Курсовая работа - Межнациональные конфликты - файл n1.doc

Курсовая работа - Межнациональные конфликты
скачать (221 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc221kb.11.06.2012 05:36скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc





Введение
Актуальность темы исследования. На современном этапе развития Российского государства объективной реальностью стало обострение социальных проблем. В период экономических реформ и социально-политических преобразований произошло резкое ограничение деятельности государства в социальной сфере, что поставило большую часть населения на грань выживания. И это несмотря на то, что Конституция РФ 1993 года в статье 7 провозгласила Россию социальным государством. В связи с этим в ряду актуальных общетеоретических проблем, имеющих важное научно-практическое значение, существенное место принадлежит социальной функции государства.

Осуществление этой функции обеспечивает достойное существование и развитие каждого человека, создает условия для самореализации личности. Этим определяется ее особое положение в системе внутренних функций государства. В настоящее время социальная функция наполнилась новым содержанием, что связано с движением России к социальному правовому государству.

Социальный принцип государственности актуален как для мирового, так и для российского политического развития. Практика большинства демократических стран (Германия, Франция, Дания) показывает, что у государства есть реальные возможности обеспечить достойный уровень жизни своим гражданам в рамках функционирования социального государства.

Поэтому необходимо выработать собственную модель социального государства, отвечающую национально-правовому, экономическому и культурному развитию нашей страны.

Степень научной разработанности проблемы. Вопросы государственных функций, в том числе социальной, затрагивались в работах Н.Г. Александрова, М.И. Байтина, Ф.М. Бурлацкого, А.П. Глебова, А.И. Денисова, Л.И. Загайнова, Л.И. Каска, Г.Н. Манова, И.С. Самощенко, Н.В. Черноголовкина, В.М. Чхиквадзе. Однако большинство научных трудов не отражает современных реалий, так как опубликованы более 20 лет назад.

Отдельные аспекты данной проблемы нашли отражение в трудах юристов (С.С. Алексеева, П.П. Глушенко, Е.А. Лукашевой, Л.А. Морозовой, В.П. Сальникова, Б.Н. Топорнина), а также специалистов в области политологии, социо­логии и экономики (В. Дзодзиева, Т.Н. Заславской, В.П. Милецкого, Л.С. Ржанициной, Н.М. Римашевской, В.О. Рукавишникова, С. Смирнова, В. Торлопова).

Пожалуй, на сегодняшний день трудно назвать более актуальную проблему, чем названная в заглавии. Почему-то людям разных национальностей трудно жить на одной планете без попыток доказать превосходство своей национальности над другими. К счастью, печальная история немецкого национал социализма отошла в прошлое, однако нельзя сказать, что межнациональные распри канули в Лету.

Взяв любую сводку новостей, можно наткнуться на сообщение об очередной «акции протеста» или «теракте» (в зависимости от политической ориентации данного СМИ). Периодически появляются все новые и новые «горячие точки» со всеми вытекающими отсюда процессами – жертвами как среди военных, так и мирного населения, потоками миграции, беженцами и в целом, - искалеченными человеческими судьбами.

При подготовке данной работы были использованы, прежде всего, материалы журнала «Социологические исследования» как одного из наиболее влиятельных на сегодняшний день социологических изданий. Также использовались данные ряда других средств массовой информации, в частности «Независимой газеты» и ряда интернет-изданий.По возможности предоставлялись разные точки зрения по наиболее спорным вопросам.

Приходится признать, что по многим пунктам нет согласия даже в стане социологов; так, до сих пор идут прения по поводу того, что же все-таки подразумевать под словом «нация». Что же говорить о «простецах», которые не забивают себе головы мудреными словами, и которым просто нужен конкретный враг, чтобы дать выход веками накапливавшемуся недовольству. Такие моменты улавливают политики, и этим они умело пользуются. При таком подходе проблема как будто выходит из сферы компетенции собственно социологии; однако именно она должна заниматься улавливанием таких настроений у определенных групп населения. То, что такой ее функцией нельзя пренебрегать, достаточно четко показывают то и дело вспыхивающие «горячие точки». Поэтому для подавляющего большинства даже развитых стран жизненно необходимо время от времени зондировать почву в «национальном вопросе» и принимать соответствующие меры. Проблема еще более обострена на постсоветском пространстве, где этнополитические конфликты, нашедшие свое выражение в больших и малых войнах на этнической и территориальной почве в Азербайджане, Армении, Таджикистане, Молдове, Чечне, Грузии, Северной Осетии, Ингушетии, привели к многочисленным жертвам среди мирного населения. И сегодня события, происходящие в России, свидетельствуют о дезинтеграционных разрушительных тенденциях, угрожающих новыми конфликтами. Поэтому проблемы изучения их истории, механизмов их предупреждения и урегулирования как никогда актуальны. Важное значение приобретают исторические исследования этнонациональных конфликтов в различных конкретно-исторических, этнокультурных условиях с целью выявления их причин, последствий, специфики, типов, участия в них различных национальных, этнических групп, методов предотвращения и урегулирования.

1. Понятие межнационального конфликта
В современном мире практически не существует этнически гомогенных государств. К таковым можно условно отнести только 12 стран, (9% всех государств мира). В 25 государствах (18,9%) основная этническая общность составляет 90% населения, еще в 25 странах этот показатель колеблется от 75 до 89 %. В 31 государстве (23,5 %) национальное большинство составляет от 50 до 70 %, и в 39 странах (29,5%) едва ли половине населения является этнически однородной группой. Таким образом, людям разных национальностей так или иначе приходится сосуществовать на одной территории, и мирная жизнь складывается далеко не всегда1.
1.1 Этнос и нация
В «большой теории» существуют различные концепции природы этноса и национальности. Для Л. Н. Гумилева этносы – явление природы, «биологические единицы», «системы, возникающие вследствие некой мутации». Для В.А. Тишкова этничность наций создается государством; это поизводная от социальных систем, фигурирующая скорее как лозунг и средство мобилизации. За рубежом к такой позиции близки конструктивисты, для которых нации не даны от природы; это новые образования-сообщества, использовавшие для себя в качестве «сырья» культуру, историческое и прошлое наследие. По Ю.В. Бромлею каждая нация – «социально-этническая общность» - имеет свою этнокультуру и по-разному выраженное национальное самосознание, которое стимулируется лидирующими властными и социально-культурными группами.

Нации, как правило, возникают на почве самого многочисленного этноса. Во Франции это – французы, в Голландии – голландцы. Эти этносы доминируют в национальной жизни, придавая нации своеобразную этническую окраску и специфический образ проявления. Существуют и нации, практически совпадающие с этносами – исландская, ирландская, португальская2.

Большинство существующих определений этноса сводится к тому, что это совокупность людей, имеющих общую культуру (зачастую добавляют еще и общность психики), обычно говорящих на одном языке и осознающих как свою общность, так и отличие от членов других подобных общностей. Исследования этнологов свидетельствуют, что этносы – это объективные, не зависящие от воли самих людей образования. Люди обычно осознают свою этническую принадлежность тогда, когда этнос уже существует, но сам процесс рождения нового этноса ими, как правило, не осознается. Этническое самосознание – этноним - проявляется только на завершающем этапе этногенеза. Каждый этнос выступает социокультурным механизмом адаптации данного локального варианта человечества к определенным, поначалу лишь природно-географическим, а потом и социальным условиям. Обживая ту или иную природную нишу, люди воздействуют на нее, изменяют условия существования в ней, вырабатывают традиции взаимодействия с природной средой, которые постепенно приобретают в определенной мере самостоятельный характер. Так ниша превращается из только природной в природно-социальную. Кроме того, чем дольше люди живут в данной местности, тем более весомым становится социальный аспект такой ниши.

Очевидно, что векторы развития собственно этнических и национальных процессов должны совпадать; в противном случае возможны пагубные последствия для соответствующих этнических и этносоциальных общностей. Такое несовпадение чревато ассимиляцией этносов, разделением их на несколько новых этнических групп или образованием совсем новых этносов.

Столкновение интересов этнических групп рано или поздно приводит к возникновению этнических конфликтов. Этносоциологи понимают такие конфликты как форму гражданского, политического или вооруженного противоборства, в котором стороны или одна из сторон мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий.

Этнических конфликтов в чистом виде быть не может. Конфликт между этническими группами происходит не из-за этнокультурных различий, не потому, что арабы и евреи, армяне и азербайджанцы, чеченцы и русские несовместимы, а потому что в конфликтах обнажаются противоречия между общностями людей, консолидированными на этнической основе. Отсюда трактовка (А.Г. Здравосмыслов) межнациональных конфликтов как конфликтов, «которые так или иначе включают в себя национально-этническую мотивацию»3.
1.2. Причины конфликтов
В мировой конфликтологии нет единого концептуального подхода к причинам межэтнических конфликтов. Анализируются социально-структурные изменения контактирующих этнических групп, проблемы их неравенства в статусе, престиже, вознаграждении. Есть подходы, сосредотачивающиеся на поведенческих механизмах, связанных с опасениями за судьбу группы, не только за потерю культурного своеобразия, но и за использование собственности, ресурсов и возникающей в связи с этим агрессией.

Исследователи, опирающиеся на коллективные действия, концентрируются на ответственности элит, борющихся с помощью мобилизации вокруг выдвигаемых ими идей за власть, ресурсы. В более модернизированных обществах членами элиты становились интеллектуалы с профессиональной подготовкой, в традиционных имела значение родовитость, принадлежность к улусу. Очевидно, элиты прежде всего ответственны за создание «образа врага», представлений о совместимости или несовместимости ценностей этнических групп, идеологии мира или вражды. В ситуациях напряженности создаются представления о чертах народов, препятствующих общению – «мессианстве» русских, «наследуемой воинственности» чеченцев, а также иерархии народов, с которыми можно или нельзя «иметь дело»4.

Большим влиянием на Западе пользуется концепция «столкновения цивилизаций» С.Хантингтона. Она объясняет современные конфликты, в частности недавние акты международного терроризма, конфессиональными различиями. В исламской, конфуцианской, буддистской и православных культурах будто бы не находят отклика идеи западной цивилизации – либерализм, равенство, законность, права человека, рынок, демократия, отделение церкви от государства.

Известна также теория этнической границы, понимаемой как субъективно-осознаваемая и переживаемая дистанция в контексте межэтнических отношений. (П.П. Кушнер, М.М. Бахтин). Этническая граница определяется маркерами – культурными характеристиками, имеющими первостепенное значение для данной этнической группы. Их значение и набор могут меняться. Этносоциологические исследования 80х-90х гг. показали, что маркерами могут быть не только ценности, сформированные на культурной основе но и политические представления, концентрирующие на себе этническую солидарность. Следовательно, этнокультурный разграничитель (такой, как язык титульной национальности, знание или незнание которого влияет на мобильность и даже карьеру людей) заменяется доступом к власти. Отсюда может начаться борьба за большинство в представительных органах власти и все вытекающие из этого дальнейшие обострения ситуации5.

1.3 Типология конфликтов

Известны также различные подходы к выделению отдельных типов конфликтов. Так, по классификации Г. Лапидус существуют:

1. Конфликты, происходящие на межгосударственном уровне (конфликт между Россией и Украиной по вопросу о Крыме).

2. Конфликты внутри государства:

2.1. Конфликты с вовлечением в них аборигенных меньшинств (например лезгин в Азербайджане и Дагестане);
2.2. Конфликты с вовлечением в них общин пришлого населения;
2.3. Конфликты с вовлечением насильственно перемещенных меньшинств (крымские татары);
2.4. Конфликты, возникающие в результате попыток пересмотра отношений между бывшими автономными республиками и правительствами государств-преемников (Абхазии в Грузии, Татарстана в России).

Конфликты, связанные с актами общинного насилия (Ош, Фергана) в Средней Азии, выведены исследователем в отдельную категорию. Здесь, по мнению Г. Лапидус, большую роль сыграл экономический, а не этнический фактор.

Один из наиболее полных вариантов типологии межнациональных конфликтов предложил Я. Этингер:

1. Территориальные конфликты, часто тесно связанные с воссоединением раздробленных в прошлом этносов. Их источник - внутреннее, политическое, а нередко и вооруженное столкновение между стоящими у власти правительством и каким-либо национально-освободительным движением или той или иной ирредентистской и сепаратистской группировкой, пользующейся политической и военной поддержкой соседнего государства. Классический пример - ситуация в Нагорном Карабахе и отчасти в Южной Осетии;
2. Конфликты, порожденные стремлением этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме создания независимого государственного образования. Таково положение в Абхазии, отчасти в Приднестровье;
3. Конфликты, связанные с восстановлением территориальных прав депортированных народов. Спор между осетинами и ингушами из-за принадлежности Пригородного района - яркое тому свидетельство;
4. Конфликты, в основе которых лежат притязания того или иного государства на часть территории соседнего государства. Например, стремление Эстонии и Латвии присоединить к себе ряд районов Псковской области, которые, как известно, были включены в состав этих двух государств при провозглашении их независимости, а в 40-е годы перешли к РСФСР;
5. Конфликты, источниками которых служат последствия произвольных территориальных изменений, осуществляемых в советский период. Это прежде всего проблема Крыма и в потенции - территориальное урегулирование в Средней Азии;

6. Конфликты как следствие столкновений экономических интересов, когда за выступающими на поверхность национальными противоречиями в действительности стоят интересы правящих политических элит, недовольных своей долей в общегосударственном федеративном "пироге". Думается, что именно эти обстоятельства определяют взаимоотношения между Грозным и Москвой, Казанью и Москвой;

7. Конфликты, в основе которых лежат факторы исторического характера, обусловленные традициями многолетней национально-освободительной борьбы против метрополии. Например, конфронтация между Конфедерацией народов Кавказа и российскими властями:
8. Конфликты, порожденные многолетним пребыванием депортированных народов на территориях других республик. Таковы проблемы месхетинских турок в Узбекистане, чеченцев в Казахстане;
9. Конфликты, в которых за лингвистическими спорами (какой язык должен быть государственным и каков должен быть статус иных языков) часто скрываются глубокие разногласия между различными национальными общинами, как это происходит, например, в Молдове, Казахстане
6.
1.4. Социально-психологическая трактовка межнационального конфликта

Межэтнические конфликты, разумеется, не возникают на пустом месте. Как правило, для их появления необходим определенный сдвиг привычного уклада жизни, разрушения системы ценностей, что сопровождается чувствами фрустрации, растерянности и дискомфорта, обреченности и даже потери смысла жизни. В таких случаях на первый план в регуляции межгрупповых отношений в обществе выдвигается этнический фактор, как более древний, выполнявший в процессе филогенеза функцию группового выживания.

Действие этого социально-психологического механизма происходит следующим образом. Когда появляется угроза существованию группы как целостного и самостоятельного субъекта межгруппового взаимодействия, на уровне социального восприятия ситуации происходит социальная идентификация по признаку происхождения, по признаку крови; включаются механизмы социально-психологической защиты в виде процессов внутригрупповой сплоченности, внутригруппового фаворитизма, усиления единства "мы" и внешнегрупповой дискриминации и обособления от "них", "чужих". Эти процедуры ведут к отдалению и искажению образов внешних групп, которые с эскалацией конфликта приобретают хорошо изученные в социальной психологии особенности и черты.
Этот вид взаимоотношений исторически предшествует всем другим видам и наиболее глубоко связан с предысторией человечества, с теми психологическими закономерностями организации социального действия, которые зародились в глубинах антропогенеза. Эти закономерности развиваются и функционируют через противопоставление "мы-они" по признаку принадлежности к племени, к этнической группе с тенденцией к этноцентризму, недооценке и принижению качеств "чужих" групп и переоценке, возвышению характеристик своей группы вместе с дегуманизацией (экскатегоризацией) "чужой" группы в условиях конфликта.
Объединение группы по этническому признаку происходит на основе:
- предпочтения своих соплеменников "чужим", пришлым, некоренным и усиления чувства национальной солидарности;
- защиты территории проживания и возрождения чувства территориальности для титульной нации, этнической группы;

- требований о перераспределении дохода;
- игнорирования законных потребностей других групп населения на данной территории, признаваемых "чужими"
7.

Все эти признаки обладают одним преимуществом для группового массового действия - наглядностью и самоочевидностью общности (по языку, культуре, внешности, истории и т.д.) по сравнению с "чужими". Индикатором состояния межнациональных отношений и, соответственно, их регулятором является этнический стереотип как разновидность социального стереотипа. Функционируя внутри группы и будучи включенным в динамику межгрупповых отношений, стереотип выполняет регуляторно-интеграционную функцию для субъектов социального действия при разрешении социального противоречия. Именно эти свойства социального стереотипа, этнического в особенности, делают его эффективным регулятором любых социальных отношений, когда эти отношения в условиях обострения противоречий редуцируются к межэтническим.
При этом регуляция межгрупповых отношений с помощью этнического стереотипа приобретает как бы самостоятельное существование и психологически возвращает социальные отношения в историческое прошлое, когда групповой эгоизм глушил ростки будущей общечеловеческой зависимости самым простым и древним образом - путем уничтожения, подавления инакообразия в поведении, ценностях, мыслях.
Это "возвращение в прошлое" позволяет этническому стереотипу в то же время выполнять функцию психологической компенсации в результате дисфункций идеологических, политических, экономических и иных регуляторов интеграции при межгрупповых взаимодействиях.
Когда сталкиваются интересы двух групп и обе группы претендуют на те же блага и территорию (как, например, ингуши и североосетинцы), в условиях социального противостояния и девальвации общих целей и ценностей национально-этнические цели и идеалы становятся ведущими социально-психологическими регуляторами массового социального действия. Поэтому процесс поляризации по этническому признаку неизбежно начинает выражаться в противостоянии, в конфликте, который, в свою очередь, блокирует удовлетворение базовых социально-психологических потребностей обеих групп
8.

При этом в процессе эскалации конфликта объективно и неизменно начинают действовать следующие социально-психологические закономерности:
- уменьшение объема коммуникации между сторонами, увеличение объема дезинформации, ужесточение агрессивности терминологии, усиление тенденции использовать СМИ как оружие в эскалации психоза и противостояния широких масс населения;

- искаженное восприятие информации друг о друге;

- формирование установки враждебности и подозрительности, закрепление образа "коварного врага" и его дегуманизация, т.е. исключение из рода человеческого, что психологически оправдывает любые зверства и жестокости по отношению к "нелюдям" при достижении своих целей;
- формирование ориентации на победу в конфликте силовыми методами за счет поражения или уничтожения другой стороны.
Таким образом, задача социологии состоит прежде всего в том, чтобы уловить тот момент, когда еще возможно компромиссное решение конфликтной ситуации, и не допустить ее переход в более острую стадию
9.


2. Межнациональные конфликты на постсоветском пространстве
Конфликты стали реальностью в связи с резким обострением межнациональных отношений в бывшем СССР со второй половины 80-х годов. Националистические проявления в ряде республик насторожили центр, но никаких действенных мер по их локализации предпринято не было. Первые беспорядки на этнополитической почве произошли весной 1986 года в Якутии, а в декабре этого же года - в Алма-Ате. Затем последовали демонстрации крымских татар в городах Узбекистана (Ташкенте, Бекабаде, Янгиюле, Фергане, Намангане и др.), в Москве на Красной площади. Началась эскалация этнических конфликтов, приведших к кровопролитию (Сумгаит, Фергана, Ош). Зона конфликтных действий расширилась. В 1989 году возникло несколько очагов конфликтов в Средней Азии, Закавказье. Позднее их огонь охватил Приднестровье, Крым, Поволжье, Северный Кавказ10.

Начиная с конца 1980х, было зафиксировано 6 региональных войн (т.е. вооруженных столкновений с участием регулярных войск и использованием тяжелого оружия), около 20 кратковременных вооруженных столкновений, сопровождающихся жертвами среди мирного населения, и более 100 невооруженных конфликтов, имеющих признаки межгосударственной, межэтнической, межконфессиональной или межклановой конфронтации. Только в районах, непосредственно затронутых конфликтами, проживало не менее 10 млн. человек. Число погибших точно не установлено.(см. табл. 1)
Таблица 1. Приблизительная оценка числа погибших в конфликтах 1980-1996гг.(тыс. чел.)




1988-

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Всего

Карабах-

ский

0,1

0,4

0,5

7,0

14,0

2,0







24,0

Ферган-

ский

0,1






















0,1

Ошский




0,3



















0,3

Юго-Осе-

тинский







0,6

0,5













1,1

Приднест-ровский










0,8













0,8

Таджик-

ский










20,0

1,5

0,9

0,6

0,4

23,5

Абхаз-

ский










3,8

8,0

0,2







12,0

Осетино-ингушский










0,8

0,2










1,0

Чеченский
















4,0

25,5

6,2

35,7

Всего

0,2

0,8

1,1

32,9

23,7

7,1

26,1

6,6

100,5


Можно выделить три основных типа только вооруженных конфликтов, типичных для постсоветского пространства:

а) конфликты, вызванные стремлением национальных меньшинств реализовать свое право на самоопределение;

б) конфликты, вызванные разделением бывшего союзного наследства;

г) конфликты, имеющие форму гражданской войны.

Развитие ситуации в межнациональных отношениях бывшего СССР

предсказывалось в работах английских, американских ученых, Большинство прогнозов, как показало время, достаточно точно отражало перспективы развития советского общества, Прогнозировались различные возможные варианты развития в случае, если государство не будет разрушено. Специалисты, анализируя англо-американскую историографию по этой проблематике, отмечали, что развитие этнической ситуации прогнозировалось в виде четырех возможных вариантов событий: "ливанизация" (этническая война, аналогичная ливанской);"балканизация" (наподобие сербско-хорватского варианта): "оттоманизация" (распад подобно Османской империи); мирное развитие событий с возможным преобразованием Советского Союза в конфедерацию или организацию государств, подобную ЕЭС или Британскому содружеству11.

По данным разведслужбы Министерства обороны США, в будущем прогнозируется возможность 12 вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР. По расчетам в этих конфликтах могут погибнуть в результате военных действий 523 тыс. чел., от болезней - 4, 24 млн. чел., пострадать от голода 88 млн. чел., число беженцев может достигнуть 21, 67 млн. чел. (4) Пока что этот прогноз подтверждается.

В общем, и те межнациональные столкновения, которые имеются на сегодняшний день, достаточно неутешительны. Различные исследователи приводят разные данные о потерях, и даже один и тот же конфликт можно трактовать по-разному. В данной работе приведена типология конфликтов на постосоветском пространстве, данная А. Амелиным (табл. 2)

Таблица 2.

Типология межнациональных столкновений на постсоветском пространстве.

Место и дата происшедших конфликтов

Тип конфликта

Число погибших

Алма-Ата (Казахстан), 1986г

националистические выступления казахской молодежи




г. Сумгаит (Азербайджан), февраль 1988г.

межэтнический конфликт (избиение армян азербайджанцами)

32 чел.

НКАО (Азербайджан), 1988-1991 гг.

политический конфликт (борьба за суверенитет)

(армяне-азербайджанцы)

100 чел.

Ферганская долина (Узбекистан) гг. Кувасай, Комсомольск, Ташла,

Фергана, май-июнь 1989 г.

межэтнический конфликт (избиение турков-месхетинцев узбеками)

112чел.


Новый Узень (Казахстан), июнь 1989 г.

межэтнический конфликт (между казахами и представителями кавказских национальностей: азербайджанцами, лезгинами)

144чел.


Абхазия (Грузия), июль 1989г.

политический конфликт, перешедший в межэтнический (между абхазами и грузинами)

12 чел.


г. Ош (Киргизия), июнь-июль 1990 г.

межэтнический конфликт (между киргизами и узбеками)

320 чел.


г. Дубоссары (Молдова) ноябрь 1990 г.

политический конфликт

чел.

Южная Осетия (Грузия) 1989-1991 гг.

политический конфликт (борьба за суверенитет), перешедший в межэтнический (между грузинами и осетинами)

не менее 50 чел


г. Душанбе, февраль 1990г

политический конфликт (борьба кланов за власть)

22 чел.

Осетино-Ингушский (Северный Кавказ), октябрь-ноябрь1992г.

территориальный, межэтнический (осетины-ингуши)

583 чел.

Приднестровье (Молдова) июнь-июль 1992г.

территориальный, политический, межэтнический конфликт

200 чел.

Республика Таджикистан 1992г.

гражданская война (внутринациональный конфликт)

более 300 тыс. чел.


Чеченская Республика декабрь 1994 г. - сентябрь 1996г

политический, межнациональный конфликт. Внутригосударственный (гражданская война)

более 60 тыс. чел


Приведенная типология условна. Один тип конфликта может соединять в себе черты другого или переплетаться с другими. Дефиниция "этнополитика" предполагает этническую группу, имеющую определенные политические цели. В. А. Тишков пишет, что разное понимание феномена этничности позволяет по-разному интерпретировать этнические конфликты. В силу полиэтнического состава населения бывшего СССР и нынешних новых государств, любой внутренний конфликт приобретает этническую окраску. Поэтому грань между социальными, политическими и этническими конфликтами трудно определима. Например, национальные движения, выступавшие за независимость в Прибалтике, трактовались и в СССР, и за рубежом как один из видов этнических конфликтов; но здесь присутствовал больше фактор политический, т. е. стремление одной этнической группы обрести государственность. Этнический фактор присутствовал и в борьбе национальных движений за суверенитет, независимость автономий в России (Татарстан, Чечня)12.

Таким oбpaзoм, этнический фактор обычно выступает в качестве линии противостояния, когда существующее неравенство в определенных сферах: социальной, политической, культурной проходит по этническим границам.

В границах данной работы невозможно более подробно рассмотреть все перечисленные конфликты, поэтому oбзop ограничится ситуациями в России, на Украине и в Прибалтике13.
2.1. Положение в России
По количеству тайных и явных столкновений Россия, разумеется, удерживает пальму печального первенства, и в первую очередь благодаря крайне многонациональному составу населения. Cегодня для неё типичны следующие конфликты:

- "статусные" конфликты российских республик с федеральным правительством, вызванные стремлением республик добиться большего объема прав или вообще стать независимыми государствами;

- территориальные конфликты между субъектами федерации;

- внутренние (происходящие внутри субъектов федерации) этнополитические конфликты, связанные с реальными противоречиями между интересами различных этнических групп. В основном это противоречия между называемыми титульными нациями и русским (русскоязычным), а также и не «титульным» населением в республиках

Ряд зарубежных и отечественных исследователей считает, что межэтнические конфликты в России происходят часто между двумя главными типами цивилизаций, характеризующими евроазиатскую сущность страны - западным христианским в своей основе и южным исламским. Еще одна классификация российских «болевых точек» основывается на степени остроты конфликта:

- зоны острых кризисных (военных конфликтов или балансирования на их грани) - Северная Осетия - Ингушетия;

- потенциально кризисные ситуации (Краснодарский край). Здесь основным фактором межнациональной конфликтогенности являются миграционные процессы, в результате которых обостряется обстановка;

- зоны сильного регионального сепаратизма (Татарстан, Башкортостан);

- зоны среднего регионального сепаратизма (Республика Коми);

- зоны вяло текущего сепаратизма (Сибирь, Дальний Восток, ряд республик Поволжья, Карелии и пр.).

Тем не менее, независимо от того, к какой группе отнесут исследователи ту или иную конфликтную ситуацию, она имеет вполне реальные и печальные последствия. В 2000 г. В. Путин заявил в послании президента РФ Федеральному собранию: "Уже несколько лет численность населения страны в среднем ежегодно уменьшается на 750 тысяч человек. И если верить прогнозам, а прогнозы основаны на реальной работе людей, которые в этом разбираются, - уже через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек. Если нынешняя тенденция сохранится, выживаемость нации окажется под угрозой.14"

Разумеется, такая высокая концентрация «болевых точек» на территории России объясняется прежде всего крайне многонациональным составом населением, и поэтому многое зависит от общей линии правительства, поскольку все время будут открываться новые и новые очаги недовольства.

Межэтническая напряженность в ряде регионов будет сохраняться в силу того, что до сих пор не решены вопросы федеративного устройства, уравнивания прав субъектов федерации. Учитывая то, что Россия сформирована как по территориальному, так и по этнонациональному признаку, отказ от этнотерриториального принципа российского федерализма в пользу экстерриториальных культурно-национальных противоречий и может привести к конфликтам.

Наряду с этническим фактором, очень важным является фактор экономический. Примером тому может служить критическое положение, сложившееся в российской экономике. Здесь суть социальных конфликтов, с одной стороны, состоит в борьбе между теми слоями общества, чьи интересы выражают прогрессивные потребности развития производительных сил, и, с другой - различными консервативными, отчасти коррумпированными элементами. Основные завоевания перестройки - демократизация, гласность, расширение республик и регионов и другие - дали людям возможность открыто высказывать свои и не только свои мысли на митингах, демонстрациях, в средствах массовой коммуникации. Однако большинство людей психологически, морально не были подготовлены к своему новому социальному положению. И все это привело к конфликтам в сфере сознания. В итоге "свобода", будучи используемой людьми с низким уровней политической и общей культуры для создания несвободы иным социальным, этническим, религиозным, языковым группам, оказалась предпосылкой острейших конфликтов, сопровождающихся нередко террором, погромами, поджогами, изгнанием неугодных граждан "чужой" национальной принадлежности15.

Одна из форм конфликтов нередко включает в себя другую и подвергается трансформации, этническому или политическому камуфляжу. Так, политическая борьба "за национальное самоопределение" народов Севера, которую ведут власти автономий в России, - не что иное, как этнический камуфляж. Ведь они отстаивают интересы не аборигенного населения, а элиты хозяйственников перед лицом Центра. К примеру политического камуфляжа можно отнести, например, события в Таджикистане, где соперничество таджикских субэтнических группировок и конфликт между группами народов Горного Бадахшана и доминирующими таджиками скрываются под внешней риторикой "исламская демократическая" оппозиция против консерваторов и партократов. Таким образом, многие столкновения скорее принимают этническую окраску в силу многонационального состава населения (то есть легко создается «образ врага»), чем являются этническими по сути.
2.2. Русские в Прибалтике
От 40 до 50% населения Эстонии и Латвии составляют небалтийские этносы, в основном русский и близкие к нему. В последние годы неприязнь прибалтов к этим последним вошла в пословицу, и, хотя до открытого противостояния здесь не доходит, но ситуация остается очень сложной. На сегодняшний день Латвия и Эстония – единственные среди новых независимых государств, не давшие своего гражданства бывшим подданным СССР, проживающим на их территории. В то же время во Всеобщей декларации прав человека (1948г.) говорится: «Каждый человек имеет право на гражданство. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить его»16. К моменту получения независимости 30% населения Эстонии (по преимуществу русским, большинство которых родилось в этой республике) было отказано в гражданстве. Русские, как иностранцы, получили особые паспорта желтого цвета. Помимо этого, к ним применяют запреты на профессиональную деятельность: например, 700 тысяч русских, проживающих в Латвии, не могут заниматься 23 видами профессий. Политическое руководство страны закрывает глаза даже на то, что благодаря этому такие гиганты прибалтийской промышленности как Рижский радиозавод или Ингалинская АЭС лишаются нужного количества квалифицированных кадров. Фактически русские постепенно вытесняются из большинства сфер общественной жизни.

Политическое руководство Латвии и Эстонии пытается искусственно создать мононациональные государства и таким образом отдалиться от «великого соседа», и причины стремления к разрыву прежде всего политические; разграничение населения по национальному признаку в данном случае носит скорее вспомогательную роль. Надо признать, что результаты такой линии в этнополитике налицо – для прибалтийских государств был облегчен прием в Совет Европы, предоставлены все условия для скорейшей интеграции в европейские структуры. Очевидно, что для СЕ важны не сами Латвия или Эстония, а тот факт, что Россия лишается доступа к пяти первоклассным балтийским портам. Но политика политикой, а права человека продолжают нарушаться. Впрочем, не только прибалтийские государства так болезненно относятся к наличию на своей территории русскоязычного населения. Сам по себе русский язык каким-то образом стал синонимичен всяческому притеснению и угнетению исконных народов на территории Узбекистана, Казахстана, Армении и т. д..
2.3. Положение в Украинe и Крыму
Состав населения Украины едва ли не самый пестрый в мире – более 127 национальностей. По переписи 1989г. В УССР проживало 37,4 млн. украинцев, 11,4 млн. русских, около 500 тыс. евреев, белорусов, молдаван, болгар, поляков, венгров, румынов, греков. Нашлось несколько енцев, итильменов, юкагиров; 4000 человек просто указало графу «iнша нацiональнiсть» и 177 человек не ответили на этот вопрос. В условиях социально-экономического и духовного кризиса общество в целом испытывает дезинтеграцию, недоверие ко многим социальным институтам, уже малоэффективным. Соответственно напряжение возникает и в этнополитической ситуации, и для украинцев это конечно же вопрос взаимоотношений с «великим западным соседом». В настоящее время межнациональные конфликты не приобрели массового характера и ни одна сколько-нибудь серьезная политическая организация не выдвигает лозунги, провоцирующие национальную нетерпимость, тем не менее межэтнические отношения значительно осложнились.

Исторически длительное сосуществование украинского и русского этносов в пределах одного государственного образования (Российской империи, СССР) привело к возникновению своеобразного феномена — несовпадения этнического происхождения и лингво-культурного самоопределения как украинцев, так и русских в пределах Украины. Так, данные опроса населения, проведенного в ноябре–декабре 1997 г., свидетельствуют, что

От того, к какому стану относит себя тот или иной гражданин Украины, зависит многое. Так, например, выбор желательных отношений с Россией выявил жесткую зависимость от национальной самоидентификации:

Разумеется, одним из самых болезненных вопросов является проблема государственного языка. Согласно той же Всесоюзной переписи населения 1989г. украинским языком свободно владели 78% населения. К тому времени здесь проживало 72,7% украинцев, 22,1% русских и 5,2% представляли другие национальности. Уровень свободного уровня владения русским языком составлял 78,4%, то есть практически наравне с украинским. Это объясняется целым рядом причин – особенности миграции, уровень образования, интенсивность урбанизации, количество межнациональных браков, и, разумеется, унификаторская политика Центра. Однако факт остается фактом – на сегодняшний день степень владения русским языком на Украине выше, чем государственным. Так, из общего числа респондентов опроса, проведенного в учебных заведениях четырех регионов в 1995г., хорошо владели русским 83,5%, а украинским – только 66,1%. Не говорят (хотя и понимают) на украинском языке 25,7%, русском – 12,4%. Еще одним немаловажным фактором является место проживания, так как выбор того или иного языка довольно четко ориентирован по регионам. Это хорошо прослеживается по следующей таблице:

Таблица 3. Язык общения в зависимости от места проживания и национальности (в % к числу респондентов в каждом регионе)

Регионы

В семье

С друзьями, соседями

В учебном заведении

В обществен-ных местах

В госу-дарственных учреждениях

Укр.

Рус.

Укр. и рус.

Укр.

Рус.

Укр. и рус.

Укр.

Рус.

Укр. и рус.

Укр.

Рус.

Укр. и рус.

Укр.

Рус.

Укр. и рус.

Центр

49,0

26,9

23,6

32,0

38,2

28,9

44,6

25,8

28,5

24,1

41,3

33,3

40,8

29,8

27,4

Запад

9,14

3,8

3,8

81,0

3,0

15,6

93,0

1,.2

4,4

84,0

2,2

13,0

88,4

1,8

8,2

Юг

25,9

53,9

19,8

18,8

61,6

19,6

14,5

64,3

20,3

12,7

71,5

15,3

15,0

67,9

16,4

Восток

11,6

74,9

12,2

6,6

84,1

7,0

6,6

77,1

15,3

4.0

87,6

7,6

6,8

80,7

11,2


Таким образом, существует реальное двуязычие, и мгновенный перевод всех официальных служб на государственный язык нереален и чреват проблемами в будущем – вплоть до культурной этноизоляции и роста сепаратистских настроений.

Немаловажным показателем отношения населения к языковой проблеме является школьное обучение (табл. 4).

Таблица 4. Желаемая государственная политика в области преподавания русского языка в украинских школах.




Запад

Запад-Центр

Восток-Центр

Восток

Юг

Украина

В том же объеме, что и украинский

10,2

31,4

52,6

72,6

68,4

47,2

В меньшем объеме, чем укр, но в большем, чем иностранные

28,8

42,1

32,8

16,6

18,9

28,1

Не в большем объеме, чем иностранные

51,8

18,6

7,4

3,1

5,1

16,8

Затруднились ответить

6,2

6,3

6,5

6,5

5,4

6,2


В мае-ноябре 1995 года Центр этносоциальных и этнополитических исследований Института социологии МАН Украины провел анкетирование с целью выяснения отношения населения к проводимой этнополитике. На вопрос о том, как отразится на межэтнических отношениях становление национального государства из 12000 респондентов в разных регионах 66% ответили «положительно», и 28% оценили данное явление как негативное. 37,4% считает, что государственная политика полностью учитывает права и интересы неукраинцев, 27,8% - учитывает недостаточно, а 8,5% - вообще не учитывает. 87% респондентов полагает, что на Украине проблемы дискриминации национальных меньшинств не существует, а 18,5% придерживаются противоположной точки зрения. 47% русских считают, что все проживающие в Украине русские должны знать украинский язык, и примерно столько же - противоположного мнения. В то же время 62% против 26% русских полагают, что русский язык должны знать украинцы. Примечательно, что 70% считают, что со времени создания Украинской державы качество межнациональных отношений не изменилось, 22% - что оно ухудшилось, и только 3% - улучшилось17.

Таким образом, состояние украинско-российских межэтнических отношений как и во внутриполитическом, так и во внешнеполитическом аспектах является в настоящий момент противоречивым, однако конфликтность проявляется пока в основном на политическом уровне; на уровне же общественного сознания оно остается стабильным и в целом не воспринимается как конфликтное. Об этом говорит также и тот факт, что 82% из опрошенных русских респондентов никогда не сталкивались с проявлениями неприязни к ним украинцев; 13% сталкивались с этим редко и только 4% заявили, что сталкиваются с этим постоянно. Однако, дальнейшая политизация этнического фактора может привести к эскалации напряженности в этом поле социальных отношений и составить угрозу национальной безопасности страны.

В украинской этнополитике особняком стоит крымский вопрос. В 1997 году здесь родилось 16683 человека (на две тысячи меньше, чем в 1996 году, из которых только 2758 "истинных" граждан-украинцев? Остальные дети, родившиеся в крымских роддомах, - представители нацменьшинств. Русских - 6040, татар - 1961, крымских татар - 235, белорусов - 154, азербайджанцев - 44, армян - 67, корейцев - 34, молдаван - 29, поляков - 26, немцев - 21, узбеков - 51, цыган - 20. Остальные родившиеся дети, а это 5241 человек - представители других нацменьшинств, среди которых численность рожденных за год меньше 20 детей одной национальности.

Во многих случаях конфликт строится не только по национальному признаку, но и по конфессиональному. В пример можно привести печально известный демонтаж Поклонного креста, воздвигнутого в ознаменование 2000-летия Рождества Христова в поселке Мазанка. Группа крымских татар разрезали почти трехтонный памятник автогеном и унесли. За этим последовал ответный акт вандализма - на мусульманском кладбище близ пос. Кировский были разбиты памятники на 11 могилах.

Нет нужды говорить о бесконечных тяжбах в социальных службах по поводу льготного кредитования, скорейшего предоставления квартир и т.д. представителям депортированных народов. Наряду с отдельным конкурсом бюджетных мест в ВУЗах, это вызывает недовольство остального населения. Ситуация усугубляется методами, которые используют татарские политические лидеры. Так, в с. Угловое Бахчисарайского района демонстрация крымских татар силой вынудила сессию местного совета скорее провести распаевание земель резервного фонда среди татар – бывших членов колхоза. Такие льготы не столько реально облегчают жизнь бывшим депортированным, сколько усложняют и без того непростые взаимоотношения татар с остальными «нацменьшинствами»18.

Этническая ситуация на полуострове непрестанно накаляется, однако причины этого сугубо политические. Крым исторически находится на пересечении «интересов» очень многих государств, для которых выгодна нестабильная и, следовательно, управляемая обстановка. Вот один из возможных сценариев развития межнационального конфликта.

На сегодняшний день Турция является одним из самых сильных черноморских государств. Она имеет значительно больше шансов вернуть себе бывшее Крымское ханство, чем слабая в военном отношении Украина – удержать его удержать Но вряд ли турецкое правительство будет проводить открытую захватническую операцию: наиболее удачным шагом является нарушение хрупкого межнационального мира на крымской земле, поддержка татарского населения в национальном конфликте, образование крымско-татарской республики с последующим переходом её под протекторат Турции.
    На подготовительном этапе турецкое правительство будет оказывать материальную, военную и психологическую помощь исламистским организациям крымских татар, меджлису и духовенству. Уже сейчас видно как на турецкие деньги в крымских городах и селах возводятся мечети, строятся колледжи, школы, интернаты. В незарегистрированные, а, следовательно, и незаконные, организации крымских татар – Меджлис, “Адалет”, “Ахрар”, “Саар-фундейшн”, “Зам-Зам”, “Исламская партия Крыма” и др. поступают большие суммы денег на различные нужды, именно на турецкие инвестиции проходит обучение и вооружение формирований крымско-татарских боевиков. Такая вполне мирная поддержка будет проходить до тех пор, пока в Крыму не возникнет благоприятная почва для открытого конфликта. И тогда татарами можно будет руководить из-за моря, избегая нареканий со стороны мировой общественности. Очевидно, к чему может привести межконфессиональный конфликт такого уровня в условиях открытого военного противостояния Запада и Востока – США и Ирака19.

Это лишь один из возможных сценариев межнационального конфликта в Крыму, однако очевидно, что его основными движущими силами будут факторы, имеющие очень мало общего с собственно национальными разногласиями. Таким образом, данный вопрос в равной степени входит в сферу юрисдикции как социологии, так и этнополитики.


Заключение
В основе любого конфликта лежат как объективные, так и субъективные противоречия, также ситуация, включающая либо противоречивые позиции сторон по какой-либо проблеме, либо противоположные цели, методы или средства их достижения в данных обстоятельствах, либо несовпадение интересов оппонентов.

По мнению одного из основоположников общей теории конфликта Р. Дарендорфа концепция общества свободного, открытого и демократического вовсе не решает всех проблем и противоречий развития. От них не застрахованы не только развивающиеся страны, но и те, где имеется устоявшаяся демократия (см. проблема Ольстера в Великобритании, etc.) Межнациональные конфликты - это специфическое, конкретно этническое выражение общесоциальных противоречий. Большинство политологов связывают их прежде всего с противоречиями, складывающимися в сфере материального производства. Последние нередко разрешаются путем революций, принимая вместе с тем различные побочные формы - как совокупность коллизий, как коллизии между различными классами, как... идейная борьба, политическая борьба и т. д. В то же время характер этих конфликтов, в которых отчетливо просматриваются противоречия между национальными меньшинствами и "коренным" населением, весьма типичен.

Существуют две точки зрения на конфликт. Одни исследователи считают, что социальные конфликты несут угрозу, опасность распада общества. У других ученых иная точка зрения. Так, социолог структурно-функционального направления Льюис Козер пишет: "Конфликт препятствует окостенению социальных систем, вызывая стремление к обновлению и творчеству". Другой немецкий социолог Ральф Дарендорф утверждает, что и конфликты незаменимы как фактор всеобщего процесса социального изменения.

Все же межнациональный конфликт - это нежелательное явление в жизни общества, которое является своего рода тормозом в решении проблем общественной жизни людей различных национальностей. Погасить разразившийся конфликт крайне трудно, он может длиться месяцы, годы; затухать, затем разгораться с новой силой. Негативные последствия межнациональных конфликтов не исчерпываются прямыми потерями. В конце 1996 года численность вынужденных мигрантов из зон вооруженных столкновений в странах бывшего СССР составила 2,4 млн. человек. В целом с территорий, охваченных конфликтами, бежало не менее 5 млн. человек. Такие массовые перемещения, характерные для периода конфликта, существенно изменяют возрастнополовой состав населения. В первую очередь уезжают престарелые, женщины и дети, и именно эти, наиболее социально уязвимые группы населения в последнюю очередь возвращаются на родину. Так, во время конфликта в Приднестровье среди прибывших в правобережную часть Молдавии 56,2% детей и 35,2% женщин. 7% беженцев оставили на месте прежнего проживания супруга, а 6% - детей. Такое положение отнюдь не способствует улучшению демографической ситуации. Кроме того, к последствиям конфликтов можно отнести безработицу среди молодежи, малоземелье, люмпенизацию значительной части населения. Все это может быть причинами социальной нестабильности и этнических конфликтов, национализма, политических спекуляций, укрепления позиций консерватизма и традиционализма.

На сегодняшний день на международном уровне еще не выработаны четкие дефиниции национального меньшинства и его прав. При определении данной дефиниции берутся во внимание такие факторы, как количественный аспект, негосподствующее положение, различия в этническом или национальном характере, культуре, языке или религии, а также индивидуальное отношение (принятие решения о принадлежности или непринадлежности к нацменьшинству). К примеру, в Германии национальными меньшинствами признают себя фризы, датчане, сербы, цыгане (рома). А вот евреи себя нацменьшинством не признают, а считают себя религиозной конфессиональной группой. Уйгуры в Китае (10 миллионов человек) нацменьшинство, многомиллионное население курдов, россияне в странах СНГ и Балтии также являются нацменьшинствами.

Коль скоро неизвестно точно, что понимать под национальным меньшинством, то еще труднее понять, каковы его права. Между тем в некоторых даже относительно развитых странах, как в Албаниии, вопрос об этом стоит ребром. В Македонии не запрещается создание политических партий на этнической основе, а в Болгарии конституция запрещает создание таких партий. В Румынии забронированы места в парламенте для нацменьшинств, а в Германии бронирование таких мест признается антиконституционным. Вопрос об участии национальных меньшинств в принятии решений также остается открытым, а это будет порождать конфликтные ситуации везде, где существует неравный доступ к власти различных национальных групп.

Список литратуры

  1. Амелин. В.В. Этнополитические конфликты: типы и формы проявления, региональные особенности// Теоретический журнал CREDO. – 1998. - №1. – http//www.

  2. Амелин В.В. Проблемы предотвращения межэтнических конфликтов. – http//www.

  3. Андреев А. Черные африканцы бегут из Ливии// Независимая газета. – 2000. - № 218 (2280). – C.6

  4. Арутюнян Ю.В.,. Дробижева Я.М Этносоциология: пройденное и новые горизонты// Социс.- 2000.- № 4.– C. 11-22.

  5. Балушок В. Этническое и национальное: динамика взаимодействия// Социология: теория, методы, маркетинг. – 1999. - №1. - C. 93-107

  6. Белецкий, А. К. Топыго М. И. Национально-культурные и идеологические ориентации населения Украины// Полис.- 1998. - № 4. - C. 74-89

  7. Городяненко В. Г. Языковая ситуация на Украине// Социс. - 1996 № 9. - C. 107-113

  8. Евтух В. Национальные меньшинства между государственной политикой и самоопределением// Социология: теория, методы, маркетинг. - 1998. - № 1-2. - C. 99-104

  9. Иванов И. Косовский кризис: год спустя// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 5 (5). – C. 1
  10. Коваленко И. Предположительный сценарий возникновения межнационального конфликта в Крыму. - http//scientist.nm.ru


  11. Комоцкая В.Д. Фактор политической культуры в межэтнических конфликтах на территории бывшего СССР. – http//www.

  12. Крицкий Е. В. Восприятие конфликта как индикатор межэтнической напряженности (на примере Северной Осетии)// Социс. - 1996. - № 9. - C. 116-121

  13. Мукомель В. И. Демографические последствия этнических и региональных конфликтов в СНГ//Социс. – 1999. - № 6. – C. 66-71

  14. Попов А. Острова пряностей в огне// Независимая газета. – 2000. - № 6 (2068). – C. 6

  15. Разумков А.В. Межэтническое согласие как фактор национальной безопасности Украины. – http//www.

  16. Смирнова М. Человек - это значит украинец?// Крымская правда. – 1998. - 29 сентября. – C.2.
  17. Соснин В.А. Социально-психологическая динамика межэтнических конфликтов. – http//www.


  18. Стрельчик .Е. Почему мусульмане крушат православные кресты в Крыму?// НГ-Религии. – 2000. - № 23 (70). – C.3

  19. Сумбатян Ю. Нигерия на пути к демократии// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 14 (14). – C.3.

  20. Шутов А.Д. Коренные этносы Балтии и руские: общие интересы// Социс. – 1996. - № 9. - C. 113-116.


1 Коваленко И. Предположительный сценарий возникновения межнационального конфликта в Крыму. - http//scientist.nm.ru





2 Стрельчик .Е. Почему мусульмане крушат православные кресты в Крыму?// НГ-Религии. – 2000. - № 23 (70). – C.3


3 Шутов А.Д. Коренные этносы Балтии и руские: общие интересы// Социс. – 1996. - № 9. - C. 113-116.


4 Андреев А. Черные африканцы бегут из Ливии// Независимая газета. – 2000. - № 218 (2280). – C.6


5 Евтух В. Национальные меньшинства между государственной политикой и самоопределением// Социология: теория, методы, маркетинг. - 1998. - № 1-2. - C. 99-104

6 Коваленко И. Предположительный сценарий возникновения межнационального конфликта в Крыму. - http//scientist.nm.ru





7 Крицкий Е. В. Восприятие конфликта как индикатор межэтнической напряженности (на примере Северной Осетии)// Социс. - 1996. - № 9. - C. 116-121


8 Евтух В. Национальные меньшинства между государственной политикой и самоопределением// Социология: теория, методы, маркетинг. - 1998. - № 1-2. - C. 99-104


9 Иванов И. Косовский кризис: год спустя// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 5 (5). – C. 1


10 Балушок В. Этническое и национальное: динамика взаимодействия// Социология: теория, методы, маркетинг. – 1999. - №1. - C. 93-107


11 Евтух В. Национальные меньшинства между государственной политикой и самоопределением// Социология: теория, методы, маркетинг. - 1998. - № 1-2. - C. 99-104


12 Иванов И. Косовский кризис: год спустя// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 5 (5). – C. 1


13 Сумбатян Ю. Нигерия на пути к демократии// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 14 (14). – C.3.


14 Андреев А. Черные африканцы бегут из Ливии// Независимая газета. – 2000. - № 218 (2280). – C.6


15 Иванов И. Косовский кризис: год спустя// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 5 (5). – C. 1


16 Иванов И. Косовский кризис: год спустя// Дипкурьер НГ. – 2000. - № 5 (5). – C. 1

17 Коваленко И. Предположительный сценарий возникновения межнационального конфликта в Крыму. - http//scientist.nm.ru





18 Попов А. Острова пряностей в огне// Независимая газета. – 2000. - № 6 (2068). – C. 6


19 Смирнова М. Человек - это значит украинец?// Крымская правда. – 1998. - 29 сентября. – C.2.



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации