Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика - файл n1.doc

приобрести
Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика
скачать (2167.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc7324kb.04.10.2009 03:45скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   62
федеративной трансформации, т.е. превращения унитарного государства в федеративное или объединения политий в федерацию разворачивает­ся в определенных исторических условиях при наличии влиятельных политических субъектов, элит, продвигающих эту идею. В иных случаях могут быть найдены другие способы учета или подавления регионализации.

Федеративная модель — это одна из форм организации сложносоставной тер­риториально-политической системы. Главным стимулом федерализации является не величина территории, а степень ее гетерогенности в сочетании с благоприятст­вующей идеологией территориально-государственного строительства.

1.4.2

Особенности федеративной территориально-политической системы

Теория федерализма представляет собой концептуализацию "двойной государствен­ности". Традиционные определения федеративного государства называют его союз­ным государством, указывают, что государство состоит из "государственных обра­зований", а эти образования обладают определенной степенью самостоятельности.

95

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Многие существующие определения и традиционные трактовки федерализма создают ложное представление о сущности федеративной территориально-поли­тической системы. К этому ведут рассуждения о наличии неких "государственных образований" внутри государства, т.е. о государствах внутри государства. Большие сомнения вызывает корректность формулировок, называющих федеративное госу­дарство союзом (получается, что речь идет о союзе "государственных образований").

Справедливости ради следует заметить, что появлению "скользких" форму­лировок способствуют история федерализма и традиционные понятия, используе­мые самими федеративными государствами. Регионы во многих "исторических" фе­дерациях называются или назывались штатами, т.е. государствами в прямом перево­де этого слова с английского языка. Классическая федерация — США идентифици­руют себя как "соединенные штаты", т.е. союз государств. Соединенными штатами называет себя Мексика (в прошлом также — Бразилия). Причина для терминоло­гических заблуждений кроется, таким образом, в генезисе и самоидентификации ряда "исторических" федераций. Заметим, что Швейцария официально именует се­бя конфедерацией, что не должно приводить еще к одной ошибке: по всем призна­кам современная Швейцария соответствует федерации.

Понятие "государство" соответствует только национальному уровню терри­ториально-политических систем. Говорить о государствах и даже "государственных образованиях" на субнациональном уровне некорректно, если только речь не идет об очень широкой автономии (феномен "государства в государстве"). Очевидно, что американские штаты не являются государствами, хотя и называются так офи­циально. Более того, они никогда не были полноценными государствами, равно как никогда не являлись таковыми кантоны Швейцарии и др. Федерализация в исто­рических федерациях действительно развивалась по интеграционному, центростре­мительному сценарию, но ее субъекты не являлись независимыми государствами. Максимально близко им соответствует название полунезависимого государствен­ного образования, возникшего на месте бывших колоний, т.е. периферийных и зави­симых от метрополии регионов, сложившихся в рамках колониальных империй.

В случае с федеративным государством корректно говорить о едином, но двух­уровневом государстве, поскольку регионы в таком государстве обладают определен­ным ограниченным набором признаков государственности.

Аналогичная проблема связана с суверенитетом в федеративных государствах. Понятие "суверенитет", как исключительная юрисдикция власти на определенной территории, обычно используется применительно к государству в целом [Суверени­тет в федеративном государстве, 1993]. В федеративном государстве возникает осо­бая ситуация в связи с двухуровневым характером государственности. Отсюда по­явление ряда конкурирующих концепций, возникших в США или в результате анализа американского федерализма.

• Суверенитет может быть только у государства в целом (Г. Еллинек, П. Ла-банд, В. Уиллоуби).

96

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

Концепция делимого суверенитета представляется наиболее гибкой и в наи­большей степени соответствует теории баланса отношений "центр — регионы". Су­веренитет, таким образом, входит в этот баланс и определенным образом делится между уровнями. Такая концепция, конечно, нарушает распространенные пред­ставления о единстве и неделимости суверенитета. Но федеративное государство имеет двухуровневый характер, и для такого особого случая делимость суверените­та может быть признана в теории и на практике. Причем, вспомнив о функциона­лизме, следует заметить, что суверенитет делится не поровну, и общенациональный суверенитет доминирует над региональным (что на практике выражается в верхо­венстве общенационального законодательства, в ограничении региональной юрис­дикции вопросами, относящимися к региональной компетенции).

Вообще дискуссия о делимости или неделимости суверенитета в федератив­ном государстве выглядит сейчас не самой актуальной. Она имела смысл на на­чальном этапе, когда "исторические" федерации создавались за счет интеграции полунезависимых образований и шла острая дискуссия о соотношении общена­ционального и регионального начал. В настоящее время все федеративные государ­ства, включая те, которые возникли за счет объединения, являются вполне консо­лидированными территориально-политическими системами. Вопрос о полной не­зависимости и исключительном суверенитете регионов в этих государствах не стоит, и общенациональный уровень явно доминирует в политической иерархии. Это дает основание такому известному классику теории федерализма, как Д. Элейзер, гово­рить про сдвиг от концепции суверенитета к концепции юрисдикции. Юрисдикция в федерации, в свою очередь, имеет отчетливо двухслойный характер: государство реализует свои полномочия на всей территории, составляющие его регионы — свои полномочия на своих территориях.

Сам разговор о суверенитете субъектов федерации стал к настоящему вре­мени неактуальным, уступив теме разграничения полномочий между уровнями вла­сти. Поначалу в США бытовал так называемый "афоризм А. Дайси", в соответст­вии с которым федерализм определялся как правовая непреложность конституции.

25 Дж. Кэлхун был представителем южных штатов. Он защищал позицию южных штатов, которые выступали против федеральных тарифов и отмены рабства.

¶4 Зак. 624

97

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Но в результате рассмотрения дела "США против Дарби" были сняты ограничения на толкование федеральной компетенции, что закрепило тенденцию к усилению централизаторского начала в американской государственности (о чем говорят прак­тически все исследователи США в XX в.). Изменилось само понимание федерализ­ма. Решение Верховного суда США, принятое в 1985 г., позволяет толковать разделе­ние полномочий как обычную политическую практику. В таком случае федерализм заключается в возможности участия центра и регионов — субъектов федерации в этом процессе.

Концепция юрисдикции является гораздо более гибкой, поскольку юрис­дикция вполне может быть делимой, и разграничение юрисдикции (и, соответст­венно, компетенции) является важнейшей характеристикой баланса отношений "центр — регионы" [Elazar, 1999].

Далеко не все федерации сформировались в результате объединения полуне­зависимых образований. Основная часть федеративных государств возникла в ре­зультате процессов децентрализации и развития региональной автономии по мере перехода территориально неоднородных государств к более либеральным моделям территориально-государственного строительства, происходившего под влиянием по­литически активных групп, выражающих региональные интересы. Возникает во­прос, в какой момент процесс децентрализации переходит качественную границу и приводит к созданию федеративного государства.

Конечно, важным признаком федеративного государства является его само­идентификация в качестве такового. Самоидентификация свидетельствует о том, что государство официально приняло федеративную модель. Однако наука нуждает­ся и в более точных определениях федеративного государства. Обычно федерацию определяют через набор признаков.

1. Главный признак федерализма, который обязателен для любой федера­
ции, — это вертикальное разделение властных полномочий между общенациональным
и первым субнациональным (региональным) уровнями. Этот признак подробно рас­
крывается У. Райкером:




  1. Вторым признаком, который характерен, но не обязателен для федерации, являются способ легитимации и связанный с ним генезис органов власти первого субнационального уровня. Источником власти является местное сообщество, т.е. региональная власть формируется в результате всенародных выборов или хотя бы на основе решений, принимаемых местными элитами.

  2. Третьим ключевым признаком федераций часто считается наличие "палаты регионов" в составе национального парламента или хотя бы квотирование региональ-

98

1.4 Территориально-политическая спецш1шка федеративного государства

ного представительства в однопалатном парламенте. Этот признак важен, посколь­ку реализация принципов непосредственного регионального участия в процессе принятия общенациональных решений имеет огромное значение для федерации.

4. Прочие признаки федеративного государства можно признать вторичны­ми: они характерны для многих федераций, но не объясняют суть явления. Напри­мер, говорят, что федерация делится на субъекты (т.е. регионы, составляющие пер­вый субнациональный уровень), что субъекты федерации могут иметь права на уч­редительную власть (принятие собственных конституций). Признаются возможны­ми самостоятельная судебная и правовая система субъектов федерации.

Федерация не является единственным возможным случаем реализации фе­деративных отношений в государственном устройстве. Д. Элейзер считает феде­рализм родовым понятием, включая в него не только федерации, т.е. государства, выделяемые по указанным выше признакам. Наряду с федерациями Д. Элейзер оп­ределяет следующие формы реализации принципа федеративных отношений в от­ношениях между регионами и (или) государствами [Элейзер, 1995]26.

? Уния. Она возможна на уровне как межгосударственных, так и внутри­государственных отношений. В первом случае уния понимается как форма союза между государствами, не предполагающая создание конфедерации и ограниченная договоренностями о тесном взаимодействии по отдельным во­просам, таким, как внешняя политика, международные экономические отно­шения и др. Обычно подразумевается вхождение в унию двух государств или очень ограниченного их числа. Возможно наличие в рамках унии общих ор-

26 Классификация по Д. Элейзеру, определения даны автором.

27 Наиболее яркие случаи федератизма и ассоциированной государственности рас­
крываются на примерах отношений США с некоторыми их бывшими владениями в Кариб­
ском море и на Тихом океане.

4*

99

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

ганов власти с некоторыми ограниченными полномочиями28. Во втором слу­чае обычно рассматривается режим личной унии, когда один и тот же монарх является правителем двух и более государственных образований, ныне пред­ставляющих единое целое, но сохраняющих исторические различия29.

Следует заметить, что границы между некоторыми из приведенных выше понятий не являются четкими. Конституциональная регионализация и конститу­циональное самоуправление могут сочетаться друг с другом. Развитие интеграци­онных процессов в пределах унии или лиги может приводить к их превращению в конфедерацию, а возможно и к ее юридическому оформлению.

1.4.3

Концепции федерализма

Большинство концепций федерализма, составляющих основу его теории, являются американскими по своему происхождению и опираются на информацию о разви­тии федерации в США. Это, конечно, ограничивает их применимость, поскольку США являются одной из многих федераций, сформировавшихся в своих истори­ческих условиях на основе своей региональной структуры. С этой точки зрения

м Уния может приближаться к режиму ассоциированной государственности. Напри­мер, некоторые малые государства передают часть своих полномочий более крупным сосе­дям (оборона, денежная эмиссия и др.). В таких отношениях находятся Франция и Монако, Италия и Сан-Марино, Швейцария и Лихтенштейн.

29 Именно последний вариант Д. Элейзер приводит в качестве примера унии (Со­
единенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии).

30 Примером можно назвать княжество Андорра, главами которого являются прези­
дент Франции и епископ Урхельский (Испания). В то же время реально Андорра прибли­
жается к статусу самостоятельной республики парламентского типа.

100

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

США уникальны, как любая другая федерация. В то же время концепции амери­канского федерализма интересны как эталон, который необходимо изучать в рамках компаративного исследования процессов территориально-государственного строи­тельства. Концепции американского федерализма дают прекрасное представление о динамике баланса "центр — регионы" и ряде связанных с этим балансом идеально-типических ситуаций.

Первая идеально-типическая ситуация может быть охарактеризована как параллелизм. На концептуальном уровне это — концепция дуалистического федера­лизма, исторически — первая концепция американского федерализма.

Дуалистический федерализм предполагает модель равновесных федератив­ных отношений, без смещения центра тяжести в ту или другую сторону. Эту кон­цепцию ввел в 1930-х гг. Э. Коруин. Она делает акцент на самостоятельности как центра, так и регионов, на договорных отношениях между ними, обычно предпо­лагает и разделение суверенитета. Концепцию дуалистического федерализма мож­но охарактеризовать и как концепцию двух уровней власти, располагающих авто­номией и пользующихся сдержками и противовесами в отношениях друг с другом. Отношения между уровнями власти рассматриваются как игра с нулевой суммой: размер выигрыша одной стороны одновременно является размером проигрыша другой. Тема иерархии в отношениях между уровнями власти остается "за кадром": уровни власти просто работают одновременно и параллельно в рамках своей ком­петенции и не мешая друг другу.

В демократическом федеративном государстве, таким образом, государствен­ная власть делится на три ветви по горизонтали и два уровня по вертикали. Не слу­чайно федерализм часто называют формой территориальной демократии, где субъ­ектами демократических отношений выступают регионы.

Идеально-типическую модель дуалистического федерализма ярко характери­зует американское выражение "федерализм слоеного пирога" (layer-cake federalism).

Вторая идеально-типическая ситуация — взаимодействие. Ей соответствует более поздняя концепция кооперативного федерализма.

Идеальная модель дуалистического федерализма вызывает у многих иссле­дователей большие сомнения. Она представляется им слишком "идеальной", что­бы походить на истину. В ней почти не рассматривается проблема государственного единства. Поэтому по мере развития вертикальных отношений от нее постепенно стали отказываться. Считается, что смена модели американского федерализма про­изошла в начале XX в. (есть мнение, что в 1913 г. в связи с принятием шестнадца­той поправки к конституции)31. Об этом активно заговорили при Ф. Рузвельте, когда

31 Более радикальная точка зрения Д. Элейзера сводится к тому, что дуалистический федерализм существовал только в теории. К таким выводам Д. Элейзер пришел, изучая си­туацию в американском штате Миннесота.

101

Глава 1 Теория и методология политической регшталистики

государство организовало экономическую помощь штатам. Объективная потреб­ность в государственном регулировании регионального развития с целью сглажи­вания межрегиональных контрастов заставляет отказаться от ситуации паралле­лизма, которая несет потенциальную угрозу государственному единству.

Первым, кто употребил термин "кооперативный федерализм", была Дж. Кларк в 1938 г. В 1952 г. Дж. Маклейн применил новую метафору, вместо "федерализма слое­ного пирога" он предложил говорить о "федерализме мраморного пирога" (marble-cake federalism). Акцент при кооперативном федерализме делается на взаимодейст­вии, сотрудничестве уровней власти, на перераспределении ресурсов между ними, организации системы государственной поддержки регионов.

Принципиальное отличие кооперативного и дуалистического федерализма не следует видеть в одном только усилении централизации. Действительно, в отно­шениях между уровнями власти появляется иерархия, общенациональный уровень выглядит более сильным хотя бы потому, что он оказывает помощь отсталым тер­риториям, которые тем самым попадают в зависимость. Однако эта иерархия ло­гична, поскольку речь идет о государстве как о единой территориально-политиче­ской системе. Просто идеологи дуалистического федерализма предпочитали не акцентировать иерархичность отношений в федеративном государстве.

Главное отличие состоит в другом — в усилении взаимодействия между цент­ром и регионами. В дуалистическом федерализме момент взаимодействия ослаблен, и уровни власти работают как бы независимо друг от друга в рамках своей компетен­ции. Кооперативный федерализм предполагает интенсивное взаимодействие между уровнями власти, т.е. относится не к централизации, а к организации государства как территориально-политической системы. Он позволяет сглаживать межрегио­нальные различия.

Далее по мере развития американского федерализма возникли и другие кон­цепции. Целый ряд близких друг к другу идеально-типических ситуаций связан с бюрократизацией и неизбежной деидеологизацией федерализма (движение от идео­логии к управленческой модели) и может рассматриваться как дальнейшая транс­формация кооперативного федерализма.

  1. Концепция межправительственных отношений, развивающаяся в процес­се углубления взаимодействия между уровнями власти. Она предполагает развитие ведомственных и специализированных форм отношений между властными структу­рами существующих управленческих уровней, между конкретными подразделениями в этих структурах. Такая трансформация федеративных отношений воспринимается некоторыми авторами как бюрократическая рутина, придающая отношениям меж­ду центром и регионами административно-технократический характер.

  2. " Частокальный" федерализм (picket fence federalism). В продолжение указан­ной выше тенденции развиваются вертикальные связи между отдельными федераль­ными и региональными ведомствами по поводу определенных федеральных про­грамм. Результатом считается деконсолидация региональных сообществ и их вла-

102

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

стных структур. Штаты, по мнению некоторых авторов, теряют вид целостных со­обществ. Вместо этого развиваются "вертикальные функциональные автократии". Таким образом, развитие преимущественно вертикальной кооперации между уров­нями власти и отдельными ведомствами по их отдельным вопросам приводит к ос­лаблению горизонтальной интеграции внутри субъектов федерации.

3. Технократический федерализм, возникший в 1970—1980-х гг. одновременно с американским неоконсерватизмом. Технократический федерализм представляет собой дальнейшую трансформацию кооперативного федерализма. Для него харак­терна сугубо инструментальная роль субнационального уровня. В центре внимания оказывается профессионально-бюрократический комплекс, в который входят феде­ральные и региональные органы власти.

Создание устойчивого и безусловно единого американского государства по­зволяет центру вновь усиливать начала децентрализации и способствовать региона­лизации (или, по крайней мере, выдвигать такие лозунги на выборах). Однако речь не идет о возврате к ситуации параллелизма, которая была возможна лишь на пер­вом этапе государственного строительства, когда требовалось интегрировать обособ­ленные территории со своими идентичностями в соединенное государство. На но­вом витке развития федерализма и его концептуального осмысления возникает идеально-типическая ситуация, которую можно назвать конкуренцией.

Идеи конкурентного или нового федерализма ассоциируются с именем аме­риканского президента Р. Рейгана и 1980-ми гг. Впрочем, лозунг нового федерализма был выдвинут немного раньше — президентом Р. Никсоном. Смысл этой концеп­ции состоит в разгрузке федерального центра после многих лет дирижистской по­литики в духе кооперативного федерализма и последовавших за ним технократиче­ских и бюрократических форм и оживлении самостоятельности штатов. Центр как бы сознательно создает ситуацию конкуренции между управленческими уровнями, в то же время понимая, что его политика не несет никакой угрозы территориальной целостности, поскольку проводится в рамках уже хорошо интегрированного госу­дарства с мощной общей идентичностью. Другими словами, это сценарии "здоро­вой конкуренции", "честной борьбы", результат которой предполагается только по­ложительным для развития государства и его регионов.

Подводя итоги анализа американских концепций федерализма, заметим, что во всех идеально-типических ситуациях складывался определенный баланс сил меж­ду центром и регионами. Интересно, что казалось бы наиболее соответствующий идеалам теории федерализма дуалистический федерализм рассматривался Э. Ко-руином как потенциально неравновесная структура, обладающая элементами не­стабильности и скрытой напряженности. Действительно, в дуалистическом федера­лизме налицо элементы конфедерализма. Первоначально отношения между центром и регионами в США можно было характеризовать с точки зрения концепции ба­ланса угроз (доказательством тому является гражданская война между северными и

103

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

южными штатами). Баланс в рамках действительно интегрированного государства появился с развитием концепций взаимодействия и бюрократизации, которые в свою очередь позволили центральным элитам заново осознать выгоды децентрали­зации и предложить новую концепцию конкуренции.

Литература

Основная

Гельман В.Я., Рыженков СИ. Политическая регионалистика: от общественного инте­реса к отрасли знания // Социальная наука в России. М., 1998. Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. СПб., 1998. Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Регионоведение. М., 2000.

Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А.И. Центр и периферия в региональном развитии. М, 1991.

ИзардУ. Методы регионального анализа: введение в науку о регионах. М., 1966. Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. М., 2001. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. Сравнительное исследование. М., 1997.

Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М., 2002. Родоман Б.Б. Территориальные ареалы и сети. Смоленск, 1999.

Туровский Р.Ф. Баланс отношений "центр — регионы" как основа территориально-го­сударственного строительства // МЭиМО. 2003. № 12; 2004. № 1.

Туровский Р.Ф. Основы и перспективы региональных политических исследований // Полис. 2001. № 1. С. 138-156.

Туровский Р.Ф. Политическая география. М.—Смоленск, 1999. Элейзер Д.Дж. Сравнительный федерализм // Полис. 1995. № 5.

Дополнител ъная

Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: Понятийно-терминологический сло­варь. М., 1983.

Географические границы / Под ред. Б.М. Эккеля. М., 1982. Геттнер А. География. Ее история, сущность и методы. Л.; М., 1930. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990.

Замятина Н.Ю. Модели политического пространства // Полис. 1999. № 4. С. 29—41. Зотов В.Б. Территориальное управление: Методология, теория, практика. М., 1998.

104

Литература

Иванов И.Д. Европа регионов. М., 1998.

Исаченко А.Г. Основы ландшафтоведения и физико-географическое районирование. М., 1965.

Каганский В.Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство: Сборник статей. М., 2001.

Каменская Г.В. Федерализм: мифология и политическая практика. М., 1998. Ковалев В.А Политическая регионалистика как новое направление исследований в рос­сийском обществоведении: актуальные вопросы регионального политического развития и проблемы теоретической концептуализации. Сыктывкар, 1999.

Ковалев В.А. Политическая трансформация в регионе. Республика Коми в контексте российских преобразований. Сыктывкар, 2001.

Ларина Н.И., Кисельников А.А. Региональная политика в странах рыночной эконо­мики. М., 1998.

Марченко Г. Региональные проблемы становления новой российской государствен­ности. М., 1996.

Моммен А. Федерализм и национальное государство // Полис. 1992. № 4. Некрасов Н.Н. Региональная экономика. М., 1978. ОлехЛ.Г. Регионализм и федерализм. Новосибирск, 1998.

Остром В. Смысл американского федерализма. Что такое самоуправляющееся обще­ство. М., 1993.

Регионоведение / Под ред. Т.Г. Морозовой. М., 1998.

Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор / Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К. и др. М., 2002.

Суверенитет в федеративном государстве: Науч.-аналит. обзор / РАН. ИНИОН. М., 1993. Туровский Р.Ф. Политико-географический анализ политического процесса: теоретико-методологические аспекты. ДисТ:.... канд. полит, наук / МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 1995.

Федерализм: Энциклопедия. М., 2000. Шаран П. Сравнительная политология. М., 1992.

Штульберг Б.М., Введенский В.Г. Региональная политика России. Теоретические осно­вы, задачи и методы реализации. М., 2000.

Agnew J. Place and Politics. The Geographical Mediation of State and Society. Boston, 1987. Centre and Periphery/Ed. by J. Gottmann. Beverly Hills and L., 1980. Elazar D.J. Exploring Federalism. Tuscaloosa, 1997.

Elazar D.J. Political Science, Geography, and the Spatial Dimension of Politics // Political Geography. 1999. Vol. 18. № 8. P. 875-886. Friedmann J. Regional Development Policy. Boston, 1966.

105

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Gottmann J. The Political Partitioning of Our World: an Attempt at Analysis //World Politics. 1952. No. 4. P. 512-519. Gottmann J. The Significance of Territory. Charlottesville, 1973. Hagerstrand T. Innovation Diffusion as a Spatial Process. Chicago, 1967. Hagerstrand T. The Propagation of Innovation Waves // Readings in Cultural Geography / Ed. by P.L. Wagner, M.W. Mikesell. Chicago and L., 1962.

Hartshorne R. The Functional Approach in Political Geography // Annals of the Association of American Geographers. 1950. No. 40. P. 95—130. King P. Federalism and Federation. Baltimore, 1982.

Markusen A. Regions: The Economics and Politics of Territory. Totowa, 1987. Riker W.H. Federalism: Origin, Operation, Significance. Boston, 1964. Rokkan S. Dimensions of State Formation and Nation Building: a Possible Paradigm for Re­search on Variations within Europe // The Formation of Nation States in Western Europe / Ed. by С Tilly. Princeton, N.J., 1975. Rokkan S. Economy, Territory, Identity. Beverly Hills, 1983. Sack R. Human Territoriality: Its Theory and History. Cambridge, 1986. Shils E. Centre and Periphery // Personal Knowledge. L., 1961. Smith B.C. Decentralization and the Territorial Dimension of the State. L., 1985. Taylor P.J. Political Geography. World-economy, Nation-state and Locality. L., 1989. Walt S.M. The Origins of Alliances. Ithaca and L., 1987.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   62


федеративной трансформации
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации