Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика - файл n1.doc

приобрести
Туровский Р.Ф. Политическая регионалистика
скачать (2167.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc7324kb.04.10.2009 03:45скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   62
региональная стратегия государства.

Региональная стратегияэто система наиболее значимых целей и решений государства, позволяющих обеспечить баланс отношений "центррегионы" на обо­зримую перспективу, стимулировать развитие на всех уровнях территориально-поли­тической иерархии и снизить конфликтность как по вертикали (между центром и ре­гионами), так и по горизонтали (между территориальными сегментами). Другими словами, региональная стратегия — это основы теории и практики региональной политики, проводимой центральными властями. Региональная стратегия нередко является элементом национальной идеологии.

В отличие от внешнеполитических и военных стратегий региональная стра­тегия почти никогда не представляет собой официальный документ. Скорее она вы­является экспертным путем на основе исследований текущей региональной поли­тики (когда становятся ясными долгосрочные цели центральной власти) или же формулируется самими экспертами, стремящимися повлиять на ее развитие. Раз­личные политические силы могут предлагать свои варианты региональной страте­гии, и борьба за эти варианты может стать элементом общей политической борьбы.

В отсутствие региональной стратегии в любом ее виде баланс "центр — регио­ны" становится имманентно неустойчивым, а региональная политика сводится к набору частных, имплицитных тенденций отраслевого и ведомственного характера. В условиях территориально неоднородного государства такая ситуация представляет угрозу его национальной безопасности.

1.3.7

Содержание региональной политики

Региональная политика неизбежно пересекается с другими направлениями внут­ренней политики. Вычленение региональной политики в качестве отдельного на­правления обычно происходит в территориально неоднородных странах, где сложная региональная структура вынуждает центр разрабатывать комплекс специальных мер. При этом по своему содержанию региональная политика может совпадать с другими направлениями внутренней политики, т.е. ее "множество" пересекается с целым рядом других "множеств". Например, регулирование вопросов экономического раз-

83

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

вития регионов сближает ее с экономической политикой, управление миграцион­ными процессами — с демографической политикой и т.п. Региональная политика определяется не по "отраслевому" содержанию применяемых ею мер, а по целям, связанным с регулированием баланса "центр — регионы". Регулирование же балан­са может проводиться самыми разными методами.

В региональной политике и ее исследованиях широко распространен эконо­мический, или экономико-географический, подход. Он связан с традиционной практи­кой рассмотрения региона как социально-экономического комплекса и понима­ния регионального развития в категориях социально-экономического развития.

В отечественной практике экономический подход восходит еще к советским временам, когда об автономном политическом развитии регионов не могло быть и речи, и регулирование регионального экономического развития составляло прак­тически все содержание государственной региональной политики, по крайней ме­ре, в ее эксплицитной форме.

В таком традиционном понимании предметом региональной политики яв­ляется размещение производительных сил. Вот одно из характерных определе­ний: "главным направлением региональной политики Советского государства яв­ляется планомерное развитие экономического потенциала всей системы регионов, отвечающее экономическим и политическим задачам страны в целом с учетом инте­ресов каждой союзной республики" [Некрасов, 1978, с. 3].

Хотя классики отечественной географии еще в советское время понимали ре­гиональную политику гораздо шире. Наибольший интерес представляет определе­ние региональной политики, которое дает Э. Алаев в словаре, вышедшем в 1983 г. Региональная политика определяется здесь как "сфера деятельности по управле­нию экономическим, социальным и политическим развитием страны в пространст­венном, региональном аспекте, т.е. связанная с взаимоотношениями между госу­дарством и районами, а также районов между собой" [Алаев, 1983]. Важной заслу­гой Э. Алаева является выделение нескольких конкретных направлений региональ­ной политики:

Хотя вопросы экономического характера занимают большую часть в этом определении, тем не менее становится ясным, что региональная политика не сво­дится только к экономике. Так, наряду с экономической политикой в этом опреде­лении присутствует национальная политика. Проблематика регионального развития,

¶84

п

1.3 Государство как территориально-политическая система

если рассматривать ее вне рамок марксистского подхода, который преобладал на том этапе, также не является чисто экономической и может быть выведена на бо­лее общие проблемы политической децентрализации.

Причины "экономического" перегиба в актуальной региональной политике и ее определениях, характерных для советского периода, понятны. Региональная по­литика осуществлялась в условиях плановой экономики и жесткой вертикали вла­сти. Тезис о политическом единстве страны не позволял рассуждать в категориях политической децентрализации, хотя СССР активно пользовался институтом на­ционально-территориальной автономии. Во времена Советского Союза региональ­ная политика понималась прежде всего как принятие целевых решений, а не как обеспечение баланса "центр — регионы". В постсоветской России привычное пони­мание региональной политики трансформировалось в государственное регулирова­ние регионального развития и сглаживание региональных различий. Получилось, что советские традиции понимания региональной политики были дополнены тези­сом о сбалансированности региональных различий, заимствованным из западного опыта развития региональной политики в странах с рыночной экономикой.

В результате редуцирования понятия "региональная политика" последняя нередко превращается всего лишь в территориальную проекцию государственной экономической политики и теряет самостоятельность. Действительно, если ставить перед региональной политикой задачу оптимизации социально-экономического развития неоднородной территории, то это просто одна из задач экономической политики. При таком подходе региональную политику нельзя считать особым, са­мостоятельным направлением внутренней политики.

Поэтому в современных работах встречаются и другие определения регио­нальной политики.

Например, коренным отличием региональной политики в некоторых источ­никах признается комплексность. Авторы такого подхода считают задачей регио­нальной политики комплексное решение региональных проблем различного про­исхождения, что, по их мнению, отличает региональную политику от региональ­ных аспектов других государственных политик. Б. Штульберг и В. Введенский, следуя этому подходу, определяют региональную политику как "деятельность ор­ганов государственной власти и управления по обеспечению оптимального разви­тия субъектов Федерации и решению территориальных проблем межрегионального и государственного характера" [Штульберг, Введенский, 2000, с. 17].

В то же время многие авторы, давая современные определения региональной политики, отличающиеся от потерявших актуальность "советских" и (или) эконо­мико-центрических определений, считают региональные проблемы и региональ­ное развитие вопросами экономического характера. Экономика воспринимается как основа региональной политики, а не как один из ее рычагов. Например, Ю. Глад-

85
Глава / Теория и методология политической регионалистики

кий и А. Чистобаев называют сердцевиной региональной политики реализацию экономических целей и задач государственной власти [Гладкий, Чистобаев, 1998].

На наш взгляд, теория региональной политики не может базироваться на экономическом основании. Региональная политикаэто прежде всего политика, она предполагает принятие политических решений. Ее цели имеют чисто политиче­ский характер. Как уже говорилось, это — оптимизация отношений "центр — ре­гионы" в целостной национальной территориально-политической системе, реше­ние задач централизованного контроля и ограничения контрастности, определение рамок региональной автономии и регионального участия.

Политическое содержание региональной политики определяется по несколь­ким направлениям.

  1. Сохранение территориально-политической системы. Это — главный импера­тив региональной политики. Его условно можно назвать геополитическим импера­тивом (поскольку он обеспечивает геополитическую субъектность государства как целостной системы, входящей в глобальную систему более высокого ранга). В духе теории функционализма можно говорить о политике, направленной на обеспече­ние преобладания центростремительных сил над центробежными на всей террито­рии государства. В этой связи региональная политика направлена на сохранение тер­риториальной целостности государства. Это, в частности, предполагает определение регионов, представляющих собой зоны геополитического риска (сепаратистские, по­граничные, спорные территории), и поиск способов их удержания.

  2. Контроль и баланс. Также региональная политика решает проблему цент­рализованного контроля за регионами и одновременно — эффективного баланса полномочий и ресурсной базы центральных и региональных властей. Здесь перед разработчиками региональной политики вновь ставится задача найти модель, кото­рая обеспечивала бы преобладание центростремительных сил (что нужно для обес­печения территориальной целостности, т.е. решения геополитических проблем). И одновременно эта модель должна обеспечить социально-экономическое разви­тие регионов и политическую стабильность региональных сообществ, что невозмож­но без должной меры самостоятельности и распоряжения своими ресурсами.

  3. Амплитуда неоднородности. Наконец, содержание региональной политики составляет гармонизация отношений по горизонтали, между регионами (в других терминах — территориальными сегментами), что является задачей общегосударст­венного уровня. Речь идет о снижении амплитуды межрегиональных различий и подъеме отсталых территорий за счет целевых решений государства. Конечная цель — выравнивание, а точнее — сглаживание межрегиональных различий. В этой ситуации особенно актуальна постановка вопроса о допустимой региональной контрастности в сферах политики и экономики.

Возвращаясь к экономической сфере, следует признать, что экономические решения, безусловно, играют важнейшую роль в региональной политике. Баланс сил

86

1.3 Государство как территориально-политическая система

между центром и регионами определяется их ресурсной базой, которая включает в себя финансово-экономический потенциал и возможности по его реализации. Компетенция уровней власти также в значительной степени относится к социаль­но-экономической сфере. Принимая экономические решения, центр может очень эффективно регулировать баланс сил в системе "центр — регионы" как в целом, так и в режиме текущей "тонкой настройки".

Экономическая (вернее социальная и экономическая11) региональная полити­ка, безусловно, является одним из главных, притом действительно хорошо разработан­ных, направлений региональной политики.

В то же время решения, принимаемые центром с целью регулирования ба­ланса "центр — регионы", могут относиться к другим направлениям и иметь иное содержание, например:

Исходя из такого системного не просто комплексного) видения региональ­ной политики ее следует понимать как систему действий общегосударственного цен­тра, направленных на регулирование политических отношений с регионами и на собственно региональном уровне.

Региональная политика всегда зависит от особенностей региональной струк­туры:

Нередко региональная политика конкретного государства в значительной степени посвящена решению частных проблем, имеющих в то же время огромное значение для общегосударственного развития. Например, это может быть интегра-

22 Социальное и экономическое направления региональной политики неразрывно связаны одно с другим, и их лучше рассматривать вместе.

87

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

ция этнических периферий, которые в противном случае могут превратиться в зо­ны политической нестабильности и сепаратизма. Или это освоение труднодоступ­ных, удаленных, но богатых ресурсами территорий. Либо речь идет о преимущест­венном освоении спорных территорий, которые государство таким путем стремит­ся плотнее интегрировать в своем составе. Ключевой задачей региональной поли­тики может быть и развитие эксклавов, по определению находящихся в сложном геополитическом положении.

1.3.8

Подходы в региональной политике

Основные подходы в региональной политике были разработаны в рамках экономи­ческой концепции. Однако они имеют значение и для региональной политики в ее более широком и целостном — системно-политическом понимании. По крайней мере, исходя из уже принятых подходов, можно разработать их более общую систему.

1. Адресный, или селективный, или индивидуальный, подход.

Этот подход предполагает акцент на развитии (или подавлении) конкретных территорий. Он может быть прямым (прямая помощь, содействие, вмешательство, принятие адресных решений по данному региону) или косвенным (создание инсти­туционально-правовых условий для развития региона).

В экономической региональной политике этому подходу соответствуют кон­цепции адресной помощи, полюсов роста, специальных экономических зон, экспе­риментальных площадок для проведения реформ. Смысл подхода состоит в опреде­лении (селекции) территорий, в отношении которых центр принимает адресные (индивидуальные) решения.

2. Комплексный подход.

Этот подход развивается на общенациональном уровне с учетом территори­ального эффекта принимаемых решений. Центр создает механизмы и структуры общенационального уровня и характера, учитывая при этом региональные интере­сы и особенности регионализации (в частности, последствия, ведущие к ее ослаб­лению или усилению).

В экономической региональной политике примером может служить концеп­ция перераспределения. Речь идет о такой политике, в рамках которой происходит "первичное" (общенациональное по своему формату) распределение средств между уровнями территориально-политической системы и их "вторичное" перераспределе­ние центром (или субнациональными центрами) в пользу более бедных территорий.

3. Автономный подход.

Данный подход предполагает наделение регионов определенной автономи­ей, которая дает им возможности для самостоятельного развития в рамках предо-

88

1.3 Государство как территориально-политическая система

ставленных им полномочий. В отличие от адресного подхода, который также опе­рирует конкретными регионами, речь идет не о помощи или вмешательстве центра, а о противоположном действии — предоставлении автономии и невмешательстве.

Наряду с указанными выше принципиальными подходами необходимо оп­ределить основные способы воздействия региональной политики на региональную среду. По этому признаку в некоторых источниках выделяются следующие виды ре­гиональной политики:

1.3.9

Региональное участие и региональный политический процесс

Баланс отношений "центр — регионы" предполагает конкуренцию двух политиче­ских институтов — централизованного контроля и регионального участия. Ситуация должна быть относительно симметричной, тогда можно говорить о поддержании баланса.

В отличие от региональной политики региональное участие нуждается в боль­шей концептуализации, поскольку эта тема слабо разработана в научной литературе. Ее разработка затруднена по объективным причинам. Во-первых, иерархичность го­сударственного устройства не позволяет развиваться многообразию форм региональ­ного участия. Во-вторых, сами эти формы обычно устанавливает центр, делая их строго ограниченными. В-третьих, в большинстве государств институты регионального уча­стия имеют сугубо неформальный характер, и только в децентрализованных стра­нах, как правило, в федерациях происходит их формализация.

Способы регионального участия можно разделить на две группы.

89

Глава I Теория и методология политической регионалистики

всегда можно исследовать с точки зрения представленности тех или иных региональ­ных сообществ (география власти). Анализ позволяет определить влияние регионов через свои лобби на процесс принятия общегосударственных решений, в том числе на выбор приоритетов в региональной политике (особенно в связи с адресным под­ходом). Хотя региональные лобби могут сильно отличаться по степени своей актив­ности. Возможна ситуация, когда региональное лобби пребывает в латентном сос­тоянии и по каким-то причинам не занимается поддержкой своего региона.

В любом государстве имеются как минимум два уровня политического про­цесса. Один из них мы назовем общегосударственным, для политической региона­листики это — "центр" в широком смысле слова, как субъект отношений "центр — регионы". Другой уровень — региональный, это — "регион" в системе отношений "центр — регионы". Сразу следует подчеркнуть, что в зависимости от размеров и не­однородности государства региональный уровень может быть более или менее слож­но устроенным и многослойным (т.е. это может быть не один уровень, а несколько, от субнационального уровня первого порядка до локальных микроуровней).

Исследование регионального политического процесса использует традицион­ные политологические подходы:

1.4

Территориально-политическая специфика федеративного государства

1.4.1

Понятие "федерализм"

Понятие "федерализм" происходит от лат. foederatio, что означает союз, объедине­ние. Сразу следует указать, что это понятие в своем исходном значении может озна­чать объединение самых разных социально-политических образований, в частно­сти этнических или социальных групп и совсем не обязательно регионов.

Федеративные отношения в широком смысле этого понятия означают союз­ные отношения между любыми сегментами многосоставного общества. В узком смысле иногда полезно говорить о территориальном федерализме, подчеркивая тем

90

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

самым, что это явление относится к территориальным сегментам. Хотя чаще всего на практике федеративные отношения по умолчанию понимаются как союзные отношения между территориальными сегментами. Соответственно эти территори­альные сегменты имеют политико-правовое оформление, т.е. границу и террито­рию, и обладают статусом субъектов федерации, т.е. формальных регионов, на ко­торые делится (или из которых складывается) федеративное государство23.

1. Федерализм как социальная философия.

Корни понятия "федерализм" следует искать в социальной философии, а не региональной политике. Основателем теории федерализма считается германский мыслитель Иоханнес Альтузиус (1562—1683 гг.), автор федеративной теории народ­ного суверенитета. Эта теория опирается на идеи союзных и договорных социаль­ных отношений как основополагающих в государстве. Государство И. Альтузиус по­нимал как иерархически организованную систему союзов между социальными группами. Индивиды объединяются в общины (семьи, корпорации), союзы общин создают провинции и города, а из провинций и городов строится государство. На каждом уровне складываются свои договорные отношения по горизонтали, а дого­ворное объединение групп и структур одного уровня создает новый уровень. Кон­цепция И. Альтузиуса хорошо соответствует системному подходу в политической регионалистике, который рассматривает государство в качестве объемной "верти­кально-горизонтальной" структуры.

Социально-философский подход говорит не столько о федерализме как о форме территориально-государственного строительства, сколько о федеративных отношениях как договорных (союзных) отношениях, способствующих интеграции общества. Другими словами, субъекты федеративных отношений не обязательно имеют территориальное выражение, т.е. они могут не являться регионами. Хотя концепция И. Альтузиуса по сути все-таки рассматривает локальные и региональ­ные сообщества.

В этом ключе теория федерализма развивалась на протяжении длительного времени и прослеживается до сих пор. Например, известна концепция свободного федерализма французского мыслителя Пьера Жозефа Прудона (он написал свой "Принцип федерации" в 1863 г.). П.Ж. Прудон вообще начинал как противник го­сударства и потому рассматривал федерализм в качестве своеобразного компромисса между антиэтатизмом и этатизмом. Смысл федерализма он видел в объединении не­зависимых групп с целью создания всемирной федерации.

Социально-философское направление в теории федерализма (а точнее — фе­деративных отношений) развивалось и другими авторами. Среди них — Дени де

11 Регионы, находящиеся в федеративных отношениях с центром, иногда называют федерированными (federated). Аналогично в качестве синонима федеративному государству говорят о федерированном государстве, имея в виду, что оно представляет объединение субъектов.

91

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Ружмон (1906—1985 гг.), автор концепции интегрального федерализма А. Марк, известный философ Р. Арон (А. Марк и Р. Арон выпустили в 1948 г. свою книгу "Принципы федерализма").

2. Федерализм как либеральная идеология территориально-государственного строительства.

Практически одновременно федерализм возникает в качестве особой идеоло­гии и неразрывно связанной с ней политической практики территориально-го­сударственного строительства. Его развитие совпадает с формированием либе­ральной идеологии, предполагающей расширение политических свобод лично­сти, предоставление личности соответствующих гарантий. Федерализм представля­ет собой своеобразный "либерализм по вертикали", считая необходимым наделение политическими свободами региональных сообществ и, соответственно, регионов как политико-административных единиц.

На самом деле "либерализм по вертикали" не обязательно совпадает с соци­ально-политическим либерализмом. Эти две формы либерализма действительно сов­пали в такой классической федерации, как США Здесь федерализм стал способом консолидации тринадцати штатов, освободившихся от британского колониализма. Он увязал стремление штатов (state — государство) к политической автономии с объ­единением штатов в "соединенное" государство — The United States of America. Тео­рия федерализма в значительной степени стала американской теорией, описываю­щей либеральную модель территориально-государственного строительства в госу­дарстве, основанном на принципах либеральной демократии.

В то же время в более общем виде федерализм предполагал интеграцию госу­дарственных образований при сохранении их собственной автономии. Уровень ин­дивидуальных политических свобод в этих образованиях мог быть совершенно раз­ным. Первым историческим примером территориально-политической интеграции федеративного типа является средневековая Швейцария. В 1291 г. здесь произошло знаменитое историческое событие, когда три кантона (т.е. три региональных сооб­щества в Альпах) приняли решение о создании Вечного союза. После этого Швей­цария развивалась через расширение территории конфедерации (так она офици­ально называлась) за счет присоединения новых кантонов.

Также задолго до развития либеральной идеологии произошло образование еще одной исторической федерации — Нидерландов. Это государство в виде семи соединенных провинций появилось на свет в результате Утрехтской унии 1579 г., но в качестве федерации оказалось не столь долговечным, как Швейцария. Объедине­ние нидерландских провинций стало тем самым историческим фоном, на котором И. Альтузиус создал свою федеративную теорию народного суверенитета.

Таким образом, главным аспектом федерализма как исторически сложив­шейся идеологии территориально-государственного строительства является интегра­ция политических образований в единое государственное целое при сохранении за

92

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

политическими образованиями значительных свобод. В этом заключается "тер­риториальный либерализм" федерализма. Американский пример принципиально важен тем, что соединяет эту идеологию с идеологией либеральной демократии, представляя синтез двух тенденций.

Однако использование федеративных принципов объединения территориаль­ных сегментов возможно и в недемократических государствах, т.е. "демократия по вертикали", территориальная демократия может быть единственной развитой фор­мой демократии для определенного государства.

3. Федерализм как современная политическая теория.

В современной политологии теорию федерализма логично связать с теорией многосоставного общества. Нельзя не отметить, что федеративные отношения часто рассматриваются в современной политологии как союзно-договорные отношения между различными по происхождению социально-политическими сообществами, не обязательно регионами. Именно в таком контексте рассматривают федеративное общество У. Ливингстон и А. Лейпхарт. В таком виде современная теория федера­тивных отношений перекликается с теорией народного суверенитета И. Альтузиуса, которая положила начало социально-философскому направлению в федерализме.

В соответствии с этой теорией территориальная сообщественность (или, что то же самое, консоциативность) является частным случаем сообщественности. Тео­рию федерализма А. Лейпхарт рассматривает как ограниченный и особый вид тео­рии сообщественности [(Лейпхарт, 1997]. Федерализм понимается как особая фор­ма автономии сегментов (напомним, что автономия сегментов является одним из принципов поддержания баланса в многосоставном обществе).

Таким образом, федерализм в работах современных политологов оказывается одной из форм консоциативности. Федерализм, в котором субъектами федератив­ных отношений являются именно территориальные сегменты, в таком случае сле­дует называть территориальным федерализмом. При этом возможен, например, эт­нический федерализм (когда субъектами федеративных отношений являются эт­нические сегменты) и иные формы.

4. Федерализм в политической регионалистике.

Д. Элейзер определяет ряд терминологических проблем, связанных с пони­манием федерализма:

93

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Для политической регионалистики федерализм представляет собой особый тип территориально-политической системы или, другими словами, особую модель террито­риально-государственного строительства. Это представление не противоречит со­временной политической теории. Главное допущение: в политической регионали-стике субъектами федеративных отношений являются регионы, т.е. территориаль­ные сегменты. Хотя для политической регионалистики может быть интересен и тип федеративных отношений, связанных с этническими сегментами, хотя бы по­тому, что оба типа федеративных отношений могут применяться в одном государст­ве и потому, что этнические сегменты имеют свою региональную привязку, пусть не всегда четко выраженную.

В балансе отношений "центр регионы" федерализм предполагает качествен­но более высокий уровень региональной автономии и самоуправления по сравнению с другими государствами. Для федеративного государства характерны более развитые формы регионального участия, региональная политика носит компромиссный ха­рактер, и косвенные методы регионального управления используются центром ча­ще, чем прямые. Д. Элейзер определяет федерализм в узком смысле как взаимо­отношения между управленческими уровнями (разумеется, речь идет об особых формах этих отношений). Федерализм в широком смысле он понимает как соче­тание самоуправления и долевого правления (power sharing)24 через конституцион­ное соучастие во власти на основе децентрализации [Элейзер, 1995, с. 106].

Следует заметить, что федерализм не является единственной формой обеспе­чения регионального самоуправления. Известна и широко распространена другая форма — местное самоуправление на уровне локальных (т.е. субрегиональных, более мелких) сообществ. Региональное и местное самоуправление обычно суще­ствуют одновременно, в рамках одной национальной территориально-политической системы, но на разных территориальных уровнях. Также не следует считать, что в унитарном государстве не обеспечивается баланс отношений "центр — регионы" и отсутствуют любые проявления "либерализма по вертикали". Нередко для обеспе­чения баланса в конкретном и вполне демократическом государстве оказывается достаточно развитого местного самоуправления, если региональные сообщества и интересы выражены слабо.

Федерализм предполагает признание необходимости самоуправления на пер­вом субнациональном уровне. Обычно это происходит в условиях региональной эмансипации или в результате необходимости объединения достаточно самостоя­тельных политий. В иных случаях и других странах это могут считать излишним и даже вредным для целостности государства и его интегрального развития. Тогда ба­ланс обеспечивается другими способами (например, через местное самоуправле-

24 "Power sharing" может пониматься как разграничение полномочий между уровня­ми власти.

94

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

ние), либо региональная политическая эмансипация эффективно подавляется (в том числе силовыми методами). Такое понимание федер^гшзма тесно связано с идеоло­гией территориально-государственного строительства, которая может признавать или не признавать федерализм в качестве эффективной модели для данного государ­ства и на данном историческом этапе. Пример США показывает, что возможно пре­вращение федерализма в элемент национальной идеологии.

Следует подчеркнуть, что политическая регионалистика практически не рассматривает такой пример объединения государств, как конфедерация. По опре­делению конфедерация представляет собой союз независимых государств, т.е. не является единым государством. Для конфедерации характерно верховенство зако­нов, принимаемых территориями, в то время как полномочия центра ограничены. Если в федерации существует общенациональная власть, то конфедерация является наднациональным объединением. Для политической регионалистики интерес пред­ставляет субнациональный уровень. Исторически конфедерация считается вре­менной формой государственного объединения, которая ведет или к интеграции в рамках федеративной модели, или к распаду.

Федерализм является одним из возможных способов существования терри­ториально неоднородного государства. Несомненно, гетерогенная региональная структура является мощным стимулом, предпосылкой для федерализации. Однако федеративную модель территориально-государственного строительства не следу­ет считать единственно правильной и единственно возможной для гетерогенного государства. Процесс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   62


региональная стратегия государства
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации