Реферат. История развития почвоведения - файл n1.doc

Реферат. История развития почвоведения
скачать (151 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc151kb.01.06.2012 11:09скачать

n1.doc



ФГБОУ ВПО ОмГАУ им. П.А. Столыпина

Кафедра агрохимии

Факультет агрохимии, почвоведения и экологии
РЕФЕРАТ

на тему: «Развитие знаний о почве. Почва в древней агрокультуре. Вклад М.В. Ломоносова и А.Т. Болотова».
Выполнила :

магистр 15 гр. а/х

Ковнацкая Ю.Н.

Проверила :

к. с. - х. н., доц. Трубина Н.К.


Омск 2011 г.
СОДЕРЖАНИЕ





ВВЕДЕНИЕ

3

1

Развитие знаний о почве

4

2

Почва в древней агрокультуре

6

3

Зарождение знаний о почве на Руси

14

4

Вклад Ломоносова

15

5

Болотов А.Т. и начало агрономического почвоведения в России.

19




ЗАКЛЮЧЕНИЕ

23


Введение
Особое значение поч­вы как основного средства сельскохозяйственного произ­водства — необходимого условия существования сменя­ющихся человеческих поколений — было причиной того, что накопление эмпирических знаний о ней началось и развивалось одновременно с развитием земледельческой культуры. Земледелец связан с землей тысячами неуло­вимых нитей; он непрерывно в своих трудовых процессах наблюдает почву, подмечает ее свойства и эти эмпириче­ские наблюдения передает из поколения в поколение. Первая попытка классификации почв была сделана в Китае еще около 4000 лет назад.

Но, ни это накоплений эмпирических сведений о поч­вах, ни последующие попытки обобщения их в Западной Европе не привели к созданию почвоведения как отрасли естествознания вследствие отсутствия в основе их пра­вильного представления о природе почвы и месте ее сре­ди других естественноисторических образований. В част­ности, в Западной Европе возникло неправильное пред­ставление о почве как о горной породе, в дальнейшем усвоенное и американской наукой.

Почвоведение как естественноисторическая наука, призванная решать важнейшие проблемы сельского хо­зяйства, было создано в России, откуда затем заимствовано другими странами, стремящимися усво­ить не только теорию и методы русского почвоведения, но и принявшими русские народные названия почв — чер­нозем, подзол, солонец и др., которые сейчас получили распространение в разных странах.

Причиной такого исключительно сильного влияния в этой области знаний русской науки является плодо­творность и научная обоснованность теории и методов исследования, которые были внесены в науку основопо­ложниками современного почвоведения — виднейшими представителями русской науки В. В. Докучаевым, П. А. Костычевым, В. Р. Вильямсом и многими другими русскими учеными, которые, опираясь на широкий опыт народных масс, усвоив и обобщив все лучшее из этого опыта, раскрыли основные законы образования почв и почвенного плодородия, чтобы народ, овладев этими законами, мог поднять производительность сельского хозяйства страны.


1 Развитие знаний о почве
Очень сложным в истории наук является вопрос о перио­дизации их развития. Разные ученые решают этот вопрос по-разному. Некоторые подразделяют историю науки по социально-экономическим периодам развития общества, другие — по именам выдающихся ученых или формально-организационным датам (конгрессы, съезды и т.п.). Каждый из этих вариантов в опреде­ленной мере обоснован, но наиболее правильным представляется деление на периоды, связанные с появлением новых направлений, задач и методов научных исследований, определявших переход на новый, более высокий уровень развития науки.

Общепринятого подразделения истории почвоведения пока не выработано. Один из вариантов подразделения истории почвоведения осно­вываться на выделении трех крупных периодов в истории разви­тия знаний о почвах, каждый из которых может подразделяться на разные по продолжительности и значению этапы.

Первый крупный период может быть назван периодом эмпи­рического накопления знаний о разнообразии почв и их плодоро­дии, а также периодом процесса развития земледелия. Он про­должался в течение многих тысяч лет, с зарождения земледелия в эпоху неолита (около 8 тыс. лет до н.э.) до эпохи Возрождения (XV—XVI вв.), т.е. до начала развития естественных и точных наук. В сущности, это был длительный этап предыстории науки о почвах.

Второй крупный период в истории знаний о почвах был свя­зан с изучением почвы как основы земледелия с использованием не только эмпирических (опытных) данных, но и новых методов естественных наук (химии, физики, минералогии, физиологии растений и др.) для выявления «тайны» плодородия почв. Он охватывал время от эпохи Возрождения до второй половины XIX в. Это был период развития агрономического почвоведения (агрохимии, агрофизики, агрогеологии) и становления почвоведе­ния как отраслевой сельскохозяйственной дисциплины.

Третий крупный период в истории знаний о почвах — это пе­риод развития почвоведения как самостоятельной отрасли есте­ствознания. Начало его относится ко второй половине XIX в. и связано с именем выдающегося русского ученого — естество­испытателя и мыслителя, основоположника научного почвоведе­ния В.В. Докучаева. Этот период продолжается до настоящего времени. Хотя первые определения почв как особых естественно- исторических тел Докучаев дал в 1879 г. в своем обзорно- критическом докладе о существовавших тогда классификациях почв и в том же году в монографии «Картография русских почв», все же рождение генетического почвоведения обычно связывают с его знаменитым трудом «Русской чернозём», опубликованным в 1883 г. и защищенным тогда уже в качестве докторской дис­сертации в Санкт-Петербургском университете. Именно в этом фундаментальном научном труде особенно убедительно и полно было обосновано совершенно новое понятие о почвах как особых естественоисторических телах, сформировавшихся на земной суше в результате многовекового воздействия солнечной энергии, атмосферной влаги, растений и животных на поверхностные слои горных пород в разных условиях рельефа и геологии местности.

Это было открытие почв как нового мира природных тел, и именно тот год можно считать началом современного периода развития почвоведения как самостоятельной отрасли естество­знания.

С тех пор почвоведение прошло большой и плодотворный путь развития. В.В. Докучаевым и его последователями были разра­ботаны теоретические основы генетического почвоведения, уста­новлены основные законы генезиса и географии почв, созданы и введены в практическое использование специальные методы ис­следования почв и их свойств. На основе этих методов составлены новые почвенные карты, позволившие впервые оценить почвен­ные ресурсы России, сопредельных стран и всего мира. Они так­же легли в основу зональных принципов земледелия, мелиорации почв и применения органических и минеральных удобрений с уче­том генетического и географического разнообразия почв.

Периодизация истории почвоведения в России в курсе А.А. Ярилова «История русского почвоведения» делилась на периоды: додокучаевский, докучаевский, последокучаевский и советский. Такая периодизация, связывающая всю историю науки с деятельностью одного ученого, не может быть признана правильной. Позднее была принята следующая периодизация истории почвоведения в России:

  1. Истоки науки о почве на Руси;

  2. Почвоведение в период феодально-крепостнической абсолютистской монархии;

  3. Почвоведение в период разложения и падения феодально-крепостного строя;

  4. Почвоведение в период капитализма;

  5. Почвоведение в период империализма;

  6. Советский период развития истории почвоведения.


2 Почва в древней агрокультуре
Период накопления эмпирических знаний о почвах и их пло­дородии (8-е тысячелетие до н.э. — XVI—XVII вв.) условно можно разделить на три подпериода (или этапа). Первый из них относится ко времени примитивного огородного земледелия с ис­пользованием ручной мотыги для разрыхления почвы под посев семян растений еще при первобытно-общинном строе, т.е. во вре­мена неолита — 8—7 тыс. лет до нашего летоисчисления. Этот этап сменился пашенным земледелием во времена бронзового и железного веков, когда обрабатывались уже значительно большие участки земли при помощи «живой силы» домашних животных. Этот первоначальный опыт примитивного земледелия и растение­водства сменился новым этапом использования почв в сельском хозяйстве, относящимся ко времени так называемых древних приречных цивилизаций, возникших за несколько тысячелетий до нашей эры в долинах великих южных рек — Тигра и Евфрата в Передней (Западной) Азии, Нила в Северо-Восточной Африке, Амударьи и Мургаба в Средней Азии, Инда и Ганга в Индии, Хуанхэ и Янцзы в Китае.

Обилие солнечного тепла, воды, богатство речного аллювия элементами питания растений и рыхлость аллювиальных (поймен­ных) почв создавали исключительно благоприятные возможности для орошаемого земледелия и эффективного растениеводства в долинах рек. Высокое плодородие аллювиальных почв придавало им большую ценность. Поэтому уже во времена первых фараонов в Египте возникла необходимость учета, контроля и оценки почв, т.е. земельного кадастра. Почвы разделялись по пригодности их для выращивания разных сельскохозяйственных растений. Осо­бенно высоко ценились почвы, благоприятные для выращивания пшеницы, для виноградарства и садоводства. Соответственно ка­честву почв определялись и размеры земельного налога. Все это стимулировало развитие знаний о разнообразии почв, их свойств и плодородия.

Развитие орошаемого земледелия в долинах рек аридных стран (Тигр и Евфрат, Амударья и Мургаб) сопровождалось засолени­ем почв и падением их плодородия. Это потребовало совершен­ствования способов орошения и регулирования водно-солевого режима орошаемых почв. Так зарождались знания в области ме­лиорации засоленных почв.

Накопленные сведения о почвах речных долин и их использо­вании в сельском хозяйстве древних цивилизаций хорошо описаны в книгах Л.И. Мечникова «Цивилизации и великие исторические реки» (1924), И.Н. Клингена «Среди патриархов земледелия — народов Ближнего и Дальнего Востока» (1960).

Особое место в истории науки, искусства и культуры зани­мают античные государства — Древняя Греция и Древний Рим. Характерной чертой мировоззрения древнегреческих мыслителей и общественных деятелей было обилие общих гипотез и теорий обустройства мира, смешение естественных знаний о природе с мифологией, религией. Естественно-научные, философские, рели­гиозные и политические представления составляли как бы единое мировоззрение. Особенно высокого уровня достигла философия, умение наблюдать и логически мыслить. На основе этих методов познания древние греки предвосхитили многие позднейшие науч­ные открытия в жизни природы и общества.

Особенно плодотворно развивались математика, агрономия и медицина, прежде всего прикладные аспекты этих естественно­научных дисциплин. В V—IV вв. до н.э., т.е. в наиболее яркий период развития греческой культуры, философы Левкипп и Де­мокрит сформулировали основы учения о единстве строения мира из мельчайших неделимых частиц материи — атомов. Еще рань­ше другой древнегреческий мыслитель, Гераклит, обосновал идею вечного развития, изменяемости мира. Ему принадлежат знаме­нитые изречения о том, что все течет, все изменяется, что дважды нельзя войти в одну и ту же реку, ибо она уже не та, что была пре­жде. В сущности, в этих мыслях древнегреческих философов со­держатся зачатки диалектического и материалистического пред­ставлений об устройстве мира. Наиболее четко эти представления были систематизированы и изложены в поэтической форме поз­же, в I в. н.э., римским философом и поэтом Лукрецием Каром в замечательной книге «О природе вещей».

Начала естественно-научных знаний в Древней Греции наи­более полно и обстоятельно были изложены знаменитым Аристо­телем (384—322 гг. до н.э.) в его многочисленных сочинениях, в которых он охватывал почти все отрасли знания того времени. В них нашли место первоначальные основы физики, ботаники, зоологии, учения о человеке, его разуме и душе.

Естественно-научные представления древних греков о природе и человеке удивительным образом «уживались» с их верой в су­ществование на горе Олимп богов, якобы управляющих разными стихиями и направлениями человеческой деятельности. О жизни богов создавались многочисленные мифы и легенды. Например, известна легенда о герое-великане Антее — сыне богини земли Геи и бога морей Посейдона. Его никто не мог победить, потому что он всегда очень твердо стоял на земле, которая и сообщала ему силу. И все же однажды он был побежден другим легендарным силачом — Гераклом, который сумел в борьбе оторвать Антея от матери-земли и лишить его силы. В этой легенде сказалась вера древних греков в силу земли и значимость ее как основы жиз­ни. Кстати, следует сказать, что вера древних людей в сказочную силу земли как матери всего сущего была свойственна народам многих стран.

В представлениях древних греков о почве, о земле наиболь­шего внимания заслуживают мысли Эмпедокла, Аристотеля и Теофраста.

Эмпедокл (483—423 гг. до н.э.) полагал, что первичными элементами, или «корнями», природы были земля (почва), вода, воздух и огонь. Эти четыре основы мироздания, по его мнению, существовали всегда, и их различные сочетания и определяли раз­нообразие природных тел. Из земли, по Эмпедоклу, зародились и живые существа.

Учение о четырех первичных элементах природы получило позднее наиболее полное обоснование у Аристотеля и в его из­ложении оказывало глубокое влияние на развитие естествознания в течение многих веков. Прежде всего это проявилось в учении Аристотеля о воде и земле. Он утверждал, что растения питаются водой и землей при помощи корней.

Выдающийся ученик Аристотеля, Теофраст (372—277 гг. до н.э.), также считал влагу и почву источником питания расте­ний. Его главный научный труд назывался «Исследования о рас­тениях». Теофраста заслуженно считают основателем ботаники и одним из первых почвоведов и агрономов. Он выделял почвы глинистые, песчаные, каменистые, слоистые, соленые, болотные и, кроме того, сухие и влажные, тяжелые и легкие, мягкие и плот­ные, т.е. в первую очередь обращал внимание на физические свой­ства почвы, имеющие важное значение для ее обработки и воз­делывания сельскохозяйственных растений. Теофраст знал много сортов зерновых злаков, превосходно разбирался в сортах вино­града и способах его выращивания. Он был не только ботаником и почвоведом систематиком, но и ботаником-экологом, правильно понимавшим значение разнообразия почв и климата как для ди­ких растений, так и для сельскохозяйственных культур.

В учениях Эмпедокла, Теофраста и Аристотеля были обоб­щены и богатый опыт использования почв в земледелии Греции, и сведения, почерпнутые ими у народов других стран, особенно Египта и Месопотамии. В отличие от земледельцев древнего Вос­тока, они впервые говорят о правильном строении почвы: навер­ху находится «пахотный слой», под ним лежит «мелкий слой», питающий «корни хлебных злаков и трав», еще ниже идет слой «жирной влаги» и наконец подпочвенный слой. Профиль почвы рисуется, как видно, с агрономической точки зрения.

С середины II в. до н.э. начался упадок Древней Греции и она все больше подпадала под влияние Римской республики, а с утверждением Римской империи (27 г. до н.э.) была превращена в римскую провинцию.

Римская империя сложилась как огромное военизированное рабовладельческое государство. Наука развивалась в нем пре­имущественно в прикладных направлениях, в частности связанных с военными походами. Большое число научно-технических трудов касалось строительства дорог, мостов, городов, водопроводов и других гидротехнических сооружений. Наряду с этим в Риме вы­сокого уровня достигли гуманитарные науки — юриспруденция (знаменитое «римское право»), история, литература, а также теа­тральное искусство, чрезвычайно популярное в то время.

Из естественных наук наибольшее развитие получили сель­скохозяйственные науки. Надо сказать, что в Риме, в отличие от Древней Греции, знания о почвах приобрели очень целенаправ­ленный утилитарный характер, в них было меньше философии и больше практицизма. По-видимому, это объяснялось тем, что в Римской республике, а затем и Римской империи вопрос о зе­мельной собственности, борьба за нее между патрициями и пле­беями имели особенно большое экономическое и политическое значение. К тому же стремительное расширение владений Древ­него Рима в Европе, Азии и Африке способствовало познанию разнообразия почв и способов их хозяйственного использования народами разных стран.

Широкую известность в Древнем Риме приобрели агроно­мические работы римских землевладельцев и ученых — Катона, Варрона, Колумеллы и Плиния. Они являлись руководящими для сельских хозяев не только Рима, но и Византии и других стран Европы в течение нескольких столетий.

Эти работы переведены на многие языки, и в том числе на рус­ский. В 1937 г. Академия наук СССР опубликовала их в книге «Катон, Варрон, Колумелла, Плиний о сельском хозяйстве» (се­рия «Классики естествознания»).

Катон Старший (234—149 гг. до н.э.) родился в бедной се­мье недалеко от Рима, познал сельский труд на собственном опы­те, впоследствии стал крупным землевладельцем и государствен­ным деятелем, писателем, автором очень многих сочинений, в том числе трактата «О земледелии» (160 г. до н.э.). В нем подытоже­ны результаты сельскохозяйственной практики предшествующих поколений. Исходя из необходимости изучать, «что какая земля любит», Катон давал рекомендации по двойной вспашке, борь­бе с пестротой поля, унаваживанию, применению сидеральных культур (люпин, вика, бобы) для повышения плодородия почв; советовал тщательно наблюдать за водным режимом почв, про­кладывать канавы для стока воды, при необходимости проводить мелиорацию почв. Особенно подробно Катон рассматривал каче­ство разных видов навоза и, может быть, впервые рекомендовал приготовление навозных компостов. Катон был ярым проповед­ником земледельческого труда: «Из земледельцев выходят самые мужественные люди и самые дельные воины; доход земледельца самый чистый, самый верный и меньше всего вызывает зависти» (Катон, Варрон..., 1937, с. 89). Более ста лет труд Катона оста­вался руководством для земледельцев, неоднократно переписы­вался и поэтому сохранился до нашего времени.

Второй известный римский агроном — Варрон (116—27 гг. до н.э.), автор многих сочинений по истории культуры греков и рим­лян, в том числе трех книг по сельскому хозяйству. В противопо­ложность Катону он не был практическим сельскохозяйственным деятелем, но, как широко образованный ученый (организовал в Риме публичную библиотеку), систематизировал многие агро­номические знания. Он различал до 300 разновидностей почв, характеризующихся по цвету, гранулометрическому составу, плотности, влажности и пригодности для разных видов и сортов сельскохозяйственных растений. Варрон писал о необходимости севооборота и внесения в почву удобрений, о важности «велико­го союза между земледелием и животноводством». Заслуживают внимания его слова: «Земледелие — наука необходимая и великая. Она учит нас, что на каком поле следует сеять, чтобы земля (почва) постоянно приносила самые большие урожаи» (там же, с. 28).

Одним из самых замечательных представителей агрономической литературы античного Рима был Колумелла. Он жил и творил в I в. н.э., ему принадлежит обширный труд «О сельском хозяйстве» в 12 томах (36 г. н.э.), который являлся сельскохозяйственной эн­циклопедией того времени и содержал обстоятельный обзор всех сторон античного сельского хозяйства: земледелия, особенно вино­градарства, плодоводства, а также животноводства и др.

Очень большое внимание Колумелла уделял познанию разно­образия почв, их свойств и пригодности для выращивания разных сельскохозяйственных растений, но обязательно с учетом осо­бенностей местного климата и рельефа местности. Он придавал большое значение глубокой обработке почв, а также применению удобрений: навоза, минеральных удобрений (золы), зеленых удо­брений (люпина и др.)» компоста (смеси листьев, нечистот, дворо­вого мусора и золы), удобрения землей (песчаных почв — глини­стой землей, а глинистых — песком и мелким щебнем). В книгах Колумеллы содержатся советы по осушению избыточно влажных почв дренажными канавами, по окружению полей лесными по­лосами.

Анализируя потерю плодородия почв во многих районах Сре­диземноморья, Колумелла винил в этом плохих хозяев. Он глу­боко верил в силу науки о земледелии: «Хороший хозяин сумеет сделать доходным и приносящим пользу всякий участок, какой бы он ни купил или ни получил. ...Знание и усердие хозяина пло­хой земли смогут победить ее бесплодие» (там же, с. 53).

Широко известна была в Древнем Риме «Естественная исто­рия» Плиния Старшего (23—79 гг. н.э.), состоявшая из 37 то­мов и представлявшая энциклопедию естественно-научных зна­ний античного времени. О ее авторитете и популярности можно судить по тому, что в конце XVII в. она использовалась как на­дежный источник знаний о природе. Несколько книг посвящены агрономии. Плиний не был земледельцем-практиком, но в своих книгах он обстоятельно рассказывает о разнообразии почв и не­обходимости учитывать это при хозяйственном использовании земли: «...большей частью не одна и та же почва подходит для деревьев и злаков — и чернозем, какой встречается в Кампании, не всегда бывает вполне благоприятен для винограда, и почва, ис­пускающая тонкие туманы, и красная земля, которую многие хва­лят» (там же, с. 19).

Примечательной особенностью античной науки и культуры было стремление ее деятелей излагать свои мысли и наблюдения не только в строгих научных трактатах, но и в популярной форме, в том числе в поэтических произведениях. Особенной известно­стью пользуется философская поэма римлянина Лукреция Кара(I в. до н.э.) «О природе вещей», в которой развиваются мысли древнегреческих философов Демокрита и Эпикура и обосновыва­ется атомистическая теория мироздания, рассматривается история развития человеческого рода, его языка и верований.

Замечательно и другое поэтическое произведение Древнего мира — поэма римского поэта и писателя Вергилия «Георгики» (36—29 гг. до н.э.). По этой поэме можно судить о состоянии всей римской агрономии. Вчитаемся в некоторые ее строки:

...О свойствах земли: какая сила в которой, Цвет какой и к чему, какая пригодна природа... <...>

Рыхлая ль почва или сверх меры плотна, эти исследуй: Ибо одна для хлебов подходяща — другая для Вакха. <...>

Черного цвета почти и под плугом жирные земли с рыхлою почвой (того ж достигаем мы обработкой) Лучше всего для хлебов... <...>

...Земля неудобная, горки скупые, Где и суглинок залег и камни на поле кустистом, Те для Палладиных рощ храни, для живучей маслины. Если обильно травой и исполнено тучности поле, Это когда-нибудь даст тебе могучие лозы, Много в них будет вина... <...>

Способ, каким распознать их [почв] различья сможешь, скажу я... Выберешь место глазами, потом прикажешь глубоко

Вырыть колодезь в земле и весь его снова наполнить

Той же землей и ее притопчешь сверху ногами.

Если не хватит — легка, скоту и лозе благодатной

Больше подходит она; откажется же если вместиться,

Вровень не ляжет, когда уж вся наполнится яма,

Почва — плотная; упористых глыб, поверхности жирной

Жди и землю взрезай на волах молодых и могучих.

Почва соленая есть, она называется «горькой»

Не хороша для хлебов (она не смягчается вспашкой)

Качество лозы теряют на ней, плоды же — названия.

Вот как ее распознать: корзину с плотным плетением,

Или от жома цедилку достань из-под дымной ты кровли,

Землю ту скверную в них родниковою пресной водою

Всктлень ты умни: вода целиком, конечно, оттуда

Вся просочится, и крупные капли пойдут из плетенья.

Вкус указание даст очевидный и привкусом горьким

Жалостный рот искривит "всех тех, кто пробовать станет.

Почву жирную мы, наконец, таким отличаем Способом:

если рукой ее бросить, она не дробится,

Но наподобие смолы к перстам держащего липнет».

(цит. по: Виленский, 1958, с. 27).

Как видим, простые, общедоступные приемы распо­знавания механического состава, засоленности и спело­сти почв были известны уже в античном мире. Прием определения спелости бросанием кома земли сохранился до нашего времена.

Римляне в период расцвета получали сравнительно высокие уро­жаи зерна пшеницы (10—15 ц/га), а в садоводстве и виноградарстве не были превзойдены в Европе и в последующую тысячу лет.

Таким образом, в античный период был накоплен большой объем эмпирических знаний о разнообразии почв и их свойств, пригодности их для возделывания разных сельскохозяйственных растений и выработаны правила и приемы правильной обработки почв и применения доступных в те времена удобрений для повы­шения их плодородия.

В целом же античный период большинством историков, фило­софов, экономистов, искусствоведов оценивается как выдающе­еся время в истории человеческой цивилизации и культуры.

Начиная со II в. н.э. Древнеримское государство и его культу­ра клонились к упадку. В 476 г. Римская империя, ослабленная восстаниями рабов и мелких землевладельцев, а также набегами варварских германских племен и гуннов, прекратила свое суще­ствование.

Во времена существования Византии к востоку от нее на тер­ритории Аравийского полуострова, Ирака, Ирана, части За­кавказья, Сирии, Палестины, Египта, Средней Азии и части Пиренейского полуострова образовалось огромное средневеко­вое арабское феодально-мусульманское государство — хали­фат. В нем получила развитие яркая и многообразная арабская культура, имевшая большое значение в истории цивилизации и ознаменовавшаяся достижениями в области философии, матема­тики, астрономии, географии, медицины, архитектуры. На араб­ский язык были переведены многие труды ученых и философов античного мира. Широко известны в истории имена таких круп­ных деятелей арабской культуры, как Ибн Сина, или Авиценна (980—1037, Бухара), Аль-Хорезми (IX в., Хива), Аль-Бируни (973-1048, Хорезм), Омар Хайям (1048-1122, Самарканд).

Аридный климат стран Арабского халифата предопределял развитие орошаемого земледелия с формированием мощных мно­гослойных древнеорошаемых почв. Для их использования были необходимы знания в области гидрологии речных долин, строения речных террас, физических и химических свойств аллювиальных почв, а также навыки в сооружении плотин и водохранилищ. Как государство Арабский халифат прекратил свое существование в XIII в. после нашествия монгольских завоевателей.

К сожалению, сведения по этим вопросам разрозненны и, види­мо, не нашли обобщения в крупных трудах ученых того времени.

Тем не менее в средневековом мире продолжалось развитие знаний о почвах и возможностях использования их для возделы­вания все более разнообразных сельскохозяйственных растений.

Успешно развивалось земледелие в Средние века в Китае, Ин­дии. После изгнания завоевателей-кочевников в VI в. в Китае постепенно возрождалось сельское хозяйство, восстанавливались и сооружались плотины на больших реках Янцзы и Хуанхэ. На орошаемых землях возделывался рис, выращивался сахарный тростник, расширялись площади под посадки чайного куста. Большое значение придавалось правильной оценке почв и состоя­нию их плодородия. Данные о качестве почв вносились в специ­альные описания земель «Джифанчжи», которые велись в Китае около двух тысяч лет начиная с III в. н.э. Широкую известность во всем мире приобрела тщательность обработки и удобрения почв на каждом клочке земли сельскохозяйственного использования. Благодаря изготовлению разнообразных, в том числе железных, орудий вспашки и рыхления почв, осваивались и трудные для зем­леделия почвы, сооружались террасы на горных склонах.

В Индии интерес к почвам возник в глубокой древности. За­долго до нашей эры и в течение многих веков применялось ороша­емое земледелие в долинах Ганга, Инда и других рек. Орошались различные почвы: регуры (темные черноземовидные почвы), ал­лювиальные почвы и даже каменистые и, казалось бы, бесплод­ные земли. Особенно высоко ценились почвы, пригодные для сахарного тростника и хлопчатника. Были разработаны методы оценки почв в целях обоснования налогообложения.

В Японии земледелие зародилось сравнительно поздно, но развивалось быстро. Из-за специфики природных условий в этой стране очень мало плодородных и легко осваиваемых почв. Но именно поэтому ценность почв как важнейшего природного ресурса была осознана очень остро и в Японии довольно рано сложились почвосберегающие системы земледелия, нацеленные на преодоление процессов эрозии, особенно при террасирова­нии горных склонов. Учету земель и сохранению их плодородия в Японии издавна придается большое значение.

По мнению авторитетного историка почвоведения И.А. Крупеникова (1981), «в представлениях о почве в Китае, Японии и Индии было много общего: почве уделялось большое внимание, разрабатывались сходные способы поддержания почвенного пло­дородия, везде проводился кадастр земель» (с. 58).

В Западной Европе после падения Римской империи и рас­селения на ее территории германских племен постепенно скла­дывалось множество феодальных средневековых государств с непрерывными войнами и междоусобицами, изменениями межго­сударственных границ. Наступила так называемая «тысячелетняя ночь Средневековья», в течение которой под давлением католиче­ской церкви преследовались все люди, стремившиеся к знаниям. Особенно мрачной славой в этом отношении пользовалась инквизиция.

Общее падение культуры в средневековых феодальных государствах Западной Европы сказалось и на сельском хозяйстве: сокращались площади посевов зерновых культур, пшеницу сменили рожь и овес, урожаи снизились до 3 ц/га, исчезли севообороты, пришли в упадок виноградоводство и садоводство. Лишь в позднем средневековье началась возрождение интереса к знаниям и постепенное повышения уровня земледелия. Появились первые агрономические трактаты по правильному использованию почв. Но все же, знания о почвах и использовании их в сельском хозяйстве в средневековой Европе в основном опирались на авторитет классиков римской агрономии.

3 Зарождение знаний о почве на Руси

Первые исторические сведения о почвах России относятся к ее окраинам, известным грекам и римлянам. В районах европейской части СССР, например в Приднестровье, земледельческие племена обитали еще в IV—III тысячелетиях до н.э. У древних славян начиная с VII—VIII вв. было развито пашенное земледелие и культура разнообразных сельскохозяйственных растений.

Земледелие в Киевской Руси стояло на достаточно высоком для своего времени уровне. Существовали уже разные системы земледелия—«наезжая пашня», перелог, подсек леса; зарождались паровая обработка почвы и трехполье. Это требовало некоторых знаний о почве — ее мощности, времени, нужного для ее восстановления.

Существовали количественные соотношения между различными типами земель по их плодородию: худые, средние и добрые почвы.

На Севере России — в Двинской и Архангельской земле — уровень сельского хозяйства и агрономических знаний был выше, чем в других частях государства. Пахотные земли здесь высоко ценились. Паровое поле давало отдых почве, в него же вносился навоз, хотя и нерегулярно. При внесении навоза учитывалось природное плодородие почв; там, где они были особенно бедными, его всегда не хватало.

Семен Ульянович Ремезов (1642—1720 гг.) составил «Чертежную книгу Сибири», завершенную в 1699—1701 гг. Это был первый русский географический атлас из 23 карт большого формата. На них показаны леса, степи, пески, соленые озера, т. е. косвенные элементы почвенной характеристики территории. Но еще раньше в процессе составления карт и сбора для них материала велся «Список с чертежа Сибирской земли».

К XVI—XVII вв. восторжествовали народные представления о необходимости отдыха (паровое поле) и удобрения (унавоживания) почвы для поддержания ее плодородия.


4 Вклад Ломоносова

Внут­ренние противоречия в социально-экономическом разви­тии России неизбежно отражались на состоянии русской науки и культуры XVIII столетия. В этот период нача­лась борьба за развитие отечественной науки и культуры против реакционного дворянства, боявшегося распро­странения просвещения среди широких масс русского народа и ориентировавшегося на иностранную науку и культуру, доступную только привилегированному клас­су. Эту борьбу возглавил М. В. Ломоносов, отдавший всю свою жизнь развитию науки и культуры России.

Михаил Васильевич Ломоносов родился в ноябре 1711 г. в деревне Мишанинской на Курострове, в устье Северной Двины, Холмогорского района, в километрах восьмидесяти от Архангельска, в семье крестьянина, ры­бака-помора. Родина Ломоносова — Северное Помо­рье — в тот период в культурном отношении была выше остальной России.

Край этот не был разорён татарами, опустошившими центральные, северо-восточные и южные районы России. Он не знал также помещиков и крепостного права: кре­стьяне здесь были только государственные.

Все это способствовало сравнительно более высокому культурному уровню местного населения. Поэтому и молодой Ломоносов, который с детских лет должен был помогать отцу в морском промысле и плавать с ним по Белому морю и Ледовитому океану, к десяти годам был обучен грамоте и смог изучать учебники: «Арифметику» Магницкого, включавшую также сведения по физике, астрономии, географии и навигации, и «Грамматику» Смотрицкого, включавшую сведения о стихосложении и литературе. Эти учебники Ломоносов выучил наизусть. В декабре 1730 г. в возрасте 19 лет Ломоносов ушел пешком в Москву. Здесь он поступил, скрыв свое кресть­янское происхождение, в Московскую Славяно-греко-ла­тинскую академию при Заиконоспасском монастыре.

В конце 1735 г. Ломоносов в числе двенадцати луч­ших студентов был послан в Петербург для продолже­ния учения в университете при Академии наук. Осенью следующего года он был направлен для изучения гор­ного дела в Германию, где учился три года в Марбургском университете, а затем непродолжительное время в Фрейберге.

В 1741 г. Ломоносов вернулся в Петербург и с января 1742 г. стал работать в Академии наук, сначала в долж­ности адъюнкта физики, а с 1745 г.— профессора (акаде­мика) по кафедре химии. В то время в Академии наук работали в основном иностранцы и Ломоносову прихо­дилось вести тяжелую борьбу за развитие русской науки. Умер Ломоносов в 1765 г.

Ломоносов был великим ученым-энциклопедистом. Он заложил основы новой науки — физической химии и в то же время произвел обстоятельные исследования в различных областях физики, химии, астрономии, ме­теорологии, географии, минералогии, геологии, горного дела и химической технологии, включая металлургию. Одновременно он был поэтом, художником, историком и филологом, т. е. обнял все отрасли просвещения. «Жажда науки была сильнейшей страстью сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец — он все испытал и все проник», — сказал о Ломоносове А. С. Пушкин.

Свои воззрения в области почвоведения Ломоносов изложил в трактате «О слоях земных», представлявшем второе приложение к труду «Первые основания метал­лургии или рудных дел». Этот трактат был написан в 1757—1759 гг. и опубликован в 1763 г.

В противоположность Линнею, считавшему песок и глину первозданными землями, из которых произошли все минералы, Ломоносов писал, что «песок есть не пер­вообразная или первозданная материя». Он про­изошел от разложения каменных гор. «И глина не вся­кая есть первородная». Глина образуется путем отложения, «когда из воды отделяющиеся земляные иловые частицы на дно садятся и слой на слой нарастают в разное время». В дальнейшем, затвер­девая, глины могут превращаться в сланец и другие горные породы.

Таким образом, Ломоносов отверг господствовавшие в то время в науке представления и признал рыхлые поверхностные горные породы, на которых образуются почвы, продуктом выветривания массивных пород.

Ломоносов отверг также господствовавшие в тот пе­риод представления о питании растений водой. Описы­вая опыт Роберта Бойля, который, установив при выра­щивании тыквы из семени на высушенной и взвешенной земле в условиях достаточного полива водой, ничтож­ную, по сравнению с весом сухого урожая, убыль земли, пришел к выводу, что вода превращается в землю, Ло­моносов делает замечание: «Но кто рассудит сколько употребленная вода на поливание во все время ращения дала оной тыкве от себя имеющейся всегда земли, и сколько воздух почерпаемой местами растущего плода вместил в него носящейся тонкой земляной пыли; то никогда не поставит при сем за нужное дело претворе­ние воды в землю».

Вместе с тем Ломоносов придавал большое значение воздушному питанию растений, представляя его в соот­ветствии с взглядами того времени. Он указывал, что сосны, растущие на бесплодном песке, своими иглами «почерпают в себя с воздуха жирную влагу, которая тончайшими жилками по всему растению расходится и разделяется, обращаясь в его пищу и тело». Поэтому у сосны корень «...служит больше для укрепления, не­жели ради питания, хотя также к растению способству­ет».

После отмирания растений остатки их чернеют и пре­вращаются в землю, которая служит к произведению растений.

«И каменные голые горы часто показывают на себе зелень мху молодого, которая после чернеет и становит­ся землею; земля накопясь долготою времени служит после к произведению крупного мху и других растений».

В этих словах Ломоносова впервые в науке был вы­сказан правильный взгляд на почвообразование, как на биологический процесс. Почва образуется при поселении на поверхности горных пород («каменные голые горы») растительности. После отмирания растений остатки их чернеют и превращаются в почву («землю»). Ранее по­селяются менее требовательные растения («мох моло­дой»). С течением времени («долготой времени») коли­чество органических веществ, перегноя, в почве накап­ливается, и она становится пригодной для произраста­ния более крупных и высокоорганизованных растений («крупного мху и других растений»).

Особенно большое внимание Ломоносов уделял во­просу о происхождении почвенного перегноя, наиболее существенной составной части почвы, определяющей ее плодородие. Для обозначения его он пользовался на­родными названиями — черная земля и чернозем. Вме­сте с тем последнее название Ломоносов применял и по отношению к черноземным почвам, указывая, что «су­ществуют степи, где трава растет на черноземе».

Это двоякое употребление Ломоносовым термина «чернозем» было причиной полемики в литературе по ис­тории почвоведения.

Ряд авторов (В. И. Вернадский, А. П. Павлов, П. В. Отоцкий, И. С. Щусев) считали, что Ломоносов черноземом называл черноземную почву, другие же (А. А. Ярилов), что под черноземом он понимал почвен­ный перегной.

В действительности, как это впоследствии признал и сам Ярилов (1940 г.), Ломоносов применял название «чернозем» и для обозначения черноземной почвы и для обозначения перегноя, т. е. так, как оно применяется в народном языке, откуда и взято.

Перегной, писал Ломоносов, продукт биологических процессов. «Его происхождение не минеральное, а из двух прочих Царств натуры, из животного и расти­тельного всяк признает... От животных и растений ум­ножение черной садовой и огородной земли известно; жилые места и навозом удобренные пашни о том везде уверяют».

При этом Ломоносов впервые обратил внимание на существенное отличие, наблюдающееся в накоплении пе­регноя между хвойными и лиственными лесами и луга­ми. «В лесах, кои стоят всегда зелены, и по зиму листа не роняют, обыкновенно бывает земля песчаная; каковы в наших краях сосняка и ельники. Напротив того в бе­резниках и в других лесах, кои лист в осень теряют, больше преимуществует чернозем... Тоже должно рас­судить и о лугах на черноземе, где трава не бывает ско­шена или стравлена от скота; и в навоз перегнивает, тук земной умножая».

Таким образом, тучность земли, ее плодородие Ло­моносов связывал с содержанием в ней перегноя.

«Обще примечено, что таковую землю, чем больше утучняют, тем толще черной слой становится».

Ломоносову были известны многие почвы. «К сему причесть должно великие чистые болота и тундры, про­стирающиеся иногда на несколько сот верст, так же и не­которые степи, где трава растет на черноземе. Едва ли меньшую часть, лишь бы еще не большую, земной по­верхности занимает песок... Многие места в Аравии по­крыты селитряным иньем с солью смешанным, так что от излишества их земля стоит бесплодна».

Следовательно, Ломоносов, различал почвы тундр, болотные, хвойных и лиственных лесов, черноземы, пе­ски пустынь, солончаки.

Ломоносов впервые высказал совершенно правиль­ный взгляд на образование торфяных болот. «А как из­вестно, что мох не токмо летом, но и зимою растет под снегом; и для того не дивно, что мелкое в прочем сие прозябение весьма высоко подымается, так что в неко­торых местах и дна не досягают. Присем весьма веро­ятно, что он с низу и подгнивает, обращаясь в чёрную землю».

О черноземе Ломоносов писал: «И так нет сомнения, что чернозем не первообразная и не первозданная мате­рия, но произошел от согнития животных и растущих тел со временем».

Ломоносов был знаком и с эрозией почв: «Где на низ­ких и покатных местах вымывает легкие черноземные частицы дождями и в даль сносит, а песок садясь скорее на дно, остается удобнее на старом месте».

Таким образом, в области почвоведения Ломоносов опередил на полтора века современную ему науку, пра­вильно осветив ряд положений, которые были оконча­тельно установлены лишь в конце XIX и начале XX сто­летий.

«Ломоносов, — писал В. В. Докучаев, — давно уже изложил в своих сочинениях ту теорию, за защиту кото­рой я получил докторскую степень, и изложил, надо признать, шире и более обобщающим образом» Почвоведение Ломоносов связывал с сельским хозяй­ством. Будучи назначен в 1758 г. руководителем Геогра­фического департамента Академии наук, он приступил к «поправлению российского атласа» и составлению «верной и обстоятельной российской географии». С этой целью в 1759 г. был разработан для рассылки на места вопросник, включавший в числе тридцати разных вопро­сов также вопрос о том, «каких родов хлеб сеют больше и плодовито ли выходит, рассуждая общую перед по­севом прибыль».

В дальнейшем Ломоносов составил проект «Мнение о учреждении государственной коллегии земского (сель­ского) домостройства», в котором писал, «что колле­гия сельского домостройства всех нужнее».

С именем Ломоносова связано возникновение в Рос­сии университетского почвоведения.


4 Болотов А.Т. и начало агрономического почвоведения в России.
Во второй половине XVIII в. в России уже стали явно проявляться признаки разложе­ния феодально-крепостнических отношений. Непрерыв­ные выступления крестьян против крепостников-помещи­ков подрывали основы феодально-крепостнической си­стемы. Только за десятилетие, с 1762 по 1772 г., произо­шло 40 крупных крестьянских восстаний, для подавления которых направлялись войска, в том числе артиллерия. В связи с этим правительственные круги и представите­ли дворянско-помещичьего класса, жестоко подавляя любые проявления недовольства и усиливая крепостнический гнет, в то же время пытались искать пути рациона­лизации и интенсификации крепостного сельского хозяй­ства в целях увеличения его товарной продукции и по­вышения доходности. Отсюда резкое усиление интереса помещиков к вопросам теории сельского хозяйства, к агрономической науке. Одним из проявлений этого инте­реса было учреждение в 1765 г. Вольного экономического общества, которое должно было «все полезные и новые в земледелии и экономии, чужестранными на­родами поныне изобретенные, и опытами уже изведан­ные материи, прилежно собирать и сообщать любезным своим согражданам. Сие общество недовольно, чтоб ка­кие-либо изобретения просто предлагать публике, де­лать будет над многими из оных, по колику дозволят обстоятельства, собственные опыты, и о успехе их на­род уведомлять. Так же всевозможное п мриложится ста­рание, чтоб подробно узнать внутреннее состояние здешних провинций, открыть их недостатки, и изыскать полезные к отвращению тех недостатков средства».

Общество сразу же стало выпускать периодическое издание «Труды Вольного экономическо­го общества к поощрению в России земледелия и домо­строительства». В конце 80-х гг. XVIII в. стали выходить также «Еженедельные известия Вольного экономического общества», содержавшие небольшие информационные заметки. Вольное экономическое общество с самого же нача­ла своей деятельности большое внимание уделяло во­просам почвоведения.

В состав Вольного экономического общества всту­пило довольно большое количество крупно- и среднепоместных дворян, а так же крупнейшие агрономиче­ские деятели XVIII г. — А. Т. Болотов и И. М. Комов, опубликовавшие в изданиях общества ряд своих работ.

Андрей Тимофеевич Болотов (1738—1833) происхо­дил из обедневшей помещичьей семьи. Юные годы он провел на военной службе, по выходе же в отставку с чином капитана (1762), сначала был управителем Киясовской (Московской губёрнии), а затем Богородицкой волости (Тульской губернии). В 1796 г. поселился в своем имении в деревне Дворянинове Алексинского уезда Тульской губернии, где более 35 лет занимался сельскохозяйственными наблюдениями и опытами. Боль­шую роль в развитии научной деятельности Болотова сыграло Вольное экономическое общество, предоставив­шее ему возможность печатания своих работ. Уже на следующий год после учреждения Общества, в трудах его (ч. 2, 1766) была опубликована работа Болотова «Описание свойств и доброты земель Каширского уез­да», представлявшая собою ответы на вопросник Воль­ного экономического общества, опубликованный в 1-й части «Трудов».

В 1768 г. в «Трудах Вольного экономического обще­ства» (ч. 9) была опубликована его работа «Примеча­ния о хлебопашестве вообще», в которой значительное место занимали вопросы почвоведения.

«Первым предметом или частью хлебопашества, — писал Болотов, — можно почесть разбирание свойств и качеств земли или исследование и узнавание к чему земля наиспособна.

Сей разбор свойств и качеств земли ни для чего ино­го сельскому домостроителю надобен, как для того, что­бы он мог через то всякою частичкою земли своей наи­выгоднейшим образом пользоваться, или чтоб всякая часть земли приносила ему величайшую или такую поль­зу, какой больше по свойству своему она приносить уже не может».

Для правильного использования почв необходимо уметь правильно их классифицировать и знать их приз­наки и свойства.

«Опыты нам доказывают, что земли по многообра­зию своих свойств и качеств требуют не только различ­ного себе удобрения, но и различного порядка, наблю­даемого при производстве самого земледелия. Не вся­кая земля может одними средствами удобрена, и не всякая одним порядком урабатываема быть. Все долж­но согласоваться с ее свойствами и качествами. А сие не доказывает ли еще более нам важности разбирания помянутых свойств и качеств и что на узнании оных должно все наше земледелие основаться, буде хотим землями своими наивыгоднейше пользоваться?»

Сельские хозяева различают отдельные почвы, на­пример, черноземы, серые почвы, песчаные почвы, гли­нистые почвы, «наглинки». По качеству они делят поч­вы на хорошие, средние и плохие. Но это подразделение основывается только на получаемых урожаях: почвы унавоженные, с которых снимают высокие урожаи, счи­таются хорошими, а которые дают низкий урожай — плохими. Болотов с таким определением качеств почв не согласен. По его мнению, плохих почв нет. Всякая почва может дать хороший урожай, если ее правильно обработать и подобрать для посева соответствующую культуру. Например, на некоторых почвах рожь прино­сит низкий урожай, а гречиха растет не плохо. Или яч­мень не родит, а пшеница, рожь, овес, горох, гречиха дают высокие урожаи.

Если почва бедна питательными веществами от при­роды или сильно истощена, то ее можно исправить удоб­рением и залужением травами.

Определение качества почв — дело довольно трудное, так как почвы очень разнообразны.

Болотов рекомендовал два способа определения каче­ства почвы: 1) по внешним признакам и 2) по опытам и наблюдениям над растениями.

Внешние признаки почвы (цвет, рыхлость и др.) да­ют представление о ее качестве. Но определение каче­ства почвы по внешним признакам должно сопровож­даться постановкой полевых опытов.

«Желающий качество земель своих узнать сельский домостроитель наинадежнейше поступит, буде то из предпринимаемых разных опытов примечать станет. Правда, хотя и можно о доброте земли по наружному ее виду, тягости, рыхлости и другим приметам много уже заключить; однако присовокупленные к тому опыты и примечания могут тверже в том удостоверить. Я говорю, чтобы стараться через опыты узнавать какой хлеб, ка­кая земля и с каким успехом и при каком уработывании производит наилучше».

Особенно большое значение Болотов придавал удоб­рениям. Вслед за Ломоносовым он отверг господствовавшие в тот период в западноевропейской науке представлений о питании растений водой, которая якобы при этом пре­вращается в землю.

В трактате «Об удобрении земель», напечатанном в «Трудах Вольного экономического общества» (ч. 15, 1770 г.), он писал, что пища растений «состоит в воде и некоторых особливых земляных или паче минеральных частичках, следовательно, надобно в той земле сим вещам в довольном количестве находиться».

Поэтому для хорошего развития растений почва дол­жна содержать в достаточном количестве все те вещест­ва, которые входят в состав растений и в таком состоя­нии, чтобы они могли поступать в растение.

«Удобрение земель, — указывал Болотов, — не в чем ином состоять может, как либо в приумножении в зем­лю помянутых плодоносных, и хлебородие производящих частиц, либо в отвращении и уничтожении помянутых препятствий (стихии)».

Следовательно, Болотов за 70 лет до Либиха пришел к тем же взглядам, которые Либих в 1840 г. развил в ми­неральную теорию питания растений. В связи с этим Бо­лотов рекомендовал широко применять не только навоз, компосты и другие органические удобрения, но и мине­ральные удобрения. В специальной статье «О вещах, годных к удобрению» и в ряде других статей «О употре­блении гипса для удобрения пашен» (1785), «О удобре­нии земли золою» (1789) им перечислены следующие ма­териалы, которые могут служить удобрениями сверх навоза и компостов: 1) зола, 2) древесный лист, 3) гипс, 4) известь, 5) мусор, 6) селитра, 7) запаханное жнивье, 8) прудовая и болотная тина, 9) торф, 10) зеленое удоб­рение (запахивание зеленого гороха, мака, сурепки, чечевицы и гречихи в цвету), 11) отходы разных произ­водств (кожевенных, сукновальных, опилки и др.).

Болотов уделял также большое внимание вопросам обработки почвы. Он рекомендовал производить зябле­вую вспашку, весеннее боронование озимых, рыхление почвы в междурядьях пропашных культур, прикатывание посевов. Основное требование к обработке почвы «....чтобы земля, сколько можно глубже вспахана и мягше была уработйна».

Огромное значение имеет обработка почв в состоянии спелости. «Не надобно отнюдь упускать способного вре­мени в пашне, а особливо скородьбе, ибо великая раз­ность уработывать землю в сухую погоду и после дож­дя, или очень рано весной, или дав земле прочахнуть».

Болотовым написано очень большое число (около 450) работ и заметок по разным вопросам сельского хо­зяйства, главным образом по земледелию, полеводству, садоводству и овощеводству.

Им написано также несколько художественных про­изведений, исторических записок и автобиографическая повесть «Жизнь и приключения Андрея Болотова, опи­санные самим им для своих потомков».

Болотов основал и редактировал два сельскохозяйст­венных журнала: «Сельский житель» (1778—1779) и «Экономический магазин» (1786—1790).
Заключение
Накопление эмпирических знаний о почве началось в конце мезолита. Систематизация сведений была начата в трудах писателей и философов Античности. В Средние века производились описания земельных угодий с целью установления феодальных повинностей (например, «Писцовые книги» в России). В XVII—XIX вв. происходит развитие теории питания растений, сформировавшая новый взгляд на почву. В 1629 Ван-Гельмонт предложил теорию, что растения питаются только водой, в начале XIX века её сменила теория гумусного питания. Только в 1840 Юстус Либих опроверг её и выдвинул свою теорию минерального питания, что послужило основой возникновения агрохимии. Тогда же возникла и научно-прикладная дисциплина, называемая почвоведением, однако рассматривающая почву лишь как среду развития корней, состоящая из минеральных и органических компонентов. Параллельно в Германии развивается и геологическое почвоведение, по которому почва считалась верхней частью коры выветривания. В России М. В. Ломоносов в работе «О слоях земных» первым высказал идею значительной роли растений и их остатков в образовании почвы. Следующий этап развития русского почвоведения связана с деятельностью Вольного экономического общества и именами таких ученых, как А.Т. Болотов, И.М. Комова, В.В. Докучаев и др.



Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации