Послесталинская национальная политика СССР - файл n1.doc

приобрести
Послесталинская национальная политика СССР
скачать (30.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc142kb.07.04.2006 12:07скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6


ПЛАН.

1. Введение.

2. Национальная политика в эру Хрущева и Брежнева.

3. Нации и национальные языки в СССР.

4. Стратегия языковой денационализации.

5. Колонизация и русификация как рычаги денационализации.

6. Конституция СССР и национальный вопрос.

7. Вывод.
Сегодня, когда еще продолжается война в Чечне (впрочем, если кому-то это нравится больше, можно называть её и установлением конститу­ционного порядка), после развала СССР, после многочисленных междуусо­биц на территории бывшего государства "рабочих и крестьян" невольно возникает желание заглянуть в недалекое прошлое и попытаться разоб­раться, чем вызваны последние события, реальными историческими причи­нами, или же просто амбициями бывших партаппаратчиков, пытающихся раз­делить на всех пирог власти.

Почему в "недалекое прошлое"? причин несколько. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что национальный вопрос в России возник не в конце 20 века. И даже не в начале его. Безусловно, эта проблема существует ровно столько сколько существует Российская Империя, СССР, РФ. Надеюсь быть правильно понятым: речь сейчас идет не о политическом аспекте го­сударства, а о его территориальном аспекте. Но по вопросам дореволюци­онной национальной политики все ясно - российские цари открыто про­возглашали свою великорусскую политику. Гораздо сложнее послереволюци­онный период. Но политике Ленина и Сталина в национальном вопросе уде­лено достаточно много внимания и человек думающий легко может отделить зерна от плевел. Однако на следующий период нашей истории не так часто обращают внимание в контексте национального вопроса. Я имею ввиду правление Хрущевва и Брежнева. Почему я объединяю этих несколько раз­личных по своим делам генсеков? Для большей полноты картины, потому что рассматривая их в отдельности, невозможно уловить характерные чер­ты государственно-правовой политики в национальном вопросе. Кроме то­го, теряются причинно-следственные связи.

Что же касается источников для данной работы, то наиболее инте­ресным мне представляется Конституция СССР 1977 года. Ей я посвятил отдельный пункт своей работы. Другие источники - книга Сергея Хрущева "Никита Хрущев: Кризисы и ракеты."; Н.Верт "История советского госу­дарства"; Дж. Хоскинг "История Советского Союза" достаточно известны и комментировать их не представляется необходимым. Нужно правда отме­тить, что Хоскинг допускает некоторые неточности, мелкие и незначи­тельные, я бы сказал неудивительные для западного человека. Но их кор­ректировку взял на себя переводчик, поэтому это источник достаточно хороший. Отдельно необходимо оговорить еще один источник. Он попал ко мне в руки совершенно случайно уже тогда, когда значительная часть этой работы была написана в черновике. Это монография А. Авторханова по национальному вопросу "Империя Кремля. Советский тип колониализма."

Я считаю, что его выводы носят спекулятивный характер, придают его ра­боте оттенок скандальности и сенсации. Видимо коньюктура западного ли­тературного рынка такова, что нормальные и серьезные исследования не проходят на ура. Не смотря на все это, работа его представляет значи­тельный интерес, более того, выводы его, если убрать из них некоторую претенциозность, вполне логичны и правильны по сути дела. В реферате также используются и другие источники,но они случайны и изучение их не носило систематического характера в отличие от выше перечисленных. В частности это БСЭ, ПСС Ленина и другие. Цитаты из них используются как справочный материал по некоторым интересующим вопросам.
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ЭПОХУ ХРУЩЕВА И БРЕЖНЕВА.

"Сталин был холодный, скурпулезный и терпеливый калькулятор в по­литике, который знал не только границы своих возможностей, но и природу объекта, на который направлена его политика. Политик среди уголовников и уголовник среди политиков, Сталин нашел в синтезе поли­тики с уголовщиной тот универсальный и магический рецепт, при помощи которого он действовал как в общей, так и в национальной политике, В его богатой уголовно-политической карьере нет ни одной предпринятой им политической акции, в которой он потерпел бы поражение. Даже став неограниченным диктато­ром, он не позволял себе не эмоциональных взрывов, ни импровизирован­ных решений. Как новые решения, так и пересмотр уже принятых, подго­товлялись с расчетом на абсолютный успех.

Во всем этом его преемник Хрущев был антиподом своего предшест­венника.

Сталин ликвидировал ленинский НЭП и непманов - и уцелел, Сталин ликвидировал свободное крестьянство, составлявшее 80 процентов населе­ния страны, - уцелел, Сталин ликвидировал ленинскую партию, организа­тора победы в Октябрьской революции и гражданской войне - уцелел. Но когда он подошел к проблеме ликвидации национальных республик и слия­нию нерусских народов с русским в одну коммунистическую нацию с одним общим русским языком, то тогда Сталин остановился, словно почуяв, что тут уж не уцелеет.

Хрущев решил: на что не осмелился Сталин, может отважиться он. По его поручению идеологический аппарат партии под руководством Суслова разработал целую комплексную программу денационализации нерусских на­ций СССР, чтобы подготовить их слияние с русской нацией. В программе этой нет элементов прямого насилия, да и названа она фарисейски и идиллически одновременно: "Расцвет и сближение наций". Но "расцвет" понимался как привитие нерусским народам русской культуры, а "сближе­ние" - как слияние. Стержень программы: превратить русский язык в род­ной язык всех нерусских народов - как предварительное условие создания единой коммунистической нации.

Методы и каналы руссификации предусматривались многообразные. Главные из них:

1. В связи со школьными реформами 1958 года был принят закон, согласно которому изучение национального языка и обучение на национальном языке в национальных школах считались делом доброволь­ным. От родителей зависело, в какую школу - русскую или национальную - отдать своих детей. Родители также решают, на каком языке в националь­ной школе должно вестись обучение - на русском или на родном языке. Разумеется, родители, думая об успешной карьере своих детей и хорошо зная, что дорога "наверх" идет через русскую школу, отдают своих детей туда.

2. В словарный фонд национальных языков намеренно щедро вносятся русские слова и русская терминология, несмотря на наличие в этих языках соответствующих эквивалентов. Даже русское новое словооб­разование в связи с развитием техники предлагается включить в нацио­нальный язык, хотя национальное словообразование сразу дало бы понять, о чем речь.

3. Массовая колонизация славянским населением Туркеста­на и Кавказа с установкой создания там славянского большинства в общем национальном составе республик.

Такая практика русификации нерусских языков началась еще при Ста­лине, но широко проводилась в эру Хрущева. Поэтому неудивительно, что,например, по данным специалистов, в тюрко-татарском словаре за 1958 год в два раза больше русских слов, чем это было в словаре 1929 года, а в узбекском словаре словаре зарегистрировано за тот же период 20 процентов слов русского происхождения."

Если в школах к литературе партия применяет прямые и открытые ме­тоды русификации, то существуют сферы, где она прибегает к косвенным и скрытым методам для достижения той же цели: 1. Массовая миграция сла­вянского, преимущественно русского населения в нерусские республики;

2. новостройки - заводы, фабрики, совхозы - в национальных республиках создаются со смешанным "интернациональным" контингентом рабочих из разных народов, чтобы они между собой вынуждены были говорить по-русс­ки;3. в армии нет национальных формирований не только из-за недоверия к националам, но еще для того, чтобы, смешивая национальных солдат с русскими, поставить их в условия необходимости изучения русского язы­ка; 4. места заключения(тюрьмы, лагеря, ссылки) тоже являлись и явля­ются школой "интернационального воспитания" наций на русском языке.

В 1959 году Хрущев захотел узнать, каких же успехов достигла по­литика "интернационализации" на русской основе за сорок с лишним лет существования советского государства. Была проведена впервые после

1926 года, всесоюзная перепись населения СССР, где специально был пос­тавлен вопрос о том, как велик процент среди нерусских, считающих русский язык своим родным языком. Успехи языковой политики языковой политики оказались скромными, если сравнить их с большими усилиями партии, с её неограниченной властью. Так, если по переписи 1926 года нерусских, признавших русский язык своим родным языком, было 6.6 мил­лиона человек, то в 1959 году их стало 10.2 миллиона. Языковая ассими­ляция чувствительно коснулась главным образом маленьких народов и на­родов, не имеющих своей территории . У более крупных народов её успехи незначительны. Если брать союзные республики, то только среди славянс­ких народов, живущих в городах со смешанным населением, число людей, считающих русский своим родным языком, составило в 1959 году от 10 до 15 процентов, среди балтийских народов и молдаван оно не доходило и до пяти процентов, в то время как во всех туркестанских республиках и Грузии этот процент не ниже двух, а в Азербайджане выше двух и т.д.На­ибольший успех языковой ассимиляции среди русских немцев(25 процен­тов), поляков(45 процентов), среди евреев(78 процентов)."

Отказ от коренизации в 30-е годы означал провозглашение нового курса в национальной политике, состоящего из двух частей - языковая денационализация снизу и декоренизация органов власти сверху. О первом аспекте нового курса было сказано выше. Теперь речь о втором аспекте. Еще при Сталине были введены в национальных республиках институты "вторых секретарей" партии и "первых заместителей" главы правительст­ва, назначаемых прямо из Москвы. Существовало неписанное правило, что первого секретаря партии, председателей правительства и "парламента" назначают из представителей коренной национальности республики(кроме Украины и Белоруссии). С 30-х годов это новое положение стало законом с уточнением функций вторых секретарей, которые отныне руководили дву­мя отраслями партийной работы: распределением кадров и "интернациона­лизацией"республик. Этот пост не мог занимать местный национал или да­же местный русский. Его занимал партаапаратчик, непосредственно назна­чаемый из ЦК КПСС и только перед ним ответственный.

Второй секретарь - не только московское бдительное око, но и фак­тический правитель. Юридический правитель - первый секретарь - нацио­нал - это знает точно, знает также, что при малейшем нарушении правил игры его бесцеремонно высадят из кресла первого.

Хрущев сначала придерживался этого сталинского порядка, но вносил коррективы в непоследовательную политику Сталина.Сталин не разрешал назначать вторых секретарей в Грузию, Азербайджан и Армению из Моск­вы,и назначать первыми секретарями Украины и Белоруссии украинцев и белорусов. Хрущев сделал все это. Вскрыв уголовные преступления Стали­на, граничащие с народоубийством на 20 съезде партии - поголовную де­портацию в Среднюю Азию и Казахстан чеченцев, ингушей, карачаев­цев,балкар, калмыков, и восстановил их автономию.

Хрущев и в этом не был последователен, не реабилитировав крымских татар, месхов, немцев. Не был он последователен и в проведении старой кадровой политики в туркестанских республиках - первыми секретарями назначать местных людей."

Но, несмотря на все это именно при Хрущеве произошла некоторая либерализация общественной жизни. Более того, в других источниках го­ворится, что несмотря на все вышеперечисленное все же какая-то свобода у местных национальных властей была. Вот что пишет по этому поводу Дж. Хоскинг:"... Как только они(партийные лидеры национальных республик) стали посредниками между Москвой и своими национальными элитами, кото­рые оказывали на них постоянное давление,они стали отдавать предпочте­ние последним. После того, как в конце 50-х начале 60-х в города стали проникать бывшие деревенские жители, там создался значительный резерв "национального сознания". Рабочие, служащие, студенты столь ярко де­монстрировали свою приверженность национальной культуре, что это нача­ло изменять саму жизнь в городах. В той или иной степени это происхо­дило в прибалтийских республиках, в Белоруссии, на Украине, в Молда­вии, в Грузии, Армении и Азербайджане. В мусульманских и азиатских ре­гионах этот процесс имел менее выраженный характер, так как патриар­хальная большая семья, сельское производство и деревенская культура все еще были очень сильны. Следует также принять во внимание, что кое-где, особенно в Эстонии, Латвии, Казахстане и восточной Украине, переселенцев из России было больше, чем местных жителей.

Петр Шелест, первый секретарь Украинской Коммунистической партии в 1963-1972 годах показал удивительный пример того, как пост этот мож­но использовать для укрепления экономического, культурного и, в целом, политического положения "своей" республики . Главным в его политике был рост численности Украинской коммунистической партии, а следова­тельно и влияния украинцев в партии. Но в 1972 году он был смещен и на его место Брежнев поставил Щербицкого, который проводил более "мос­кальскую" политику.

Аналогичная полуавтономная политика проводилась и в других республиках с большим или меньшим успехом - смотря по обстоятельствам"

Таким образом, несмотря на некоторую противоречивость источников, мы видим, что национальная политика была неоднозначной. И воспринима­лась она также неоднозначно. Русскими, живущими в национальных респуб­ликах - как благо, националами- как зло.

Советские правители(Ленин, Сталин) собирались создать единое неделимое государство. Причины объективные и субъективные вынуждали их отказываться от этого формально. Но внутренне их цели оставались неиз­менными- единое государство, подчиненное центру, то есть Москве. Но с точки зрения Конституции 1936 года СССР был федеративным государс­твом. Сталин предпочитал проформу, сохраняя федерацию квазисуверенных национальных республик. Хрущев пришел к выводу, что наступило время подумать не только о конкретных сроках наступления коммунизма, но и о слиянии наций, как это предусматривает сама цель коммунизма. Обе эти проблеммы Хрущев поставил в Третьей Программе партии. Он хотел не больше и не меньше, как превращения национальных республик в географи­ческие понятия. Вместо сталинской формулы "расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур", Хрущев и его шеф-иде­олог Суслов выдвинули новую формулу, о которой уже говорилось: "Расц­вет и сближение наций". Из этой формулы намеренно была исключена "на­циональная форма" Сталина, то есть национальный язык как главное ору­дие любой национальной культуры. Причина ясна: когда произойдет "слия­ние наций" через "сближение", то и язык будет для всех один - русский.

Первой ступенью к слиянию наций и созданию единой коммунистичес­кой нации и является новая социальная общность - так называемый "со­ветский народ"

Избегая упоминать дореволюционную формулу Ленина "целью социализ­ма является не только сближение наций, но и слияние их"(Ленин- Соч.,т.22, стр.135-136),"Программа КПСС" говорит, что задача партии - дальнейшее сближение наций и достижение их полного единства"(Программа КПСС, 1961 год,стр.112-113).

Необходимо, однако, отметить очень важную деталь:Текущая нацио­нальная политика Хрущева в вопросах управления, как и его общая поли­тика была более либеральная, более умеренная и более терпимая после тридцатилетней тирании Сталина.

В ряде законов и актов 1957 года значительно были расширены права союзных республик. Однако в главном и решающем положение не измени­лось: суверенитет союзных республик как был, так и остался фиктивным.

Им расширили круг административных полномочий, не трогая их вассальный статус. Ведь в законоинициативе и законотворческой деятельности между "суверенной" союзной республикой, скажем, Узбекистан и простой адми­нистративно-территориальной единицей(скажем, Орловская область) ника­кой абсолютно разницы не было. ЦК партии Узбекистана имеет те же права и обязанности, что и Орловский обком партии(сам Устав КПСС ставил центральные комитеты компартии союзных республик в один ряд с обычными обкомами РСФСР в отношении их прав и обязанностей).

Органы верховной власти в Узбекистане - Верховный Совет и Совет Министров - осуществляют ту же "законодательную" и административную власть, что Орловский областной совет и облисполком, с той только раз­ницей, что в Узбекистане дублируют уже принятые в Москве законы, как свои собственные, а Орловская область проводит их в жизнь без дублиро­вания. Поэтому не было ничего удивительного и неожиданного, когда Кремль записал в свою программу следующее положение:

"Развернутое коммунистическое строительство означает новый этап в развитии национальных отношений в СССР, характеризующийся дальнейшим сближением наций и достижением их полного единства... Границы между советскими республиками в пределах СССР все более теряют свое былое значение"(Программа КПСС,1961,стр. 20). В программе сказано и об общем языке для всех наций СССР: "Русский язык фактически стал общим языком общения и сотрудничества всех народов СССР"(там же, стр.22)

Что в программе речь шла о ликвидации давно не существующей феде­рации союзных республик в ближайшем будущем, было видно из интерприта­ции Программы авторитетным органом Академии наук СССР - журналом "Со­ветское государство и право". Вот что писал названный журнал по свежим следам принятия программы:

"стоящее время вопрос о национальных взаимоотношениях в СССР име­ет лишь прямо коммунистическую постановку - достижение всестороннего единства советских наций с конечной перспективой их полного слияния... если раньше степень федерирования, характер национальной государствен­ности, юридическое содержание национально-государственных границ имели значение гаранта национальной свободы, то теперь они по существу не имеют больше такого смысла...Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что с этой стороны национальная государственность и федерация в целом выполнили свою историческую миссию"("Советское государство и пра­во",1961,#12, стр.15,23). Другими словами, поскольку федерация и феде­рированные республики уже выполнили свою историческую миссию, они подлежат упразднению. Вероятно, в качестве подготовительной меры по реорганизации союзных республик в административно-территориальные еди­ницы обычного русского типа хрущевское руководство задумало и новые филиалы ЦК КПСС - Среднеазиатское бюро ЦК КПСС и Закавказское бюро ЦК КПСС. Такое же бюро, видимо, планировали создать и в Прибалтике. Во главе этих бюро ЦК были поставлены московские партаппаратчики среднего ранга, не являющиеся ни членами, ни кандидатами ЦК. Они руководили центральными комитетами союзных республик Средней Азии и Закавказья, первые секретари которых были членами ЦК КПСС, два из них даже канди­датами в члены Политбюро(Мджаванадзе, Рашидов). Так, секретарю одного из московских райкомов Ломоносову было поручено руководить, как пред­седателю Среденазиатского бюро ЦК КПСС, четырьмя союзными республиками - Узбекистаном, Таджикистаном, Киргизией и Туркменией. Таким образом, союзные республики, находящиеся по конституции между собой и Москвой в прямой федеративной связи, к тому же, согласно той же конституции, "суверенные" в осуществлении власти в пределах своей территории, были лишены своих, пусть даже бумажных, но все же конституционных прав и поставлены под надзор московского наместника с чрезвычайными правами.

Грубо был нарушен и устав партии, согласно которому центральные комитеты компартий союзных республик находятся в прямой связи и непос­редственном подчинении ЦК КПСС.

Не было никакого сомнения, что эта акция находится в общей связи с подготовкой ликвидации федерации и преобразования союзных республик в административно-экономические регионы. К этому выводу приходишь, когда знакомишься с персональным составом названных бюро ЦК. Вот сос­тав Среденазиатского бюро. В нем представлены четыре национала - пер­вые секретари центральных комитетов перечисленных республик и пять русских чиновников: председатель Среднеазиатского совнархоза, началь­ник главного управления по ирригации, начальник Среденазиатского уп­равления по хлопководству, управляющий Среднеазстроем и сам председа­тель бюро ЦК КПСС.

Из этого состава видны функции бюро ЦК - завершить экономическое районирование в Средней Азии, в результате которого исчезнет их нацио­нально-государственный статус.

Это должно было произойти в те же сроки, которые Программа КПСС назвала для построения коммунизма в СССР, - до 1980 года. К этой дате должно было завершиться и слияние всех наций СССР в одну коммунисти­ческую нацию. Цитированный автор из Академии наук СССР писал на этот счет: "Взаимная ассимиляция наций по сути дела денационализирует наци­онально-территориальные автономии и даже союзные республики, приближая и с этой стороны советское общество к пункту, за которым полное госу­дарственно-правовое слияние наций станет делом обозримого будущего" Думаю, что лучше чем он, сказать я не могу и поэтому выделил слова курсивом.

Когда собственные выдвиженцы Хрущева свергли его путем заговора, то все предпринятые и намечаемые им реформы были объявлены плодом его необузданной фантазии, плодом субъективизма и волюнтаризма. Этим объ­яснили даже его всемирно-историческую заслугу - разоблачение культа и преступлений сталина, что доказала частичная ресталинизация в эру Бре­жнева. Была объявлена ошибочной и его установка на ликвидацию нацио­нальных республик в ближайшем будущем. Отсюда и решение брежневского руководства распустить Среднеазиатское и Закавказское бюро ЦК КПСС. Вернулись к испытанной сталинской великодержавной политике денационализации национальностей,рассчитанной на длительный исторический период.
  1   2   3   4   5   6


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации