цифровых оценках.

В условиях бурного развития экономики и общественной жизни в 1910— 1914 гг. правительство приняло решение о переходе России ко всеобщему начальному образованию (в Сибири с 1915 г.). В Енисейской губернии со­ставили подробный план развития образования, рассчитанный на 10 лет с 1919 по 1929 год. Согласно данному плану, к этому времени переход к всеобщему начальному образованию в губернии должен быть завершен. План учитывал все нюансы по финансированию, кадровому обеспечению, по строительству новых школ и др.

С целью реализации плана в Минусинске была открыта учительская семинария, а всего в губернии было открыто 12 новых учительских семинарий. В с. Каратузском при поддержке общества откры­лось городское училище. Ачинская, Канская и Минусинская гимназии для пополнения педагогических кадров открыли педагогические классы. Уча­щиеся учительских семинарий обучались по 17 предметам, овладевали «ис­кусствами и ремеслами», учились играть на музыкальных инструментах.

Особенностью Сибири по сравнению с Европейской Россией был более высокий уровень грамотности крестьянского населения. Немаловаж­ную, если не ведущую роль в этом играло обучение грамоте на дому. Так, в старообрядческих селениях отмечали в 80-е гг. XIX в., что «почти все умеют читать и писать. На воспита­ние детей, на их образование обращается несравненно большее внимание, чем в среде православной».

Развитие рыночных, товаро-денежных отношений стало в Енисейской губернии основным дви­гателем образования в начале XX в. В целом весь сибирский край стал, по выражению современников», наиболее обучаемой территорией России».

ДУХОВНОСТЬ И ТРАДИЦИИ СТАРОЖИЛОВ

1. ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации