Контрольная работа - Жанры и жанровая система - файл n1.doc

Контрольная работа - Жанры и жанровая система
скачать (66 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc66kb.01.06.2012 12:53скачать

n1.doc

Введение

Термин «жанр» возник в эстетике французского Классицизма середины XVII в., хотя жанровое самоопределение существовало много раньше. В XVIв. теоретики академического искусства разделили его на «высокий» и «низкий» жанр в зависимости от предмета изображения, темы, сюжета. Это деление укрепилось в практике европейских художественных академий XVII-XIX вв. В живописи «высоким» считались исторический (героический) и мифологический жанры, «низким» — портрет (за исключением парадного, церемониального, статуарного), пейзаж, натюрморт. В литературе существовало противопоставление трагедии и комедии. Церковь со своей стороны канонизировала иконографию иконописи, алтарной живописной и скульптурной композиции, картины на библейские сюжеты.

Категория литературного жанра — категория историческая. Литературные жанры появляются только на определенной стадии развития искусства слова и затем постоянно меняются и сменяются. Дело не только в том, что одни жанры приходят на смену другим и ни один жанр не является для литературы «вечным»,— дело еще и в том, что меняются самые принципы выделения отдельных жанров, меняются типы и характер жанров, их функции в ту или иную эпоху. Современное деление на жанры, основывающееся на чисто литературных признаках, появляется сравнительно поздно. Для русской литературы чисто литературные принципы выделения жанров вступают в силу в основном в XVII в. До этого времени литературные жанры в той или иной степени несут, помимо литературных функций, функции внелитературные. Многие литературные жанры имеют истоки и корни в фольклоре.
Жанр и жанровая система

Литературные жанры – это группы произведений, выделяемые в рамках родов литературы. Каждый из них обладает определенным комплексом устойчивых свойств.

Жанры с трудом поддаются систематизации и классификации (в отличие от родов литературы), упорно сопротивляются им. Прежде всего потому, что их очень много: в каждой художественной культуре жанры специфичны. К тому же жанры имеют разный исторический объем. Одни бытуют на протяжении всей истории словесного искусства (какова, например, вечно живая от Эзопа до С.В. Михалкова басня); другие же соотнесены с определенными эпохами.

На основании тех или иных типологических свойств (т.е. присущих целому ряду сочинений) произведение относят к определенному литературному роду (эпос, драма, лирика, а также их сочетания); к стихам или прозе; в нем выделяют доминирующую эстетическую категорию (трагическое, комическое, героическое и т.д.) и др.

При определении жанра прежде всего учитывается родовая принадлежность произведения. К эпическим жанрам относятся: рассказ, повесть, роман, литературная сказка, поэма, эпопея и др.; к драматическим – трагедия, драма, комедия, водевиль, мелодрама и др.; к лирическим – лирическое стихотворение, восходящие к античности ода, гимн, элегия, сатира (в стихах), эпиграмма, возникшие в эпоху Возрождения сонет, мадригал и др. Есть жанры, в которых сочетаются различные родовые начала: лирическая поэма, баллада, басня, лирическая драма (например "Роза и крест" А.Блока), драматическая поэма ("Каин" Дж.Г.Байрона) и др. Но в некоторых жанрах трудно определить родовую основу; так, "внеродовыми формами" можно считать очерки, литературу "потока сознания", эссеистику.

Картина усложняется еще и потому, что одним и тем же словом нередко обозначаются жанровые явления глубоко различные.

Слово «элегия» обозначает несколько жанровых образований. Элегии ранних эпох и культур обладают различными признаками. Что являет собой элегия как таковая и в чем ее надэпохальная уникальность, сказать невозможно в принципе. Единственно корректным является определение элегии «вообще» как «жанра лирической поэзии».

Подобный характер имеют и многие иные жанровые обозначения (поэма, роман, сатира и т.п.).

Существующие жанровые обозначения фиксируют различные стороны произведений. Так, слово «трагедия» констатирует причастность данной группы драматических произведений определенному эмоционально-смысловому настрою (пафосу); слово «повесть» говорит о принадлежности произведений эпическому роду литературы и о «среднем» объеме текста (меньшем, чем у романов, и большем, чем у новелл и рассказов); сонет является лирическим жанром, который характеризуется, прежде всего, строго определенным объемом (14 стихов) и специфической системой рифм и так далее.

Авторы нередко обозначают жанр своих произведений произвольно, вне соответствия привычному словоупотреблению. Так, Н.В. Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой; «Дом у дороги» А.Т. Твардовского имеет Подзаголовок «лирическая хроника», «Василий Теркин»– «книга про бойца».

Ориентироваться в процессах эволюции жанров и нескончаемом «разнобое» жанровых обозначений теоретикам литературы, естественно, непросто. Однако литературоведение нашего столетия неоднократно намечало, а в какой-то мере и осуществляло разработку понятия «литературный жанр» не только в аспекте конкретном, историко-литературном (исследования отдельных жанровых образований), но и собственно теоретическом.

Рассмотрение жанров непредставимо без обращения к организации, структуре, форме литературных произведений. Об этом настойчиво говорили теоретики формальной школы. Основополагающим в подходе русских формалистов к художественному произведению (прежде всего к поэтическому) было утверждение, что именно форма делает поэзию поэзией, определяя специфику последней.

Наследуя традиции формальной школы, а вместе с тем и пересматривая некоторые ее положения, ученые обратили пристальное внимание на смысловую сторону жанров, оперируя терминами «жанровая сущность» и «жанровое содержание». Пальма первенства здесь принадлежит М.М. Бахтину, который говорил, что жанровая форма неразрывными узами связана с тематикой произведений и чертами миросозерцания их авторов.

Подчеркивая, что жанровые свойства произведений составляют нерасторжимое единство, Бахтин вместе с тем разграничивал формальный (структурный) и собственно содержательный аспекты жанра. Он отмечал, что такие укорененные в античности жанровые наименования, как эпопея, трагедия, идиллия, характеризовавшие структуру произведений, позже, в применении к литературе Нового времени, «употребляются как обозначение жанровой сущности.

В том же русле – концепция литературных жанров Г.Н. Поспелова, который в 1940-е годы предпринял оригинальный опыт систематизации жанровых явлений. Он разграничил жанровые формы «внешние» («замкнутое композиционно-стилистическое целое») и «внутренние» («специфически жанровое содержание» как принцип «образного мышления» и «познавательной трактовки характеров»). Расценив внешние (композиционно-стилистические) жанровые формы как содержательно нейтральные (в этом поспеловская концепция жанров, что неоднократно отмечалось, одностороння и уязвима), ученый сосредоточился на внутренней стороне жанров. Он выделил и охарактеризовал три надэпохальные жанровые группы, положив в основу их разграничения социологический принцип: тип соотношений между художественно постигаемым человеком и обществом, социальной средой в широком смысле.

Наряду с эпопеями, былинами и одами, о которых Н.Г. Поспелов говорил как о произведениях национально-исторического жанрового содержания,ученый выделял еще одну: мифологическую, содержащую «народные образно-фантастические объяснения происхождения тех или иных явлений природы и культуры». Эти жанры он относил только к «предыскусству» исторически ранних, «языческих» обществ, полагая, что «мифологическая группа жанров, при переходе народов на более высокие ступени общественной жизни, не получила своего дальнейшего развития».

Характеристика жанровых групп, которая дана Г.Н. Поспеловым, обладает достоинством четкой системности. Вместе с тем она неполна. Теперь, когда с отечественного литературоведения снят запрет на обсуждение религиозно-философской проблематики искусства, к сказанному ученым нетрудно добавить, что существует и является глубоко значимой группа литературно-художественных жанров, где человек соотносится не столько с жизнью общества, сколько с космическими началами, универсальными законами миропорядка и высшими силами бытия. Таковыми являются притча, житие, мистерия, религиозно-философская лирика.

Названные жанры, не укладывающиеся в какие-либо социологические построения, правомерно определить как онтологические (онтология – учение о бытии).

У истоков жанров, которые мы назвали онтологическими,– мифологическая архаика, и прежде всего – мифы о сотворении мира, именуемые этиологическими (или космологическими).

Онтологический аспект жанров выдвигается на первый план в ряде зарубежных теорий XX в. Содержательная (смысловая) основа литературных жанров, как видно, привлекает к себе самое пристальное внимание ученых XX в. И осмысливается она по-разному.

Канонизация жанров.

Жанры постепенно приобретают и накапливают свои признаки — необходимые и достаточные условия своей идентичности, затем «живут», разделяя участь всего живого, то есть терпя изменения; иногда «умирают», уходят из живого литературного процесса, иногда возвращаются к жизни, обычно в преобразованном виде.

Жанровые нормы и правила (каноны) первоначально формировались стихийно, на почве обрядов с их ритуалами и традиций народной культуры. «И в традиционном фольклоре, и в архаической литературе жанровые структуры неотделимы от внелитературных ситуаций, жанровые законы непосредственно сливаются с правилами ритуального и житейского приличия».

Позже, по мере упрочнения в художественной деятельности рефлексии, некоторые жанровые каноны обрели облик четко сформулированных положений (постулатов). Канон жанра – это «определенная система устойчивых и твердых жанровых признаков».

Традиционные жанры, будучи строго формализованы, существуют отдельно друг от друга, порознь. Границы между ними явственны и четки. Подобного рода жанровые образования следуют определенным нормам и правилам, которые вырабатываются традицией и обязательны для авторов.

В эпохи нормативных поэтик (от античности до XVII–XVIII вв.) наряду с жанрами, которые рекомендовались и регламентировались теоретиками, существовали и такие жанры, которые в течение ряда столетий не получали теоретического обоснования, но тоже обладали устойчивыми структурными свойствами. Таковы сказки, басни, новеллы и подобные последним смеховые сценические произведения, а также многие традиционные лирические жанры (включая фольклорные).

Жанровые структуры видоизменились (и весьма резко) в литературе последних двух-трех столетий, особенно — в постромантические эпохи. Они стали податливыми и гибкими, утратили каноническую строгость, а потому открыли широкие просторы для проявления индивидуально-авторской инициативы.

«Деканонизация» жанровых структур дала о себе знать уже в XVIII в. В XIX–XX вв. это, как правило, уже не изолированные друг от друга явления, обладающие ярко выраженным набором свойств, а группы произведений, в которых с большей или меньшей отчетливостью просматриваются те или иные формальные и содержательные предпочтения и акценты.

Соответственно, в литературе существует два рода жанровых структур: готовые, завершенные, твердые формы (канонические жанры)(например – сонет) и жанровые формы неканонические: гибкие, открытые всяческим трансформациям, перестройкам, обновлениям (например - элегии или новеллы в литературе Нового времени).

Жанры, по словам Д.С. Лихачева, «вступают во взаимодействие, поддерживают существование друг друга и одновременно конкурируют друг с другом»; поэтому нужно изучать не только отдельные жанры и их историю, но и «систему жанров каждой данной эпохи».При этом жанры определенным образом оцениваются читающей публикой, критиками, создателями «поэтик» и манифестов, писателями и учеными. Они трактуются как достойные или, напротив, не достойные внимания художественно просвещенных людей; как высокие и низкие; как поистине современные либо устаревшие, себя исчерпавшие; как магистральные или маргинальные (периферийные). Эти оценки и трактовки создают иерархии жанров, которые со временем меняются. Некоторые из жанров получают максимально высокую оценку. Подобного рода жанры, опираясь на терминологию формальной школы, называют канонизированными. Канонизированной именуют также ту часть литературы прошлого, которая признана лучшей, вершинной, образцовой, т.е. классикой.

Если в эпохи нормативных эстетик канонизировались высокие жанры, то в близкие нам времена иерархически поднимаются те жанровые начала, которые раньше находились вне рамок «строгой» литературы.

При этом традиционные высокие жанры вызывают к себе отчужденно-критическое отношение, мыслятся как исчерпанные. «В смене жанров любопытно постоянное вытеснение высоких жанров низкими»,– отмечал Б.В. Томашевский, констатируя в литературной современности процесс «канонизации низких жанров».

В XX в., как видно, иерархически возвышаются по преимуществу жанры новые (или принципиально обновленные) в противовес тем, которые были авторитетны в предшествующую эпоху. При этом места лидеров занимают жанровые образования, обладающие свободными, открытыми структурами: предметом канонизации парадоксальным образом оказываются жанры неканонические, предпочтение отдается всему тому в литературе, что непричастно формам готовым, устоявшимся, стабильным.

Роман - ведущий жанр литературы.

Ведущим жанром литературы последних столетий признан роман.

В противоположность классическому эпосу роман сосредоточен на изображении исторического настоящего и судеб отдельных личностей, обычных людей, ищущих себя и свое предназначение в «прозаическом» мире, утратившем первозданную стабильность, цельность и сакральность (поэтичность). Даже если в романе действие перенесено в прошлое, это прошлое всегда оценивается и воспринимается как непосредственно предшествующее настоящему и с настоящим соотносимое.

Роман (по Бахтину) способен открывать в человеке не только определившиеся в поведении свойства, но и нереализованные возможности, некий личностный потенциал: «Одной из основных внутренних тем романа является именно тема неадекватности герою его судьбы и его положения», человек здесь может быть « или больше своей судьбы, или меньше своей человечности».

Почва для становления и упрочения романа возникает там, где наличествует интерес к человеку, который обладает хотя бы относительной независимостью от установлений социальной среды с ее императивами, обрядами, ритуалами, которому не свойственна «стадная» включенность в социум. Отчуждение человека от социума и миропорядка было интерпретировано М.М. Бахтиным как необходимо доминирующее в романе.

В классической романистике XIX в. опора героя на самого себя представала чаще всего в освещении двойственном: с одной стороны, как достойное человека «самостоянье», возвышенное, привлекательное, чарующее, с другой – в качестве источника заблуждений и жизненных поражений. При этом многие романные герои стремятся преодолеть свою уединенность и отчужденность.

В многовековой истории романа явственно просматриваются два его типа, более или менее соответствующие двум стадиям литературного развития. Это, во-первых, произведения остро событийные, основанные на внешнем действии, герои которых стремятся к достижению каких-то локальных целей. Таковы романы авантюрные, в частности плутовские, рыцарские, «романы карьеры», а также приключенческие и детективные.

Во-вторых, это романы, возобладавшие в литературе последние двух-трех столетий, когда одной из центральных проблем общественной мысли, художественного творчества и культуры в целом стало духовное самостоянье человека. С действием внешним здесь успешно соперничает внутреннее действие: событийность заметно ослабляется, и на первый план выдвигается сознание героя в его многоплановости и сложности, с его нескончаемой динамикой и психологическими нюансами.

Одна из важнейших черт романа и родственной ему повести (особенно в XIX–XX вв.) – пристальное внимание авторов к окружающей героев микросреде. Вне воссоздания микросреды романисту очень трудно показать внутренний мир личности.

Романы, сосредоточенные на связях человека с близкой ему реальностью и, как правило, отдающие предпочтение внутреннему действию, стали своего рода центром литературы. Они самым серьезным образом повлияли на все иные жанры, даже их преобразили.

В XXв. в русской литературе при всех эстетических переоценках роман остается «жанром жанров», правда так называемая «эпоха постмодерна», ослабляет позиции романа – как и всей художественной литературы, «изящной словесности». «Объективная действительность», «живая жизнь», бывшие предметом изображения романа стали восприниматься иначе: не столь цельно и самотождественно.
Вывод.

Жанры составляют важнейшее связующее звено между писателями разных эпох, без которого развитие литературы непредставимо. По словам С.С. Аверинцева, «фон, на котором можно рассматривать силуэт писателя, всегда двусоставен: любой писатель – современник своих современников, товарищей по эпохе, но также продолжатель своих предшественников, товарищей по жанру».

Жанр как реальность существует в литературе как обязательное качество творческого процесса и процесса восприятия. Даже если автор декларативно настроен «против жанра», это не отменяет жанрового измерения в его произведении. О проблеме жанра как неизбежности наследства выразительно сказал О.Э.Мандельштам в стихотворении «Я не слыхал рассказов Оссиана»(1914):

И не одно сокровище, быть может,

Минуя внуков, к правнукам уйдет,

И снова скальд чужую песню сложит

И как свою ее произнесет.
Список литературы:

1.Поспелов Г.Н. К вопросу о поэтических жанрах. 1948

2.Бахтин М.М. Эпос и роман. М. 1975

3.Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. М.1979

4. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. М. 1999

5. Хализев В.Е. Теория литературы. М.1999




Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации