Конспект книги Зайончковского П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в - файл n1.doc

приобрести
Конспект книги Зайончковского П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в
скачать (64.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc65kb.01.06.2012 12:41скачать

n1.doc

Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России. – М: Издательство «Мысль», 1978. – 288 с.

Труд П.А. Зайончковского посвящен изучению состояния государственного аппарата России в XIX веке.

Во Введении (с. 3-23) Петр Андреевич обосновывает актульность темы исследования, определяется с основными определениями – понятиями, рассматриваемыми в монографии. Он определяет вопросы, на которые необходимо ответить при изучении состояния правительственного аппарата.

«Первый – система государственных учреждений и ее характеристика, второй – личный состав государственного аппарата – чиновничество. Первый вопрос изучен как в дореволюционной историографии (А.Д. Градовский, Н.М. Коркунов), так и советскими историками (в частности, Н.П. Ерошкиным). Второй вопрос не стал еще предметом специального научного рассмотрения». (Зайончковский П.А. Указ. соч. С. 3)

Далее автор определяет предмет своего исследования –условия службы чиновничества,денежное содержание, бюджет, а также его численность на протяжении всего XIX века. Кроме того, автор ставит своей целью анализ состава отдельных групп высшей бюрократии и губернской администрации в середине XIX и начале XX в.

Говоря о понятии «чиновничество», автор включает в него лиц, имеющих классный чин и состоящих на службе в государственных учреждениях, а также канцелярских служителей, занимающих аналогичное положение в правительственном аппарате и впоследствии получающих классный чин. (С.4) Кроме того, к чиновничеству можно отнести и некоторые категории лиц, не состоящие на государственной службе. Это лица, служившие по выборам в органах крестьянского общественного управления, выполнявшего прямые полицейские функции, а также члены земств и городских органов общественного управления, поскольку и они выполняли те или иные государственные задания. Наконец, это и определенные категории лиц, состоящие на частной службе – служащие частных банков, железных дорог и т.д.

Далее Зайончковский дает характеристику источниковой базы исследования. Это материалы официального делопроизводства, дневники и воспоминания, статистические материалы (с. 5-18).

Говоря о дореволюционной историографии проблемы, автор называет и дает краткую характеристику работ А.Д. Градовского, В.А. Евреинова, И. Блинова, Е. Карновича. Он также не оставляет вниманием юбилейные ведомственные издания. Анализируя советскую историографию, Петр Андреевич подчеркивает, что данная проблематика получила освещение только в послевоенный период. Это работы Н.П. Ерошкина, С.М. Троицкого, В.Р. Лейкиной-Свирской и т.д. (с. 18-22).

Работа П.А. Зайончковского состоит из 4 глав, введения, заключения и списка источников и литературы.

В главе I «Чиновничество» исследуется вопрос об услових службы чиновников, их составе (сословности, образовании, имущественном положении), изменении законодательсва о службе, численности, о материальном положении и т.д.

Начинает Зайончковский свое исследования с характеристики петровской Табели о рангах 1722 года, поскольку именно с введением в действие данного нормативно-правового акта становится невозможным занятие любой классной должности в системе государственных учреждений, если человек не является чиновником (с.24).

Поступление на службу в гражданское ведомство определялось тремя условиями сословным происхождением, возрастом, уровнем знаний, т.е. образованием (с.24).

Анализируя сословный состав чиновничества, автор оговаривается, что не располагает общими данными по данной проблеме, однако «сведения о чиновниках, привлекавшихся к уголовной ответственности за должностыне преступления, дают некоторые представления об этом». (С.26) Это были: потомственные дворяне – 17,3%; дети личных дворян – 18,0; дети духовенства – 3,4; купечества – 7,4; разночинцев – 53,9% (срез периода 1841-1859гг.). (с.27).

Далее автор характеризует чиновничества по всем сословным группам (с.27-29).

Говоря об образовательном цензе, Зайончковский фиксирует тенденцию постепенного повышения уровня образования чиновников – от крайне низкого в начале века до низкого к 1853 году. Причина низкого уровня образования являлась следствием отсутствия сети учебных заведений, готовящих гражданских чиновников. (с.29). Так, основным видом образования являлось домашнее, сводившееся к знанию грамматики и четырех правил арифметики.

Далее автор анализирует меры, предпринятые правительством для решения этой проблемы. Такими мерами должны были стать положения об обязательных экзаменах для занятия должности чиновника (указ от 6 августа 1809 г., отмененный в 1834 г.). В 1834 году было издано «Положение о порядке производства в чины по гражданской службе», которое устанавливало льготные сроки продвижения по службе для лиц с высшим образованием.

И, тем не менее, процент чиновников низших классов (X-XIV) с высшим образованием к 1843 году составлял всего 3,2%, со средним образованием – 11,3 %, с низшим – подавляющее большинство -85,5%. (С. 33).

Далее Зайончковский рассматривает условия определения на службу и чинопроизводство (сс.34 – 56).

Говоря о чиновничестве, Зайончковский не мог не коснуться правового положения государсвенных учреждений, управлявших бюрократией. Таким органом, главной целью которого было подчинение всего государственного аппарата лично императору, стал учрежденный 5 сентября 1846 года при I отделении Собственной Е.И.В. канцелярии особый Инспекторский департамент гражданского ведомства. Ранее вопросами учета чиновничества занималась Герольдия, входившая в состав Сената. (с.56-57) Инспекторский департамент просуществовал до 1 января 1858 года, когда решением Александра II восстанавливался порядок учета чиновничества через Герольдию.

В 90-х годах встал вопрос о возрождении Инспекторского департамента, и 6 мая 1894 года был создан Комитет о службе чинов гражданского ведомства и о наградах. Тогда же восстанавливался и Инспекторский отдел в составе СЕИВК, который стал рабочей частью данного Комитета (с.60-65).

Анализируя численность чиновничества, Зайончковский отмечает, что точные данные имеются в распоряжении науки далеко не за весь изучаемый период. На с.65-70 Зайончковский приводит статистические данные по изменению численности чиновничества в XIXвеке.

Петр Андреевич анализирует и материальное положение чиновничества. На этом вопросе Зайончковский останавливается в целом, опуская детали, поскольку считал данный вопрос предметом особого исследования. Он отмечает «картину бедственного положения мелкого чиновничества» (с.72-93) и относительное материальное благополучие высшей бюрократической аристократии, причем последнее не связывается Зайончковским с получением государственного жалования (с.93- 104).

В главе 2 «Высшая бюрократия накануне Крымской войны» - характеризуются представители этой группы чиновников, а также рассматривается ее состав на 1853 год на основе анализа формулярных списков членов Государственного совета, Комитета министров, сенаторов, товарищей министров, и т.д.

Начинается глава с характеристики правления Николая I в целом, и правовых взглядов Николая Павловича, в частности. Зайончковский отмечает, что для Николая I понятие «право» не существовало, в силу чего самодержавие в этот период приближается к деспотии (с.106). Далее Зайончковский перечисляет те реформы и нововведения, касающиеся чиновничества, проведенные в николаевскую эпоху (с.106-115).

«Для высшей бюрократии рассматриваемого периода, пишет Зайончковский, - характерно почти полное отсутствие умных, волевых людей» (с.115). При этом автор ссылается на мнение современника николаевской эпохи и видного государственного деятеля – барона, впоследствии графа, М.А. Корфа. К сожалению, субъективность оценочных суждений последнего была настолько высока, что доверять данным свидетельствам сегодня не представляется возможным без существенных оговорок и поправок. Поэтому в этой части выводов с Зайончковским согласиться невозможно. Достаточно вспомнить таких государственных деятелей, как М.М. Сперанский, П.Д. Киселев, Е.Ф. Канкрин и многих-многих других, чтобы сказать, что российское государство и в царствование Николая I было богато на талантливых государственников.

Далее Зайончковский дает характеристику отдельным государственным деятелям эпохи Николая I – Е.Ф. Канкрину и Ф.П. Вронченко (с.116-117), С.С. Уварову и П.А. Ширинскому –Шихматову (с. 118-120, Л.А. Перовскому и Д.Г. Бибикову (с.120-121), Д.В. Дашкову и В.Н. Панину (с.121-122), А.И. Чернышеву, А.Ф. Орлову (с.122-124), П.А. Клейнмихелю (с.124-126), П.Д. Киселеву и К.В. Нессельроде (с.126-127).

Анализируя состав высшего чиновничества, автор фиксирует следующие его группы: для высших государственных учреждений - члены Государственного совета, Комитета министров, а также сенаторы; для центральных государственных учреждений – товарищи министров и директора департаментов, а также послы и посланники. Состав указанных лиц определяется на 1 января 1853 года по данным «Адрес-календаря» - «Общей росписи всех чиновных особ» в государстве (с.129).

Далее автор дает характеристику каждой категории чиновников: для членов Государственного совета- (классный чин –с.130), образовательный ценз (с.131), имущественное положение (с.132-133); для членов Комитета министров - (классный чин –с.135), образовательный ценз (с.135-136), имущественное положение (с.136); для сенаторов – состав (с.137-137), образовательный ценз (с.138), собственность (с.139); для товарищей министров и директоров департаментов: происхождение –с.140, образование –с.140, собственность и доходы –с.141.

Говоря о высшей чиновной аристократии, можно нарисовать среднестатистический портрет чиновника данной группы – это был титулованный дворянин, крупный земельный собственник - помещик, с высоким уровнем образования. В заключении главы Зайончковский делает вывод о том, что «для периода царствования Николая I наиболее точно соответствует определение: «военно-бюрократическая монархия». Так, в составе Комитета министров генералы составляли 55,5%, в Государственном совете – 49%, среди сенаторов – 30,5%.» (с.142).

В главе 3 «Губернская администрация накануне Крымской войны» - анализируется состояние губернского управления, характеризуются представители губернской администрации (губернаторы, председатели казенных палат, управляющие палатами государственных имуществ, председатели палат уголовного и гражданского суда и губернские прокуроры.

В начале главы Петр Андреевич говорит о том, что «губернская администрация была именно тем звеном в системе государственного аппарата, где наиболее широко процветало взяточничество и воровство» (с.143). Однако этот процесс почти не находит своего отражения в официальных ведомственных отчетах, где о коррупции государственного аппарата нет никакого упоминания.

После такого «серьезного» вступления, Зайончковский приступает к характеристике правового положения губернской администрации. Первая фигура, интересующая исследователя – это конечно губернатор. Зайончковский отмечает двойственность положения губернатора. С одной стороны, он назначался непосредственно царем и ему лично подчинялся, с другой- являлся чиновником Министерства внутренних дел и находился в фактическом подчинении у министра (с.144-145). Губернатор не только обладал административными функциями, его власть распространялась и на судебные органы: он наблюдал за их деятельностью, производид ревизию судебных мест и утверждал приговоры уголовных палат по некоторого рода делам.

Кроме того, в означенный период существовал институт генерал-губернаторства (в столицах и на окраинах). В середине столетия насчитывалось 10 генерал-губернаторов. Этот институт «образовывал искусственное средостение между губернской администрацией и верховной властью» (с.145). характеризуя институт генерал-губернаторов, автор дает исчерпывающую характеристику отдельных его представителей, таких как Д.Г. Бибиков, А.А. Суворов и т.д. (с.146-149).

Характеризуя должность губернаторов, Зайончковский отмечает, что они именовались двояко – гражданский губернатор или гражданский и военный губернатор, а иногда – военный губернатор и управляющий гражданской частью (с.149).

Половина губернаторов являлась генералами, половина – чиновниками, либо ранее служившими по ведомству МВД, либо бывшие представители губернской администраци (вице-губернаторы, председатели казенных или других губернских палат) (С.150-151).

Зайончковских дает анализ состава губернаторов по той же схеме, что и чиновников высших государственных учреждений, т.е. происхождение, образование, имущественное положение. Данные Зайончковский взял из формулярных списков, сохранившихся в фондах РГИА (с.152-160).

Анализу состава института вице-губернаторов и других высших губернских должнстей посвящена следующая часть исследования (с.160-171).

Говоря о губернской и уездной администрации, избиравшейся дворянством, автор упоминает нормативно-правовые акты, регламентирующие правовое положение ее членов, а также дает краткую характеристику особенностей источниковой базы по данной проблематике (с.171-172). Храктеризуя представителей среднего губернского и уездного чиновничества, Зайончковский добавляет такие важные характеристики, как вероисповедание, возраст, наличие чина. Очевидно, что для характеристики высшего чиновничества такие характеристики не были показательными, поскольку большинство ее представителей являлись лицами в возрасте, с высшими чинами (с.172-177).

В заключение главы, рассматривая деятельность губернской администрации, полностью подтверждает Петр Андреевич уже сложившееся научное представление о том, что именно в этом звене утведилась в наибольшей степени система самого безудержного беззакония, казнокрадства, взяточничества и т.п. (с.177-178).

В главе 4 «Изменение состава высшей бюрократии и губернской администрации к началу Xx века» - дается общая характеристика реформ и внутренней политики данного периода, анализируется состав этой же категории чиновничества по данным на 1903 год (с.179-220).

Поражение в Крымской войне знаменовало крах всей николаевской системы, по мнению автора. Все начинают понимать необходимость реформ и перемен в системе государственного управления, в том числе перемен в кадровой политике государства, особенно в отношении бюрократии. Зайончковский дает краткую характеристику эпохи великих реформ и пореформенной России (государственного аппарата Российской империи) (с.179-182).

Безусловно, не мог Зайончковский обойти вниманием личность и взгляды Александра II (с.183-185). В частности, он замечает, что «в силу сложившейся обстановки Александр II вынужден был пойти на ряд крупнейших реформ, и в первую очередь отмену крепостного права. Далее Зайончковский приводит личные характеристики государственных деятелей Александровской эпохи –Д.А. Милютина (с.187), А.В. Головина (с.188), В.А. Татаринова (с.189), П.А. Валуева (с.189). Не мог зайончковский обойти вниманием и личность брата Александра II в.к. Константина Николаевича (с.189).

Эпоху «великих реформ» сменяет эпоха реакции – время правления императора Александра III. О самом Александре III Зайончковский пишет, что тот был «человеком необразованным, грубым и примитивным, однако в отдельных вопросах он не лишен был здравого смысла» (с.193). ближайшими соратниками царя стали К.П. Победоносцев и М.П. Катков, направлявшие или, точнее, определявшие повседневную политику царя.

Сегодня невозможно согласиться со столь жестко необъективной оценкой эпохи Александра III. Можно только предположить, что она объясняется спецификой времени – господством советской исторической доктрины.

Столь же необъективно оценивает П.А. Зайончковский и императора Николая II, называя последнего «человеком безвольным и упрямым» (с.195).

Характеризуя систему государственных учреждений пореформенной России, Зайончковский анализирует структуру, правовой статус ведомств, персональный состав органов власти высшего управления. Говоря о государственных учреждениях высшего звена Зайончковский фиксирует незначительность перемен в персональном составе чиновников данного уровня. Сословный состав оставался дворянским (свыше 95% для обоих периодов); в имущественном отношении число помещиков значительно уменьшается, что является отражением общего процесса дворянского оскудения; в возрастном составе изменений почти не происходит; заметные сдвиги происходят лишь в отношении образовательного уровня вышего чиновничества. Растет число лиц, получивших высшее образование, причем значительная часть высшей бюрократии закончила юридические факультеты университетов, а также Училище правоведения (с.196-208).

Обстановка второй половины столетия существенным образом изменила условия службы губернской администрации. На изменение обстановки всего строя жизни прежде всего оказали решающее влияние отмена крепостного права и другие реформы (с.208). судебные уставы 20 ноября 1864 года создали совершенно новую юридическую систему, формально независимую от административных властей. В губерниях создаются органы государственного контроля. «Однако, -делает вывод Зайончковский, -в условиях сохранения самодержавной системы административно-полицейский произвол не мог быть ликвидирован. Наоборот, с середины 60-х годов наблюдается его усиление, приобретшее к концу века достаточно широкие размеры» (с.209).

Далее Зайончковский дает общую характеристику особенностей губернского управления во второй половине XIX века (с.209-224).

Зайончковский отмечает стремление правительства к всемерному усилению губернаторской власти в данный период, определяет нормативно-правовую базу данного процесса (указы 22 июля 1866 г., 14 августа 1881 г., и т.п.) (с.210-212).

Он представляет общую характеристику наиболее выдающихся представителей губернской администрации – Е.О. Янковского, Н.П. Баранова, Н.М. Клиненберга, Н.Н. Трубецкого и др.

Анализируя состав губернской администрации, Зайончковский также, как и в отношении высшего чиновничества, фиксирует изменения только в образовательном и имущественном отношениях (с.214- 219).

В Заключении автор подводит основные итоги исследования, делает выводы.

  1. Государственный аппарат на протяжении всего XIX века чрезвычайно вырос – почти в 7 раз.

  2. Анализ сословного состава среднего и низшего чиновничества указывает, что процент потомственных дворян среди этой категории чиновничества был весьма не велик в середине века, и существенно увеличивается к началу XX века.

  3. Учреждение Табели о рангах приводит к образованию нового типа потомственного дворянства – служилого, которое к середине века составляло до половины дворян -148685 из 253068 человек.

  4. Высшая бюрократия на протяжении всего рассматриваемого периода состояла в подавляющем большинстве из потомственных дворян, имеющая значительную недвижимую собственность и различные источники дохода.

  5. Среди губернской администрации помещиков насчитывалось меньше –от 43 до60-80%

  6. К началу XX века число помещиков среди чиновников всех уровней существенно сокращается, чиновники все более зависили от своего жалования.

  7. Основная масса среднего и мелкого чиновничества по своему происхождению – представители как дворянства, так и разночинцев.

  8. Можно сказать о «буржуазном перерождении» российского чиновничества в исследуемый период.



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации